Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Рассказы из "ЛК"

Геральд Никулин. Кисловодск, картинки памяти
Сергей Шиповской. Айдате
Лидия Анурова. Памяти детства
Лидия Анурова. Я и Гагарин. Вечер на рейде. Сеанс Кашпировского
Лидия Анурова. Мои старики
Наталья Филатова. В Серебряниках
Наталья Филатова. Цветные стеклышки
Наталья Филатова. Крымские яблоки
Валентина Кравченко. Первые шаги
Валентина Кравченко. Осень
Митрофан Курочкин. Послевоенное детство
Тамара Курочкина. Горьковатый привкус детства
Тамара Курочкина. Грустная дорога в юность
Тамара Курочкина. На теплоходе музыка играет
Тамара Курочкина. Дворняжка по кличке Дружок
Антонина Рыжова. Горький сахар
Антонина Рыжова. Сороковые роковые...
Капиталина Тюменцева. Спрятала... русская печь
Анатолий Крищенко. Подорваное детство
Феофан Панько. За ушко да в лесочек! Крепкий сон
Любовь Петрова. Детские проказы
Иван Наумов. Перышко
Георгий Бухаров. Дурнее тетерева
Владислав Сятко. Вкус хлеба
Андрей Канев. Трое в лодке
Андрей Канев. Кина не будет, пацаны!
Галина Сивкова. Жизнь - в пути
Галина Сивкова. Фотография
Олег Куликов. Шаг к прозрению
Нина Селиванова. Маршал Жуков на Кавказских минеральных водах
Михаил Байрак. Славно поохотились
Ирина Иоффе. Как я побывала в ГУЛаге
Ирина Масляева. Светлая душа
Инна Мещерская. Дороги судьбы
Анатолий Плякин. Фото на память
Анатолий Плякин. И так бывает
Анатолий Плякин. В пути - с "живанши"
Софья Барер. Вспоминаю
Пётр Цыбулькин. Они как мы!
Надежда Яньшина. Я не Трильби!
Ирина Бжиская. Первый снег
Елена Довжикова. Рассказы
Лариса Корсуненко. Мы дети тех, кто победил...
Лариса Корсуненко. Ненужные вещи
Сергей Долгушев. Билет на Колыму
Литературный Кисловодск, N74 (2020г.)

Пётр Цыбулькин, член СПР

Магадан

ОНИ КАК МЫ!

ТРАГИЧЕСКАЯ БЕСПЕЧНОСТЬ

О беспечности, проявляемой человеком по отношению к природе, говорится уже много и долго. Брошенные некультурными любителями пикников либо из окон проезжающих автомобилей упаковки от продуктов зоологи и экологи находят в кишечниках погибших животных, птиц и обитателей водного мира.

Я и мои напарники по многочисленным и разнообразным вылазкам на природу - от охоты и рыбалки до экстремальных походов - к указанной категории людей себя не относим. Убираем не только за собой, но и нередко за другими. То что горит сжигаем в костре, а стекло, другие твёрдые негорючие отходы выносим и вывозим в населённые пункты и выбрасываем в мусорные баки. Однако и мы, в частности я, иногда проявляем беспечность. Рассказ мой будет и жёстким, и жестоким. Но я считаю, что говорить о подобных вещах мы должны ради сохранения природы. Тем более, что голливудские «ужастики» с очень откровенными сценами смотрим. А ещё признаём свои ошибки.

Поселилась у меня в доме на даче полевая мышка. Узнал о ней сначала по небольшим складам запасов, которые она устраивала из своевременно не укрытых продуктов. В мебели, в обуви временами находил кучки сахара, сухариков. Поначалу мышка боялась меня, выходила из своего укрытия только в моё отсутствие. Но потом осмелела, мы с ней обменивались взглядами и сосуществовали толерантно и со взаимоуважением друг к другу - я старался не испугать её неосторожным движением, а она не шуршать, когда сплю.

Весной у мышки появились мышата. Внешне они были похожи на маленьких ёжиков, поэтому поначалу с ними я их и спутал. Мышата вели себя более раскованно, я бы так сказал, и намного смелее их матери. И первая трагедия случилась как раз с одним из них.

Приехав на дачу после нескольких дней отсутствия, я обнаружил на полу около стола трупик мышонка. Осмотревшись, увидел рядом с ним раскрытую пачку вафель популярной торговой марки, не убранную мною из-за спешки в прошлый приезд в металлический бак, куда я, уезжая с дачи, складываю на хранение все продукты. На нескольких вафлях имелись следы мышиных зубов. Прочитав нанесённую мелким шрифтом на пачку надпись, я уяснил, что этот продукт содержит химические добавки. По словам знакомого диетолога, для человека в указанной концентрации эти добавки условно не опасны. А для мышонка, в расчёте на его маленький вес, - смертельны. При этом упаковку мышонок не трогал.

Следующая трагедия случилась уже со всей мышиной семьёй.

На даче я обычно переворачиваю пустые вёдра. А в ёмкости с водой, когда они неполные, вставляю или ветку, или доску - чтобы мелкие грызуны, которые туда случайно упадут, могли выбраться. В этот раз забыл перевернуть ведро, и дождь наполнил его примерно на четверть. Оно стояло у заборного столба, по которому мыши, по всей видимости, в него и залезли.

Долго я стоял, потрясённый увиденным, коря и ругая себя за свою беспечность, а на поверхности воды в ведре колыхались бездыханные тельца мыши-мамы и её деток. По всей видимости, она пыталась им помочь, но берега этого искусственного водоёма оказались слишком высоки.

Многие, прочитав эти строки, наверное, будут меня ругать, назовут какими-нибудь отвратительными словами. Но, как сказала одна моя знакомая, другой на моём месте просто бы не заметил последствий своей беспечности. И нам всем давно уже пора принимать срочные меры по сохранению природы. Иначе так называемая пищевая цепочка, оборвавшись где-то в самом начале, другим концом может ударить по человеку.

И стихийные бедствия, возникающие в различных точках Земли, наверное, не случайны...

ЭКСТРЕМАЛЬНЫЙ ВЫГУЛ

В том году я несколько припозднился с выездом на весеннюю охоту - дела были. А когда приехал к месту нашей стоянки, сразу обратил внимание на то что местные вороны ведут себя как-то странно, не так, как всегда. Они в большем, чем обычно, количестве рассаживались на вершинах лиственниц вокруг нашего лагеря. Причём, если одна из птиц куда-то улетала, на её место садилась другая. Складывалось впечатление, что они посменно дежурили. Но с какой целью? На поведение этих птиц надо обращать внимание - не зря у кочевых северных народов они приравнивались к домашним и даже получали клички.

Сначала подумалось, что где-то поблизости бродит косолапый, и вороны об этом хотят предупредить. Или я, новый человек в лагере, чем-то вызвал у них тревогу.

Но чуть позже друзья-напарники объяснили, что причиной тому Ханта - собака очень редкой и дорогой породы, купленная аж за границей, которую один из них, несмотря на протесты домашних, отважился познакомить с дикой природой и взял с собой на охоту.

Цена, которую определили ей люди, мешала Ханте жить. Её прогулки превращались в пытку: туда не ходи, сюда нельзя (здесь дети меня поймут). Запрещались контакты с другими собаками, движение к разным привлекательным запахам: «не дай Бог, подхватит какую-нибудь инфекцию». Поэтому выезд на природу вместе с хозяином, который тоже почувствовал определённую свободу и раскрепостился (здесь взрослые меня поймут), она поначалу восприняла как какой-то подвох и не торопилась отходить далеко от палаток. Обследовав местность поблизости, она увеличивала расстояние. Хозяин, если не забывал и не отвлекался, наблюдал за ней в бинокль и, когда, по его мнению, это расстояние было предельным, пресекал прогулку Ханты окриком и подзывал её.

По мере того, как Ханта получала новые знания об окружающей природе, природа изучала её. Дня через три живые обитатели близлежащей тундры стали принимать Ханту, как свою. Молодые чайки и вороны сначала подпустили её к себе на очень близкое расстояние, а потом пустили в свой круг. Разношёрстное, в прямом смысле этого слова, общество представителей фауны развлекалось играми в догонялки на льду не растаявшего ещё маленького болотца. Как выяснилось позднее - под контролем и наблюдением не только человеческих глаз, но и старших родственников новых друзей Ханты, благодаря чему эта история закончилась так, как закончилась.

Однажды хозяин Ханты, наблюдая за собакой, вдруг испуганно и тревожно закричал, схватил ружьё, резко сорвался с места и побежал в её сторону. Мы посмотрели в направлении его движения и тоже встревожились. Над болотцем, где играла Ханта с её новыми друзьями, с громкими криками и карканьем кружилась большая стая воронов и чаек. При внимательном рассмотрении нам удалось понять, что произошло.

Оказывается, за молодыми чайками и воронами и их новой подружкой наблюдал ещё и хищник - орлан. Он постоянно кружил в небе над долиной. Мы его видели часто, но опасения он у нас не вызывал. Мы думали, что добычей, которую выслеживал орлан, были полевые мыши, евражки, бурундуки и другая мелкая живность. Но в этот раз объектом его угрозы стала Ханта.

С большой высоты орлан камнем упал на собаку, вонзил свои острые когти в её спину и уже начал приподнимать над землёй. Но тут тревогу забили дежурные вороны и чайки. Налетевшие по их сигналу стаи птиц клевали и таранили орлана, и тому пришлось отпустить когти.

Высоко подняться он не успел, поэтому Ханта, упав рядом с болотцем, к тому же - на поросшую ягелем почву, сильных ушибов и переломов не получила. А относительно следов от когтей орлана у людей есть поговорка: «Заживёт, как на собаке». Уже зажило.

Больше Ханта ни в какие приключения не попадала. На следующий день приехала хозяйка и увезла её в город.

А вороны ещё долго дежурили на вершинах лиственниц. Почти до самого окончания охоты.

УРОКИ ЖИЗНИ

Сергей Иванович, как и все правильные отцы, старался передавать сыну с малых лет всё то, что называется житейским опытом и житейской мудростью. Когда Ванька подрос, он решил взять его собой и на охоту, хотя и был в этом деле не профессионалом, а простым любителем. Начинать, разумеется, надо с простого. Для Сергея Ивановича это была охота на боровую дичь.

За несколько недель до предполагаемого выезда стали готовиться. Сергей Иванович показал сыну атласы, где рассказывалось об охотничьем оружии, повадках объектов охоты. Ваньке было очень интересно: Сергей Иванович понял по количеству задаваемых вопросов.

Наконец намеченный день наступил. Накануне, как по заказу, выпал небольшой снежок, что для обучения начинающего очень удобно

- хорошо видны следы - не охотников, а тех, на кого охотятся.

По тому как Ванька с уважением смотрел на чехол с ружьём, бережно его нёс и укладывал в машину, Сергей Иванович понял, что сын правильно усвоил инструкции по обращению с охотничьим оружием.

К месту охоты или, как Сергей Иванович их называл - «мои угодья», добрались без приключений, к самому восходу солнца. Встали на лыжи и пошли. По пути Сергей Иванович рассказывал Ваньке много интересного - кто оставил следы на снегу и чем при этом занимался; кто вдруг неожиданно выпорхнул из кустов; что за птица подала свой голос или примостилась на ветке...

Обычно во время охоты Сергей Иванович говорил мало или совсем молчал, потому что тайга шума не любит. Но в этот раз, учитывая присутствие ученика, говорить пришлось много. Наверное, поэтому дичь издалека слышала их с сыном приближение, пряталась или удалялась, и охота оказалась неудачной. Однако такой результат никогда не разочаровывал Сергея Ивановича. В подобных случаях он выражался: «Зато природу сберегли». А Ваньке объяснил, что настоящим охотником становится только тот, кто по-настоящему любит природу. Иначе охота превращается не в процесс добычи, а в уничтожение живого. А ведь охотник должен добывать столько, сколько нужно для пропитания. Для Сергея Ивановича «столько» - это приготовить на костре для друзей так называемую шулёнку и угостить домашних, сделав то же самое блюдо на даче. Главное, как он опять же выражался, - «заглушить охотничий инстинкт».

Когда солнце полностью взошло, решили остановиться. Выкопали в снегу нишу, разожгли костёр, вскипятили чаю, пожарили сало на веточках, перекусили и тронулись в обратный путь, так и не сделав ни одного выстрела.

Но уже выходя на опушку леса, Сергей Иванович заметил, как в сугроб около зарослей ивняка села и зарылась в снег небольшая стая куропаток. Очень удачно, чтобы завершить урок обучения на практике. Он снял с плеча и передал сыну ружьё. Настроил бинокль и показал Ваньке ориентиры, куда ему следует двигаться. Ванька осторожно пошёл, держа ружьё наготове. Когда до места, где спрятались куропатки, оставалось метров тридцать, снег зашевелился, и стая вспорхнула. Ванька прицелился и выстрелил. Одна куропатка упала на снег и забила крылом.

- Попал! - радостно закричал Ванька.

Сергей Иванович подошёл к нему, забрал ружьё, а Ванька пошёл подбирать добычу. Вернулся, неся на вытянутых руках подбитую птицу, но это был уже не тот радостный Ванька. Из его глаз, наполненных ужасом, текли слёзы. Дрожащими губами, со всхлипом, он тихо промолвил:

- Она... Живая...

Куропатка лежала на ванькиных рукавичках и пыталась поднять голову. Но вдруг её глаза помутнели, она в последний раз вздрогнула и свесила голову с ванькиных рук.

Сергея Ивановича передёрнуло От былого хорошего настроения и душевного подъёма не осталось и следа. Он понял, что показал сыну не охоту, а то как убивают живых существ.

Конечно, каждому человеку в жизни дано видеть смерть. И у каждого такое бывает впервые. Именно это Сергей Иванович попытался объяснить на обратном пути сыну. И, кажется, это удалось.

Но, придя домой и убирая ружьё, он громко хлопнул дверцей сейфа, а ключи с яростью бросил в угол комнаты, за диван. Жена нашла их и достала не скоро. Уже после весенней охоты на пернатых.

 

Петр Цыбулькин. Долгая книга (о С.Я.Подольском и сборнике его стихов "Тексты")

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 26 Nov 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: