Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Рассказы из "ЛК"

Геральд Никулин. Кисловодск, картинки памяти
Сергей Шиповской. Айдате
Лидия Анурова. Памяти детства
Лидия Анурова. Я и Гагарин. Вечер на рейде. Сеанс Кашпировского
Лидия Анурова. Мои старики
Наталья Филатова. В Серебряниках
Наталья Филатова. Цветные стеклышки
Наталья Филатова. Крымские яблоки
Наталья Филатова. Так мы жили
Валентина Кравченко. Первые шаги
Валентина Кравченко. И так бывает
Валентина Кравченко. Осень
Митрофан Курочкин. Послевоенное детство
Митрофан Курочкин. Закоулки памяти
Тамара Курочкина. Горьковатый привкус детства
Антонина Рыжова. Горький сахар
Антонина Рыжова. Сороковые роковые...
Капиталина Тюменцева. Спрятала... русская печь
Анатолий Крищенко. Подорваное детство
Феофан Панько. За ушко да в лесочек! Крепкий сон
Любовь Петрова. Детские проказы
Иван Наумов. Перышко
Георгий Бухаров. Дурнее тетерева
Владислав Сятко. Вкус хлеба
Андрей Канев. Трое в лодке
Андрей Канев. Кина не будет, пацаны!
Галина Маркова. Будни военного детства
Галина Сивкова. Жизнь - в пути
Галина Сивкова. Фотография
Олег Куликов. Шаг к прозрению
Нина Селиванова. Маршал Жуков на Кавказских минеральных водах
Нина Селиванова. Медвежья услуга
Михаил Байрак. Славно поохотились
Ирина Иоффе. Как я побывала в ГУЛаге
Ирина Масляева. Светлая душа
Инна Мещерская. Дороги судьбы
Анатолий Плякин. Фото на память
Анатолий Плякин. И так бывает
Анатолий Плякин. В пути - с "живанши"
Софья Барер. Вспоминаю
Пётр Цыбулькин. Они как мы!
Надежда Яньшина. Я не Трильби!
Ирина Бжиская. Первый снег
Елена Довжикова. Рассказы
Лариса Корсуненко. Мы дети тех, кто победил...
Лариса Корсуненко. Ненужные вещи
Сергей Долгушев. Билет на Колыму
"Литературный Кисловодск", N44-45 (2012г.)

Капиталина Тюменцева

Ставрополь

СПРЯТАЛА... РУССКАЯ ПЕЧЬ

Недавно мы отметили скорбную дату - 69 лет со дня начала Великой Отечественной войны. Мне часто вспоминается лето 1943-го. Мы жили в белорусском селе Малуновке, оккупированном фашистами. В то время юношей и девушек моего возраста принудительно отправляли на работы в Германию. О многих из них родные больше никогда не слышали. Мы с подругой Машей от рабства спаслись - сбежали от немцев прямо с площади, куда свезли молодых ребят и девчат с окрестных сел. Но еще долгие дни жили в страхе, что нас обнаружат и угонят в Германию.

Полицай из нашего села по прозвищу Бант устроил на нас настоящую охоту. Он был уверен, что мы прячемся дома, но никак не мог нас выловить. Не попасться в лапы "охотнику" мне помогали младшие братишки-одногодки Гриша и Ваня.

Завидев на улице Банта, они неслись во двор "попить водички" и предупреждали меня об угрозе, а я огородами убегала подальше от дома и пряталась какое-то время у родственников.

Но однажды Бант застал нас врасплох: мы услышали его голос, когда он уже прочесывал двор, так что выбраться из дома не было никакой возможности. Родная хата превратилась в ловушку, и тут меня, как в сказке, спрятала... русская печь.

Печка была сложена не вплотную к стене дома, так что между ней и стеной оставался небольшой проем. В детстве мы спросонья частенько проваливались в него, набивая синяки и обдирая локти, но в этот раз печной изъян спас меня от рабства. Я легла в простенок, мама положила на меня доски, а поверх них накидала тряпок, одеял и подушек. Дышать было нечем, но я не замечала ни духоты, ни жары: лежала, боясь шелохнуться.

Полицай проверил двор, подполье, зашел в дом, залез на печь и начал тыкать штыком в простенок, но острие вонзалось в доски. Я не дышала, не шевелилась и... уцелела.

В другой раз Бант едва не застал меня у тети. В ту пору в селе убирали картофель. В комнате в полу была прорублена дыра, через которую урожай высыпали в подполье. Я пролезла в нее, подползла в самый угол под бревна (благо была очень худенькая), а сверху на меня насыпали картофель. Бант штыком прокалывал клубни, но меня не достал.

Я сжалась комочком под бревнами, заваленная картофелем, и слушала, как тетя громко возмущалась: "Ты мне всю картошку попортишь!" -на что Бант отвечал: "Мне не нужна твоя картошка, мне нужна девчонка".

Но пока полицай охотился за девчонками для отправки в Германию, за ним самим охотились наши партизаны. Эту схватку Бант проиграл - однажды его нашли повешенным на опушке леса...

Наш дом был вторым от леса, и партизаны часто ночью тихонько стучали к нам в окно, а мы передавали им продукты, которые приносили сельчане. В последний день лета партизаны сообщили, что по трассе из Еловца в районный центр Хотимск через нашу Малуновку погонят немцев, будет бой, так что жителям надо уйти на время из села.

Мы так и поступили. Следующей ночью, спрятавшись в лесу, мы слушали грохот орудий. Один смельчак вышел на опушку, а вернувшись, сказал: "Село наше горит".

От многих домов в ту ночь остались одни пепелища. Во дворе валялись головы кур, уток, мертвые поросята. В уцелевших домах всю утварь выбросили на улицу, деревянные койки и стулья порубили. Бой за переправу был кровавый: столько солдат с обеих сторон полегло, что река Проня была красной...

Вскоре к нам снова пришли партизаны и сказали: "Немцев угнали далеко, скоро придут наши солдаты. Не бойтесь". И правда, пришла наша пехота. Бойцы устроили привал на опушке леса недалеко от нашего дома.

Они сняли гимнастерки, затвердевшие от придорожной пыли, смешанной с соленым потом, а мы с подругами выстирали их, прополоскали в реке, погладили, отдали солдатам и подарили самотканые и вышитые рушники (полотенца).

Истопили баню, приготовили березовые веники. Бойцы помылись, попарились, надели чистые гимнастерки. Первые дни, пока не подвезли питание - крупы, сушеный картофель, мясные консервы, -кормили их всем селом.

Мы с Машей познакомились с солдатиками Сережей из города Иванова и Семеном из Москвы. Ребята шутили: "Живы будем, вернемся - в жены возьмем". Я получила два письма, Маша - три, затем связь прервалась.

Не вернулись с войны миллионы ивановских, московских, харьковских, новгородских... Остались без женихов невесты, мало кому пришлось судьбу женскую сложить. Многие прожили жизнь одиноко, ночами тихонько плакали в подушку, жаловались неведомо кому на свою судьбу -никто их не жалел, не целовал, не обнимал, только труд заглушал тоску: строили заводы, фабрики, прокладывали железные дороги, поднимали целину. А сейчас, в годину памяти Победы, идут на возложение цветов в отяжелевших от наград платьях одни, без близкого друга...

 

Капитолина Тюменцева. Георгиевский крест (о сибирском крестьянине Дмитрие Васильевиче Пуляевском)

Капитолина Тюменцева. Трудные времена (о сибирских крестьянах Дмитрие и Иване Пуляевских)

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 27 Nov 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: