Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N40

Ирина Иоффе

Москва

КАК Я ПОБЫВАЛА В ГУЛАГЕ

Трудно поверить, что с тех пор прошло ровно 60 лет! До неузнаваемости изменилась страна и мы сами. Возникло в нашей жизни слово "ГУЛАГ". И, хоть пережили страшную войну, мы, вчерашние школьники, а ныне студенты, о реальной жизни и её сложностях знали мало. Воспитаны на классической литературе, газете "Комсомольская правда", которой верили безоговорочно, радио ("чёрная тарелка") и родителям, которые старательно оберегали детей от ситуации "между двух огней". И, если популярен был в то время роман Вас. Ажаева "Далеко от Москвы", то воспринимали его соответственно своему воспитанию: романтика "Великих строек коммунизма"! А что строили, кто строил и зачем - вопросов себе не задавали...

Жаркое, очень жаркое лето 1951 года. Нас, группу студентов-историков Ростовского госуниверситета, интересовавшихся археологией, включили в состав работавшей на территории Ростовской области экспедиции Государственного Эрмитажа. Её задача - до затопления огромной территории Цимлянским морем изучить памятники археологии. Донские степи - это ведь кладезь: скифские, сарматские, половецкие, торкские курганы, второй по значению Хазарский город - Саркел (потом - Белая Вежа) - много чего было в этой земле. Но: здесь была одна из гремевших тогда "Великих строек коммунизма"! В общем, со всех точек зрения, мы должны были попасть в грандиозные события!.. И попали! - В ГУЛАГ! (Хотя такого слова мы тогда не знали).

Добирались до столицы этой стройки - Новосолёновск - пароходом по Дону. Добрались глухой ночью. Причалили к берегу: море огоньков в степи. Вот ведь стройка! Восторг! Нас встретили, куда-то повели, потом завели в какой-то двор и сказали: утром за вами придут! Ну, приключения в общем-то "предусматривались программой". Вещмешки и фибровые чемоданчики - под голову, это подушки, земля - перина, а звёздное небо - одеяло. Свалились и заснули!..

Проснулась я от неясного беспокойства. Открыла глаза: прямо надо мной огромного (с земли так казалось) роста мужик с длинной бородой, в высоко поднятых над его головой руках сверкал в предрассветных сумерках топор! Сказать, что я закричала, - ничего не сказать! Но пока примчалась охрана, пока все наши вскочили - он растаял во мгле! Что это и кто это был? Что хотел с нами сделать? Откуда топор - ведь охраняемая зона! Так и не узнали! Утром нас повели в палаточный городок экспедиции. Но мы успели осмотреться и удивиться: оказалось, что "море огней" - это сторожевые вышки с солдатами, а огромная территория - это прямые улицы, образованные ... рядами колючей проволоки, за которыми стояли бараки - десятки? сотни? тысячи? Что это? Кое-как выяснили, что в бараках живут "зеки" - заключённые. Они-то и строят эту великую "стройку коммунизма"! В голове не укладывалось, но мы не очень-то и вдумывались. Преступники, наверное! А почему так много? Скоро выяснили...

Наша экспедиция - тогда одна из крупнейших в мире. Сроки - жёсткие, вовремя должна быть сдана вся система: канал Волга-Дон, Цимлянский гидроузел, Цимлянское водохранилище (море). Денег не жалели. Экспедиция имела всю нужную технику, вплоть до небольшого самолёта (для топографической разведки). Но главное-то орудие археолога - руки! Нож и кисти (мозоли потом не сходили долгие годы). И рук надо много! Вот и была достигнута договорённость об "откомандировании" в экспедицию нескольких десятков "зеков" - только женщин. Для них недалеко от наших палаток был построен барак, обнесённый колючей проволокой, и... вышка, на которой сидел "чучмек", по-русски говоривший только "моя - твоя стреляй!"

С женщинами-рабочими мы вскоре подружились, стали ходить к ним в барак в гости (туда приезжала кинопередвижка по вечерам и мы смотрели кино). И разговаривали! Конечно, мы знали пословицу: "Украдёшь буханку хлеба - посадят в тюрьму, украдёшь железную дорогу - выберут в сенат!". Но это же - "у них", в США, у империалистов! Что мы реально столкнулись с первой частью этой пословицы - постепенно догадывались. Но что доживем до осуществления у себя второй части - тогда и в страшном сне не могло присниться.

Осуждали (в основном на 5 лет) за украденную катушку ниток, за буханку хлеба, за выкопанное на убранном колхозном поле ведёрко картошки, за несданные колоски. Бедные женщины, оставившие детей (многие - сирот: отцы погибли на фронте), не знали об их судьбе, не могли о себе написать правду: цензура! И, когда мы стали в сентябре разъезжаться на каникулы, - в Москву, в Ленинград, Ростов н/Д, то почти все прихватили письма этих женщин "на волю". Я везла плотно набитый чемодан и всю дорогу до Ростова больше всего боялась, что чемодан раскроется или его "сопрут". И тогда - лучше не думать, что могло последовать. Целую неделю я кружила по городу на троллейбусах, трамваях: разбрасывала в почтовые ящики эти "неподцензурные" письма - подальше от дома: по 2-3 письма, не больше, чтобы не вызвать подозрений! Если это кому-нибудь помогло, то пусть зачтётся мне в оправдание многих моих заблуждений...

Но в экспедиции было очень интересно: много чего "открыли", а меня с подружкой, по протекции начальника экспедиции, ставшего вскоре директором Эрмитажа (после академика Орбели) профессора М.И. Артамонова, перевели в Ленинградский Университет.

Но память о первой встрече с зеками осталась... Прошло много лет, а судьбы этих несчастных женщин не уходят из памяти. - Один из незапланированных "университетов" суровой послевоенной жизни.

Да, - для них наша экспедиция - почти курорт! А мы с трудом переносили жару (вспомнила её летом 2010 года!) - больше 40 градусов, в больших палатках - до пятидесяти, в маленьких - одиночках - до семидесяти! В 5.30 подъём - поработать до жары! А долгими вечерами - беседы с заключёнными женщинами. Многое узнавалось и не забылось!..

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: