Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N73 (2020г.)

Анатолий Крищенко

ст. Марьинская

ПОДОРВАНОЕ ДЕТСТВО

быль

Тот, 1946, уже мирный год, Колька Туманов запомнил на всю жизнь. Он хоть не воевал, но был подраненым. И не он один...

Одноногие, безрукие, безногие фронтовики встречались в то время повсюду. Они, звеня орденами и медалями, с гордо-измученными, серыми, подхмелевшими лицами, составляли многомиллионный эшелон надорваной России.

И всё же послевоенное, полуголодное, знойное лето как-то крепило всех: и юрких воробьев, и преданных собак, и взрослых.

Дети, как партизаны, пролезали в завалы взорванных домов, в окопы, на места былых сражений. Они добывали металл, сдавали его и снова искали. Им всем хотелось и хлеба, и мороженого, и конфет. Но заработанные копейки почти всегда отдавали мамам. Босоногие Гавроши гордились Победой. Понимали, почему дома мамы и бабушки были часто печальны.

Колька, конечно, не воевал. Но, считай, попал под послевоенный минный обстрел. Он долго лечился, перестал хромать. И даже прослужил в армии три года. Когда проходил медкомиссию, его тело в шрамах с сочувствием рассматривали врачи. Спросили:

- Отчего шрамов столько?

- От мины, - угрюмо ответил призывник.

- Ты что, воевал, партизанил?

Колька секунды три молчал, потом угрюмо проговорил:

- Нет. Я металл сдавал. На нашем базаре. И вот подранился на мине. Тогда скупщика, калекуколясочника, и ещё моих пацанов - в клочья. А я вот остался...

...Таких как Колька, подранков, были сотни и сотни по всей стране. Война даже после победы никогда нигде сходу, по приказам, не заканчивается. Мины, снаряды, разбросанные, спрятанные и забытые, продолжают воевать. И в этой уже мирной войне нет победителей и побеждённых. Но есть раненые и убитые. А ведь память - тоже рана. Её нельзя убить никакими осколками. Она живет особой своей жизнью, как земная орбита в космосе настоящего и прошлого.

Сейчас Кольку, как и его сверстников, не просто называют, а величают "дети войны". "Детей войны" - той, немецко-фашистской, в стране осталось в сущности мало. А участников - вообще единицы.

Но всё же Колька и другие послевоенные девчонки и мальчишки получили свою отметину Родины: пять тысяч рублей ко Дню Победы. По тем, послевоенным голодно-нищим годам - это было бы целое состояние! По нашему измерению тоже состояние, но не для всех. А для Кольки - точно. Потому что его нынешняя пенсия - минималка. Она, считай, символ прожитых колькиных наработанных с 16 годов испытаний, а может, ещё чего-то, что не вмещается в слова.

...На взгляд почтальона - женщины, вручавшей пятитысячную купюру, он хмуро отреагировал:

- Спасибо. Значит понимают нас малость. А лучше бы не было...

- Почему? - удивлённо спросила почтальонша.

Николай Иванович не ответил. Махнув рукой, ушёл. Хмуро, про себя размышлял: "Если б не было той фашистской войны, у меня был бы отец и иное детство - не холодное да голодное. Хотя повезло мне тогда, в 46-м, не взорвался насмерть на мине, как мои кореша. Везун, вроде... А Шурка, Васька да Серёга подорвались с дядей Васей-колясочником. Подорвалось тогда моё детство. - Крутя в руке деньги, угрюмо думал со вдохом. - Что ж, надо помянуть батю, убитого под Сталинградом, да корешей и дядю Васю..."

16 марта 2020 г.

 

 

Последнее изменение страницы 29 Sep 2020 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: