Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Рассказы из "ЛК"

Геральд Никулин. Кисловодск, картинки памяти
Сергей Шиповской. Айдате
Лидия Анурова. Памяти детства
Лидия Анурова. Я и Гагарин. Вечер на рейде. Сеанс Кашпировского
Лидия Анурова. Мои старики
Наталья Филатова. В Серебряниках
Наталья Филатова. Цветные стеклышки
Наталья Филатова. Крымские яблоки
Наталья Филатова. Так мы жили
Валентина Кравченко. Первые шаги
Валентина Кравченко. И так бывает
Валентина Кравченко. Осень
Митрофан Курочкин. Послевоенное детство
Тамара Курочкина. Горьковатый привкус детства
Тамара Курочкина. Грустная дорога в юность
Тамара Курочкина. На теплоходе музыка играет
Тамара Курочкина. Дворняжка по кличке Дружок
Антонина Рыжова. Горький сахар
Антонина Рыжова. Сороковые роковые...
Капиталина Тюменцева. Спрятала... русская печь
Анатолий Крищенко. Подорваное детство
Феофан Панько. За ушко да в лесочек! Крепкий сон
Любовь Петрова. Детские проказы
Иван Наумов. Перышко
Георгий Бухаров. Дурнее тетерева
Владислав Сятко. Вкус хлеба
Андрей Канев. Трое в лодке
Андрей Канев. Кина не будет, пацаны!
Галина Сивкова. Жизнь - в пути
Галина Сивкова. Фотография
Олег Куликов. Шаг к прозрению
Нина Селиванова. Маршал Жуков на Кавказских минеральных водах
Нина Селиванова. Медвежья услуга
Михаил Байрак. Славно поохотились
Ирина Иоффе. Как я побывала в ГУЛаге
Ирина Масляева. Светлая душа
Инна Мещерская. Дороги судьбы
Анатолий Плякин. Фото на память
Анатолий Плякин. И так бывает
Анатолий Плякин. В пути - с "живанши"
Софья Барер. Вспоминаю
Пётр Цыбулькин. Они как мы!
Надежда Яньшина. Я не Трильби!
Ирина Бжиская. Первый снег
Елена Довжикова. Рассказы
Лариса Корсуненко. Мы дети тех, кто победил...
Лариса Корсуненко. Ненужные вещи
Сергей Долгушев. Билет на Колыму
"Литературный Кисловодск", N69 (2019)

Антонина РЫЖОВА,
член МГО СП России

Москва

СОРОКОВЫЕ РОКОВЫЕ...

Я родилась в 1940-м году. И не росла, а выживала под ужасный вой воздушной тревоги, которую я, по воспоминаниям мамы, изображала протяжным звуком уууууу, а глаза мои при этом были испуганные. Жили мы тогда в городе Орехово-Зуево, Московской области, куда немцы не дошли, но их присутствие мы постоянно ощущали. У нас не стало отопления, освещения, нормальной пищи. Перед войной мама запасла на всякий случай мешочек манки. Он лежал долго, в нём завелись мушки, и мама собиралась отдать её на корм корове. Но началась война. Манку мама была вынуждена просеять, прожарить, а затем варить из неё для меня кашу. Что поделаешь! У других детей и этого не было...

Отца забрали на фронт. И мама осталась с нами одна. Нас было четверо. Брат и две мои сестры были подростками. Всех надо было чем-то кормить. Для этого приходилось маме вместе с детьми подолгу стоять в очередях за костями да кочерыжками, чтобы затем из них приготовить обед и накормить всех. А по вечерам мы с мамой молились Боженьке, чтобы он вернул нам нашего папочку, здорового или больного. Мама утверждала, что если Бог услышит нас, то примет нашу молитву, потому что обращались к нему безгрешные дети. К счастью, так и произошло. Наш отец в 1943 году был отправлен домой из госпиталя. Он был признан инвалидом войны. Когда он приехал домой, то радость была всеобщей. Только я его не узнала: так он изменился и постарел. Ему необходимо было работать, чтобы кормить семью, но никуда не брали такого инвалида, хотя он многое умел. Так он и перебивался случайными заработками. Даже порой ездил в солдатской шинели к себе на родину - в рязанскую деревню за хлебом. Вскоре и нас, детей, туда отправили. Мой брат - подросток - начал там работать. Мужчин в деревне было мало, поэтому ему доверили телегу с лошадью, и он стал незаменимым помощником в колхозе. За это он в наше время стал называться "тружеником тыла".

Подобное звание заслужила и моя сестра Галя, которая в военные годы вместе со своими одноклассницами всё свободное время проводила в госпитале, который в ту пору располагался в Орехово- Зуевском педагогическом институте. Девочки помогали раненым, писали и читали им письма. Шили кисеты, вязали тёплые носки для них. Организовывали концерты. Когда я немного подросла, я тоже участвовала в них. И, будучи малышкой, танцевала и читала стихи про папу, которые навсегда запомнила. В ту пору я не понимала, за что так любили меня раненые дяди, которые обнимали и целовали меня и даже дарили мне порой кусочек сахара. Об этом я теперь написала рассказ и назвала его "Горький сахар".

Вся наша семья пережила в полном составе войну. И это было скорее исключение из правил. Теперь я вспоминаю, как скромно мы жили, как плохо питались и в послевоенные годы. Платье изнашивали до дыр, потому что передавали друг другу. Жили в маленькой комнате, в коммуналке без удобств. Топили печку, ходили за водой. Старались сажать огороды, а в сараях держали скотину: поросят, коз, кур. Ведь в ту пору женщина, имевшая четверых детей, не считалась многодетной. Поэтому мама работала и постоянно подрабатывала. Она была парикмахером, профессию свою очень любила. Была востребована и в военное, и в мирное время. Отец получил постоянную работу лишь в ту пору, когда были созданы "артели инвалидов". Там он почувствовал себя полноценным человеком, не отказывался ни от каких поручений. В его распоряжении был гужевой транспорт - рахитичный мерин Буйный, которого я обожала, поэтому часто торчала в отцовской артели...

В 1947 году я пошла в школу. Какое это было трудное время! У нас в классе учились две сестрички, которые жили только с мамой. Так вот после окончания уроков, они стояли с протянутой рукой в булочной. Моя мама, будучи с детства сиротой, всегда стремилась им помочь. Но как они смущались и стыдились своей бедности! Хотя бедных людей было в ту пору немало...

Лишь после окончания войны мы, дети, узнали вкус конфет и сгущённого молока. Однажды отец привёз из деревни бидончик, в котором кусочки мёда были перемешаны с кусочками сливочного масла. Такое лакомство я попробовала впервые, полюбив на всю жизнь. И назвала это счастьем...

Теперь, когда прошло много лет, я поняла, что настоящее счастье - это когда у ребёнка есть не только сладости и дорогие игрушки. Счастье - когда он живёт в полной дружной семье. У него есть любящие его родители, а над ним - мирное небо и светит солнце. Это утверждаю я - дитя войны, не имевшая счастливого детства. Однако мы умели радоваться малому и ценили всё, что нам доставалось. Мы хорошо учились и упорно шли к поставленной цели вопреки трудностям и препятствиям.

Я глубоко уважаю и чту поколение наших отцов - заслуженных ветеранов Великой Отечественной войны, которые порой ценой своей жизни проложили нам дорогу в будущее. И испытываю горькое отчаяние, когда к ним недостойно относятся, недостаточно ценят и уважают. Мои родители давно умерли. Может, потому что на их долю выпало слишком много трудностей и испытаний. Уходят от нас и другие ветераны. Жаль, что их так мало осталось в живых. Низкий им поклон от нас - "детей войны", чье детство выпало на "сороковые роковые годы"!

 

Антонина РЫЖОВА. Горький сахар

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 30 Jul 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: