Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Рассказы из "ЛК"
 
Елена Довжикова. Рассказы
Иван Зиновьев. Трудные годы детства
Иван Аксёнов. Галоша
Лидия Анурова. Памяти детства
Валентина Кравченко. Мои первые книжки
Иван Наумов. Перышко
Иван Гладской. Старость
Нина Селиванова. Маршал Жуков на КМВ
Михаил Байрак. Славно поохотились
Лариса Корсуненко. Ненужные вещи
Литературный Кисловодск, N36 (январь 2010 г.)

Михаил Байрак

(Станица Ессентукская)

СЛАВНО ПООХОТИЛИСЬ

Житейские истории

СКАЖИ ЛЮДКЕ...

С юмором был мой предшественник - председатель Предгорного райисполкома Юрий Алексеевич Кириллов. На этой крайне сложной и ответственной должности с другим характером находиться несколько лет, работать с разными первыми секретарями райкома партии было бы неимоверно тяжело. А Юрию Алексеевичу удавалось уместной шуткой, поговоркой или анекдотом снимать напряжение большинства стрессовых ситуаций. Запомнилась одна охотничья быль.

Изредка мы ездили на охоту вместе. Главным образом в КабардиноБалкарию, к нашему общему другу Ахмату - на кабана. Были также выезды и поближе - в богатые охотничьи угодья на территории нашего района, где кроме кабана можно было встретить косулю и зайца, а также хищных волков, шакалов и лисиц.

Большинство охотников обычно сезон добычи зверей и птиц начинает с выезда на перепелиную охоту в августе месяце. Это предполагает хождение по обмолоченным уже полям зерновых культур, порой и по картофельным плантациям, где в изобилии произрастают злаковые сорняки, дающие основную пищу этим маленьким пичужкам.

Мы на такие охоты не ездили. Ну что это за достижение - ружейным выстрелом, хоть и мелкой дробью, раскромсать маленькое тельце беззащитной птахи? Мы с Юрием Алексеевичем этого не понимали и не принимали.

Но однажды решились. Не столько пострелять этих безобидных птичек, сколько под предлогом участия в открытии охотничьего сезона на пернатую дичь побывать на природе, отдохнуть от бесконечных заседаний, политических и хозяйственных забот.

Ранним утром его водитель Дима забрал нас с ружьями и рюкзаками в УАЗ469 и мы отправились в угодья. Остановились в чудном месте между двумя казачьими станицами: Суворовской и Боргустанской. На юге во всей своей красе блистает снегами Эльбрус. Севернее мирно пасется табун колхозных лошадей. К намеченному для охоты картофельному полю примыкает обширный участок сенокоса. Обильные копны сена дополняют пейзаж. Остановились у копны пахучего сена. Аромат его притягивает настолько, что ни о какой охоте и думать не хочется.

Солнце поднялось над Машуком и устремилось ввысь. Становится теплее. Перекусили. Решили, пока воздух не раскалился окончательно, пройтись по картофельному полю.

Достаем ружья из чехлов. Начинаем собирать их. Вдруг слышу раздраженный монолог моего напарника. Оказывается, он спросонья взял из сейфа приклад от одного, а стволы - совсем от другого ружья. Мы и водителем Димой заливаемся беззлобным смехом. Охота под угрозой срыва.

- Дима, возьми эти стволы и езжай в Ессентуки. Скажи Людке (жене его), чтобы взяла из сейфа другие, а эти пусть положит на место.

Послушный Дима молча уехал в город. Мы посмеялись над ситуацией, попили чайку и улеглись в ожидании Димы в тени высокой копны ...

Дима был человеком безотказным, однако способным порой, выполняя поручение, не уложиться в срок. Другими словами ему ничего не стоило попутно заехать в одиндва других адреса для решения, как ему казалось, минутных вопросов. Похоже, так было и в тот раз.

Когда наш посланец вернулся с другими ружейными стволами из Ессентуков, мы успели не только выспаться на свежем воздухе, но и изрядно обгореть на обошедшем копну солнце. Жара стояла приличная. Ни о какой охоте уже не думалось.

Мы переместились по часовой стрелке вокруг копны в ее короткую тень и принялись обедать. Очередной сезон добычи пернатой дичи, пушного и копытного зверя был провозглашен нами открытым.

ВОТ СПАСИБО, РЕБЯТА

Саша Аблаев был человеком оригинальным. Частый участник наших коллективных выездов на кабаньи охоты в Кабарду, он обладал вездеходом, которому завидовали многие. И не только коллеги по охоте.

Завидовать действительно было чему. Кузов надежно утеплен, не то, что ветер снаружи не проникал в его салон, даже дым табачный из него долго не улетучивался. Передние сиденья являлись креслами от самолета ТУ134, вместо штатных заводских стояли приборы совсем с других автомобилей и даже дополнительные: авиационный высотомер и прибор с надписью "Температура за бортом". Баранка рулевого колеса, равно как и сиденья, имели чехлы из шкур добытых на охотах зверей.

Все четыре колеса его УАЗа-469 зимой имели резину с невероятно высокими "пятаками", а фары снабжены никелированными ободками, хромированная головка блока цилиндров сияла своей необычной белизной. Задний мост был установлен необычного, шаровидного типа - военный. В довершение ко всему амортизаторы также стояли какие-то особые, что обеспечивало особую мягкость поездки.

Каждый мечтал иметь такой УАЗ, но никто не мог превзойти в этом Сашу.

Был Саша также потрясающим рассказчиком. Казалось, он мог рассказывать анекдоты, всякие смешные были и небылицы сутками напролет.

Однажды, когда густой туман в горах КабардиноБалкарии заставил нас коротать время в смутной надежде на лучшую погоду, Саша отвлекал нас от неизбежных в таких ситуациях сожалений о напрасно затраченном времени. Он одну за другой рассказывал нам истории, вызывавшие взрывы хохота.

- На днях, - говорил Саша, - мы с другом попали в неожиданную ситуацию. (Он умел посмеяться и над собой). Взяли с собой двух подруг. У одной из них как раз был день рождения. И решили посидеть маленькой компанией подальше от глаз людских. Выбор пал на ресторан "Лесная поляна" (в народе больше известном как "Вдали от жен") за Железноводском.

Надели белые сорочки, галстуки, подобающие случаю костюмы и туфли и на этом УАЗе поехали гулять. Известно, что к тому ресторану можно взобраться, только преодолев метров семьдесят крутого подъема. Нам это серьезным препятствием не представлялось до самой первой попытки. Слой красиво падающего пушистого снега присыпал обледеневший косогор. Совершив несколько бесплодных попыток въехать на эту неказистую с виду горку, мы изрядно распалили наше самолюбие, подогреваемое ядовитыми издевками наших спутниц.

Вспомнили о том, что этот ресторан отапливается индивидуальной котельной, работающей на каменном угле. Раз используется уголь - значит есть и его отходы, - решили мы с другом и кое-как взобрались на площадку ресторана. Изумленный сторож его на наш вопрос: "А нельзя ли подсыпать жужелицей от топки котельной подъем к ресторану?" - согласился с нашим предложением моментально. Мы только попросили его дать нам совковую лопату и ведра. Сторож беспрекословно предоставил нам все это. Сколько времени мы покрывали слоем противобуксовочного материала тот злополучный подъем - не засекали. Но от приличной кучи сгоревшего угля осталась жалкая часть. Когда же мы, наконец, лихо въехали на желанную площадку, наши спутницы изумленно констатировали, что ресторан закрыт. Только теперь и мы заметили, что глазницы его окон совершенно темны. Мы бросились к сторожу. Тот невозмутимо подтвердил, что ресторан закрыт, ибо сегодня выходной.

- Так чего ж ты нам голову морочил? пытались мы нападать на него.

- Но вы же не сказали, что в ресторан собрались. Я подумал, что вы мне помочь хотите. Мне директор велел к утру эту кучу жужелицы разбросать по дороге...

- Это надо было видеть, друзья мои, - продолжал Саша, вместе с нами заливаясь громким смехом. Стоим мы с другом, перепачканные угольной пылью, не только руки - наши лица, белоснежные рубашки, костюмы, туфли - все превратилось в их жалкое подобие. На землю плавно падают крупные снежинки, а в УАЗике хохочут наши подруги. Хоть плачь от злости и обиды, а сторож издевательски так говорит: "Вот спасибо, ребята, что жужелицу помогли разбросать".

 

Михаил Байрак. От Троицкого до Кисловодска (о поэте Д.П.Ознобишине (1804-1877))

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: