Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

 

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

 
N1 N2 N3 N4 N5 N6 N7 N8 N9 N10 N11 N12 N13 N14 N15 N16 N17 N18
N30 N31 N32 N33 N34 N35 N36 N37 N38 N39 N40 N41 N42 N43 N44 N45 N46 N47 N48 N49 N50 N51 N52 N53 N54 N55 N56 N57 N58 N59

ТЕМНЫЙ ЛЕС

N43

"Тёмный лес" - лафанский журнал. Выходит с 1969-го года на Николиной Горе или в Москве тиражом 4-16 экз. Данный номер посвящён лафанским литературным и другим событиям 1999-го года, а также некоторым событиям 1998-го года, которые "не попали" в предыдущий номер журнала.

 

1. В 1998 г. в МГУ тиражом 200 экз. опубликована книга тёплых и мягких стихов Ксении Авиловой "Подснежники". Стихи этого автора ранее публиковались в "Тёмном лесе".

2. Илья Миклашевский в 1998-ом году дважды побывал на Кавказе и в начале прошедшего года привёз оттуда две объёмные тетради стихов Леонида Орищенко, то есть, по всей вероятности, почти всё из написанного им. Видно, как от стихотворения к стихотворению растёт мастерство автора, и вершина творчества - рубайят. Эти тетради позволили в начале 1999-го года опубликовать в Лафании тиражом в 4 экземпляра сборник избранных стихотворений. Отбирал, правда, не автор, а издатель (Ю.Н.). 28 мая 1999 г. И.М., кроме того, разместил эту подборку стихов ("Рубайат Леонида Орищенко") в интернете в Библиотеке Максима Мошкова.

Адрес Библиотеки - www.lib.ru

Адрес стихов -

www.lib.ru/zhurnal/orishenko.txt

3. В тот же день в Библиотеке Максима Мошкова был размещён "Рубайат" Ильи Миклашевского. Это текст ранее опубликованного одноимённого сборника рубаи, но целиком и без многочисленных редакторских искажений. Именно этот текст передавался в своё время в издательство. Адрес стихов -

www.lib.ru/zhurnal/miklashewskij.txt

4. Галина Дицман в конце 1998-го года записала на студии несколько десятков песен. С Ю.Н. можно договориться о копировании кассеты. Примите к сведению...

5. В марте 1999 г. Юрий Насимович закончил работу над научно-популярной книгой "Новое о Солнечной системе". Книга существует в виде компьютерного файла, а также в одном экземпляре на бумаге (115 стр.). Представлен обзор нескольких сотен научных и научно-популярных статей о больших и малых планетах Солнечной системы, их спутниках, кометах и т.п. телах. Детально описаны результаты недавних полётов американских аппаратов к Марсу, Юпитеру и другим небесным телам. 13-го и 27-го марта был прочитан двухдневный доклад на эту тему на квартире у Ильи Миклашевского.

6. В мае 1999 г. Юрием Насимовичем был подготовлен компьютерный вариант книги о грибах "Мы отправились в поход повидать грибной народ". Это детский определитель грибов в стихах. Кроме того, имеются чёрно-белые рисунки грибов для ксерокопирования. 87 стихотворений и примерно столько же рисунков.

7. В июле 1999 г. тем же автором подготовлена аналогичная "Книга о кустах": 124 стихотворения и примерно столько же рисунков. Возможно тиражирование на ксероксе.

8. Летом 1999 г. в виде компьютерного файла появились также избранные стихи Ольги Таллер (68 стихотворений и в том числе 8 поэм). Произведения отобраны автором.

9. В сентябре 1999 г. был набран на компьютере и распечатан в нескольких экземплярах сборник избранных стихотворений Анатолия Переслегина. Отбор осуществили Ю.Н. и Галина Дицман.

10. С октября 1999 г. в виде файла стала существовать также шуточная поэма Ю.Н. "Звонок", написанная им в школьные годы.

11. 30 октября 1999 г. случилось трагическое событие - был убит Евгений Кенеман. Его стихи неоднократно появлялись на страницах "Тёмного леса". Предпринимаются попытки опубликовать стихи Кенемана большим тиражом. Лучшие вещи уже набраны на компьютере (67 небольших стихотворений, поэма "Кляксы Роршаха" и фрагменты поэмы "Стеклянный дым").

12. 28 ноября и 19 декабря 1999 г. на квартире у Ю.Н. состоялась демонстрация коллекции окаменелостей и других остатков и следов ископаемых организмов каменноугольного и юрского морей. Был прочитан соответствующий доклад. Коллекция собрана в Зеленограде вблизи Москвы и будет передана в Зеленоградский краеведческий музей. Статья М.Б.Ефимова и Ю.А.Насимовича "Развитие органического мира на примере территории Зеленограда и его окрестностей" депонирована в ВИНИТИ, а также передана в библиотеку 157 в Зеленограде, где уже хранятся 5 краеведческих статей о природе Зеленограда, написанных с участием Ю.Н. В Зеленограде Ю.Н. было прочитано несколько публичных лекций о природе города и окрестностей. Информация о краеведческих статьях передана руководителям натуралистических и т.п. кружков в городе. Социальный эксперимент по преодолению пропасти между "лафанствующими учёными мужами" и "простыми смертными" продолжается.

 

ИЗ НОВЫХ ПЕСЕН ГАЛИНЫ ДИЦМАН


* * *

Я по городу шла на холодном ветру
        и казалась себе силуэтом,
нарисованным на фасаде зданий
        кем-то по трафарету.
Кто-то наспех перед сдачей проекта
        закрашивал краской меня,
не закрасив то место, где была душа
        до вчерашнего дня.

Я по городу шла на промозглом ветру
        и казалась себе только тенью,
нарисованной на генплане
        по случайному совпаденью.
Кто-то наспех перед сдачей проекта
        стирает с листа карандаш
и сотрёт мою тень - а взамен
        ничего не возмёшь, не отдашь...

    Рукавами каналов
    мотала Нева
    и шарфами бульваров
    замоталась Москва,
    ветер воет в груди...
    И как пыль на ветру
    улетают слова,
    так свободна от мыслей
    моя голова,
    хоть в атаку иди...
Я внезапно себе отдала отчёт
в том, что начат обратный отсчёт.

Всё менялось вокруг -
    плоскостной Петербург
        разломился в крутой перспективе,
нарисованной на столетья -
    и от этого чуточку лживой...
Кто-то наспех в этом
    трёхмерном пространстве
        пришпилил четвёртую ось,
и на этой оси ни следа,
    ни тени моей не нашлось...

Я была здесь никто, никогда и нигде...
    Кто любил - те меня позабыли.
Ни следа на земле - только блик на воде,
    только часть галактической пыли.
Кто-то наспех перед сдачей проекта
    смахнёт эту пыль с чертежа,
и сотрёт даже место,
    где моя располагалась душа...

    Под ногами к заливу
    стремилась Нева
    и хватала за хвост
    задремавшего льва -
    он не слышал, он спал!
    И шемякинский сфинкс
    цвета "мокрый асфальт"
    по-английски шептал
    сквозь щербатый оскал -
    ничего он не знал!
Он не знал потому, что молод ещё,
но он слышал обратный отсчёт!

Я была или нет? Выручай, старый друг,
    посади в свой раздолбанный "опель",
расскажи по дороге - ты знаешь ответ:
    как ты жизнь не угробил, не пропил?
Отвечал старый друг, нажимая на газ:
        "Не гони, не сходи ты с ума,
если есть для кого - ну, а всё остальное
        ты знаешь сама..."

И всё встало на место - Нева и мосты,
        и косые дожди над заливом...
Я бросаю монетку - и, значит, вернусь,
        и запомню, покуда мы живы:
я не тень и не пыль на великом холсте -
        я его небольшая деталь,
мне приказано быть -
    а когда-то, быть может,
        прикажут летать...

    То ли дождь белокрылый
    по крышам течёт,
    то ли белая ночь
    белым посохом бьёт
    по проспектам пустым...
    В белый колокол неба
    ударит восход,
    и уже очевидно -
    здесь выживет тот,
    только тот, кто любим!
Эта белая ночь мне пойдёт в зачёт
там, где начат обратный отсчёт.

        1998

СТИХИ ЛЕОНИДА ОРИЩЕНКО

Поменяли сегодня разбойники лик:
ни бород, ни ножей, ни кровавых улик;
психиатры, торговцы, юристы... О, боже!
Разве всех их вот так перечислишь за миг?

Постоянные читатели "Тёмного леса" могут помнить эти стихи. Они уже публиковались в журнале вместе с другими такими же восточными четверостишиями, которые называются рубаи. В данном номере мы помещаем другую подборку из "Рубайята" Леонида Орищенко, жителя Кисловодска. Стихи отобраны Ю.Н. При отборе учитывалось только формальное совершенство стихотворения, а не его содержание.

РУБАИ


Упрекнул я любимую: "Ты не права!"
Даром с рук нам не сходят такие слова:
оказался я тут же "лжецом и фигляром" -
согрешает язык, а болит голова!



Не докажешь, мудрец, никогда, что есть Бог.
Ты от мира к нему проследить путь не смог.
Теоремы забрось, в Аксиому уверуй:
лишь тогда переступишь высокий порог!



В тридцать лет я лишился остатков ума.
В сорок лет вместо денег - пустая сума.
Безусловно, права ты, моя дорогая, -
чем такого любить, так уж лучше - чума!



Не вредит мужу умному даже вино,
но несчастья глупца умножает оно!
Избегай, неразумный, хмельных возлияний,
а не то - утонуть в них тебе суждено!



Предлагала мне девка за деньги любовь.
Молодая совсем, с молоком её кровь...
Ты не знаешь, красавица, чем ты торгуешь, -
продаёшь, бог весть, что... А я деньги готовь?



Алкоголик в бедламе Хайяма читал.
Рубаи о вине он в тетрадь записал, -
оправдать свою страсть вознамерился этим,
будто братья - мудрец и бездонный бокал!



Кто насильно из сердца любовь вырывал,
тот потом уж её и в глаза не видал.
Так карает всевышний безумца за дерзость -
не гаси же огня, что не ты возжигал!



О, любовь! Ты, как золото, ныне в цене.
Бескорыстны в любви, разве, дуры одне.
Бедняки! Я совет вам даю драгоценный:
с нищей духом сгорайте в священном огне!



Что такое любовь? Я даю вам ответ:
Осторожнее с ней, это мнимый предмет!
Лишь протянешь к нему свои руку и сердце,
и останешься с носом - предмета уж нет!



Мне частенько глаза застилает туман:
там, где истину ждал, обнаружил обман.
У Всевышнего я попрошу одного лишь:
Подари мне от этой беды талисман!



Каждый раз, полюбив, я надеюсь на клад,
а откроешь сундук - мертвечина, да смрад!
От него мне пора бы уже задохнуться, -
вместо этого - новой надежде я рад...



Прочитав на досуге мои рубаи,
с психиатром, читатель, меня рассуди:
с детских лет он считает меня сумасшедшим,
я считаю его - Вельзевулу сродни!



У меня есть знакомый - он вечный жених,
Казанова какой-то, хронический псих.
В легионе невест вечно ищет он нечто,
будто нечто запрятал создатель средь них!



Кто поверит, что отроду мне - сорок лет?
Лоб в морщинах и волос давно уже сед;
дух-страдалец во мне, право, мира древнее...
Боже, кто я, зачем я? Ты дашь мне ответ?



Для чего существует на свете закон?
Что в нём пользы для нас, если фикция он?
Кто в пустыне от зноя захочет укрыться,
не спасётся в тени саксауловых крон!



Претерпел от чиновников много я бед,
лишь с чумою от них впору сравнивать вред.
Кто же первым на свете тобою был создан -
человек иль чиновник? Дай, Боже, ответ!



Я с презрением плюнул на весь белый свет -
в нём ни смысла, ни правды давно уже нет.
Попытался я как-то до них доискаться,
но нашёл вместо них для себя только вред.



Муж - почтенный рантье. Проститутка - жена.
Весь достаток в семье созидает она.
Да, супруг-сутенёр, ешь ты хлеб недешёвый, -
высока баснословно такая цена!



Говорила девица всерьёз как-то мне
о любви, о замужестве и о семье:
От богатства мужей мои чувства зависят!
Чем богаче супруг, тем любезней жене.



Был отозван не раз я из мира сего,
много люди со мной сотворяли всего.
Но упорно творец шлёт меня восвояси:
не пробил, видно, час мой ещё у него!



Сватовство стало ныне уделом газет.
Женихов и невест в них словесный портрет
отпечатан петитом под шифром условным...
Деловитое счастье, любовь да совет!



Чьё начало в народе - основа основ?
Это люди иль стадо покорных ослов?
Очевидно, что к истине ближе второе -
управляют ведь нами посредством кнутов!



Полюбил я однажды и чуть не пропал:
мать люблю - дочь ревнует, и в доме кагал!
Хоть спартанок не триста, а только лишь двое,
вспомнив Ксеркса, я поле сражения сдал!



Говорила спартанка: "С щитом, на щите..."
Я, во-первых, не грек. Во-вторых, дни не те.
Не куют для мужчин теперь бранных доспехов,
да и враг днесь искусен в одном - клевете!



Предпочти одиночество дружбе пустой,
лучше бедно живи, но простись с суетой,
честь и совесть свои береги пуще ока
и познаешь ты Бога и век золотой.



Вместо счастья я муки в любви находил, -
оттого, что, глупец, умных женщин любил.
Женский ум мне казался достоинством крупным...
Несомненно сам дьявол мне это внушил!



Преступлений в стране совершается тьма.
Мне сказали вчера, что меня ждёт тюрьма.
Оказалось, считают, что часть преступлений
там и сям сделал я в помраченьи ума!



Аппарат милицейский мне льстит иногда:
дел, приписанных мне, в нём хватает всегда!
Но проходит со временем слава земная...
Он забудет меня. Я его - никогда!



Мне бы нужно бежать, но не знаю - куда.
Государственный сыск был надёжен всегда!
Впрочем, есть два местечка -
        могила с тюрьмою.
Не откажут в приюте они никогда!



Женский зад на меня вновь с экрана глядит...
Знатокам из жюри оценить предстоит
все нюансы атуров участниц прелестных...
Телешоу, в котором Стяжатель царит!



Даже лучшие люди на свете - суть прах;
так считает Пророк, - стало быть, и Аллах!
Правоверные, где отыскать нам критерий,
путеводную нить в наших грязных делах?



Как ни хочется быть для любимой одним,
мы напрасно любимой об этом твердим!
Для неё одинаковы все мы, поверьте,
и в обратном мы вряд ли её убедим.



Говорят англичане, что крепость - их дом.
Ну а мы, вот, живём в государстве ином:
увезли меня в крепость из отчего дома,
продержали семь дней ни за что под замком.



Есть у нас три убежища, думаю я:
вера в Бога, достоинство наше, семья.
Кто теряет что-либо из этой триады,
познаёт в совершенстве кошмар бытия!



В саклях горцев гостить мне случалось не раз.
"Гость - от Бога," - считает суровый Кавказ.
Мир велик, аксакалы, и есть в нём жилища,
где шайтана встречают радушней, чем нас!



Трудно мысль мне затиснуть в четыре строки,
лучше в поле колхозном полоть сорняки.
Там простят, если вырвешь не то иль оставишь,-
не чета тем полям, где взрастают стихи!



Демиургу для творчества нужен досуг,
даже Бог сотворил всё на свете не вдруг -
отдыхал до и после своей шестидневки,
не вступая в сует заколдованный круг.



У любимой моей есть художница-дочь,
ненавидит меня во всю юную мощь!
И повадилась дева ломать мои вещи...
Вандализм и эстетам способен помочь.



Если счастье сменяется горем, друзья,
в пустоте торричеллевой жить мне нельзя.
Я тогда, умирая на время для жизни,
в преисподней стихов оживляю себя...
Три строки в рубаях для меня - ерунда,
но четвёртая - стоит большого труда!
Так и в жизни: легко ты её начинаешь,
но закончить достойно - труднее всегда!



Дятлом часто мне голову долбит жена.
Не закончив дупла, не отстанет она.
Зная это, я, гневом-смолой заплывая,
остаюсь бессловесным, молчу, как сосна!



Говорящий - не знает, кто сведущ - молчит.
Если ссора в семье, я смотрю: кто кричит?
В большинстве подавляющем это дуэты -
ведь мудрец в браке редко, увы, состоит...



Вот мой ровный костыль. Сунул в воду - кривой!
Несомненно, что в ней он такой же прямой.
Не живу я одной лишь иллюзией чувства.
Без ума и без опыта зрячий - слепой!



Настоящий поэт пишет кровью стихи.
Не чужой, но своей. Бог прощает грехи
летописцев своих, истекающих кровью, -
ведь при жизни прошли они ада круги!



Целина может раз баснословно родить,
урожаев таких впредь нельзя получить.
Вот и сердце однажды лишь счастье нам дарит
и затем, надорвавшись, не может любить.



Душу, люди, держите всегда на замке,
не давайте залезть в неё грязной руке,
дайте лучше пошарить ей в вашем кармане, -
чёрт ли в нём, этом бренном дрянном кошельке!



В переводе с латинского "партия" - "часть",
но довольно её, чтоб народу пропасть!
С единицей и частью что хочешь проделай
и увидишь дробей абсолютную власть!



В небе бархатном звёзды-алмазы горят.
Ты, чей Разум венчает волшебный наряд!
Одари хоть одною звездой путеводной
тех, что в мраке безумия путь свой торят!



* * *

О, каторжанин молодой,
зачем тюрьмы ночной покой
унылой песней ты тревожишь?
Забыть, наверное, не можешь
теперь своих минувших дней...
Свобода? Ты грустишь о ней?
Да полно, - был ли ты свободен?
Ты не настолько благороден,
чтоб пить вино из чаши сей!
Молчи и не буди людей,
в тюрьме живущих с малолетства, -
один лишь сон им снится с детства,
что зазевался их конвой,
да промахнулся часовой...
Не отнимай минут блаженства
седых товарищей моих
напевом, чуждым совершенства
и погремушкой слов пустых!
        12 октября 1987 г.
        Кисловодск


БЫЛЬ

Дорогой, любимой, единственной
Маёшке с того света
На Руси святой
жил крещёный люд.
Он чинил разбой
и неправый суд.

Вешал и рубил,
и пытал, и жёг...
Много душ сгубил, -
одного не мог:

духом нищих бить.
Даже Ирод-царь
оставлял их жить,
обличавших встарь.

Только зверь и гнус
не жалели их.
Да за тот искус
ведь не спросишь с них!

... Утекли века.
Пусты паперти.
Гаражи, дома,
сердца заперты.

На Руси теперь
Перестройки новь -
в ней не гнус, не зверь
пьют убогих кровь:

Сумасшедших бьёт,
нищих и сирот,
о любви поёт
демократ-народ!

Он блаженных бьёт
смертным боем, так,
что невольно льёт
слёзы даже враг.

Журавлям любви
он особо рад -
из ружья по ним
лупит из засад.

... Вот и я летел
осенью на юг.
Выстрел прогремел
подо мною вдруг.

Север далеко,
Юга не достиг...
В смерти миг легко
смысл любви постиг.

        9 ноября 1987 г.
        Кисловодск


УЧИТЕЛЬ СКАЗАЛ...

(ИЗ КОНФУЦИЯ)

            Созидать - и не обладать,             трудиться - и не искать выгоды,             добиться цели - и не гордиться.                 Лао-цзы

 

В 1998 г. из печати вышла книга "Конфуций. Я верю в древность" (М.: ТЕРРА - Книжный Клуб; Республика, 1998. 384 с. Составление, перевод и комментарии И.И.Семененко). Книга содержит полный литературный перевод на русский язык "Изречений" китайского мыслителя Конфуция, жившего с 551 по 479 года до нашей эры, самую полную биографию философа, написанную основоположником китайской историографии Сыма Цянем (II-I в. до н.э.), а также отклики на это учение Вольтера, Толстого и других представителей западной культуры, которые считали Конфуция своим учителем.

Конфуций был гармоничным и разносторонним человеком, а не только странствующим учителем-моралистом, который время от времени привлекался к управлению страной тем или иным правителем раздробленного на мелкие княжества Китая. Он создал первую в Китае общественную школу, владел музыкальными инструментами, хорошо пел, знал сотни песен и традиции своего народа, учил ритуалам и музыке, в последние годы жизни составил "Комментарии к Преданиям" и "Записи о ритуале". Ему приписывается, к примеру, следующее высказывание: "Детки! Почему никто из вас не учит Песни? Песни могут воздействовать внушением. В них можно отыскать наглядные примеры, они учат общительности, помогают выразить негодование, способствуют вблизи служению родителям, а в отдалении - государю. Из них узнаете много названий птиц, зверей, деревьев, трав."

До 50 лет Конфуций не участвовал в государственной деятельности из протеста против безнравственности верхов, в период от 50 до 56 лет принимал участие в управлении княжеством Лу, с 56 до 70 лет скитался по Китаю вместе со своими многочисленными учениками, с 70 до 73 лет жил осёдло в Лу, где была его школа.

По-китайски этого человека звали Кун Цю, где Кун - фамилия, а Цю - имя. Привычное европейцу имя Конфуций (или Кунцзы) происходит от латинской транскрипции китайского словосочетания Кун фуцзы, что означает "учитель Кун".

Предшественником Конфуция можно считать философа-отшельника Лао-цзы, жившего в 6-5 веках до н.э. В конфуцианстве соединяются близость к правде отшельников и стремление осуществить её среди людей, не покидая человеческого общества (отшельник в гуще толпы). Завершить рассказ о первоучителе можно цитатой из труда "Старинный род Конфуция", автор которого - Сыма Цянь: "Я читал книги Конфуция, и захотелось мне узнать, каким он был человеком. Поехав в Лу, увидел храм Конфуция, его жильё, повозку, платье и предметы ритуала; учёные в положенное время обучались ритуалу в его доме. Я задержался там в раздумье, не в силах уйти. Царей, как и людей достойных, в Поднебесной было много, они при жизни процветали, а умерли - и канули. Имя же Конфуция, простолюдина, уж более чем десять поколений на устах."

Ниже приводятся цитаты из книги "Луньюй" ("Изречения"). Это сборник изречений самого Конфуция и некоторых его учеников. Изречения собраны и записаны другими людьми. Большинство фрагментов начинаются со слов "Учитель сказал", которые в данном случае опущены.

    Ю.Н.

 

Человечность редко сочетается с искусными речами и умильным выражением лица.

 

Не печалься, что люди не знают тебя, но печалься, что ты не знаешь людей.

 

Напрасно обучение без мысли, опасна мысль без обучения.

 

Если возвысить и поставить честных над бесчестными, то народ придёт к покорности. Если возвысить бесчестных, ставя их над честными, то народ не покорится.

 

Прекрасно там, где человечность. Как может умный человек, имея выбор, в её краях не поселиться?

 

Благородный муж стремится говорить безыскусно, а действовать искусно.

 

Незыблемая середина - это добродетель наивысшая из всех, но давно уже редка среди людей.

 

Разве посмею я претендовать на то, что обладаю высшей мудростью и человечностью? Но я стремлюсь к ним ненасытно, учу других без устали, вот это лишь и можно обо мне сказать.

 

Народ можно принудить к послушанию, его нельзя принудить к знанию.

 

Страна в опасности - её не посещай, в стране мятеж - там не живи. Когда под Небесами следуют пути, будь на виду, а нет пути - скрывайся.

 

Даже когда приходит к власти истинный правитель, человечность может утвердиться лишь через поколение.

 

Когда ты исправляешь сам себя, то с чем не справишься в правлении? Когда не можешь сам себя исправить, то как же будешь исправлять других?

 

Благородные мужи при разногласии находятся в гармонии; у малых же людей гармонии не может быть и при согласии.

 

Не достоен быть учёным тот, кто думает о сытой и спокойной жизни.

 

В древности учились ради улучшения себя, ныне учатся, чтобы понравиться другим.

 

Не печалься, что тебя никто не знает, а печалься о своём несовершенстве.

 

Плати за зло по справедливости, а за добро плати добром.

 

Он шёл служить, когда в стране был путь, и мог скрывать способности, когда в ней не было пути.

 

Мужи высоких помыслов и те, кто полны человечности, не согласятся ради сохранения своей жизни нанести вред человечности, но могут лишь пожертвовать собой, чтобы до конца быть человечными.

 

Когда не ведают далёких дум, то не избегнут близких огорчений.

 

Благородный муж взыскателен к себе, малый человек взыскателен к другим.

 

Лишь та - ошибка, что не исправляется.

 

Не уступай возможности быть человечным даже своему наставнику.

 

Когда пути не одинаковы, не составляют вместе планов.

 

Никогда не изменяются только высшая мудрость и самая большая глупость.

 

Трудно, когда не находят применения своему сердцу, проводя все дни в чревоугодии! Разве нет такой игры, как шашки? Уж лучше играть в них, чем ничего не делать!

 

Трудней всего общаться с женщиной и малым человеком. Приблизишь их к себе - и станут дерзкими, а удалишь - озлобятся.

 

Нет будущего у того, кто вызывает неприязнь к себе в сорокалетнем возрасте.

 

- Как служить государю?

- Не лги и не давай ему покоя.

 

ученики Конфуция

 

Цзыгун:

Я не хочу делать другим то, чего я не хочу, чтобы другие делали мне.

 

Цзэн:

Умелому советоваться с неумелым, талантливому спрашивать у бесталанного, иметь, но делать вид, что не имеешь, пустым казаться, когда полон, и оставлять обиду без ответа...

 

Цзыся:

Ошибаясь, малый человек всегда находит оправдание.

 

Цзыся:

Благородный муж, не обретя доверия простых людей, не заставляет их трудиться, иначе они примут его за насильника...

 

Из воспоминаний:

Учитель удил рыбу, но не пользовался сетью, охотясь с привязной стрелой, не бил сидящих птиц.

 

    Цитаты отобраны для "Тёмного леса" Ю.Н.

 

СТИХИ ЕВГЕНИЯ КЕНЕМАНА

В конце октября не стало Евгения Кенемана, одного из постоянных авторов "Тёмного леса". Остались опубликованные в советской печати фантастические и юмористические рассказы, а также огромное неопубликованное или опубликованное только в Лафании творческое наследие: сотни коротких стихотворений, три объёмные поэмы, повесть, пьеса. Остались его музыка и его картины.

Остались также невыясненные обстоятельства убийства этого человека. Шёл по улице, остановлен патрульной машиной милиции. Дальше что-то произошло. Через несколько часов оказался дома и через сутки после операции скончался в больнице. В диагнозе фигурировала "тупая травма живота".

 

* * *

Случайна жизнь, случайна.
Случайна смерть.
"Как всё это печально -
жить и умереть."

Случаен взгляд, случаен.
Случаен миг.
И вздох свой источая,
случайны мы.

Как у дороги камень,
случаен я...
Но нет во мне ни капли
отчаянья!

... и только не случайна,
вижу,
сама Случайность.

1976

ПРИШЕЛЬЦЫ

Уподобясь облаку иль духу злому,
словно
спичкой о стекло,
мы скользнём по небосклону
непонятным НЛО.

Будет шелестеть лучами
утро.
Будет.
Но пожав плечами
озадаченные люди
нас проводят взглядом хмурым.

Преодолевая тяготенье
тяжело как воды Стикса,
растворяясь в небе белой тенью,
мы уйдём в другое измеренье,
не успев ни с кем проститься.

1978

* * *

Себе я памятника воздвигать не стану,
к нему не зарастёт народная тропа,
не будет он стоять на сквере истуканом,
не будет на него глазеть толпа.

И долго буду тем любезен я народу...

1976

* * *

Чужая душа?
Иногда мне кажется: хорошо - ещё бы! -
что наши души похожи на пучок джунглей.
А кто-то сидит в этой чащобе,
запуганный собственной жутью,
и вздрагивает всякий раз,
когда кричат попугаи...
Бесстрашным и честным быть
каждый горазд
лишь в пьяном угаре.

Вокруг всё выжжено полднем,
а здесь
прохлада, тень, скользят змеи...
Хорошо.
Сладкий ужас.
Грозди трупов.
Финики. Бананы. Лианы лжи.
Войти в твою душу никто не посмеет!
Сиди один и дрожи...

ПРОЩАЛЬНОЕ

Остаться одному,
совсем одному...
Тёплая прокуренная трубка в ладони.
Синий потолок в сияющем дыму
становится всё глубже и бездоннее.

Остаться одному,
совсем одному...
Притягивается облако к ладони.
Живут воспоминания в дыму -
крошечное прошлое
с веками всё бездоннее.

Остаться одному,
совсем одному...
Вот так лежать как трубка на ладони
и тихо гаснуть в холодеющем дыму,
глазами становясь
всё глубже и бездоннее...

КОГДА?

Не хочется думать, что всё пройдёт,
пройдёт бесследно...
Утягивает мир под лёд -
всплывёт он летом.

Однажды
лишь заблещет луч в росе,
всплывёт он ясным чистым утром
и явится во всей своей красе...
Хотелось бы,
чтоб всплыл не трупом.

* * *

Через джунгли, заросли, чащобу
продирается с дубиной питекантроп:
"Чтобы выжить,
глядеть надо в оба
и играть на нервах пиццикато".

Смертельные враги твои -
наивность и усталость!
Свирепы и строги
законы джунглей:
в силе - свобода и особая сладость,
и глаза - как два горящих угля.

Продирается из нас наружу
питекантроп
с глазами горящими злобой,
с головой как следящий локатор:
"Чтобы выжить,
глядеть надо в оба".

ДИСКОТИЗМ

Вот.
Музыка, как вертолёт, падает на толпу,
её вращающиеся лопасти срезают головы.

Но так даже удобнее танцевать.

ИСКУССТВО

Очень утомительно - раскрашивать пустоту.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: