Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

 

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

 
N1 N2 N3 N4 N5 N6 N7 N8 N9 N10 N11 N12 N13 N14 N15 N16 N17 N18
N30 N31 N32 N33 N34 N35 N36 N37 N38 N39 N40 N41 N42 N43 N44 N45 N46 N47 N48 N49 N50 N51 N52 N53 N54 N55 N56 N57 N58 N59

ТЕМНЫЙ ЛЕС

N44

"Тёмный лес" - лафанский журнал. Выходит с 1969-го года на Николиной Горе или в Москве тиражом 4-20 экз. Данный номер посвящён лафанским литературным и другим событиям 2000-го года.

 

1. В январе 2000 г. в Лафании тиражом в несколько экземпляров опубликован сборник "Восьмистишия лафанцев", в который вошли стихи Ольги Блиновой, Александра Богданова, Нателы Гаделия, Галины Дицман, Евгения Кенемана, Алексея Меллера, Ильи Миклашевского, Юрия Насимовича, Анатолия Переслегина, Льва Разумовского и Ольги Таллер. Сборник существует также в виде компьютерного файла. Имеется послесловие:

"Во-первых, кто такие лафанцы? Это литературный кружок с журналом "Тёмный лес" в центре. Не все, кто помещал стихи в "Тёмном лесе", считают себя лафанцами, но это их трудности.

Во-вторых, почему именно восьмистишия? А потому что писатель нынче пошёл хилый: короче - не умеет, длиннее - ленится. Да и читатель соответствующий: короче - не понимает, длиннее - засыпает. В общем, восьмистишия - оптимальная форма, хотя некоторые жульничают - записывают свои восьмистишия лесенкой..."

2. Илья Миклашевский продолжал в 2000 г. свои регулярные поездки на Кавказ, в результате чего в редакции "Тёмного леса" продолжали накапливаться стихи кавказских авторов. В 1999 г. была опубликована большая подборка произведений Леонида Орищенко, а в этом номере предлагается одно очень понравившееся стихотворение Игоря Панькова - жителя Кисловодска.

3. В январе 2000 г. Илья Миклашевский передал в электронную библиотеку Максима Мошкова большое количество научных, научно-популярных и художественных произведений лафанцев и других постоянных авторов "Тёмного леса". Переданы, в частности, сборник стихотворений Евгения Кенемана "Необоснованность", научно-популярная книга Юрия Насимовича "Новое о Солнечной системе" и его краеведческие статьи. Правда, библиотека перегружена, и процесс помещения новых поступлений растягивается на несколько лет, а потому электронные адреса мы пока не можем указать.

4. 5 марта в Москве в Центральном доме литератора (ЦДЛ) состоялся концерт Галины Дицман. В авторском исполнении под гитару прозвучали многие десятки уже известных песен, а также несколько новых, и текст одной из них помещён на страницах нашего журнала (второй опубликованный текст появился позднее). Раздаривались записи, сделанные Г.Д. на студии, а также распечатки текстов. Официальной рекламы не было, но организаторам всё равно пришлось заносить в зал дополнительные стулья...

5. В конце марта произведения лафанцев и других авторов "Тёмного леса" помещены также в электронную библиотеку Релкома (Киархив). Приводим электронные адреса:

"Необоснованность" Евгения Кенемана (стихи) - ftp://ftp.kiarchive.ru/pub/misc/books/vos/keneman.rar

"Рубайат" Ильи Миклашевского (стихи) - ftp://ftp.kiarchive.ru/pub/misc/books/vos/rub.rar

"Красный Октябрь" Ильи Миклашевского (пьеса) - ftp://ftp.kiarchive.ru/pub/misc/books/vos/ko.rar

"Тезисы о природе человека" Ильи Миклашевского (статья по философии) - ftp://ftp.kiarchive.ru/pub/misc/books/vos/darwin.rar

"Новое о Солнечной системе" Юрия Насимовича (конспект трёх сотен научных и научно-популярных работ, написанный в форме книги) - ftp://ftp.kiarchive.ru/pub/misc/books/vos/planets.rar

Подборка из 23 научных и научно-популярных статей о природе Москвы и Подмосковья Юрия Насимовича - ftp://ftp.kiarchive.ru/pub/misc/books/vos/priroda.rar

"Рубаи" Леонида Орищенко (стихи) - ftp://ftp.kiarchive.ru/pub/misc/books/vos/orish.rar

6. В начале лета 2000 г. за пределами Лафании опубликована брошюра "Уборы", написанная Е.Н.Мачульским, Ю.А.Насимовичем и Л.П.Рысиным (М., Биоинформсервис, 1999, 32 с., рисунки Ю.А.Насимовича). В книге подробно описана природа окрестностей Николиной Горы, которая когда-то была центром Лафании.

7. 13 июля в Лафании появился маленький сборник рубаи Алексея Меллера (39 четверостиший). Тираж - 20 экз.

8. В начале сентября за пределами Лафании тиражом 500 экземпляров были опубликованы "грибные стихи" Юрия Насимовича ("Мы отправились в поход повидать грибной народ". М., Изд. МГДТДиЮ, 2000. 45 с.). Книга иллюстрирована тушевыми рисунками.

9. В ноябре за пределами Лафании большим тиражом опубликованы стихи Ланьлинского Насмешника из романа "Цветы сливы в золотой вазе" в вольном переводе с китайского Ольги Блиновой. Книга пока не попала в редакцию "Тёмного леса", а потому точные данные о ней не приводятся.

10. 2 декабря в Лафании появилась статья Ю.Насимовича "ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ Р.Муди и попытка естественнонаучного объяснения ощущений человека в состоянии клинической смерти".

11. 3 декабря в Лафании началось чтение нового романа Галины Дицман "Женская проза".

12. В течение года печаталось собрание стихотворений Александра Богданова, но работа будет закончена только в следующем году.

 

СТИХИ, ПРИВЕЗЁННЫЕ С КАВКАЗА

Игорь Паньков

БАЛЛАДА О БЫЛЫХ БОГАТЫРЯХ ЗЕМЛИ РОССИЙСКОЙ

Я в те ещё родился времена,
где за рулон бумаги туалетной
давали много больше, чем за ленту
от пулемёта. И звала страна

на вечный подвиг, трудовой и ратный,
и прозябанье бодрое в быту.
И принадлежность гордая к гурту
была превыше дружбы и зарплаты.

Я в те ещё родился времена,
где по привычке брат косил на брата.
Но если принимали в октябрята,
то воскресал Ильич. И вся страна,

сглотнув индустриальные миазмы,
с больного бока на здоровый бок
верталась в трудовом энтузиазме.
По слову лишь. И слово было Бог.

Я в те ещё родился времена,
чей подвиг в болтовне не растворился,
хоть щёлкал бич, и крендель в небе вился,
и сочиняли лучших имена.

В какие бы хламиды не рядился -
я в те ещё родился времена,
когда народ от серной спички брился,
а в темноте сидел без ни хрена.

Когда рассвет узрев недоумённо,
и на плакатах рожи кирпичом,
в хомут совали выи и рамёна,
и прижигали горло первачом.

Я в те ещё родился времена,
в которых век двадцатый заблудился,
за что с лихвою каждый расплатился,
чьи пожинаем ныне семена.

Чья правота во лжи погребена,
а в святцах - резолюции и даты.
Где все, как неизвестные солдаты
поверили, что истине - хана.

Я никому не ставлю в укоризну
(история не терпит укоризн),
что бурлаками Репина отчизну
мы с матюками пёрли в коммунизм.

Но смею утверждать: судьба одна,
ты сгорбился под ней, иль возгордился,
но если прежде в люди не годился -
и ныне перспектива не видна.

СТИХИ АЛЕКСАНДРА БОГДАНОВА

В марте 2000 г. в Лафании почти появилось собрание сочинений Александра Анатольевича Богданова - жителя Перми. Оно существует в двух вариантах: в электронном и в распечатанном на бумаге, хотя тираж последнего пока минимален (1 экземпляр). Ведётся поиск нескольких произведений, после чего эта книга "придёт" к лафанцам.

Публикуем стихотворение А.Б., которое случайно выпало из поля зрения лафанцев: не печаталось в "Тёмном лесе", не помещалось в прежние машинописные сборники.

* * *

Я люблю, ни на что не надеясь;
точно знаю, что встречу отказ;
я люблю твою тихую прелесть
серых, строгих, но ласковых глаз.

И улыбку твою, и серьёзность -
всю тебя бесконечно люблю.
Но с тобою мы встретились поздно,
и уже не свернуть кораблю.

Я себя отдаю на заклание,
от тебя удаляюсь скользя.
Ты желанней, чем просто желание,
и запретней, чем просто нельзя.

    1991

ИЗ НОВЫХ ПЕСЕН ГАЛИНЫ ДИЦМАН

ПЕСНЯ О МАСТЕРЕ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Собор закончен. Мусор по углам.
Пьют мастера три дня без перерыва.
И только я слоняюсь по лесам,
всё трогаю - где ровно, а где криво.

О, этот купол - в самых страшных снах
я видел, как обрушивались балки,
я бил поклоны, рылся в чертежах,
и - господи прости! - ходил к гадалке,

я про стропила что-то ей твердил.
Она в моих запуталась мозолях,
потом сказала тихо: "Господин,
ты будешь видеть больше, чем позволят..."

Мой конкурент расчёты переврал,
кричал, что будут жертвы и убытки...
Но вышло так, что старый кардинал
мой купол выбрал с первой же попытки.

Он был учёным, он писал трактат
"Пропорции и место их в искусстве",
но по его проекту я бы рад
бордель открыть в портовом захолустье...

От зависти его хватил удар -
а я живу, размачиваю кисти.
Я эти фрески выдумал тогда,
когда не мог о храме и помыслить!

Ходил священник по пятам за мной
и толковал библейские сюжеты.
Я сделал вид, что я глухонемой -
и он отстал. Поклон ему за это.

Пускай толкует - мне бы наплевать,
да добрый люд уже строчит доносы,
мол, я посмел Марию написать
с той шлюхи, что зарезали матросы...

Да хоть бы так - таких небесных черт
вам не найти в монастырях Мадонны:
лица, не замутнённого ничем,
с младенцем, в этом мире нерождённым, -

она была никто и звать никак -
ни имени, ни матери, ни сына...
Она жила средь нищих и бродяг -
пускай живёт под куполом отныне!

А с нею рядом - пробирает дрожь,
чей лик я вижу там в венце терновом -
тот парень, что на мой наткнулся нож,
когда я был наёмником в Кордове.

Отец небесный, я его лицо
тебе отдам, как жертвоприношенье -
тебе ведь всё равно, в конце концов,
а я, быть может, заслужу прощенье?

Теперь никто не скажет мне: "Не сметь",
нет надо мною, кроме бога, старших.
Я нарисую собственную смерть -
и мне тогда сам Страшный Суд не страшен.

Там, где рассветный луч скользит в собор
- я это место выбирал часами -
мой хитрый профиль будет с этих пор
исподтишка подглядывать за вами.

Я буду видеть внуков, их детей,
и тех, кто неизбежно будет после,
и чувствовать всей шкурою своей,
как постепенно выцветает роспись.

Пройдут века. И стайка юных нимф
из школы забежит сюда зачем-то,
и я услышу со стены от них
о мастере эпохи Кватроченто.

    2000

ЧТО ЗАДУМАЛСЯ, ПОЛКОВНИК?

Вдоль по Дону ходит ветер,
ходит словно часовой.
Мы с тобой одни на свете -
на двоих один живой.

Мы от вражьего дозора
уходили как могли.
Избежали мы позора,
а от пули не ушли.

Ты мне больше не начальник,
я теперь твой командир.
Обо мне ты не печалься -
пристрели и уходи.

Что задумался, полковник?
Позабыл дорогу в рай?
Здесь про нас никто не вспомнит -
собирайся и ступай...

Здесь не время и не место
нам беседовать с тобой.
Пусть тебе моя невеста
будет верною женой.

Чтобы имя не пропало,
ты им сына назови.
Жизни мне осталось мало -
брат мой названый, живи!

В небесах играют трубы
Войску Донскому парад.
Деды-прадеды оттуда
сверху вниз на нас глядят.

Когда стану умирать я,
им поклоны передам.
Всё делили мы как братья -
смерть не делят пополам.

Вдоль по Дону, вдоль по полю
дальше ты пойдёшь один...
Отпусти меня на волю,
душу зря не береди.

Что задумался, полковник?
Или дрогнула рука?
Попрощались - да и полно.
Поживи ещё пока...

    2000

ИЗ ТЕТРАДИ АЛЕКСЕЯ МЕЛЛЕРА

(стихи последних лет)

* * *

Что же делать, если ты
стал слугою суеты;
что же делать, если, если
ты забыл свои мечты.
На душе и блажь, и тишь,
и уверенно стоишь,
но внутри скребётся кто-то,
то ли совесть, то ли мышь.

* * *

Уходят дни водой в песок,
в борьбе за собственный кусок.
Блажен, кто вырвался из круга,
но шанс на это невысок.

* * *

Закон природы очень прост:
родился, вырос и - в компост,
на элементы распадёшься
и силу дашь чему-то в рост.

* * *

Нет сил испытывать судьбу,
нет больше сил вести борьбу,
нет сил совсем, и остаётся
ворчать: бу-бу, бу-бу, бу-бу.

* * *

Я долго бился в стену лбом
с разбега или без,
но вот чуть-чуть подрос умом
и...
    стену перелез!

* * *

Смотрю я на белый свет
и вижу сплошную тьму:
нет денег и счастья нет -
всё сводится к одному.

* * *

О, бедный Иуда,
несчастный стукач,
он смотрит оттуда,
где скрежет и плач.

Из сумрачных недр он
взирает на нас
и шепчет: "Я предал
единственный раз."

И жалобный крик
извергают уста:
"Ведь вы каждый миг
предаёте Христа!"

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: