Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

 

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

 
N1 N2 N3 N4 N5 N6 N7 N8 N9 N10 N11 N12 N13 N14 N15 N16 N17 N18
N30 N31 N32 N33 N34 N35 N36 N37 N38 N39 N40 N41 N42 N43 N44 N45 N46 N47 N48 N49 N50 N51 N52 N53 N54 N55 N56 N57 N58 N59

ТЕМНЫЙ ЛЕС

N31

НОВОГОДНЯЯ ПЕСЕНКА

На обрыве декабрь,
на самом краю,
и в прыжке передарит
всю власть январю.

Мы бежим всех гурьбою
стремглав поздравлять,
растопить снег игрою, -
сугробы - на слякоть!

Новый год - звонче радость!
в корчах печаль.
Новый год - сочно: Здравствуй!
кончен - прощай.

Новый год, новый год, новый год
в ночь
приди!
Старый - стай, снег,
прочь - в почву
иди.

По завьюженным улицам
я молча бреду,
где смеются, целуются,
столкнувшись на льду,

с новым годом, - кричат мне,
старь - в промозглой глуши,
с новым годом и счастьем,
уходящий - спеши!

Новый год - звонче радость!
в корчах печаль.
Новый год - сочно: Здравствуй!
кончен - прощай.

Новый год, новый год, новый год
пусть
придёт.
Старый - в глушь, сушь,
в путь - пустошь
уйдёт.

За годами снежинкой
истает вся жизнь,
скудны, жидки пожитки
нам снег уложил
из забыто небывших,
отдавшихся в пыль,
в нас вогнавших, влюбивших
дней иглы углы...

Новый год - звонче...
сочно...
В небыль...

  О.Б., 1986

ДОРОЖНАЯ ПЕСЕНКА

В быстроте живёт дорога,
в быстроте,
презирая остановок
канитель;

треск сомнений - перелески,
чехарда,
и, что нужно, - неизвестно
никогда.

Толпы сосен,
топи, просинь,
вереск, мох, коряги.
Сквозь мошки зудёжь - проносит
через передряги.

Всё вперёд несёт дорога,
всё вперёд,
жёстко, строго до итога
наизлёт.

-Погоди!...- в подкорку-норку
ужас-крот,-
край один! Дай остановку!..
Поворот.

Толпы сосен,
топи, просинь,
вереск, мох, коряги.
До гнилых беззубых дёсен
через передряги.

  О.Б., конец 1986

ИЗ ОРАНЖЕВОЙ ЛИРИКИ

В 1987 году в Лафании отпечатан сборник оранжевых стихотворений, включающий три раздела: 1) лирика; 2) переводы и другие детские стихотворения; 3) блиц-поэзия. Знакомим читателя с несколькими стихотворениями из первого раздела. Они написаны в 1987 году.

* * *

Мы всем существом
обкатались во лжи,
без жизни живём
и творим миражи.

И правда, и ложь
воедино сплелись,
и не разберёшь,
где мираж,
а где жизнь.

* * *

Поверь мне: жизнь так коротка,
так мало в ней минут,
когда свободна и легка
душа парит без пут;

когда заботы далеки,
и только облака
волнами сказочной реки
вливаются в глаза;

когда застынет мир земной,
не шелохнётся лист,
и воздух, сдобренный сосной,
прозрачен, свеж и чист...

* * *

Ломая старые привычки,
их пыль отряхивая с ног,
взлечу однажды вольной птичкой
покинув тягостный острог.

Взметнувшись в небо голубое,
я растворюсь в голубизне
и стану вновь самим собою,
как был когда-то в детском сне

* * *

Всё в жизни проходит,
но всё остаётся...
Ведёт пароходик
таинственный лоцман.

ЛИМИРИКИ
АНГЛИЙСКИХ ДЕТЕЙ
В ПЕРЕВОДАХ ОРАНЖЕВОГО


* * *

Старичок жил на свете по имени Билл;
как-то раз он в Японию в лодке поплыл;
и была эта лодка
с виду, как сковородка;
сковородкою Билла назвал её Билл.

  Teresa Jenkins,
  10 лет


* * *

Жил на свете малыш-людоед,
грыз он репчатый лук на обед;
и твердили ему:
а людей почему
ты не ешь? Ты худой, как скелет!

  Robert Whitaker,
  6 лет


* * *

Как-то раз пожилая солидная леди
повела на прогулку малышку-медведя,
и вернулись домой,
и медведь стал большой,
потому что он скушал солидную леди.

  Gillian Nash,
  11 лет


* * *

Жил боксёр знаменитый по имени Вальтер,
он приехал с далёкого острова Мальта,
раз во время разминки
не заметил пружинки
и, взлетев, приземлился
в заснеженных Альпах.

  David McDermott,
  13 лет


* * *

Старичок жил на греческом острове Крит,
он имел непомерно большой аппетит;
стал он жуткий толстяк,
скушав сорок собак.
Вот какой старичок жил на острове Крит.

  Andrew Baird,
  6 лет


ЭЛЬ-ЧОКЛО И ДРУГИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ О.Т.


ЭЛЬ-ЧОКЛО
(арбатское танго)

На лето в городе остаться - как сраженье,
что нам даёт в жару земное притяженье;
хитрим, как можем, избегаем мы движенья,
но эти ритмы
сильнее нас.

Под вечер город накаляется настолько,
что с ног сбивает даже слабая настойка,
и даже каменный становится нестойким...
Приди заданный
вечерний час.

Не проводите африканских параллелей -
взгляните - красок ярких здесь не пожалели,
чтоб заходящие лучи всегда алели
и к вам смотрели
сквозь облака.

А если таете в туманной атмосфере,
сквозь текст читаете, упорны
в страстной вере,
или работаете в пламенной манере, -
нагрузка лета
для вас легка.

И мы танцуем, мы живём, - бежим, танцуя,
бежим, от солнечного плавясь поцелуя,
его жестокие лучи нас не минуя,
весь день преследуют, как Дафну Аполлон.

По знаменитой нашей улице и длинной
я удаляюсь перспективою старинной,
чтоб затеряться и в тени застыть невинной
кариатидой
между колонн...

  Лето 1987 г.

* * *

Искрится снег под фонарями,
так улыбается зима.
Она богатыми коврами
укрыла тёплые дома.

Деревья тонкими ветвями
даров не в силах удержать.
Им - только разводить руками,
недоумённо головами
качать - и до весны дрожать.

  конец 1987г.

* * *

Я многотел, многоголов, умножен,
по вечерам в экранах отражаюсь,
в дома рассован, в темноту задвинут -
и вижу только тени, отраженья,
туманности из лиц и антуражей...

В разноэтажный хаос погружаясь,
я окружён, обременён, раздавлен,
всё дальше мне, однако, суждено
ночами продолжать своё движенье,
испытывая ужас непрерывный
перед прошедшим, нынешним, грядущим...

Но кажется, но верится, но снится
другое настоящее цветное,
рассветом позлащённое и свежим
небесным ароматом расточаясь,
замедленно-свободно и взлетает
огромной бабочкой над океаном,
над лесом, над лугами и горами,
и дышит, и сверкает, и поёт.

  О.Т. 1987

ИЗ ФИОЛЕТОВОГО РУБАЙАТА

В конце 1987 г. был составлен каталог фиолетовых стихотворений. К настоящему моменту фиолетовое творчество насчитывает 56 различных стихотворений помимо рубаи(в том числе 4-6 небольших поэм) и 285 рубаи. Ниже публикуются некоторые рубаи, написанные, в основном, в 1987 году.

* * *

Наша планета раком больна:
вся человеком населена,
люди плодятся, всё пожирают -
скоро пустыней станет она.

* * *

Облагодетельствовал наш бардак
сэр Дрейк Ивана Грозного - Ермак.
Без золота, без нефти и без леса
Иван не протянул бы долго так.

* * *

Отделы мозга изучал,
что Ад и Рай в мозгу, узнал.
Но это опроверг Аллах:
кусочек Ада показал.

* * *

Бездельник честным среди нас слывёт
за то, что на зарплату он живёт.
Зато работник к жуликам причислен
за то, что у него большой доход.

* * *

В канаве кто-то пьяный умирает,
в тиши штабов войну подготовляют,
опять кого-то повезли в тюрьму.
Но мы не слышим - музыка играет.

* * *

Многих чернокнижников сожгли,
этим злу их только помогли.
Те же, кому Бог доверил правду,
продали её, не сберегли.

* * *

Костёр бессилен против правды - что ж,
никто ведь и не защищает ложь,
все думают, что борются за правду
и что для этого костёр хорош.

* * *

Вот-вот беда, и надо бы бежать,
а я ноги не в силах оторвать.
Кругом бегут, я не могу проснуться...
Да как же это - тридцать лет проспать!

* * *

Никто последствий дел своих не знает.
Кто меч за цель благую поднимает -
бесспорно, очень многих победит,
но цель благая как мираж растает.

* * *

Затихнет суета на пять минут -
прекраснейшие хобби тут как тут.
И слабыми своими голосами
напрасно страждущие вопиют.

* * *

В пыль ракета Землю разнесёт,
иль пустыня всю её сожрёт,
или вырожденье нас погубит -
подводить итог пришёл черёд.

* * *

Жизнь приучает нас к безделью,
жизнь приучает нас к бесцелью,
высовывающихся бьёт:
доволен будь своею щелью.

* * *

Сколь точно истину ни выскажешь
а человечество не вылечишь.
И всё же надо говорить:
пусть эхо слабое - а вызовешь.

* * *

Всё - хошь-нехошь - перемелется:
грустная эта комедьица
будет тянуться сто лет,
но и - увы - не замедлится.

* * *

О дай мне, Бог, сойти с ума
так, чтобы кончилась зима,
так, чтобы вдруг открылась бездна
на месте, где была тюрьма.

* * *

Огромный город, толпы, суета...
Зачем, куда - не видно ни черта.
А я брожу без Бога и без цели,
тоска бескрайняя и пустота.

* * *

Своё предназначенье угадай
и исполненью всё-всё-всё отдай,
и старым добрым сказкам ты не верь
о том, что существует где-то рай.

* * *

Мы в лесу везувиев живём:
как ни охраняй свой хрупкий дом -
защитишь его от ста вулканов,
но сто первый заплюёт огнём.

* * *

Вот такая наша жизнь:
от себя не убежишь.
Как ни грустно, как ни жаль -
не придёт из сказки джин.

* * *

Тихая поляна
и уже не рано.
Но бежит без устали
лошадь атамана.

* * *

Не верьте никогда вралям,
не верьте никогда врачам,
но главное, имейте память:
не верьте никогда властям.

* * *

Думай всегда перед тем, как решить.
Думать есть жить, а не думать - не жить.
Но не давай своей мысли в гордыне
Голос Отца твоего заглушить.

* * *

В ком горит работы пламя -
тех зовём мы куркулями,
кто работает сквозь сон -
славными горды делами.

* * *

До чего же много мне везло,
я же всё употребил во зло.
А теперь проснулся ангел злой,
отобрал у доброго весло.

* * *

Вот мыла я извёл ещё кусок.
Мой час - увы, он тоже недалёк.
Тогда и из меня наварят мыла,
но и оно измылится в свой срок.

* * *

Можешь прятать голову в песок,
можешь всё предвидеть как пророк,
хоть сопротивляйся, хоть терпи -
холоден и неизбежен рок.

* * *

Мы просим у судьбы того, сего,
ворчим, что не даёт она всего.
А между тем даёт она не мало,
но взять мы не умеем своего.

* * *

Неугодные книги сжигали когда-то,
но придумали средство верней бюрократы
напечатали всяческих книг мегатонны,
ими прочно засыпали правды караты.

* * *

Из чаши горькой миллионы пьют,
всю жизнь луча надежды тщетно ждут.
А я - букашка крохотная - верю:
Бог лично охраняет мой уют.

* * *

От несчастий избавиться мним,
о правах человека твердим.
Но смеются над нами бессмертные,
сотрясается смехом Олимп.

ИЗ ГОЛУБЫХ ТЕТРАДЕЙ


* * *

Не Бог над нами, а бездушный рок;
но рок не страшен, если дух высок.
А Бог - лишь совокупность этих истин,
удобный для употребленья слог.

* * *

Притупляется боль хоть какой крутизны,
притупляется радость любой новизны,
нет извечно счастливых, извечно несчастных,
и поэтому все мы друг другу равны.

* * *

За деньги временем заплатишь,
а деньги попусту потратишь...
Так будь бездельником! - от жизни
тогда хоть что-нибудь ухватишь.

* * *

Попробуйте хоть раз о том, о сём
поговорить серьёзно с чудаком...
Чудачества - обрывки философий,
не воплощённых в жизни целиком.

* * *

Грядущее в дверях стоит,
но о приходе не шумит,
от Настоящего таится
и зорко в Прошлое глядит.

  1987

В ОЖИДАНИИ ДНЯ

В 1987 году Уральский бард не прислал в Москву ни одного стихотворения. С горя лафанцы переиздали его прежний сборник "Песни сердца" под новым названием - "В ожидании дня". Это даёт формальный повод поместить ниже одно из стихотворений сборника.

* * *

Наклонись на моё плечо,
заблудившаяся душа.
Нам сыграет на скрипке сверчок,
ты услышишь, как травы шуршат,

ты увидишь - в траве светлячок
нам мигает зелёным глазком,
ты почувствуешь, как мотылёк
ветерком овевает легко.

Наклонись на моё плечо
и давай послушаем ночь.
Мотылёк, светлячок, сверчок
так желают тебе помочь.

Мотылёк на свободу зовёт,
светлячок освещает путь,
а сверчок о таком споёт,
что попробуй потом забудь!

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: