Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Литературный Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Обзор сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

 

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

 
N1 N2 N3 N4 N5 N6 N7 N8 N9 N10 N11 N12 N13 N14 N15 N16 N17 N18 N19 N20 N21 N22 N23 N24 N25(1) N25(2) N26 N27
N30 N31 N32 N33 N34 N35 N36 N37 N38 N39 N40 N41 N42 N43 N44 N45 N46 N47 N48 N49 N50 N51 N52 N53 N54 N55 N56 N57 N58 N59 N60 N61 N62

Тёмный лес

N27

В пустыне мирской,
изнывая от жажды духовной
и устали грешной,
с покаянием на устах
к источнику вечному
мысли, мечты, вдохновенья
Великому Дивану
припадаю.

ПЕРЕВОДЫ С АНГЛИЙСКОГО

КОРОЛЕВСКОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

(Из Яна Серрейлера)
На двух принцессах был женат
Король наш молодой.
- Я королева и ты королева!
Кто пойдёт за водой?

  █

ШАЛЯЙ-ВАЛЯЙ

(Из Маршака)
Шаляй-Валяй
в ночи гулял,
Шаляй-Валяй
употреблял.

Суд и милиция,
школа и мать
не могут Шаляя,
не могут Валяя,
Шаляя-Валяя,
Валяя-Шаляя,
Шаляя-Валяя
унять.

  █

КОГДА Б МОГЛА ЛЕТАТЬ СВИНЬЯ

Когда б могла летать свинья,
То я, покинув дом,
На ней в далёкие края
Отправился верхом.

Я повидал бы Ганг и Нил,
Неаполь и Багдад,
В Аддис-Абебе погостил
И прилетел назад.

Я приземлялся бы в пути
Везде, где захотел,
По Гонолулу мог пройти,
Над Конго пролетел.

И недоумевал народ,
Заметив над землёй
Мой необычный самолёт,
Визжащий подо мной.

Конечно, кто-то закричит
- Всегда так в мире было -
Увидев несколько копыт,
Узнав свиное рыло,

И станет звать и мам, и пап,
И нос себе щипать...
Эх, славно было бы, когда б
Свинья могла летать!

  █   █

НА ДНЯХ В ЛАФАНИИ

На днях (на месяцах, на годах и т.д.) должен выйти из печати "Тёмный лес" N26.

В прошлом номере "Тёмного леса" будет помещена погромная статья лафанского критика Тёмного-Синего о стихах Голубого.

На днях может состояться шахматный матч между новым и старым поколениями лафанцев. Результаты матча публикуются в прошлом номере.

Собирается взяться приступить начать готовиться к печати сборник стихотворений Голубого. Бумага и копирка переданы издателю Оранжевому в 1982 году н.э.

Предлагается отныне и вовеки веков выпускать "Тёмный лес" через номер силами то одного, то другого поколения лафанцев по очереди - и тем самым сэкономить время для поклонения Дивану.

ИЗ ЛАФАНСКОГО ДИВАНА

ЛЕЖАЧАЯ ПЕСЕНКА

Посвящается моему лучшему другу
Лежу как прежде на диване,
Весь день гляжу на абажур.
Никто меня здесь не обманет,
Никто не спустит десять шкур.

А на диване хорошо-хорошо!
А я б отсюда не ушёл ни за что!
А я б отсюда не ушёл ни за что!
А я б отсюда не ушёл ни за что!

Как тихо, сыто и спокойно!
Как сухо, мягко и тепло!
Пускай вокруг бушуют войны -
Лишь бы ко мне не занесло.

А на диване хорошо-хорошо! (и т.д.)

О, мой диван, приют мечтаний!
Я б о тебе, мой лучший друг,
Пять-шесть томов воспоминаний
Навспоминал - да недосуг.

А на диване хорошо-хорошо! (и т.д.)

  (А. Богданов, 1980)

НЕВОЛИНСКИЙ РАЁК

(из писем Фиолетовому с Урала)
Я к дивану прилип.
Это грипп.
Не хожу я учить ребят,
а сам не пошёл на учёбу в военкомат.
И, конечно, довольны ребята,
и не надо им шоколада,
чтобы дольше болел я, им надо.

В голове у меня мутит,
в животе у меня болит,
и давно уже хлеба нет.
В завтрак, в ужин, в обед
вместо хлеба и вместо конфет -
стрептоцид.

Вот так я лежу,
в потолок гляжу,
стишки пишу,
никуда не хожу,
к дивану прилип.
Спасибо, грипп!

И лежу я четвёртый день,
лень - учить, лень - учиться,
лежать - не лень.
Я бы так полежал до лета,
и совсем не скучно это -

можно так интересно мечтать:
и влюбиться, и к звёздам слетать,
и открытий наделать в науке,
чтоб меня изучали внуки.
Или прямо с кроватью взлететь
и на толпы зевак поглядеть,
ну а после стать невидимкой,
прятаться за полудымкой
и за руку тяпать воров
посреди безлюдных дворов,
или влеплять по печёнкам
хулиганам, пристающим к девчонкам,
или... Много ещё чего.
А это письмо
запечаталось бы само!

  █

* * *

Жизнь мою не назовёшь плохой:
Ни беды, ни радости - покой.
Ни кнута, ни пряника, ни рельсов.
Оттого ленивый я такой.

  █

* * *

Для одного мучение спешить,
Другой же только так и может жить.
А кто успеет больше, как узнать?
И что такое "больше", как решить?

  █

* * *

Признаться должен я сначала,
Что до сих пор о чём писать
Не знаю. Мыслей слишком мало,
И очень хочется мне спать.

Но обстановка: ночь, чернила
И очинённое перо
Располагают. Тихо. Мило.
Итак, пишу поэму про...

И остановка. Что такое?
Трамвай проехал за окном
И весь настрой опять расстроил,
Перевернул его вверх дном.

Опять, мокнув перо в чернила,
Я вдохновения жду зло.
Но лишь чуть-чуть душа вспарила,
Глядь, а на улице светло.

Ползут невыспанные лица
На огнедышащий завод.
А мне пусть крепко-крепко спится.
Во сне пегас за мной придёт.

  █

* * *

Нет более муки, чем утром вставать,
И если же ад существует,
То грешникам там не дают утром спать,
В раю же лишь сон торжествует.

  █

ЛАФАНЦЫ В 1982 ГОДУ

* * *

Художник создал множество
произведений графики,
но ярче всех художества
в области грамматики!

* * *

Боба-барабанщик рано встал
(это так для рифмы вышло),
Боба-барабанщик заиграл
(и певца не стало слышно).

* * *

"Тёмный лес" 26 возвестил:
(вар.: возвестит)
есть! Есть в Лафании ЗОИЛ!
(вар.: иезуит)

* * *

Ах, милое детство!
Где ты?
Где ты?
(велосипеды...
вино...
сигареты...)

За комментариями обращаться к редактору.

ЗОИЛ - злой критик, бяка; поэты (Гомер, Шекспир, Голубой, Пушкин и др.) не любили зоилов и сочиняли на них эпиграммы.

* * *

Нет, не дописан рубайат:
Ещё остался в ручке яд.

* * *

Уральский бард диван оставил,
И тот диван в ночи скрипит:
"Ведь это ж я его прославил,
А сам теперь забыт, забыт!"

Уральский бард стихи не пишет,
Нашёл дела он поважней,
Призыв Дивана он не слышит,
Он не лафанец стал, ей-ей.

ОРАНЖЕВАЯ МЕЧТА

(переводчику детских английских стихов)
Оранжевые мамы Оранжевым ребятам Оранжевые песни Оранжево поют.
  (Арканов и Горин)

* * *

Я эпиграммы всем раздал
То ласковей, то строже,
А на себя писать не стал -
Дерзайте, кто моложе.

Евг. Кен.

* * *

Жабоподобная и плотная подушка,
готовая усыпить
испарениями своего пухового болота -
мы будем
качаться на поверхности
водяными невкусными лилиями,
нас будет клевать
одноногий розовый торшер...

Надо дёрнуть за шнур,
чтобы он погас.

* * *

Туман в сердце,
плесень в душе,
холод - угрызения совести
под оглушающую музыку буден.
Как дети в лесу,
заблуждаются все.
И ласковый голос не окликнет :
"Вась, а, Вась,
я здесь, здесь."

ДИСКОТИЗМ

Вот. Музыка, как вертолёт, падает на толпу,
её вращающиеся лопасти срезают головы.
Но так даже удобнее танцевать.

ИСКУССТВО

ь Очень утомительно- раскрашивать пустоту.

* * *

Мимо в машинах проносятся,
пролетают
безмолвные,
беззвучные,
безучастные
люди, закупоренные в металле.
Без лиц.
Удобно, добропорядочно и цивильно.

Сам себе я кажусь цилиндром,
по которому движется поршень.
Дойдя до упора,
он скользит обратно.
И ничего больше.

ГИМН

В моих стихах
нет ни ритма, ни рифмы, ни смысла.
В моей песне
самые простые слова.
И у меня
достаточно противный голос,
чтобы спеть её.

* * *

Пригрело солнце,
травы благоухают,
небеса чисты -
погода!

Хочется выползти из своей раковины.
И поводить во все стороны усиками.

* * *

Прямо под окном всю ночь
дралась и визжала свора собак -
наконец-то я мог
спокойно выспаться,
не думая ни о чём.

* * *

Вдоль строки пробежало, семеня ножками, насекомое,
взгляд проследил за ним,
а вернувшись на строку
взгляд заметил,
что ускользнула и мысль.

РУБАИ 1982

* * *

Поля, дороги, посох и сума...
Полтава, Курск, Архангельск, Кострома...
Ах, нет! - диван, кастрюлька, ложка, книжка,
Покой для тела, клетка для ума.

* * *

В машинный век откуда Бога знать?
Вся наша жизнь - сквозь дым и шум бежать,
А нищий странник с рваною сумою
Не в силах этот рёв перекричать.

* * *

Когда бы я в иной родился век,
То был бы, может, честный человек,
Пахал бы, ткал, слесарил или строил,
Или с сумой пол мира пересек.

* * *

Крестьянин пашет, сеет, жнёт.
Ткач ткёт. Торговец продаёт.
Интеллигент ворчит и ноет,
Читает, пишет, ест и пьёт.

* * *

Для чего мы посланы сюда?
Для любви, для битв и для труда!
Выполняй - и угадать не пробуй,
Сколько выйдет пользы и вреда.

  Из "Фиолетового рубайата", изданного в 1982 году и включающего около 100 рубаи.

ИЗ ТВОРЧЕСТВА ТЕЛЕГИ

* * *

Родители, как водится,
Решили пожениться,
А через год, как водится,
Я должен был родиться.

Но сразу лишь родился я,
В меня впилась судьба моя.
Маман, увы, хотела дочь,
Но врач уже не мог помочь.

И вот степенная чета,
Друг другу вторя чинно,
Презрев солидные лета,
Растит для мира сына.

Сын рос как будто на дрожжах,
Вдобавок, рос смышлёным
И сеял в сердце смутный страх
Родителям преклонным.

То спички детка зажигал,
Пугая всех пожаром,
То отравиться обещал
Малыш печным угаром.

То ковырял малютка нос,
Швыряя в сверстниц камень.
То вдруг ругался, как матрос,
В укор культурной маме...

  (Отрывок из "Автобиографии")

АХИНЕИ

Стихов здесь нет, - сказал поэт -
Душонка нараспашку.
Он огорчил и удивил.
И выбросил бумажку.

Ты пьяный от любви моей -
Я больше так не буду.
Проснись, мой друг, проснись скорей,
Мы будем мыть посуду!

Пыль летает, словно пух.
Наш петух совсем опух -
Не глядит людям в лицо,
Потому что снёс яйцо!

  (Телега)

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Телега - лафанский музыкант, художник и поэт, автор "трансформаторной лирики", ахиней, пародий и других шедевров лафанской литературы.

ПО ОДНОМУ СТИХОТВОРЕНИЮ

СЛЁЗЫ СОЛНЦА

В небесах в начале дней
была дорога,
а по ней
скользила барка
Солнечного бога.

Он был один,
совсем один,
и мир безлюдный
был под ним,
и он заплакал -
слишком было одиноко.

И дождь стеною
с неба полил,
и слёзы Солнца
упали в Нил,
вниз, как во тьму
бездонного колодца.
И это чудо первых дней:
превратились
они в людей,
и люди родились
из плача Солнца.

И дни помчались чередой,
спеша сменить один другой,
а в жизни
всё так же одиноко.
И чтобы мне тебя найти,
я должен целый век брести,
а впереди у нас
не близкая дорога.

И нам с тобой
по ней идти,
там свет манящий впереди,
тепло в ночи горящего оконца.
А что мы плачем иногда,
то лишь судьба,
а не беда,
ведь мы с тобой
всего лишь
слёзы Солнца.

  (М.Ч.)

* * *

Прими, мой друг, в подарок тишину.
Советую тебе с ней подружиться.
Я не имел её, но всё-таки дарю,
Прими её, и жизнь остепенится.

Она не будет попусту кричать
О том, чего не любит и боится,
Она вам посоветует молчать:
Когда молчишь, так трудно ошибиться.

Пока ты не плывёшь на корабле,
Так глупо беспокоиться о мели.
Зачем же горько плакать о коне,
Когда сподручней ездить в карусели?

  (Дм.Ч.)

* * *

Жизнь шумит упрямо за будничным окном,
Не заметишь - станешь древним стариком.
Сколько испытаний! Сколько важных дел!
Всё ли ты продумал, всё ль предусмотрел,

Чтобы был ты мудрым древним стариком,
А не просто старым дряхлым существом,
Чтоб глаза с искринкой не смутил вопрос:
"А не зря ль ты прожил до седых волос?"

  (А. Ильин)

ПУТНИК

Иногда мне хочется уйти.
На рассвете. Без предупрежденья.
Чтоб в реке дремали отраженья.
Чтоб туман стелился впереди.

Чтоб сливались радость и печаль
С тихим светом ясного востока,
Чтоб вела беспечная дорога
В сказочную утреннюю даль.

Где-то там за полем будет лес,
А за ним опять поля, озёра...
Широта зелёного простора!
Чистота распахнутых небес!

Будут сёла, пашни и сады,
Будет лай собак и скрип колодца,
И с крыльца девчонка улыбнётся
И подаст колодезной воды.

Будут грозы, ливни и ветра,
Будет шум качающихся сосен,
И тревожный птичий крик под осень,
И туман, и ночи у костра.

Будут сказки, жуть и темнота,
И в золе горячие печёнки,
И улыбка той босой девчонки
Станет сладкой болью навсегда.

И опять не радость, не печаль -
Что-то третье, светлое, от бога,
И ведёт беспечная дорога
В новую таинственную даль.

И опять... Но нет, я всё равно
Не уйду. Живу других не хуже,
Суечусь, верчусь в житейской луже,
Тороплюсь, опаздываю... Но

Иногда мне хочется уйти
Навсегда в синеющие дали,
И пьянеть от солнца на привале,
И идти, идти, идти, идти...

В паутинках, в росах и в пыли
Налегке пройти с душою вольной
По Руси зелёной, колокольной
И исчезнуть где-нибудь вдали.

  █

* * *

Играй, моя флейта, звучи.
Для мира божественный звук,
Небесного света лучи
Ты веером сеешь вокруг.

Не многие стали добрей,
Согретые звуком твоим,
Но всё же мы песней своей
Хоть чьи-то сердца веселим.

На звуки твои корабли
Идут, покоряясь мечте,
Всё дальше плывут от земли,
Свой путь посвятив красоте.

Стремятся, беды не боясь,
И гибнут на этом пути,
Но гибнут - победно смеясь.
И равных им вновь не найти.

Проклясть я готова мечту!
Друзья, вы погибли в волнах...
Ища лишь одну красоту,
Я вас потеряла в мечтах...

Стою на пустыной черте.
И выпала флейта из рук,
Уже неподвластных мечте,
И замер божественный звук.

Мечта - это бред, это сон,
Ушедшего солнца лучи,
То сердца беспомощный стон...
Не пой, моя флейта. Молчи.

  (О.Т.)

* * *

Среди своих подруженек зелёных
Стоит она, раздетая, одна
И тонкой сеткой веточек склонённых
Трепещет, наготою смущена.

И стыд, и боль, и вызов, и смятение...
Безмолвный, но естественный упрёк.
Ты виноват. И нет тебе прощения
За то, что ты её не уберёг.

  (А.Б.)

ИЛЬЕ В ДЕНЬ ЕГО 25-ЛЕТИЯ

Первый жёлтый лист кружится
над твоим двором,
глядь, ледок засеребрится,
ляжет снег потом,

всё окутает, проклятый,
не найдёшь пути...
Но пока что зелен сад твой,
так гуляй, не жди !

  █

* * *

Всё на свете белом зыбко:
Счастье, горе, плач и смех.
Золотая где-то рыбка,
Но она одна на всех.

И ложатся тихо строки
На тетрадный белый лист,
Посылая то упрёки,
То восторженный присвист.

И на свете белом-белом
Всё давным-давно бело
И бело любое дело,
Даже если это зло.

  █

НОВОГОДНЯЯ ПЕСНЯ

Если приходит ёлка
в дом на зелёных лапах,
Если каминным жаром
весело дышит печь,
Если стоит в прихожей
терпкий смолистый запах
И на морозных окнах
пляшут улыбки свеч -

Ты соберись тихонько,
хлеб положи в котомку,
Молча взгляни на ёлку
и отправляйся прочь -
В поле, где буйный ветер
вихрем метёт позёмку,
В лес, где глазами сосен
в душу заглянет ночь.

Весело хлопнут пробки -
сядут друзья за ужин,
Выпьют за тех, кто в море,
скажут: "Счастливый путь!"
Есть на дорогах мира
дом, где ты больше нужен,
Дом, где зажжёшь ты ёлку
счастьем кому-нибудь.

Если же в этот вечер
по полу тянет стужей,
Если застыли маски
жёлтым подобьем лиц,
Если тот зимний праздник,
тот новогодний ужин
Полон бессильной скукой
загнанных в клетку птиц.

Ты не спеши из дома,
не торопись в дорогу,
Лучше раздуй в камине
залитый кем-то жар,
В руки бери гитару,
песню зови в подмогу,
Ёлку неси из леса -
свой новогодний дар.

Знаешь: кому-то надо
в праздник развеять стужу.
Ёлка на мягких лапах
в дом не придёт сама.
Есть на дорогах мира
дом, где ты очень нужен,
Дом, где с твоим уходом
станет темнее тьма.

  (М.А.Ч.)

 

Последнее изменение страницы 6 Aug 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: