Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

 

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

 
N1 N2 N3 N4 N5 N6 N7 N8 N9 N10 N11 N12 N13 N14 N15 N16 N17 N18
N30 N31 N32 N33 N34 N35 N36 N37 N38 N39 N40 N41 N42 N43 N44 N45 N46 N47 N48 N49 N50 N51 N52 N53 N54 N55 N56 N57 N58 N59

Тёмный лес

N36

"Тёмный лес" - лафанский национальный журнал. Выходит с 1969-го года в столице Лафании Николиной Горе или на окраине Лафании в Москве.

Этот номер журнала, как уже стало традицией, посвящён лафанским литературным событиям прошедшего (1992-го) года. .

СТИХИ СВЕТЛАНЫ ГАДЕЛИЯ

Осенью прошедшего года лафанский путешественник И.М. совершил путешествие на Кавказ. В результате этого в Москву к лафанцам попала подборка из семнадцати стихотворений Светланы Гаделия (г. Ессентуки). Знакомим с шестью из них.

* * *


Эта осень бесслёзна,
  ей чужды распад и развал,
взяты в раму одну
  акварельные горы и долы.
Синеокий Октябрь,
  он, конечно, не зря колдовал -
по венециям улиц
  плывут золотые гондолы.
 
Эта осень светла
  и горька, как последняя страсть,
обречённая знать
  о грядущем своём Герострате.
В ярко-синей лагуне
  легко никого не проклясть,
не проклясть, не упасть
  под лавиной ответных проклятий,
 
чтоб увидеть потом,
  тусклой ночью угрюмой поры,
у последней черты,
  у последнего белого края:
по огромному небу,
  восстав из-за тёмной горы,
солнце, огненный ангел,
  летит и летит, не сгорая.
 

* * *


Что - "мальчики кровавые в глазах"?
Ни у кого!
Толчок -
  и хлещет огненная лава.
И легионы меченосных лет
стоят на перепутьях,
задувая
огни свечей.
Как одиноки свечи!
Слезами воска
  разбавляют кровь.
Пожар багровый
  оплавляет лица,
а на болванках углем
    нарисует
трагические маски.
Ворон-крест
взлетел, тяжёлый.
Виноватых нет?
 

ФАНТАСТИКА


Поставить крест и выйти из игры,
утешась афоризмом на латыни,
пока пустые, белые дворы
кричат беззвучно в звёздные пустыни,
 
и в полутьме гитарный перебор,
тишайший - через две стеклянных двери
услышать. Напророчить глад и мор,
фантастике реальности поверив.
 
Мир фантастичен. Этот вот, простой,
слепой, ночной, изъеденный заботой,
где дерево живое в сухостой
внезапно превратилось отчего-то,
 
где вечно звёзды над землёй висят,
но время странно изменяет лица...
Фантастика - что скоро пятьдесят.
Фантастика - что надо примириться.
 

* * *


Из слов железных не скую лица.
Из дней терновых не хочу венца,
но, лоб кровавя, принимаю снова
дни, где лицо и маска не враги,
дни, где с цветком враждуют сапоги,
дни, где у жизни ржавая основа.
 

ЖАРА


Аравия переместилась.
Заменой финиковой пальме -
каштан. Он спит. Ему приснилась
струя - эдемских вод кристальней.
 
Пески песочниц ждут верблюдов.
В пустынях сих светло и сухо.
Над парой сонных изумрудов
листочком серым вянет ухо.
 
На ста макушках млеют банты -
сто розанов в садах Аллаха.
И спит тяжёлым сном атланта
держатель мира - черепаха.
 
А солнце, жгучее такое,
пьёт чай из облачка-корытца.
Мираж довольства и покоя
дрожит, готовый раствориться.
 

* * *


Брат мой - через дорогу,
брат мой - через равнину,
брат мой - за ближней горкой,
брат мой - за дальней речкой,
брат мой, глядящий косо,
брат мой, драконом ставший,
сталью, огнём и смертью -
трудно тебя звать братом!
 
Выкипит море, брат мой,
выгорит солнце, брат мой, -
с кем ты разделишь слёзы,
если сестры не станет?
 

ТЕКСТЫ ПЕСЕН ГАЛИНЫ ДИЦМАН

В ноябре 1992-го года в Лафании издан сборник произведений Галины Дицман (37 текстов песен, несколько других стихотворений и поэма "Возвращение"). В целях агитации приводим тексты пяти песен. А сами песни можно послушать в гостях у Ю.Н. и О.Т. - на магнитофоне (в любое время) или в авторском исполнении (к сожалению, не в любое время). Очень советуем.

СЕЗОН ТРОПИЧЕСКИХ ДОЖДЕЙ


Сезон тропических дождей
окончен, как ни бушевал.
Сезон трагических страстей
обрёл логический финал -
Прощай, любовь моя, прощай!
 
Мы расставались столько раз,
что смысла нет уже ни в чём.
Пускай плывёт мой старый чёлн,
покуда плавать он горазд -
Прощай, любовь моя, прощай!
 
На мокрой парусине нордических небес
я солнца нарисую языческий зрачок...
Любовь моя - погибель, тропический мой лес,
там было мне так свободно и горячо.
 
Напор тропических широт
уйдёт в былые времена,
и мы, как вымерший народ,
свои забудем имена -
Прощай, любовь моя, прощай!
 
Я уплываю налегке,
держась за жёлтые лучи,
я не забуду, как звучит
на первобытном языке:
Прощай, любовь моя, прощай!
 
На мокрой парусине нордических небес
я солнца нарисую языческий зрачок...
Любовь моя - погибель, тропический мой лес,
там было мне так свободно и горячо.
 
И как нас только занесло
из прошлой жизни в мир теней?
Судьба застигла нас врасплох -
мы безоружны перед ней...
Прощай, любовь моя, прощай!
 
Сезон тропических дождей
вдогонку шлёт девятый вал...
Сезон трагических страстей
обрёл логический финал -
Прощай, любовь моя, прощай!
 
На мокрой парусине нордических небес
я солнца нарисую языческий зрачок...
Любовь моя - погибель, тропический мой лес,
там было мне так свободно и горячо.
 

ЭМИГРАНТСКАЯ ПЕСНЯ


Рассветный дождь в виски вбивает стук,
и между штор туман вползает серый,
а у меня вчера уехал друг,
а я никак всё не могу поверить.
 
Он не имел ни денег, ни заслуг,
и всё твердил, что лишь желанный берег
его спасёт, и вот уехал друг,
а я никак всё не могу поверить.
 
И стоил ли отъезд всех этих мук:
анкет, долгов, прощаний и истерик!?
Но он держался, он уехал, друг,
а я никак всё не могу поверить.
 
Вчера на проводах его вокруг
гостей и водки было не измерить.
Все пили, чтоб скорей уехал друг,
а я никак всё не могла поверить.
 
Он на вокзале жал десятки рук,
был невменяем у последней двери,
но всё же вышел, он уехал, друг,
а я никак всё не могу поверить.
 
Нас суета спасает от разлук,
но с кем же мне теперь делить потери,
кому сказать, что вот уехал друг
и что я в это не могу поверить.
 
Дожди и будни в памяти сотрут
его лицо, как адрес на конверте.
Пора привыкнуть, что уехал друг,
мне не видать его до самой смерти.
 

КУПИДОН


Что-то так скребёт на душе,
как давно уже не скребло,
а с карниза кто-то уже
тихо целится под ребро.
 
Улетай, малыш, улетай,
уноси свой волшебный лук.
Твой полёт среди птичьих стай -
это только киношный трюк.
 
Выбирай другую мишень,
ты из пушки по воробьям
бесполезно палил весь день -
я дурачить себя не дам.
 
Ты напрасно целился в нас -
дверь захлопнута в дом пустой,
и, ей богу, не в первый раз
будут мордой возить об стол.
 
Нам давно уходить пора.
Эх, пропала твоя стрела!
Тут сказали бы шофера
про искру, что в землю ушла.
 
Лишь почудился нам щелчок
золотой твоей тетивы,
как мы бросились наутёк,
не подняв от стыда головы.
 
Я обшарю потом углы -
подари, что тебе не жаль;
будет перышко от стрелы
в телефонной книжке лежать.
 
Улетай - вот тебе совет,
и проступит из дальней мглы
нам двоим лишь заметный след,
лёгкий росчерк твоей стрелы.
 
Завтра будет совсем легко,
пробный выстрел - это сигнал.
От твоих промашек никто,
слава богу, не умирал.
 

ПЕСНЬ ПОКАЯНИЯ ДАВИДА СТРОИТЕЛЯ


Когда настанет время последнего вздоха,
величье власти померкнет в сиянии дня,
увянут цветущие силы, оставив лишь крохи,
тогда помилуй меня, всевышний мой судья.
 
Когда радость и горе станут излишним грузом,
и слова мои никого уже не удивят,
перейдут к другому и трон, и заботы о Грузии,
тогда помилуй меня, всевышний мой судья.
 
Когда за другим встанет великое воинство
с оружием прочней дедовского литья,
я сложу доспехи, вступая в вечное подданство,
тогда помилуй меня, всевышний мой судья.
 
Когда устанут навек мои руки зодчего,
и под солнцем иссякнет река моего бытия,
когда, безоружен и слаб, предстану пред очи я,
тогда помилуй меня, всевышний мой судья.
 

ПОДНИМЕМ КРУЖКИ, ГОСПОДА!


Поднимем кружки, господа,
под сводом вымокшей палатки!
И жизни нашей стены шатки -
поднимем кружки, господа!
 
Горит вечерняя звезда,
и мы опять сегодня вместе,
забыты жёны и невесты...
Дай бог им счастья, господа!
 
Вы оказались здесь, мадам,
случайно иль по воле рока,
нас завтра разлучит дорога...
Поднимем кружки, господа!
 
А свечи тают без следа,
их не зажечь угасшим взглядом.
Да будет снова юность рядом!
За нашу дружбу, господа!
 
Рассвет настанет, как всегда,
что может быть на свете лучше!
Нас вновь подстерегает случай,
поднимем кружки, господа!
 

НЕИЗВЕСТНЫЕ СТИХИ АЛЕКСЕЯ МЕЛЛЕРА

В октябре 1992-го года в Лафании было издано полное собрание стихотворений Алексея Меллера, включающее 406 произведений. Более половины стихотворений никогда не публиковались. В этом же месяце был опубликован сборник, включающий 138 избранных стихотворений того же автора. Итак, знакомим с несколькими ранее неизвестными стихотворениями Алексея Меллера.

ЧУДЕСА


От метро до работы
пятнадцать минут,
но не нравится что-то
мне этот маршрут.
 
От работы к метро
те же четверть часа,
но летишь, как патрон,
и поёшь...
  Чудеса!
 

* * *


Один мой друг сошёл с ума,
в другого ум вошёл -
он пишет толстые тома
о том, что хорошо.
 

* * *


От жары мозги размякли,
мысли вялые текут.
Но одно мне непонятно -
как же в Африке живут?
 
От мороза стынет кожа,
замерзает мыслей пруд.
Но одно меня тревожит -
как на Севере живут?
 

* * *


- Несут ахинею
  с трибуны...
- Ну что ты!
  Начальству виднее
  все наши заботы.
 

* * *


Закон очень чёток,
горюй, не горюй:
рабочий - работай,
начальник - воруй.
 

* * *


От недосыпания
красные глаза.
Бред развился, мания...
Попросту - шиза.
 
Чем-то раздвоили ум,
плавает мой взор,
и уже консилиум
вынес приговор.
 
Два словечка сказаны -
Белые Столбы.
Руки крепко связаны,
рядышком - жлобы.
 

* * *


Три десятка долгих лет
в ореоле славы
правил Русью людоед,
вурдалак кровавый,
 
пережёвывал людей,
мрачно сдвинув брови...
Только хруст стоял костей,
терпкий запах крови.
 
И сливались славословья
в оглушительный концерт,
барабанной бодрой дробью
заглушая крики жертв.
 

* * *


В красный цвет окрашена
наша вся символика,
и напрасно спрашивать,
сколько крови пролито,
 
и напрасно взвешивать:
стоило - не стоило;
с кровью перемешано
всё, что здесь построено.
 
Море крови плещется
под ногами нашими,
словно сбылось вещее
предсказанье страшное.
 

СТИХИ МАЗИНГА В РУССКОМ ПЕРЕВОДЕ

В апреле прошедшего года Ю.Насимович закончил работу по переводу на русский язык детской книги эстонского биолога Виктора Мазинга "Ты только посмотри..." Это стихи о съедобных и ядовитых растениях, об их жизни. Конечно, такие стихи интересны только вместе с картинками. Поэтому мы приводим лишь одно стихотворение.

НЕ КАЖДАЯ
КРАСНАЯ ЯГОДКА
СЪЕДОБНА

Ландыш в мае раскрывает
два листа зелёных,
а в июне расцветает
и зовёт влюблённых:
 
"Посмотрите,
как я нежен,
ароматен,
белоснежен!"
 
Он под осень подытожит
всё, что сделал за год,
и плоды свои предложит -
кисть из красных ягод.
 
Но не ешьте
ягод красных -
ядовитых
и опасных!
 

ОБМАНУЛИ ДУРАКА

В декабре 1992-го года в Лафании опубликована коллекция детского фольклора, собранная Ю.Н. В коллекции 62 стихотворения. Это дразнилки, считалки и т.п. Знакомим с тремя из них.

* * *


Обманули дурака
на четыре пятака;
всем - по редиске,
дураку - очистки;
всем - по арбузу,
дураку - по пузу.
 

* * *


Плачь! Плачь!
Мама купит калач,
мёдом помажет,
Свете не покажет.
 

* * *


Русский, немец и поляк
танцевали краковяк.
Русский выхватил бутылку,
стукнул немца по затылку.
Тот подумал, что пожар,
снял портки и убежал.
 

А ЕЩЁ В 1992-ом ГОДУ В ЛАФАНИИ...

  ... в феврале издан сборник "Стихи о растениях", включающий 522 избранных стихотворения Ю.Н. о деревьях, кустарниках и травах, а также статью об использовании дидактической поэзии. Некоторые из этих стихотворений были в предыдущих номерах нашего журнала.

  ... в марте издан сборник Ю.Н. "Азбука и другие стихи о буквах". Это тоже дидактические стихи. В предыдущих номерах журнала некоторые из них приводились.

  ... в марте, кроме того, издана "Книга лимериков Пети с голубого экрана". Это пятистишия английских детей, которые переведены на русский язык А.М. и Ю.Н. В прошлом году в Лафании опубликован полный перевод этой книги, а теперь - избранные лимерики, но зато с картинками. Некоторые лимерики даны в новой редакции. Один из них помещён на обложке журнала. В позапрошлом номере "Тёмного леса" было много-много таких лимериков, и поэтому сейчас мы приводим только один из них.

  ... в сентябре вышли из печати два сборника произведений И.М. - большой и малый. Большой сборник включает 137, а малый - 86 произведений этого автора. В предыдущие годы "Тёмный лес" знакомил читателя со многими из них.

  ... в январе, феврале, марте и во все остальные месяцы великий лафанец М.Чег (не путать с российским деятелем Дм.Чег.) не сочинил ни одной песни или стихотворения, за что ему присвоено звание начдива (начальника дивана).

ПО ОДНОМУ СТИХОТВОРЕНИЮ

* * *


Были всегда на земле,
были и вечно будут
реки, что нас не судят, нет,
и люди, которые судят.
 
И если забыться во сне,
который никто не пробудит,
помни, что реки не судят, нет,
а люди помнят и судят.
 
Краток памяти след,
короче памяти - люди;
и реки текут и не судят, нет,
а люди мелькают и судят.
 
  А.Переслегин
 

* * *


Не слышно стрельбы, и в квартире тепло,
и в хлебнице - хлеб, и в шкафах - барахло.
Давайте же дружно попросим у Бога,
чтоб время иное подольше не шло!
 
  И.Миклашевский
 

* * *


Мне снится твой голос,
глухой и печальный,
и тихий твой смех,
в нём прощенье и ласка,
но ты мне не снишься,
и всё же ночами
в твой голос ныряю,
как в зимнюю сказку.
 
Здесь морозно-чисто,
здесь отдохновенье
от фальши душевной,
от всех посторонних.
Твой голос - награда,
твой смех - вдохновенье,
печаль твоя нежные
струны затронет.
 
И песня случится,
и музыка грянет,
душа распрямится,
и нежность нахлынет,
и я опьянею...
Но утро настанет,
и кончится сказка,
и сердце застынет.
 
Мне снится твой голос,
глухой и печальный,
и грустный твой смех,
в нём прощанье и ласка...
 
  А.Богданов
  1992

ПРИЛОЖЕНИЕ К "ТЁМНОМУ ЛЕСУ"

А.Богданов посоветовал поместить в "Тёмном лесе" не то стихотворение, которое было помещено по решению редактора. Однако, письмо с Урала опоздало на один день. Поэтому пришлось сделать данное "Приложение".

* * *


Из твоего окна
холодный льётся свет.
Там для меня тепла,
увы, уже не будет.
Я там на свой вопрос
в ответ услышал "Нет".
...Но сердце о любви
никак не позабудет.
 
Движенье за окном,
мне звуки не слышны.
Я радуюсь за вас -
тепла вам и уюта!
А вечер мой опять
из снега и луны,
но не могу уйти,
не в силах почему-то.
 
Холодные слова,
холодный звон в ушах,
холодный свет в окне
надежды убивают.
Но где-то в глубине,
там, где живёт душа,
на зло всем холодам
любовь не остывает.
 
Ты потушила свет,
но стал теплее звон,
как будто бы к себе
ты приоткрыла дверцу.
Ты беззащитно спишь...
Я охранять твой сон
поставлю под окном
тоскующее сердце.
 
  А.Богданов
  1991

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: