Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Литературный Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Обзор сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

 

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

 
N1 N2 N3 N4 N5 N6 N7 N8 N9 N10 N11 N12 N13 N14 N15 N16 N17 N18 N19 N20 N21 N22 N23 N24 N25(1) N25(2) N26 N27
N30 N31 N32 N33 N34 N35 N36 N37 N38 N39 N40 N41 N42 N43 N44 N45 N46 N47 N48 N49 N50 N51 N52 N53 N54 N55 N56 N57 N58 N59 N60 N61 N62 N63

ТЁМНЫЙ ЛЕС
ЛАФАНСКИЙ ЖУРНАЛ
N26

Е.ВАНАЕВ

БАЛЛАДА О ТИШИНЕ

Тишина как подкралась,
холодок по спине.
Что же в жизни от счастья осталось?
Только грустная песнь в тишине.

Всем ветрам сердце выставлю,
в дальний край улечу.
Тишиной не разбудишь истину.
Даже если, как зверь, закричу.

Хоть кричи, хоть забейся в истерике,
не уйдёшь от неё никуда.
Тишина - это голос вне времени,
или проще - по слову тоска.

Верите? Что ж, не поверится.
Ждать, молчать невтерпёж.
До того, как судьба переменится,
тишиною всю душу взорвёшь.

Что прошло, не воротится.
И зачем ворошить?
Жаль, что время, как в детстве, торопится,
чтоб догнать, тишиной оглушить.

Что ушло, слава Богу, кануло.
Слава Богу, не жизнь ушла.
Затянулись все беды туманами,
но никак не оттает душа.

Тишина как подкралась,
холодок по спине.
Вот и всё, что от жизни осталось -
в тишину, с тишиной, к тишине.

  1983

ПАРОДИЯ

ПОЛЯНКА

Где-то в глуши, позабытой Богом,
есть полянка, залитая солнцем.
Берёзки юные, дубы вековые стоят вокруг,
и листья шелестят, шелестят.

И люди в суете московских дел
позабыли этот крохотный удел,
удел, где ярко-голубое небо
и сочная зелёная трава.

  █   1976

Как в лесу глухом и тёмном
у Николиной Горы
в месте страшном и укромном
застучали топоры.

И теперь там есть поляна,
и вокруг дубы стоят,
над осколками стакана
возмущённо шелестят.

Как-то раз сюда примчались
на машинах из Москвы
и до ночи здесь толкались,
обломавши все кусты.

Люди ели, люди пили,
и звучал весёлый гам.
Ну а как стакан разбили,
я даю придумать вам.

  █   1977

* * *

К тебе я пришёл на твоё рождество,
мой друг и соратник давнишний.
Мы вместе с тобою громили врагов
тяжёлой сосновою шишкой.

Мы вместе с тобою ходили в леса -
в глушь старой дубравы зелёной,
и сосны тянулись наверх в небеса,
и лист нам смеялся кленовый.

И вот я пришёл на твоё рождество,
Тебе нынче стукнуло двадцать.
Оставайся такой, каким был
в двенадцать, в тринадцать, в шестнадцать.

На нашей планете есть горе одно -
приходится людям расти.
Ты с этой минуты большой человек,
но детство бросать погоди.

  █   1977

ОРАНЖЕВЫЙ


* * *

Шагаешь, как тигр в зоопарке,
по клетке несносной снуёшь.
Завариваешь в кофеварке
божественный кофе и пьёшь.

И чувствуешь бодрость и лёгкость
каких-нибудь десять минут.
Затем наступает неловкость
и снова внутри неуют.

Клубится дымок сигареты,
а ночь ещё так глубока,
и так далеко до рассвета,
что, кажется, минут века!

* * *

Ночью трудно думать
о своих проблемах.
Мечешься, как пума,
вопиёшь гиеной.

Бешеным оленем
мысль мчит галопом
в тьму без просветлений
по гористым тропам.

* * *

Признаться должен я сначала,
что до сих пор о чём писать
не знаю. Мыслей слишком мало,
и очень хочется мне спать.

Но обстановка: ночь, чернила
и очинённое перо
располагают. Тихо. Мило.
Итак, пишу поэму про...

И остановка. Что такое?
Трамвай проехал за окном
и весь настрой опять расстроил,
перевернул его вверх дном.

Опять, макнув перо в чернила,
я вдохновения жду зло.
Но лишь чуть-чуть душа вспарила,
глядь, а на улице светло.

Ползут невыспанные лица
на огнедышащий завод.
А мне пусть крепко-крепко спится.
Во сне пегас за мной придёт.

* * *

Ночь ползёт неторопливо,
расстилаясь на ходу.
Время тянется тоскливо,
ты же мечешься в бреду.

Смерив комнату без счёта
машинально сотни раз,
ненавидишь ты до рвоты
свой ночной безумный пляс.

* * *

Пять шагов до двери,
поворот к окну.
Сотни раз измерю,
если не засну.

Время растяжимо.
Бесконечна ночь,
тянется резиной.
Кто бы смог помочь?

* * *

Только несколько шагов
от окна до двери,
и за несколько часов
сотни раз измерю.

Ночь ползёт, как сонный зверь,
медленно и вечно.
Изучу окно и дверь
за ночь безупречно.

От настольной лампы свет,
от меня - лишь тени
и пространный винегрет
мыслей и сомнений.

* * *

Если тебе неймётся,
время ползёт улиткой,
словно оно смеётся,
видя тебя под пыткой.

Мечешься, словно хищник,
клеткой стальной пленённый.
Время сейчас опричник,
жёсткий и непреклонный.

* * *

Ночь подошла, раскрыв свои объятья,
и приняла всех изнемогших днём,
сняла с людей назойливые платья
и наградила долгожданным сном.

Но если ты не принял приглашенья,
то не на шутку разъярится ночь.
И будешь, раб, при тусклом освещеньи
минуты ночи медленно толочь.

  1983

* * *

Несётся чёлн по воле волн
в далёкую страну,
и океан желанья полн
пустить его ко дну.

Мы много чуждых стран прошли -
несчастных стран не счесть.
А там, в безоблачной дали,
счастливый остров есть.

Счастливо люди там живут,
не зная зла ни в чём.
А волны в диком гневе бьют,
подбрасывают чёлн.

Опять не то, не та страна,
и снова чёлн в пути.
На то нам вера и дана,
чтоб ту страну найти.

* * *

Мирскими грехами загружен,
в пылающем море страстей
метался я, слаб и простужен,
меж бредов различных мастей.

Мне слышались звуки напева,
что сердце больное дразнил.
Кидался я вправо и влево,
но всюду лишь зло находил.

* * *

В ночи пастухи охраняли стада,
сияли им звёзды с небес,
от бурь, беспокойств не осталось следа,
и время пришло для чудес.

Внезапно явился, горя красотой
и славой престола творца,
им ангел господен, и в трепет святой
привёл их простые сердца.

И ангел промолвил: "Не бойтесь меня,
я радость хочу возвестить,
что ныне Господь, обещанье храня,
пришёл свой народ посетить".


БЕЛЫЙ КРЕСТ. РАССКАЗЫ

МУЗЫКАНТ

... Из соседнего бара громыхала музыка. Вовсю громыхали механические и электронные инструменты. Подобно милицейской сирене сверкали огни цветомузыки - гениальное изобретение, помогающее воспринимать музыку в "цвете". Синие басы, бардовый тенор, оранжевое сопрано. Теперь все звуки разложены по цветам, как по полочкам. Вокруг суетилась уставшая от дневных забот публика. После напряжённой учёбы, авральных работ, конфликтных ситуаций и многого другого, требующего постоянного напряжения физических и духовных сил, воли, выдержки, они позволяли себе небольшой отдых мозгам. Интимное освещение, прыгающая в такт музыке толпа, ароматный дымок сигарет и никаких мыслей. Только анекдоты, танцы, непринуждённая болтовня с соседями. А желающих отрешиться от жестоких будней хотя бы на миг ожидает богатейший выбор выдержанных и креплёных напитков.

Постепенно забывается всё: неприятности и честь, чувство меры и элементарная культура. Нет больше человека, нет коллектива людей, есть стадо человекоподобных. Вот он, апофеоз человеческой цивилизации. Мы ловим от неё "кайф", "балдеем", ещё раз ловим, пытаясь убежать от всего того, что создано нами же...

... Из стоящего на тихой улочке дома раздавалась совсем другая музыка. Рассохшийся от времени старый рояль с успехом конкурировал с многотонной электромузыкальной аппаратурой. И не потому, что звучал громче, а от того, что владел им живой Музыкант. Чуть подслеповатым взглядом следя по тайным, уже непонятным для большинства людей значкам, в беспорядке нанесённым на пожелтевшие страницы, цепко впивался потрескавшимися пальцами в чёрно-белую клавиатуру рояля. И рояль звучал. С неповторимой нежностью передавал он шелест листвы и шипение морской волны, то яростно бросался в самую гущу атаки. Атаки на беспечность и легкомысленность, трусость, забывчивость, равнодушие. Эти звуки, подобно окружающему нас воздуху, разлетались в пространстве, а затем давили, давили, заставляли возвращаться к грызущим нас проблемам, заставляли острее чувствовать, переживать. И мы, заткнув уши, стремились прочь от этого объёмного пространства, стремились быстрее добраться до музыкальных автоматов, прыгающей в такт рок-эн-ролу толпе, к слепящей глаза разноцветной моргалке. Скорее забыться, забыть про вся и всех, отрешиться от этой страшной суеты. Скорей, скорей, скорей...

... А Музыкант продолжал играть, не взирая на то, что его уже никто не слушал. Его музыка была нужна только ему - безработному, голодному, без малейшего намёка на почёт и уважение. Ему, более 20 лет отдавшему служению людям, пытаясь донести до них чарующую силу музыки. Он искренне верил в нравственную чистоту своих коллег. А сегодня узнал, что такое предательство, узнал, чего стоит обнадёживающе-покровительственный жест, голос, взгляд. Сегодня ему открылись многие подобные достижения нашей эпохи. До предела взвинченные нервы, льющаяся по комнате музыка продолжает ещё больше накручивать их. Нервы натянуты, как струны. Ещё немного и...

... В баре надрываются музыкальные автоматы. Один танец сменяет другой, мелодия - мелодию. Накал страстей достигает высшей точки. Есть контакт. Заряд толпы кончился. Она медленно рассасывается по столикам. Гаснут лампы автоматов. Толпа кайфует. Забыто всё. Что ожидает впереди - не имеет значения. Главное - не упустить момент, высосать из сегодняшнего дня все его соки, не заботясь о будущем. Ведь сегодня - праздник...

... Время неумолимо продолжало свой бег. Дни сменялись днями, месяцы - месяцами. Так уж устроен человеческий мозг, что способен время от времени забывать обиды, сглаживать остроту постигшей беды. Жизнь Музыканта постепенно становилась на привычные рельсы. Сегодня ему предложили концерт в дальнем посёлке. За неимением лучшей аудитории Музыкант согласился...

В небольшом деревянном домике, где размещался зал, толпился народ. Музыкант вышел на импровизированную сцену, сел и заиграл. Чарующие звуки заполнили зал. Толпа онемела. Зал был заполнен давно неслышанными звуками. Они притягивали людей, в которых, суровых и усталых, тихонько входила доброта, начинали острее работать мысли. Кто-то вспомнил об обиде, которую ненароком причинил товарищу, кто-то о бесцельно прожитых годах, у кого-то шевельнулась мысль, что мир, оказывается, прекрасен! Музыка делала своё доброе дело. Слушая её, люди становились чище, добрее, получали новый заряд силы духа, мысли, радости. Музыкант переживал вместе с ними. Его пальцы метались по клавиатуре потрескавшегося, но ухоженного заботливыми руками инструмента, выжимая из него всё, на что он был способен...

... Концерт закончился, но аплодисменты последовали не сразу. Люди сидели, как зачарованные. И каждый в глубине души надеялся ещё раз услышать эти чарующие мелодии. А потом грянул гром. Люди неистово аплодировали чудотворцу, сумевшему вдохнуть в них немного доброты, мягкости, сделать их чище, одухотворённее. Они были счастливы, эти маленькие скромные люди, что смогли услышать Чудо.

Музыкант вернулся к себе домой. После этого концерта он долго не мог прийти в себя. Как в далёкие 50-е годы, он увидел людей, которым НУЖНА МУЗЫКА, не забывших простых человеческих эмоций. Людей сердечных, чутких и добрых, неутомимых тружеников, горячих патриотов своего дела. Всё, виденное Музыкантом на протяжении долгих лет, теперь казалось дурным сном. Впервые за многие годы он позволил себе устроить совсем маленький праздник. Так, для самого себя. Гостей совсем не было, только старенькая мама его сидела рядом, да портрет сына, которого "живьём" Музыкант видел дома лишь по большим праздникам, стоял рядом. Это были самые счастливые минуты в жизни Музыканта. После праздника он заснул, впервые в жизни ни о чём тревожном не думая. Заснул он сразу, и на губах его долго держалась улыбка. Музыкант проспал ночь, день и проснулся лишь под вечер...

... Из соседнего бара громыхала музыка. Механические и электронные автоматы старались вовсю. Подобно милицейской сирене сверкали огни цветомузыки - гениального изобретения 20-го века, помогающего воспринимать музыку в "цвете". До музыканта донеслись последние слова блюза

"... Ты лишь
окурок
на панели
Жизнь твоя
всего плевок
в этой жуткой
карусели!"

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ

В ближайшие дни погода будет оставаться неустойчивой. Холодный циклон, двигавшийся к восточному побережью Африки за минувшую ночь приблизился к границе Московской области. Тёплый антициклон, который синоптики обещают уже четыре года, продолжает своё формирование у полярной станции Восток. Маленький и тёпленький антициклончик, которого мы все ждали с таким нетерпением, неожиданно развернулся и в настоящий момент достиг Саудовской Аравии, где средняя температура и без того составляет плюс сорок пять градусов в тени. Положение в небе осложнилось и тем, что туча, несущая один тропический ливень в индийский город Бомбей, теперь несёт три тропических ливня в Москву и область. Наши космонавты продолжают свои эксперименты на орбите. Самочувствие космонавтов хорошее, но с совестью у них что-то не ладится. В связи с этим Гидрометцентр заявляет: в ближайшие месяцы никаких улучшений погоды не ожидается.

 

В КОНЦЕ НОМЕРА

ЗАДАЧА

Загадай любое число, возведи его в квадрат, прибавь 954, отними 117, умножь на 3, раздели на 8 (без остатка), прибавь 25487, вычти 17 и раздели на 5. Полученный результат сравни с ответом.

ОТВЕТ

Правильно!

КРОССВОРД

По горизонтали:

1. То, на что рассчитывал редактор "Тёмного леса" тов. Красный, на столько затянув выпуск N26.

2. Цвет: ни красный, ни синий, да к тому же автор рубаи.

6. То, что появилось в "Тёмном лесе" после прибытия туда людей (см. стр.2 - пародии).

9. Критик-биограф тов. Красного, создатель ВИА "Контакт".

10. Животное, со скоростью передвижения которого печатался N26.

11. Историческая поэма Голубого.

По вертикали:

3. Содержание стихов стефанских поэтов.

4. Автор "Экзаменационного цикла".

5. Автор поэмы "Чай".

7. Любимый конёк Оранжевого, имеющий матрац и спинку.

8. Деревообрабатывающий инструмент с острыми зубьями, отдалённо напоминающий любителя нравоучений.

* * *

В связи с оккупацией никологорского леса сосенскими захватчиками Лафанский сенат постановил: уйти в глубокое подполье и в целях конспирации вместо ж. "Тёмный лес" организовать выпуск журнала "Светлая поляна".

 

Последнее изменение страницы 3 Oct 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: