Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

 

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

 
N1 N2 N3 N4 N5 N6 N7 N8 N9 N10 N11 N12 N13 N14 N15 N16 N17 N18 N19 N20 N21
N30 N31 N32 N33 N34 N35 N36 N37 N38 N39 N40 N41 N42 N43 N44 N45 N46 N47 N48 N49 N50 N51 N52 N53 N54 N55 N56 N57 N58 N59 N60

Тёмный лес

N20

ИЗ РЕЧИ ТОВАРИЩА ПЬЯНЫХ

Здравствуйте, товарищи лафанцы! Мне, как представителю прогрессивной части, дано торжественное право зачитать речь, написанную в честь выхода юбилейного номера одного из самых выдающихся современных журналов - двадцатого номера "Тёмного леса"!

Много воды утекло с тех пор, как я выступал здесь. И вот я опять на трибуне! Вода продолжает течь, и мир непрерывно меняется в лучшую сторону! Ну так откроем журнал и попробуем почитать. Я тоже несколько дней назад открыл, и мне так понравилось, что я даже решил прочесть, когда выйду на пенсию. Сколько цветов! целая радуга! Нет только одного основного цвета. И вот тут ж... это самое... гм... ну, в общем принёс стихи, а и их отредактировали, чтоб ритм был и рифма тоже.

"До моей деревни в слякоть
не доехать, не дойти.
Остается только плакать
да в трактире ждать пути.

Разместил я чемоданы,
а под стол убрал рюкзак,
сунул руку я в карманы
и нашёл один пятак,

и подумал: вот удача!
Значит, можно заказать
грамм 15, не иначе,
и потребовал подать.

Вот сижу и пью по грамму,
на неделю растяну..."
Так закончим эту драму
про седую старину.

Как хорошо, что эти безденежные времена давно в прошлом, и мы можем жить широко, есть сытно и читать журналы вроде вашего самого прекрасного и самого светлого "Тёмного леса"!

 

* * *

Сердце стонет и трепещет.
Всё отчаяньем полно.
Только редко луч заблещет,
А затем опять темно.

Как я жажду и желаю
Обрести души покой.
Но лишь мучусь и страдаю
Непонятной всем тоской.

И кидают мира страсти
Океанскою волной,
Разбивая ум на части.
Меня на берег земной.

* * *

Опять пожаловал мороз
Трескучий и скрипучий,
Оскалил зубы, словно пёс,
И лижется, колючий.

А снег вовсю под башмаком
Вам распевает оды.
Теперь его не слепишь в ком
И не лишишь свободы.

* * *

Иной раз не хватает времени,
А иной раз время уходит попусту,
При настольной лампе, в ночной темени
От безделия стонешь попросту.

Чтоб ночное заполнить пространство,
Душу вырвать из пленау времени,
Я пускаюсь в странное странствие
На поиск нового откровения.

* * *

Я не знаю, как мне быть:
Я наплёл такую вязь.
Что нельзя бесследно смыть
След её, как с тела грязь.

Я не знаю, как мне быть:
Сеть мне надо расплести,
И ВИНУ бы искупить,
И дорогу бы найти.

Да идти бы и идти,
Не сбиваяся с пути.
Только где дорога та?
Кто нашел её? Когда?

* * *

Где смех, - там слёзы рядом,
Где слёзы - рядом смех,
Так есть и, значит, надо:
В природе нет прорех.

* * *

Час безмолвный, час ночной
Выступает тихо, плавно
И таинственный покой
Обещает всем он равно.

И даёт он чудный дар -
Золотые сновиденья.
В них исчезнут словно пар
Все тревоги и волненья.

* * *

Во сне найдёшь успокоенье
И мир таинственной мечты,
Во сне найдёшь освобожденье
От ненавистной суеты.

Пусть сон скорей сойдёт прохладой
Восточных рощ, долин, ручьёв
И наслажденьем, и отрадой
Ночного пенья Соловьёв.

* * *

Как в тумане, проходят дни,
И тащу я сквозь них себя,
И твержу я себе: "Не усни
И не дай усыпить себя".


ЦВЕТОК И Я

На самой крыше небоскрёба
Рос удивительный цветок:
Он впитывал в себя весь сок,
Который тёк по зданья рёбрам.

И эти рёбра-этажи
Ему всю красоту отдали,
И был тот небоскрёб из стали,
А сталь из бурой дряхлой ржи.

Зато цветок с мгновеньем каждым
Сверкал всё ярче, всё сильней...
Любимой девушке своей
Я подарить цветок тот жаждал.

И чтоб прижаться к милым губам,
Чтоб быть достойным милых век,
Я лез, срывая ногти, вверх
По ржавым водосточным трубам.

Но не заметил сам, когда
Я был цветком тем околдован,
И мне вдруг захотелось к новым
Прижаться яростно губам.

И я забыл о той, которой
Цветок я жаждал подарить,
И для себя я стал парить
Над ржавой крышей небоскрёба.

И я вобрал всю красоту
Меня любивших и любящих,
Я взмыл над городом, парящий,
И уподобился цветку.

АКРОСТИХ

Сталь холодна, но ранит жарко.
Твой взор меня околдовал,
Ему б писал сонет Петрарка,
Любовь возведший в идеал.
Любой тобою околдован.
А я... а я стремлюсь уж к новым.

* * *

Я смотрю на встречные мне лица,
Что им думается, что им снится,
Этим людям праздным и усталым,
Человекам, что как я живут?
Может быть, они спешат с работы
Иль, отбросив все дела-заботы,
Окунувшись вечером в безделье,
Просто побродить они идут?
Я смотрю на встречные мне лица.
Что им думается, что им снится?
Может, сам я ничего не знаю,
Где добро, где зло, не различаю.


* * *

Мир мой!
Наивный мир...
Но ведь и я
познание считал основой счастья,
но ведь и я
шёл на огонь, а это лёд
обманчиво мерцал при лунном свете.
О, нет! Как сладко погрузиться
в пучину сотен мелочей.
Иди, пока идешь; куда - не думай.
Мир мой!
Наивный тихий мир микрозабот.
Зачем? - вопрос ненужный.
Как? - проблема.

УЧЁНЫЙ

Посвящу-ка я жизнь изученью скелета,
Это будет работа как раз для меня.
Бой настенных часов, тишина кабинета
И открытья научные день изо дня.

На окно я повешу тяжёлые шторы,
И зажгу над столом электрический свет,
И запрусь изнутри на стальные запоры,
И поближе к себе пододвину скелет.

Пусть лентяй убеждённый зевает от скуки,
Пусть любитель веселья пирует в ночи,
Пусть поклонник гусарской сердечной науки
Осуждает меня со своей каланчи.

Чем расходовать время беспечно и глупо,
Я возьму позвонки и составлю их в ряд,
На височную кость посмотрю через лупу
Да промерю берцовую раз пятьдесят.

Чтоб записывать номер и год препарата,
Я куплю в "Культтоварах" потолще тетрадь
И для самого главного в жизни трактата
Материал постепенно начну собирать.

Благодатная жизнь! Никакой нервотрёпки,
Никаких СКВОЗНЯКОВ. Только КОСТИ и пыль,
Только тряпки и трубки, пробирки и пробки,
Да в углу за скелетом со спиртом бутыль.

И как выйдет трактат с ободком золочёным,
И с трактатом моим познакомится свет,
Разнесётся молва о великом учёном,
Ежедневно всю жизнь изучавшем скелет.

ЗАСТОЛЬНАЯ ПЕСНЯ

(посвящается другу моего друга -
великому разоблачителю толстых)
Где же ты, угодник чрева?!
Чай вскипел и суп согрет,
На седьмое нам жаркое,
На восьмое - винегрет.

Есть яичница и мясо,
Молоко и колбаса,
Бутерброд с сырковой массой,
Не обед, а чудеса!

Ложка есть,
Вилка тоже,
Будем есть
Сколько сможем.

Из рубахи пузо прёт
У китайского монаха,
Наполняй и ты живот,
Чтобы треснула рубаха.

В этом высшее блаженство
Смыслов смысл и нега нег#
Потому что совершенство
Это сытый человек.

Ложка есть,
Вилка тоже,
Будем есть
Сколько сможем.

Не тверди, что скоро лопнешь,
Не хватайся за живот,
Ешь беф-строганов и плов ешь,
Ну а лопнешь - заживёт.

И без всяких ой-ёй-ёй
Выше чаши, громче тосты!
Это внешне ты худой,
А внутри ты толстый, толстый!

ИСПОВЕДЬ ЭКЗАМЕНАТОРА

Экзамены идут - мне всё равно,
Сдадут ли, не сдадут - Мне всё равно;
Я знаю, что немецкий я не знаю,
А знают ли они - мне всё равно.

НОЧЬ

К чёрту день! Он шумен, шумен.
Мысли-фурии! Темно...
Ты не спишь? Да ты безумен!
Успокойся, спрячься...
Но

Ближе, ближе страх и робость
(Провалиться и пропасть!..)
Ночь таинственную пропасть
Разверзает словно пасть.

Монотонное гуденье
(Сверху? Снизу? За стеной?)
Словно длинное виденье
Бесконечности пустой,

Где-то кто-то создал звуки
И стучит то там, то тут,
И, вертясь по кругу в круге,
Звуки тикают, гнетут...

И врываются с разбега
Бой часов и вой котов,
Хруст костей в глубинах века,
Скрежет мчащихся годов;

"Помогите! Больно! Больно!"
Не помочь. Стена. Стена.
Мысли-фурии, довольно!
О, зачем так ночь длинна.

* * *

- Ты будешь сослан, распят, по столетьям
Тройное перейдёт проклятье к детям.
- За что?
- Какая чушь! За то, что жив,
За то, что ты живёшь под небом этим.

* * *

Гремел когда-то мой весенний стих.
Я лавры собирал, а после стих,
Но лаврами успел набить матрасы,
И сладко-сладко спится мне на них.


* * *

Мне надоела жизни канитель,
Мне надоела мягкая постель,
Хочу стремглав лететь навстречу ветру!
Пойду в центральный парк на карусель.


ВОРОВСКАЯ СКАЗКА

Собрались воры на конгрессе:
Курт, Ваня, Билл и дядя Вася.
Был конкурс у воров:
Кто лучше сейф "дп" взломает.
Вот Курт стараться начал,
И динамитом рвал, и прочее творил,
Но нет у Курта в жизни счастья.
Билл постарался. Сейф он обработал.
Но крепок сейф был и не растворился
В растворе серной кислоты.
И нет у Билла счастья в жизни.
Дядя Вася тут за дело взялся,
А Ваня - ассистент.
Сейф осмотрел наш вор в законе,
Перевернул его, нажал на ручку и... открыл.
Есть у русских воров счастье в жизни!
Приз получили дядя Вася с Ваней,
В призу том было тысяч пять.
На эти деньги (на две тыщи)
Ваня с дядей Васей закатили пир.
И я там был,
Портвейн и виски с водкой пил
И был доставлен в отрезвитель N8,
Провел я в нём часы досуга своего.
А теперь и сказочке конец,
А кто слушал - молодец.


ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ ЛАФАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

"Песенка про восемь бутылок" создана давно, лет пять тому назад. Однако, цензура не пропускала ее, признав якобы безнравственной. И только в наши дни, благодаря активной поддержке сенатора текст песни удалось опубликовать.

ПЕСЕНКА
ПРО ВОСЕМЬ БУТЫЛОК

Шесть алкоголиков двинулись в лес;
Трое - с бутылками, трое - без.

Птички порхали, в кустиках пели;
В травке кузнечики громко звенели.

шесть алкоголиков шли гуськом
К тайной полянке в лесу густом.

А на полянке поповник цвёл.
Славную крепость Илья возвёл.

Близился вечер, вился туман.
Каждый достал из кармана стакан.

ценный напиток струился на дно...
Жгуче, кипуче в песнях вино!

Пили, смеясь, за стаканом стакан.
Каждый от счастья был весел и пьян.

Дивных бутылок хватило на всех,
Долго в лесу раздавался смех.

Лика и Боря сражались в футбол.
Игорь играл - все мячи запорол.

Юра в воротах стоял, крича.
Ловко отскакивал он от мяча.

Инок смиренный отец-Алексей
Город построил в тени ветвей.

Звёзды зажглись, и во тьме густой
Шесть алкоголиков шли домой.

Слава лафанцам! Лафанец тот.
Кто эту песню, как нужно, поймёт.

Вот и окончена песенка про
Восемь отличных бутылок ситро.

  █


 

ПОДЕЛИТЬСЯ: