Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Василия Помещикова

Родоначальник
Памяти той войны
Незабываемое
Затмение
Лужок
Дядя Ваня
Наша природа
Встречи у реки
Рыжая актриса
Заветный тысячный
Журналистская солидарность
История одной любви
Кисловодские встречи
Стихи
Ода ногам
О Льве Толстом
Твардовский в моей жизни
Штрихи к портрету Алдан-Семенова
Журнал всероссийского масштаба
Уходящая натура
Женская лирика
О книге С. Подольского "Житие незнаменитого человека"
О романе С.Подольского "Облачный стрелок"
О стихах Надежды Яньшиной
О стихах Геннадия Трофимова
"Узники" коронавируса
"Литературный Кисловодск", N68 (2018г.)

Василий Помещиков

Киров

РОДОНАЧАЛЬНИК

Наша фамилия - Помещиковы - пошла от прадеда, которого звали Евсеем. Его сын - Иван Евсеевич, а мой отец - Иван Иванович. Всего-то три ступени! А как глубоко они уводят в глубь веков! Ведь наш предок Евсей жил ещё при крепостном праве! Он был крепостным у помещика и все его предки были крепостными, но о них никаких следов не сохранилось. Известно только то, что все они были большими мастерами в сапожном деле. Особого совершенства своего профессионализма достиг как раз Евсей. Семейная легенда гласит, что слава о тончайшем великолепии делаемых им женских туфелек дошла до царского двора. И вот как-то раз помещик получил заказ: изготовить несколько пар туфелек для женской половины царской семьи.

С величайшим вдохновением, как скульптор, ваял Евсей свои творения, доводя их до совершеннейшего изящества. И так угодил высочайшим особам, что получил щедрую награду, которой хватило и на то, чтобы выкупить у помещика "вольную", и на то, чтобы построить дом на новом месте, и на то, чтобы обустроить его, и на то, чтобы обзавестись коровой, лошадью.

А поселился Евсей со своей семьёй в селе Поповая Мельница Симбирской губернии. Её жители были вольными государственными крестьянами. Место для постройки дома прадед выбрал на берегу речушки Ручемойки и очень рационально разместил строения своего хозяйства, дом и дворовые сооружения возвёл на прибрежной возвышенности, а одна из сторон границы огорода пролегла как раз вдоль русла речки. Если учесть, что в те времена Ручемойка была единственным источником воды и для питья, и для хозяйственных нужд, и для полива, - можно сделать вывод, насколько мудр и рационален был Евсей.

Об этих же его качествах свидетельствует и сам дом. В нём всё было предусмотрено для обеспечения нормального уклада сельской жизни. Дом имел как бы два этажа: в полуподвале была оборудована сапожная мастерская, на чердаке смонтирован сновальный станок, на котором готовилась ниточная основа для домашнего ткачества. Основная, жилая часть дома освещалась шестью большими окнами, рамы в которых имели вверху сводчатую конфигурацию. Среди дворовых построек выделялся рубленый амбар для хранения зерна и крестьянского скарба. Имелись все необходимые постройки для содержания скота. А за пределами подворья, на берегу речки, находилась баня. Старожилы деревни дивились размаху новосёла, судачили:

- Кто же это поселился в таких хоромах?

- Да, чай, помещиков какой-то (то есть, приехавший от помещика). - По такому определению - Помещиков - занесли новосёла и в главную книгу жителей деревни.

Так сложилось, что мы дети от второй жены отца родились поздновато и своих - деда Ивана и бабушку Фёклу - не застали. Но с нами жила бабаня (тёща отца по первой жене), которая слышала рассказы и легенды о наших предках, а поскольку она была великолепной рассказчицей, то мне, например, многое запомнилось.

Приведу несколько легенд о прадеде Евсее в интерпретации бабани.

ТРОЙКУ НА СКАКУ ОСТАНОВИЛ

Был он от Бога наделён богатырскою силой. А характером слыл как неимоверный озорник. Через Поповую Мельницу проходила большая дорога, соединяющая помещичью усадьбу Дурасовых с железнодорожной станцией Барыш. Вот по деревне-то раза три в неделю раздавался звон поддужных колокольцев. Все знали, что это помещичья тройка несётся, и старались освободить дорогу. Упряжка в клубах пыли, как в облаках, проносилась словно призрак по улице, и мужики с восторгом и завистью смотрели ей вслед.

И вот как-то Евсей поспорил с мужиками, что помещичью тройку остановит на полном скаку. Не верили ему. Считали, что хвастает.

Тогда Евсей говорит: "Завтра, как услышите звон колокольцев, выходите к дороге. Только четверть водки заготовьте. Остановлю - моя водка, не остановлю - ваша".

И вот тройка несётся, будто волшебная птица. Евсей приблизился к дороге, изготовился. Только кони поравнялись с ним, Евсей как прыгнет и повис на узде у коренного. Сажен двадцать кони протащили его и остановились. Ямщик рассвирепел. Раза три огрел Евсея кнутом. А мужики уже четверть с ковшом тащат: на, мол, твоя. Он налил малость, выпил, крякнул, а потом кричит: "Подходи, мужики!". И каждого угостил: пейте, пока вместе - не пропадём.

ГДЕ УЖ ТЕБЕ, СЕРКО

Была в хозяйстве у Евсея лошадь по кличке Серко. Как-то поехал он в лес по дрова. Возок накрячил хороший. А по дороге-то к дому ерик был, да такой неудобный, глубокий. Дровни-то в нём и застряли. Серко и так, и эдак дёргается, а вытащить воз не может. Тогда Евсей выпряг лошадь-то, крепко стянул оглобли ремёнными поперечниками, туда-сюда покачал возок: раз(!)

- и выдернул его. Тяжело дыша от напряжения, крякнул и сказал: "Где уж тебе Серко, одолеть этот проклятый ерик, когда я сам еле одолел".

ПОДШТАННИКИ

Однажды, помывшись в бане, надел Евсей подштанники, приготовленные женой, а они оказались с огромными дырами на коленях. Тропинка из бани-то проходила через двор, а там стоял большущий чурбак, а в нём торчал топор. Евсей вошёл во двор, снял подштанники, на чурбаке топором обрубил их по самые дыры на коленях, снова надел и в таком виде заявился в избу. По нынешнему-то вроде бы в шортах. Жена как увидела, запричитала: "Срам-то какой! Бесстыдник!" - и сразу достала из сундука новые подштанники.

ГАДАНИЕ

Была пора обмолота хлебов. Молотили цепами сообща: сегодня у одних, завтра у других. На этот раз молотили у Евсея. Молодые бабёнки и девки пришли на гумно-то пораньше, чтобы до начала работ погадать. Разложили в ряд снопы: один вперёд колосьями, другие - острым жнивьём. Задрали девки подолы и голыми-то задницами (прости, Господи!) потихоньку пятятся к снопам. Если упрётся голым местом в колосья, то жених будет богатым, если в жнивьё - то, знамо дело, - бедный. Евсей и застал их, бесстыдниц, за этим-то занятием, но себя не выдал. Спрятался за снопами. Одна подпятилась - обласкал её колосьями, вторую уколол жнивьём, а третьей - деревянной лопатой взял да и приложил по мягкому месту. Та дурью завизжала, подпрыгнула и, запутавшись в юбках, упала. Евсей хохотал, как дьявол, а девки расплакались - стыд-то какой! Евсей им и говорит: "Не плачьте, красавицы! Вот хлебушек уберём вовремя - и богатыми будем, а к богатым невестам и женихи богатые посватаются..."

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 25 Nov 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: