Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Василия Помещикова

Родоначальник
Памяти той войны
Незабываемое
Затмение
Лужок
Дядя Ваня
Наша природа
Встречи у реки
Рыжая актриса
Заветный тысячный
Журналистская солидарность
История одной любви
Кисловодские встречи
Ода ногам
О Льве Толстом
Твардовский в моей жизни
Журнал всероссийского масштаба
Уходящая натура
Женская лирика
О книге С. Подольского "Житие незнаменитого человека"
О романе С.Подольского "Облачный стрелок"
Они будут жить в своих стихах
"Литературный Кисловодск", N66-67 (2018г.)

Василий Помещиков

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ЛЮБВИ

НОВЕНЬКАЯ

Работал я тогда корреспондентом городской газеты в одном из приволжских городов. Наш коллектив был разновозрастным: от салаг, ещё только осваивающих журналистскую азбуку, до мэтров предпенсионных лет. Я, ещё не достигший потолка комсомольского возраста (28 лет), был самым молодым. И вдруг этот мой приоритет был отодвинут на вторую позицию: в редакции появилась выпускница журфака Уральского университета Раечка Воронова. Она своими достоинствами: необыкновенной красотой, свежестью молодости, какой-то детской непосредственностью - внесла в болото наших взаимоотношений заметную волну перемен. Наши дамы, чтобы не выглядеть архаично рядом с новенькой, стали более строго относиться к своей одежде и внешности; у мужчин словно вдруг отросли крылышки и они прямо-таки порхали возле Раечки, откровенно предлагая себя в "опекуны".

А Раечка, быстро адаптировавшись в коллективе, продолжала восхищать нас и своими экстравагантными нарядами, и природной статью, а главное, своим отношением к делу. Её материалы, написанные свежо, интересно, скоро были замечены и чиновниками разного уровня, и читателями. Она как бы дала понять, что в опекунстве не нуждается.

Поскольку мы оказались почти ровесниками, у нас было больше общих интересов и, естественно, между мною и Раечкой установились более доверительные отношения. Я старался как-то ненароком порадовать её добрым, от души идущим комплиментом, положить утром (до начала рабочего дня) на её стол веточку сирени или черёмухи. Наши рабочие столы стояли рядом. Как-то я и Рая сосредоточенно работали над срочными (в номер) материалами. Я свой опус завершил раньше и, откинувшись на спинку стула, увидел, как Рая уверенно водит авторучкой по листку бумаги. Еле уловимым шевелением губ она как бы диктовала себе и старалась успеть записать. Несколько минут я просто любовался ею, как богиней, а потом взял в руки ножницы, чистый лист бумаги и в середине его аккуратно вырезал звезду. Вот Рая положила ручку и, подняв голову, увидела, как я сквозь звёздное отверстие смотрю на неё. Лицо девушки изобразило недоумение, а когда я ласково, проникновенно произнёс: "Звездочка ты моя", - благодарно улыбнулась.

Я встал из-за стола, подошёл к ней и сзади, положив руки на плечи, нежно поцеловал в открытую шею, Она удивлённо (но не сопротивляясь), произнесла:

- Ты что с ума сошёл?

- Да нет, я просто потерял разум...

Она, не вставая, повернула голову навстречу моей, и наши губы встретились... Услышав шаги за дверью, мы резко отпрянули друг от друга и изобразили, что заняты делом.

После её столь откровенного проявления чувств я потерял покой. постоянно ощущал на своих губах жар её губ, и днём, и ночью думал только о ней. Моя душа, сердце кричали в унисон: "Люби, люби! Её нельзя не любить. Она твоя половинка!"

И я неистово искал возможности, чтобы те обоюдные откровения повторились. Я понимал, чувствовал, что и в ней кипят страсти, но не находил ответа на вопрос: "Почему она, ответив взаимностью на мою дерзость, теперь соблюдает дистанцию?"

Как прежде, каждое утро до её прихода на работу я оставлял на Раином столе веточку сирени. Однажды предложил вместе сходить в кино. Она согласилась. Во время сеанса я как бы ненароком положил свою руку на её и слегка пожал. Она не высвободила свою руку, наоборот, я почувствовал ответное лёгкое пожатие. Происходящее на экране не доходило до моего сознания. Я был в эйфории ощущения: как через её ладонь наполняют всего меня сладкие биотоки.

После сеанса мы пошли в городской парк и дотемна гуляли по его аллеям, находили уединённые, безлюдные уголки и целовались, целовались, целовались.

На следующее утро вместе с веткой сирени я положил на её стол и листочек со стихами:

Я люблю тебя! Слышишь, слышишь?
На весь мир кричу: "Люблю!"
Монотонно стучит дождь по крыше,
Ночь на убыль, а я не сплю.
Хорошо мне с тобою, нежной,
Разговаривать в тишине.
Может, спишь ты сейчас безмятежно
И не думаешь обо мне.
Или строишь воздушные замки,
Где нас ждёт благодать да тишь.
Только мы не захочем ведь сами
В этот сказочный мир уйти.
Нам реальная жизнь дороже:
В ней есть горечь утрат и разлук.
А при встречах сравниться с чем может
Нежность губ твоих, нежность рук.
Я люблю тебя! Слышишь, навечно!
На весь мир кричу: "Люблю!"
Чтоб приблизить новую встречу,
Время я тороплю, тороплю...
Скоро утро, а я не сплю...

Она вошла в кабинет, обожгла солнечной улыбкой и, сказав: "Привет!", села за свой стол. Я с затаённым дыханием наблюдал, как Рая подняла ветку сирени, с наслаждением понюхала, а потом обратила внимание на листочек бумаги, лежавший под ней. Взяла его в руки и стала читать. Я видел, как лицо её загорается румянцем. Прочитав до конца, она одарила меня нежным взглядом и произнесла: "Спа-си-бо!"

На протяжении примерно трёх-четырёх месяцев мы наслаждались нашей чистой, взаимной, непорочной любовью. Оба понимали, что далее так продолжаться не может, развитие наших отношений должно подняться на новый виток. И при очередной нашей встрече я спросил:

- Раечка, если я предложу тебе выйти за меня замуж, каков будет твой ответ?

- Я согласна...

- Но ты же знаешь, что я женат, у меня растёт сын, только что родилась дочка...

- Ты спросил: "ЕСЛИ БЫ", и я ответила ДА.

- Дорогая, прости меня. Я хотя и наступаю на горло собственной песни, но не могу иначе. С женой у нас сложные отношения. Когда она забеременела второй раз, решила сделать аборт. Я долго уговаривал её не делать этого, мол, родится дочка, восстановится мир в семье и всё будет хорошо... И вот родилась дочка... Да, я тебя люблю, каждой клеткой чувствую, что мы созданы друг для друга, что ты моя половинка, но пойми меня: я не могу - рука не поднимется - убивать надежду, что с рождением дочки всё изменится... Нужно время, чтобы увериться, что надежда - это реальный шанс, а не призрачная соломинка, за которую мы пытаемся ухватиться, спасая семью. Ждать ты не можешь, тебе надо устраивать свою жизнь...

- Я всё понимаю и не хочу стать убийцей вашей надежды. Спасибо тебе за искренность чувств, в которые я поверила и на которые столь же искренне ответила... Пусть эти мгновения останутся для нас как самые яркие, как самые сладкие мгновения нашей жизни...

- Спасибо, дорогая...

Мы остались друзьями. Скоро меня назначили редактором районной газеты. Раю взяли в вечернюю газету областного центра. Она вышла замуж за своего одноклассника, который к тому времени работал уже ведущим инженером одного из предприятий города Куйбышева (Самары). Но мы не теряли друг друга из виду: обменивались редкими поздравлениями, использовали любую возможность, чтобы встретиться, поговорить, как добрые друзья. А потом я переехал в другую область, и наши общения стали реже, а потом и вовсе сошли на нет.

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЕЧЕР

Я работал уже на вятской земле редактором одной из районных газет, И вот однажды сижу за своим рабочим столом, вычитываю полосу завтрашнего номера газеты, как вдруг раздаётся настойчивый звонок междугородки, Поднимаю трубку и слышу:

- Василий Иванович, здравствуйте. Вас беспокоят из городской газеты "Знамя коммунизма". Мы собираемся отметить 50-летие родной "Знаменки" и приглашаем вас на юбилейное торжество. Вы оставили заметный след в истории нашего издания и как литсотрудник, и как зав. отделом, и как редактор!

- Спасибо, обязательно приеду.

И вот сидим за праздничным столом. Из прежних сотрудников (с которыми я работал) остались только два человека. Но пришли пенсионеры, приехали гости из дальних мест, и собралось нас, бывших, достаточно много, так что было с кем вести ностальгические разговоры. Но главное, я увидел среди гостей её, мою Раю! Потом уже я не отводил от неё глаз, отмечая при этом: "А она так мало изменилась: то же обаяние, та же красота и стать..." Мы даже потанцевали...

А юбилеи отмечать
Хорошая традиция.
Они - как шанс друзей собрать,
Спустя года увидеться,
С которыми давным-давно
Поразошлись тропиночки.
И вот сидим и пьём вино -
Она, как на картиночке!
- Принцесса, приглашаю Вас, -
Сказал я с чувством нежности, -
Закружит пусть нас старый вальс,
Обдаст дыханьем свежести.
Навстречу поднялась она.
И вот рука на талии.
- Ах, как мила ты, как нежна...
И с лёгкостью летали мы,
И так почувствовал я вдруг
Всем сердцем, каждой клеткою,
Что не забыл её я рук,
Её фигурку редкую.
Да, времени видна печать -
Минуло многолетие.
Но та же стройность, та же стать!
Подобной и не встретил я.
За кругом круг, за кругом круг
Мы в вихрях вальса кружимся...
Вернулись, словно в юность, вдруг
За юбилейным ужином.

БЕЗНАДЁЖНО...

После этой встречи мы стали регулярно перезваниваться, обмениваться письмами. И вот очередной звонок. Поднимаю трубку и слышу такой дорогой, такой родной голос. Но за его весёлой бравадой улавливаю нотки какой-то тревоги. Спрашиваю:

- Что случилось?

- Да ничего особенного... Просто я... безнадёжно больна...

Потом у неё, видимо, перехватило дыхание от нахлынувших слёз и она ничего не могла сказать. Я кричу в трубку:

- Алло, алло! Раечка, объясни, пожалуйста! Но трубка молчала. Я набрал её номер, но трубку никто не брал...

"А я безнадёжно больна..." -
Звучит её голос так ровно,
Весёлыми слухами словно
Спешит поделиться она.
Я в шоке. Но скоро во мне
Открылися памяти шлюзы.
И вижу я юную музу,
Которой прекраснее нет.
Ах, как же её я любил!
Те дни в суете не забылись.
Как молоды мы тогда были!
Нас жёг романтический пыл.
И вот предо мной - не во сне,
А в нашей реальности будто,
Она ослепительным утром
С улыбкою входит ко мне.
Как яркий цветок луговой,
Как солнышка майского лучик.
Что может на свете быть лучше
Вот этой красы неземной...
Звонили поклонники ей -
Второй и четвёртый, и пятый...
А я-то уже был женатый,
Но сердцем был с ней... Только с ней.
Полвека с тех пор миновало.
И вдруг словно гром: "Безнадёжно..."
Ах, если б вернуть было можно...
Как мало живём мы, как мало...

Что делать? Мозг работал с таким напряжением, что моя голова готова была разорваться.

Решение пришло молниеносно: "Надо ехать". Звоню своему начальнику: "Мне нужно срочно выехать в Самару. Приеду, оформим как отпуск за свой счёт". Не дождавшись ответа, вызываю такси и мчусь в аэропорт. Подбегаю к кассе и прошу дать билет на любой ближайший рейс до Курумоча (так называется самарский аэропорт). Лицо моё, видимо, настолько выражало моё состояние, что кассирша сразу же стала искать вариант, как быстрее меня можно отправить. И на моё счастье такой вариант нашёлся. Через три часа я был уже в Самаре. Звоню на квартиру - телефон не отвечает, звоню на работу - то же самое. Наконец-то один из телефонов редакции ответил. Спрашиваю:

- Что случилось с Раей Вороновой?

- А вы ей кто?

- Давний друг. Так что с ней случилось?

- Она в больнице.

- В онкологии?

Ответа не последовало, положили трубку. Я забежал в ближайшее отделение связи и попросил справочную телефонную книгу. Нашёл в ней адреса и номера телефонов онкологических отделений. Таких оказалось четыре. Пытаюсь дозвониться до первого:

- Скажите, пожалуйста, у вас лежит больная Раиса Ивановна Воронова?

- А вы кто ей будете?

- Друг.

- Мы посторонним справки о больных не даём.

Выбегаю на улицу и ловлю первое попавшее такси. Едем по первому адресу. Выходя из машины, говорю шофёру:

- Пожалуйста, не уезжайте, подождите меня. Я за всё уплачу.

С большим трудом узнал, что в этом отделении больной Вороновой нет. Едем в другую больницу. Вбегаю в вестибюль с широкой парадной лестницей, ведущей на верхние этажи. Регистратура оказалась на втором. Бегу по ступеням вверх и - верю своим глазам и не верю - навстречу по лестнице спускается ОНА, Рая от изумления приостановилась и какое-то время смотрела на меня широко раскрытыми глазами, и наконец произнесла:

- Ба, Вася, ты что ли? Ты откуда взялся, как с неба свалился?

Передо мной стояла женщина в больничном халатике, её голова была аккуратно повязана белым платком, лицо бледное-бледное, поэтому большие карие глаза, выражавшие крайнее удивление, смотрелись на этом фоне очень контрастно. Я, убедившись, что это Рая, со словами: "Здравствуй, дорогая!" бросился к ней и мы обнялись. Я почувствовал, как она благодарна мне за то, что навестил её в такой критический момент. И как знать, может быть именно это прибавило ей сил в борьбе со страшным недугом.

Бог в сраженье со страшным недугом
Не оставил больную одну.
С верой, как со спасательным кругом,
Одолела крутую волну.
И тем самым (великое счастье!)
Обрела право далее жить,
До последнего самого часа
И любимой, и любящей быть.
На прогулку мы с нею вышли,
Зажгла осень в лесах зарю.
За свершённое чудо Всевышнего
Я молитвенно благодарю!
И я знаю, что даже когда...

Да, недуг она поборола. Сейчас мы давно уже на пенсии. Она с Юрой (мужем) живёт в Самаре, а я в Кирове. Обмениваемся письмами, телефонными звонками. Я по-прежнему испытываю к ней трепетные чувства.

Та надежда, которую мы с женой лелеяли как шанс на спасение семейных отношений, не выдержала испытания временем. Семья распалась. Была попытка создать новую, но ничего не получилось. Видимо, действительно у каждого из нас есть своя "половинка", но бывает, что на её поиски уходит целая жизнь. Мне Бог позволил найти свою половинку, это Рая - как дар судьбы, но я не смог принять тогда верное решение.

Уже старенький фотоальбом
Перелистываю ностальгически.
Пожелтевшие карточки в нём
Полны силы какой-то магической.
Память вдруг, пробудившись от сна,
Понесла меня вспять, в годы юные...
...Вижу домик, она у окна,
Серебрят стёкла отсветы лунные.
Вниз бежит, я навстречу лечу,
Как на крыльях, всё выше и выше!
"Здравствуй, милая!" - громко кричу, -
Я люблю тебя! Слышишь ли? Слышишь?"
"Как наивны мы были тогда,
Как чисты наши помыслы были!
Как звучало всерьёз "навсегда",
Как мы искренне, нежно любили!
Ностальгически фотоальбом
Я листаю, листаю, листаю...
Вот ОНА, вот мы с нею вдвоём...
И зима моих лет в сердце тает.
И я знаю, что даже когда
Срок придёт, призовёт нас Всевышний,
Закричу, уходя навсегда:
"Я люблю тебя! Слышишь ли? Слышишь?"

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 26 Nov 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: