Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Василия Помещикова

Родоначальник
Памяти той войны
Незабываемое
Затмение
Лужок
Дядя Ваня
Наша природа
Встречи у реки
Рыжая актриса
Заветный тысячный
Журналистская солидарность
История одной любви
Кисловодские встречи
Стихи
Ода ногам
О Льве Толстом
Твардовский в моей жизни
Штрихи к портрету Алдан-Семенова
Журнал всероссийского масштаба
Уходящая натура
Женская лирика
О книге С. Подольского "Житие незнаменитого человека"
О романе С.Подольского "Облачный стрелок"
О стихах Надежды Яньшиной
О стихах Геннадия Трофимова
"Узники" коронавируса

Василий Помещиков

Киров

Стихи, опубликованные в "Литературном Кисловодске"


Литературный Кисловодск, N35 (2009г.)
ОСЕННИЕ НОТКИ

* * *

Вновь бабье лето! Это дар природы.
Березы до последнего листа
Покрыты позолотой высшей пробы.
Бывает же такая красота!

Уже октябрь, а в воздухе тенёта
Летят, кружат, цепляясь за кусты.
Луч солнца отражает позолота,
И дали восхитительно чисты!

Но с этой благодатью уже скоро
Расстанемся с грустинкой сладкой мы...
Покров за дверью - и несет он короб,
Наполненный сюрпризами зимы.

ВДОВА

"У солдатки губы сладки,
у вдовы так медовы..."
Но бежишь ты, как вор, без оглядки
От упреков людской молвы.

"Ах, коварная, злая разлучница,
Совращаешь чужих мужей!.."
У тебя в школе доченька учится.
Каково это слышать ей?

В твоем сердце весов словно чаши:
На одной: "Это свято - мать!"
На другой: "Молодуха - нет краше!"
Предпочтенье чему отдать?

обожателей ты похотливых
охлаждаешь упрямым: "Нет"
Но мечтаешь быть самой счастливой,
Хоть виски запорошил снег

Как найти равновесия точку?
И ответ твой и мудр, и прост:
"Подниму на крыло скоро дочку,
Вот тогда и расправлю хвост..."

Улыбнулась открыто, невинно,
Веру в счастье свое храня:
"Если есть ты моя половинка,
Непременно найдешь меня..."

* * *

Что может быть выше любви?
Нет трепетней чувства иного.
Страданье, кипенье в крови -
Мучительней, чем у больного.

Но в этих страданиях есть
И сладость обещанной встречи.
Ты ждешь - в предвкушении весь:
Когда же приблизится вечер?

В них есть горьковатость разлук
И боль назреванья разрыва.
А сколько терзаний и мук
У тех, кто на крае обрыва...

Кто снимет с души этот груз,
Чтоб быть в равновесии снова?
Любовь и страданье - союз!
Нет выше союза иного.

* * *

А жизни, увы, не присущ задний ход:
Размеренно, неудержимо
Её постоянно толкает вперед -
Как будто стальная пружина.

И только лишь память способна нас вдруг
Умчать вспять до самого детства.
Мы с ней навещаем друзей и подруг,
Которые есть повсеместно.

Мы с ней побываем и в отчем краю,
На том деревенском погосте,
Где в мире ином /надеюсь в раю/
Заждались родители в гости.

А нам поклониться им всё недосуг,
Их скромным пристанищам вечным.
"Ах, как же он тяжек - вины этой круг", -
Покаемся чистосердечно.

А память мы чтим, воздаем ей сполна
За то, что нас вспять уносила...
Но, надо признать, унять и она
Движение жизни не в силах.

Ему не присущ, увы, задний ход!
Стремительно, неудержимо
Его постоянно только вперёд
Толкает тугая пружина.

Литературный Кисловодск, N40 (2011г.)
МОИ СОСЕДИ

МОРОЗНОЕ УТРО

Талантливо выткал крещенский мороз
Узоры на стеклах оконца.
Одел "бриллианты" на ветви берез,
В них множатся лучики солнца.

И даже над старой церквушечкой крест
Украсил алмазами будто.
И блеск его виден далеко окрест
В морозное, светлое утро.

А там вон, над дальней лесной полосой,
Сквозь дымку алеет светило...
И ты восхищаешься этой красой
По-детски восторженно, мило.

СОСЕДКА

Я старик, и живу, словно в клетке,
Ограничен общения круг.
Но в тиши голосочек соседки
Из-за стенки доносится вдруг.

В час вечерний или же в полночь
Я услышать его очень рад.
И готов, умиления полный,
Наслаждаться им до утра.

То смеется она, то заплачет,
То затопает по полу, то...
Мне теплее становится - значит
Кровь в сосудах ускорила ток.

И границы раздвинулись "клетки",
Отлегло, полегчало в груди...
Осознал (благодарен соседке!):
Всюду жизнь, и я не один.

И Я ОДИН, И ТЫ ОДНА

Прошли года, как мы с тобою
(А кажется еще вчера),
Встречаясь вечером с любовью,
Не расставались до утра.

А помнишь санаторий, Волгу?
Все идеально, как во сне!
Плескались с радостью подолгу
В игривой ласковой волне.

Потом с истомою счастливой
Вверяли солнцу мы тела,
И ты несказанно красивой,
Обворожительной была.

И вот идиллии беспечной
Пришел конец. Срок уезжать.
А мне казалось - будем вечно
Мы в этой сказке пребывать...

Да, время мчится быстро очень...
А мы не вместе. Чья вина?
Итог грустнейший, между прочим:
И я один, и ты одна.

НЕ ВСТРЕЧЕННЫЙ

Морщинок лучики у глаз
Уж обозначилися зримо.
В тебя стрелял Амур не раз,
Но стрелы пролетали мимо.

Пока твои краса и стать
Пьянят мужчин - еще не вечер.
Но продолжаешь ты мечтать
О нем, единственном, о встрече.

Тропинкою не той, не там
Шагала, видно, не в то время.
И принц твой не по тем мостам
Скакал дорогами не теми.

Жить нелюбимой, не любя...
Ох! Как же трудно, грустно это.
И ОН не повстречал тебя,
Печалится вот так же где-то...

ЖИВЕТ ДЛЯ ДРУГИХ

Как будто в бюро самых добрых услуг,
Она раздает свою душу и сердце.
Клиенты её - от родных до подруг -
Идут и звонят. Ну, куда от них деться?

Бабулям, конечно же, нужен у ход
/Отдельно живут её мама с подругой/,
Но только старушки, капризный народ,
Её превратили в рабыню-прислугу.

Мол, кашу сварить нам, конечно, невмочь,
Мол, дня без тебя, дорогая, не можем.
Она рассуждает: "Ну, если не дочь,
Так кто же им всем, бедолагам, поможет?"

Племянников, как сыновей, на крыло
Она подняла терпеливо, с любовью.
Как с тётею в жизни парням повезло! -
В такой непростой и жестокой тем боле.

Она успевает ещё огород
Помочь обработать хорошему другу.
Расписано все у неё наперед,
Но нет в том реестре ни часа досуга.

Заботы, заботы... В глазах аж круги!..
А время летит безвозвратно и быстро.
Ей, видно, предписано жить для других,
И крест свой несёт она так бескорыстно,

Как будто в бюро самых добрых услуг,
Готовая в миг отозваться участьем...
Клиенты её - от родных до подруг -
Себя не признают виновными вдруг:
"Мешаем мы ей отыскать свое счастье..."

У ДРУГА НА ДАЧЕ

У друга на даче "по поводу"
Был пир и закончился он
За полночь. Какие там проводы!
Гостей повалило всех в сон.

Хозяину было немало
Забот и хлопот, как всегда.
Он всех разместил где попало...
И впрямь: теснота не беда.

Проснулся я ночью за печкой.
В окне, словно люстра, луна.
Смотрю: как ребёнок, беспечно
Сопит на диване ОНА.

Меня вдруг желанье объяло:
/Я где? Наяву иль во сне?/
Нырнуть под её одеяло
И слиться в объятиях с ней.

И я целовал бы со страстью
Её всю от пяток до губ.
И не был бы с нею, прекрасной,
Охваченный жаждою, груб.

Но спит она сладко, не зная,
Как трудно сдержать мне порыв.
А утром, судьбина такая,
Расстанемся вновь до поры.

И я - седовласый невежа -
В душе сохраню этот миг...
И всё ж! Умирает надежда
Последней всегда, черт возьми!

Литературный Кисловодск, N44-45 (2012г.)
ПАРУС ОДИНОКИЙ

ГРОЗА

Гроза надвигалась с востока.
Как эхо, раскатисто гром
Гремел ещё где-то далёко,
И молнии яркий излом
Раскалывал тёмное небо.
Не скрытая тучей пока,
Луна каравайчиком хлеба
Румянилась сквозь облака.
А запад закатом был светел...
Вдруг, словно сорвавшись с цепи,
Подул ураганистый ветер
И дали в пыли утопил.
А следом такой разряд грома
Раздался над нами как раз,
Что всё содержимое дома
Он, как в коробочке, сотряс.
И сразу обрушился ливень!
Обильно он, как из ведра,
Лил там, где сегодня полили,
И там, где полили вчера.
И долго ещё каждый слышал,
Устав опасаться и ждать,
Как дробь выбивают по крыше
Тяжёлые капли дождя.
Под песнь монотонную эту -
Мотив её грустен, уныл -
Мы крепко заснули к рассвету
И видели добрые сны.

* * *

На скамейке сидим летним вечером,
Созерцаем природу, любя.
Положив нежно руку на плечико,
Прижимаю тихонько тебя.

"Не ласкай, - ты сказала, - не надо.
Я от чувства взорвусь, и тогда..."
Я бы счёл этот вызов наградой,
Если б только, увы, не года.

Потому-то ко мне отношение
Опекунское как к старику.
Ты прости, но с таким положением
Я в согласии жить не могу.

От общенья с тобою я пьяный.
Ах, какие фигура и стать!
Да, я в юности слыл Дон Жуаном,
Да, не мог я страстям отказать...

"Не ласкай..." - говоришь, но не грубо.
Кровь взбурлила во мне опять...
Я хотел бы желанные губы
До конца своих дней целовать.

ТАМ ГДЕ РОДИЛСЯ...

В приморской солнечной станице
Я отдыхал, и путь мой к пляжу
Шёл мимо дома, прямо скажем,
Не мог ему я надивиться.
И вычурной архитектуре:
Здесь башенка, там окна в стиле;
И украшений изобилью...
Ну, замок сказочный, в натуре.

А вот под окнами берёза
Была корявою сироткой,
Подставив ветру ветви кротко,
Лишь вызывала жалость, слёзы.
Она была репьём на грядке,
Фальшивой нотою в октаве...
Но сердце русское оттает,
Услышав шелест её сладкий.

Хозяин, хоть мужик и хваткий,
Видать подвластен ностальгии.
Ведь здесь все деревца другие,
Не то, что на родимой Вятке.
И парень вырастить задался
Под окнами свою берёзу.
Привёз росточек до морозов...
Но только опыт не удался.

Не в радость бедной зной и море,
Да и восход кроваво-алый.
Родней ей вятские увалы,
С жарой она устала спорить...

...Как я узнал, хозяин злился:
Не повезло, мол, мне, ребята...
Как мудро сказано когда-то:
Там где родился, там сгодился...

ТАМАНЬ

1

"Из всех приморских городов
Тамань сквернейший город..."
Вердикт поэта был таков,
Но он тебе так дорог.

В деталях помнишь ты, Тамань,
Ту ночь и ту ундину,
Которой колдовской обман
Толкал его в пучину.

Навечно скрылся б под водой,
В её глубинном мраке,
Когда бы прапор молодой
Чуть уступил ей в драке.

Ты помнишь хорошо, Тамань,
Луну на небе мглистом
И лёгкий утренний туман,
Янко - контрабандиста.

"Из всех приморских городов..."
И ты ему на это
Не говорила резких слов:
Ведь прапор был поэтом.

Ведь это Лермонтов тебя
Сумел в веках прославить.
Ответно, искренне любя,
Хранишь о нём ты память.

А нынче ты уже не та;
Солидной стала, чистой.
Ухоженность и красота
Влечёт к тебе туристов.

Им нет проблем: "С чего начать?"
Твой каждый гид с порывом
Стремится первым показать
Тот домик над обрывом.

2

Гулял по взморью я в Тамани
И вдруг узрел обрыва выше:
Домишко с камышовой крышей,
И он меня как будто манит.

Вмиг одолев подъём высокий.
Увидел с берега крутого:
На фоне неба голубого -
Белеет парус одинокий.

И я поймал себя на мысли:
Что вот стою в той самой точке,
Где ОН стоял, и вижу точно,
Что видел ОН с прибрежной выси.

И зазвучали чётко строки....
Как будто, даль окинув взглядом,
Читал поэт со мною рядом:
"Белеет парус одинокий..."

* * *

В далёком босоногом детстве
Меня дивил мой древний дед.
В жару спешили мы раздеться,
Оставить минимум одежд.

А он под солнцем на скамейке, -
Ну как не подивиться тут, -
Сидит бывало в телогрейке
И даже в валенки обут.

Спрошу его: "Тебя как в бане
Видать жарою не проймёшь?"
"Ты доживи до этой грани, -
Ответил он, - тогда поймёшь..."

Признаюсь я чистосердечно,
Что осознал с вершины лет:
Так было и так будет вечно,
Пути иного у нас нет.

И я прошу: "Мотор мой милый,
Пульсации умножь-ка прыть,
Чтоб кровь бежала по всем жилам,
Чтоб я не смог в жару застыть".

Литературный Кисловодск, N46 (2012г.)
ТА И ЭТА ВЕСНА

АПРЕЛЬ

В лесах ещё не тронуты снега,
Лишь в поле стало таять понемногу,
А в городе в высоких сапогах
К полудню трудно перейти дорогу.

Поверх асфальта - что твоя река -
Поток несётся с водопадным шумом...
В лесах ещё не тронуты снега,
А здесь весна уже вовсю бушует!

Но там, где обрывается асфальт,
Где новостройка продолжает город,
Весна неудержимо мчится вдаль.
Село, встречай! К тебе ворвётся скоро!

* * *

За окошком снежок свежий, хрупкий,
Прячет уши прохожий от холода.
Зазвонил телефон. Слышу в трубке
Её голос журчит звонко, молодо.

Я-то знаю, как ей неуютно
В ограниченном стенами мире,
И бороться с недугами лютыми
В одинокой просторной квартире.

Пожилая, больная к тому же,
Прячет в фартук озябшие руки...
Ну, казалось: куда ещё хуже?
Но звучит голос молодо в трубке:

- У меня хорошо всё, прекрасно...
А недуг? Он к борьбе призывает...
Бью тревогу, мол, это опасно,
Надо к доктору! - Внять не желает.

Тут другая нытьём извела бы,
Доставала б капризами близких.
От неё не услышите жалобу:
"Докучать, - скажет, - мерзко и низко".

Ах, какое присутствие духа
В пожилой этой женщине милой!
Я молю, чтоб оно не потухло,
Чтобы небо добрее к ней было.

ВСТРЕЧА

Ты была красавицею милой,
Я тебя так искренне любил.
Только ты как облако парила,
Я же тенью по земле ходил.

От страданий всё во мне кричало:
"Да, я раб волшебной красоты!"
Только ты меня не замечала
Со своей небесной высоты.

С той поры чредой промчались годы...
По аллее, листьями шурша,
С зонтиком в руке от непогоды
Ты идёшь, как прежде хороша.

Вижу, что и ты меня узнала.
С радостной улыбкой подошла,
Откровенно вдруг поцеловала,
Томным взглядом смело обожгла.

Твой порыв меня совсем не тронул,
Прежней искры в сердце не разжёг.
Ветерок встряхнул берёзы крону
И рассыпал золото у ног.

Говоришь: "Природа тоже рада
Нашей встрече. Золото к ногам!
Это, друг, сквозь дождик листопада
Ангел счастья улыбнулся нам..."

"Что же, дорогая, здравствуй, здравствуй!
Где тебя носило столько лет?"
"Так отметим встречу? Это ж праздник! -
Не смутясь воркуешь ты в ответ, -

Я свободна. Может, всё с начала?
Забежим в кафешку, посидим?"
"Ты меня тогда не замечала,
А теперь давно я не один..."

Спесь сошла. Ты шепчешь: "Как же это?
Ведь любил же? Ну, так что, идёшь?"
И ответил я строкой поэта:
"Кто сгорел, того не подожжёшь..."

ПИСЬМО С ВОЙНЫ

Письмо с войны - заветный треугольник -
Такое долгожданное пришло.
Мать вскрикнула: "Да, господи, от Коли!.."
И сердце вдруг надеждой обожгло.

"Я в лазарете. Обморозил ногу...
Ходил в разведку ночью. Был мороз...
Да, ерунда... Вот подлечусь немного -
И снова в бой... Соскучился до слёз..."

Написано письмо рукою брата.
Так весть казённая ошибкою была?
Но мама, быстро сопоставив даты,
Всё сразу обречённо поняла.

Письмо так долго где-то там бродило
Нелёгкими дорогами войны,
Что похоронка вот опередила...
И нет ничьей тут подлости, вины.

Но огонёк надежды вкрался в душу,
Его не потушить уже умом.
И мать вслед части, к западу идущей,
Шлёт командиру с просьбою письмо.

Мол, так и так, пишу я без укора,
Но только правду, правду хочу знать...
Ответ от командира пришёл скоро:
"Не сберегли... Прощенья просим, мать.

Ваш сын отваги, храбрости был редкой,
Его любили очень все у нас,
Ведь он в полку командовал разведкой
И сам ходил за "языком" не раз.

В то утро всё, казалось бы, - пробились,
Но, видно, снайпер взял его в прицел...
Он похоронен, мать, в гробу, в могиле,
Под оружейный залп как офицер..."

И мать, достав огарочек убогий,
Зажгла огонь и, помолясь над ним,
Сказала тихо-тихо: "Слава Богу,
Что похоронен как христианин..."

Литературный Кисловодск, N48-49 (2013г.)
ОСЕННИЕ ЦВЕТЫ

КАК МАЛО ЖИВЕМ МЫ

"А я безнадёжно больна..." -
Звучит её голос так ровно,
Весёлыми слухами словно
Спешит поделиться она.

Я в шоке. Но скоро во мне
открылися памяти шлюзы,
И вижу я юную музу,
Которой прекраснее нет.

Ах! Как же её я любил!
Те дни в суете не забылись.
Как молоды мы тогда были!
Нас жёг романтический пыл.

И вот предо мной - не во сне,
А в нашей реальности будто, -
она ослепительным утром
С улыбкой вошла в кабинет,

Как яркий цветок луговой,
Как солнышка майского лучик.
Что может на свете быть лучше
Вот этой красы неземной!..

Звонили поклонники ей -
Второй, и четвёртый, и пятый...
А я-то уже был женатым,
Но сердцем был с ней, только с ней.

Полвека с тех пор миновало.
И вдруг словно гром: "Безнадёжно..."
Ах, если б вернуть было можно...
Как мало живём мы, как мало...

ХОТЕЛОСЬ ГОРДОЮ БЫТЬ

Вышла замуж она совсем юной красоткой.
Говорила: "Люблю!
Он единственный мой..."
Но совместная жизнь
была очень короткой.
Его дом для неё оказался тюрьмой.

И однажды ушла без упрёков, без ссоры:
Независимой, сильной хотелося быть.
Распахнула, рванувши вниз молнию, ворот,
Чтобы свежесть свободы душой ощутить.

И в далёкий, другой переехала город,
Снова чтобы однажды не быть взаперти.
Но держала мужчин на дистанции гордо
И считала, что гордость её защитит.

И смеялась она, там где надо бы плакать.
Ненароком боясь
настежь душу раскрыть...
...Вот и осень пришла.
С нею мерзкая слякоть.
Стало сердце шалить,
поутратилась прыть.

- Уж не хочется мне
быть активно мобильной,
И общений весёлых, увы, не хочу.
Я устала бороться, устала быть сильной...
Ах, припасть бы сейчас к дорогому плечу...

- Ты живёшь, дорогая,
и скучно, и постно, -
говорила подруга. - Полнее живи.
И пока есть краса и покуда не поздно,
Отдавайся страстям, отдавайся любви!

А то время летит! Оно так быстротечно,
Чтоб потом не жалеть об ушедших летах...
- Я, подружка, тебе благодарна, конечно.
Но осталось всё в прошлом... Не та я, не та.

* * *

Я шагаю знакомой аллеей.
Потускнели осенние краски.
Но рябины кроваво алеют,
Они словно царевны из сказки.

Холодна ноября середина.
Зябко льдом укрываются лужи.
А сегодня день сказочно дивен,
Солнце яростно спорит со стужей.

Меня радуют мамочки встречные
С малышами в роскошных колясках,
хохотушки-девчонки беспечные
С огоньками лукавыми в глазках.

И прогулочным шагом идущие
Старичок со старушкою рядом...
Вспоминаю мгновенья минувшие,
Провожая их ласковым взглядом.

На кустах скачут с ветки на ветку
Воробьи, снегири и синицы...
Ах, какой же денёк нынче светлый!
Я ему не могу надивиться.

ЗОЛУШКА

Да, я был восхищён, околдован
Нравом золушки, милой красой.
Тебя ради на подвиг готовый,
Круто вдруг повернул колесо
Своей жизни. Как долго катилось
Оно ямистою колеёй...
И семья моя так поразбилась,
Что не склеить осколки её.

Я не внял осуждениям строгим...
Ты была воплощеньем весны,
Я ж - осенней поры на пороге -
"Умилял" серебром седины.

И изрёк (как отметил зарубой),
мол, на десять лет хватит меня...
"жить с такою желанною, любой -
Счастья большего нет!" - считал я.

Так оно всё сначала и было:
мы счастливо купались в любви,
Сын родился, замешанный с пылом
На взаимно кипящей крови.

Старший (твой) возмужал, кончил школу.
Без проблем поступил в институт...
И как раз о "зарубе" той с болью
Ты жестоко напомнила тут.

мол, я стар. И в "грехах" уличила:
мол, меж нами любви больше нет...
И всё это... Всё это случилось
По зарубу - спустя десять лет.

да, я был очарован тобою,
Но и ныне, на финише лет,
Повторяю с глубокой любовью,
Что милее той золушки нет.

"Если б вспять повернуть!"
(Вопрос частый).
Прошагал бы след в след, - мой ответ.
Люди ловят мгновение счастья.
меня грело оно десять лет.

Литературный Кисловодск, N50 (2013г.)

ЮБИЛЕЙ

ДОРОГОМУ ГЕННАДИЮ ЕВГЕНЬЕВИЧУ ТРОФИМОВУ В ДЕНЬ 80-ЛЕТИЯ

Я не вызрел сказать тебе: "друг",
Но поверь - уважаю очень.
Ведь с тобой разорвали мы круг
Отчуждённости. Рад я очень.

Много общего, что нас роднит.
Хоть и не были мы знакомы,
Только детства военного дни
Хорошо мы с тобою помним.

Отцов, братьев призвали на фронт,
Повсеместно царил страшный голод.
Ни крупинки не бросивши в рот,
По утру убегали мы в школу.

Рано мы мужали, росли
И умели всё-всё на свете.
Матерям - как могли - помогли
Пережить годы трудные эти.

А потом Ленинград, институт...
У тебя всё сложилось как надо:
По душе вдохновляющий труд
И признания, и награды.

В ритме времени - всё на бегу.
Потому-то у нас, наверное,
И ложились цепочкой в строку
Пережитые откровения.

А сегодня, проснувшись с утра,
Ощущаем недуги, недуги...
Сознаём, что пришла пора
Укрощать все благие потуги.

Так здоровья тебе, дорогой!
И друг другу давай дадим клятву:
Не спешить... Не спешить на покой,
Не сдавайся недугам проклятым.

Киров, ноябрь 2012 г.

НЕЗАБЫВАЕМОЕ

ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ

Мальчишки военных лет,
Мы старше отцов своих стали,
Навечно они там остались,
И в этом вины нашей нет.

Без них мы мужали, росли,
Без их наставлений и ласки,
И выдержать груз, прямо адский,
Своим матерям помогли.

Летят друг за другом дни,
И нет от старения средства,
Но бережно память хранит
Картины военного детства.

СКАЖИ-КА, ДЕД

"Скажи-ка, дед, а на войне
Как хоронили вы солдат,
В боях погибших и в огне
Бомбёжек страшных, канонад?

Скажи, не успевали, чать,
Для всех сколачивать гробы?"
Себе позволив помолчать,
Ответил дед: "Я не забыл,

Как ночью мы в чужой стране
Свозили после боя трупы,
Но на войне, как на войне:
Работая, молчали тупо.

В могилу братскую потом
Сложили всех, за сутки павших,
И помянули их вином,
На скору руку закопавши.

Когда погиб мой друг Егор,
Уж очень захотелось мне
Похоронить в гробу его,
Но на войне, как на войне...

Могилу вырыли в свой рост
Вдвоём мы с молодым бойцом.
А чем прикрыть, - вдруг встал вопрос, -
Покойнику хотя б лицо?

Увидев лопухи вокруг,
Я поспешил нарвать их много...
Покоится под ними друг
Как, вроде бы, под крышкой гроба...

Вот так оно бывало, внук...
Всё это часто снится мне
И ощущаю я вину...
Хоть на войне, как на войне".

ВЕТЕРАН

От старых ран, контузий он страдал.
Спиртного в рот не брал -
зачем, мол, праздно.
Но в этот день по полной наливал
И пил за главный в его жизни праздник.
Потом он мучился от болей. Перебрал...
И водку клял, мол, в ней все наши беды.
Жену-старушку, каясь, заверял:
"Всё, мать, не пью
до следующей Победы..."

ВИНА

Шагами вымерял войну
Из боя в бой, из боя в бой
Он даже побывал в плену,
А вот пришёл живой.

Видать, судьба к нему добра:
От смерти сберегла.
В сиянии доблестных наград
Вся грудь его была.

А нынче воин-ветеран,
Поднявший трёх сынов,
Страдает и от старых ран,
И от тревожных снов.

Всё чаще видятся ему
Погибшие друзья,
То вместе, то по одному...
Их лиц забыть нельзя.

Ведь с ними пройдена война
Из боя в бой, из боя в бой.
И всё больней грызёт вина:
Их нет, а он живой.

Литературный Кисловодск, N51 (2013г.)
РОДНЫЕ РАЗГОВОРЫ

РАЗГОВОР С ДОЖДЁМ

Я слышу дождя шум,
наполненный ропотом:
- Не льёшь, просят - лей,
начнёшь лить - уходи.
Потом, обессилив, пропел почти шёпотом:
- Ну как, люди добрые, вам угодить?

- Тебе дисциплину налаживать надо, -
Вступаю я с ним в прямой разговор, -
Лей там от души где сегодня ты в радость,
Но не забудь закрыть вовремя створ.

- Даёт "канцелярия" мне предписание:
Когда, где и что поливать надо, но
Частенько в цепи выполненья задания
Некстати совсем выпадает звено:

То к сроку не подали танкеры-тучи,
То вдруг ураган разыгрался в разнос.
То солнце печёт (не соваться бы лучше), -
В итоге я груз до полей не донёс...

- А ты донеси, донеси, куда надо!
В борьбе со стихией не оплошай.
И пусть от тебя будет людям наградой
В полях и на грядках большой урожай!

НА СПИСАНИЕ?

Старик в плену у злых недугов
Страдал мучительно всю ночь.
А утром врач пришла. "Ох, туго, -
Сказал больной, - прошу помочь".

Она послушала сердечко:
"Инфаркта слышен давний след.
Есть повод для тревог, конечно,
Но сколько Вам скажите лет?"

"Да я девятый уж десяток
Недавно разменял как раз".
"Ну вот, - промолвила, - понятно...
И что хотите вы от нас?

Советую, простите, платно
Пройти УЗИ в недельный срок,
Зайти к урологу. Понятно?
И заверяю: будет прок".

Уролог рассказал всё толком,
Велел присесть и встать пять раз.
Сказал (спросив: а лет Вам сколько?):
"Ну что хотите Вы от нас?"

И дед, эмоциям дав волю,
Вдруг закричал, хоть был молчун:
"Вы смерть пророчите мне что ли?
Я жить... Я жить ещё хочу!"

Да, к сожалению, сегодня
Мы, ветераны, докторам
Настолько стали неугодны,
Что чувствуем себя как хлам,

Тот, отработанный, негодный.
(Хотя не мало и заслуг).
Ох, как оплачивать натужно
Все прейскуранты мед. услуг!

Врачи, в ответ на наши муки
(Нам их позиция ясна),
Беспомощно разводят руки:
"Ну что хотите вы от нас?"

ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ

Нашей долгой и верной дружбы
Доверительность, честность основа.
Объяснять что-то нудно не нужно,
Понимаем друг друга с полслова.

Потому-то она бескорыстна:
Отношения наши прозрачны.
На беду отзываемся быстро,
Это кредо роднит однозначно.

Да, троих - по графе "одиночество" -
Свёл в единый союз нас Всевышний...
Только стал (признаваться не хочется)
Я себя ощущать третьим лишним.

В связке той мы, седые мужчины,
Крепкой дружбой навеки повенчаны.
Вроде нет для терзаний причины...
Но ведь третья из нас - чудо-женщина!

ВЕРНИСАЖ

В моей квартире не музей,
А самобытный вернисаж
Картин художников-друзей:
Иванов, Николаев, Саш...

Пусть дали за окном темны,
То дождь, то снег стучит в стекло -
С картин струится свет весны
И лета нежное тепло!

Пусть суетны труды и дни,
Встречаемся не часто, но
Я чувствую: ведут они
С полотен разговор со мной:

- Как чудны осени костры! -
Весна! Пришёл цветенья срок!
художники - они мудры,
И с ними я не одинок!

Литературный Кисловодск, N53 (2014г.)
СТАРЫЙ АЛЬБОМ

ПОСПЕШИ

Недолюбленная, недоласканная
Одиноко страдает в ночи.
Но она ещё статью и глазками
Привлекает вниманье мужчин.

Только очень разборчива в выборе:
Этот груб, а тот жаден иль мал...
Словно те мужики давно вымерли,
Средь которых её идеал.

Но ведь было счастливым замужество,
И родила в любви сыновей.
Круг растущих забот тогда с мужеством
Разрывать удавалося ей.

Но птенцы, улетев в высь раздольную,
Распрощались с родимым гнездом.
Муж в работе, и стала невольною
Она пленницей в доме своём.

И хотя ещё статью и глазками
Разжигала в поклонниках пыл,
Но ждала, чтоб вниманием, ласками
Родной муж в сердце лёд растопил...

Но в то утро осеннее, раннее
На дороге случилась беда...
Были тщетны хирургов старания:
Муж ушёл от неё навсегда...

Недолюбленная, недоласканная
Вдруг осталась свободной, одна.
И, хоть статью своею и глазками
Женихов восхищает она,

Только очень разборчива в выборе:
Этот груб, этот ласков, но мал...
Словно те мужики давно вымерли,
Средь которых её идеал.

Видно доля такая ей выпала...
Но тоска вдруг охватит волной...
Поспеши-ка, красавица, с выбором,
Коль не хочешь остаться одной.

НУ, ЧТО НАШЁЛ?

Ну, что нашёл он в стерве, в ней?
Жена порядочней, красивей,
Но бросил семью и детей...
Видать, не мог, видать, бессилен

Разъять рывком кольцо любви,
Освободиться чтобы разом.
И тут на помощь не зови
Друживший с нравственностью разум.

За ситуацией такой
Всегда ползёт шлейф пересудов:
"Ушла с другим...", "Ушёл к другой..."
"Угар страстей затмил рассудок".

По-своему они правы
В сужденьях жёстких, эти люди,
Но самый строгий суд молвы
Пожара в сердце не остудит.

И тут вопрос: "А судьи кто?"
Вдруг повисает над толпою.
"К соседке тайно ходит тот,
А тот давно живёт с другою,

А та завидует в душе:
Подруга вырвалась из круга,
Она ж который год уже
Живёт нелюбящей с супругом...

"Ну, что нашёл он в стерве, в ней?"
"Ну, что нашла она?.. Муж лучше..."
Вслед за грядой погожих дней
И солнце затмевают тучи...

ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК

Мы с тобою на крыльях летали,
Было нам на двоих сорок лет,
И с наивною верой считали:
Во всём мире счастливей нас нет.

После ВУЗа, ведомые долгом,
Разлетелись по весям страны.
Поклялись, расставаясь надолго,
Что любви нашей будем верны.

И однажды (признаюсь: немалый
с той поры миновал уже срок) -
Вдруг раздался в ночи запоздалый,
Неожиданно громкий звонок.

Журчал в трубке твой голос так мило,
Закружилася аж голова.
Ты взволнованно мне говорила
Проникавшие в душу слова:

"Вспоминал ли меня? - Знаю сердцем
Что не спрятаться нам от судьбы..."
Я сказал: "Давно не вспоминаю,
Но не смог до сих пор позабыть".

* * *

Она, имея два диплома,
Училась в третьем модном ВУЗе.
Ей говорил студент знакомый:
"Зачем извилины так грузишь?

С твоею красотою, статью
И сексапильностью при этом -
Любой из нас сочтёт за счастье
Сказать со страстностью поэта:

"готов быть самой верной рыбкой
Я в море Ваших чувств навечно..."
Она с невинною улыбкой
Ответила: "Да, мы, конечно,

Вас обольщаем страстью, телом
И с поволокою глазами,
Но, чтобы удержать, умело
Манипулируем мозгами.

* * *

Ей, видимо, даны природой
Походка гордая и стать.
В движеньях пластика, свобода!
Всё с ней, чтобы красой блистать!

Несёт величественно груди,
В глазищах вызова огни,
Мол, не судите строго, люди,
Немного тяжелы они.

И я, назад откинув спинку,
Им создаю противовес...
Ну, где, моя ты половинка?
Я лучшая среди невест...

Дивчина, видно, понимает:
Фигуркой, статью, всем она,
Как на ветру берёзка в мае,
Очарования полна.

СТАРЫЙ ФОТОАЛЬБОМ

Уже старенький фотоальбом
Перелистываю ностальгически.
Пожелтевшие карточки в нём
Полны силы какой-то магической.

Память вдруг, пробудившись от сна,
Понесла меня вспять, в годы юные...
...Вижу домик. Она у окна,
Серебрят стёкла отсветы лунные.

Вниз бежит, я навстречу лечу,
Как на крыльях, всё выше и выше!
"Здравствуй, милая! - громко кричу, -
Я люблю тебя! Слышишь ли!?
Слышишь?"

Как наивны мы были тогда,
Как чисты наши помыслы были,
Как звучало всерьёз: "навсегда",
Как мы искренне, нежно любили!

Ностальгически фотоальбом
Я листаю, листаю, листаю...
Вот Она, вот мы с нею вдвоём...
И зима моих лет в сердце тает.

И я знаю, что даже, когда
Срок придёт, призовёт нас Всевышний,
Закричу, уходя навсегда:
"Я люблю тебя! Слышишь ли!?
Слышишь?"

Литературный Кисловодск, N54 (2014г.)

КАК ВЫ МОГЛИ?!

Ну, какие ж сердца надо было иметь
(Называть вас шакалами - мало),
Чтоб ребёнка обречь
на страшнейшую смерть
На глазах у беспомощной мамы.

Вы гвоздями его, как Христа на кресте,
На доске объявлений распяли...
Раздирающий плач над селеньем летел,
Вы же громко, цинично смеялись.

Он не враг, он ребёнок...
Ну, как вы могли?!
Изощрённой жестокостью этой
Украинские власти
фашизм превзошли...
Где тот суд, чтоб призвать их к ответу?

Но он есть! Покровители вас не спасут!
Обойти вас возмездье не сможет!
Воздадут вам по полной: и времени суд,
И суд гнева людского, и Божий!

Литературный Кисловодск, N57 (2015г.)
ДЕТИ ВОЙНЫ

МАМА ВЕРИЛА В БОГА

Моя мама верила в Бога
И молилась ему неистово,
Соблюдала посты всегда строго
И ходила в церковь на исповедь.

Шла война. В радость постная каша.
В дни иные совсем не ели.
Молока нам нальёт мама в чашки,
А сама на ногах еле-еле.

А случалось - коня пред кончиной
(Обречённый, мол) - забивали.
И тогда по кусочку конины
Всем колхозникам выдавали.

Приносила и мать кусок тот.
Только помнила - в христианстве
Мясо конское под запретом,
Но варила его с упрямством.

И кускам тем она была рада,
Вовлекала в грех себя смело:
Ведь от смерти детей спасать надо...
Но сама конину не ела.

И чугун после чистила глиной,
Истребить чтобы запах конский,
А потом молитвою длинной
Искупала грех пред иконой.

Да, она всей душой в Бога верила.
Он грехи ей простил, конечно.
И надеюсь, что маме отмерена
По заслугам жизнь райская, вечная.

2014 г.

КАРТЫ

В бою Отчизну защищать
И долг, и труд солдата.
А женщине легко ли ждать
Сыночка, мужа, брата,

Когда в деревне каждый дом
Не обойдён сторонкой
Казённым тоненьким письмом,
Той самой похоронкой?

От непосильного труда,
Нет, не сгибались как-то.
Сходились к ночи погадать:
"Скажите правду, карты,

Жив ли мой муж? А мой сынок?
A мой вернётся ль к лету?..
Хотя совсем на малый срок,
Хотелось верить в это.

Гадали допоздна порой,
Гадали не для моды.
Хватало им на всех одной
Истрёпанной колоды.

Надежде, ей износа нет -
Пройдёт огонь и воду.
А карты сдали. "Может, мне
Нарисовать колоду?"

Три дня украдкою корпел
Над дамами, вальтами.
Ко дню рождения успел
Подарок сделать маме.

Пугался я её лица,
Весёлого когда-то:
Нет писем долго от отца,
Нет весточки от брата.

И вновь на дорогом лице
Увидел я надежду:
"Вот погадаем об отце..." -
Поцеловала нежно...

Мне было десять лет всего,
Но смог, пацан, понять я,
Что были карты им в тот год
Не праздное занятье,

Что наши мамы той зимой
Гадали не для моды.
Хватало им на всех одной
Рисованной колоды.

1986 г.

СТАРЫЙ ФОТОАЛЬБОМ

Старых карточек полный альбом:
Весь мой путь иллюстрирован ими.
Но о детстве военном моём
Что-то здесь не представлены снимки.

Потому что их попросту нет:
Было горе кругом, не до фоток.
Мы, мальчишки, тогда с малых лет
Занимались посильной работой.

Вот он, наш выпускной седьмой класс -
Первый снимок далёкого детства.
Десять серых воробушек нас:
Не то время, чтоб ярче одеться.

Я, волнуясь, смотрю сквозь очки
На открытые милые лица,
Ощущаю дрожанье руки,
Начинаю с тревогой дивиться:

Ведь сегодня из десятерых
В живых трое нас здравствуют только.
Уж не помню фамилий иных...
На душе стало тягостно, горько.

Пошли фотки - одна за другой:
С кем учился, служил и трудился.
И из них - посчитал - в мир иной
Каждый третий уже удалился.

Я не молод, но к ним не спешу:
Жизнь и так коротка, быстротечна.
Оправданий себе не ищу,
Но Творцу благодарен сердечно,

Что позволил мне всё ж одолеть
Тот рубеж, что друзья не успели,
И ту песню о жизни допеть,
Что они, уходя, недопели.

ДОМ ДЕТСТВА

Н.М. Мясникову
На родине малой он дом своих предков,
Пока были силы, берёг.
Но годы бегут... Ветеран уже редко
Ступает на старый порог.

Он продал усадьбу в хорошие руки:
Мол, хватит держать взаперти.
И вот в первый раз после долгой разлуки
Родное село посетил.

Пройдясь вдоль ограды хозяйства родного,
Застыл вдруг у новых ворот.
Видать, голова закружилась немного:
Дом будто бы тот - и не тот.

Ему изменения вроде бы в радость:
Отделка дворцовой под стать!
Но только душою такую парадность
Никак он не может принять.

За яркой обшивкой скрываются стены,
И в них они с дедом в войну
Трудились, вели разговор откровенный,
Пристроившись ближе к окну,

О том, как им дров заготовить на зиму,
Коровушку как прокормить.
По-взрослому шёл разговор тот взаимный:
Старался мужчиною быть.

И в этих родимых бревенчатых стенах
Ждал писем в войну от отца.
На каждое он отвечал непременно
И радовал этим бойца,

И ждал: вот врагу будет сломана шея,
Вернётся отец, и тогда...
Но в эти же стены: "Погиб подо Ржевом" -
Пришла похоронка-беда.

Отныне на две его жизнь разделилась:
Те самые "после" и "до".
И вхожими трудности, радости были
В просторный приветливый дом.

Поэтому так ветерану и дорог:
Пусть скупо, но встретит любя.
А нынче он в нём с обновлённым порогом
Чужим ощущает себя.

Г.Е. ТРОФИМОВУ

Много общего, что нас роднит.
Хоть и не были мы знакомы,
Только детства военного дни
Хорошо мы с тобою помним.

Отцов наших призвали на фронт,
Повсеместно царил страшный голод.
Ни крупинки не бросивши в рот,
Поутру убегали в школу.

Рано мы мужали, росли
И умели всё-всё на свете.
Матерям, как могли, помогли
Пережить годы трудные эти.

Вслед за школой прошли институт...
Всё сложилось по жизни как надо:
По душе вдохновляющий труд,
И признания, и награды.

В ритме времени - всё на бегу.
Потому-то у нас, наверное,
По ночам отливались в строку
Пережитые откровения.

А сегодня себя мы с утра
Ощущаем в плену болезней,
Но ещё не пора, не пора
Признавать свою бесполезность.

Так здоровья тебе, дорогой!
И друг другу давай дадим клятву:
Не спешить, не спешить на покой.
Не сдаваться недугам проклятым.

II

Данной клятвы ты, друг, не сдержал,
Но вины твоей нету в этом!
Перегрузки?.. Мотор отказал?..
Как не просто быть нынче поэтом!

Ты из тех, кого мучила боль
За родную страну, за Россию...
Твою душу сжигал непокой:
Ведь исправить что либо бессилен.

Но строкой стихотворной умел
Проникать глубоко в души людям.
Да, ты многое в жизни успел!
И таким мы тебя помнить будем.

Литературный Кисловодск, N59 (2016г.)
БЕССОННИЦА

РОЖДЕН В ФЕВРАЛЕ

Я рождён под метель в феврале.
Потому-то и жизнь, наверно,
Как позёмка неслась по земле,
Но не сбилась с тропинки верной.

А сейчас, когда голова
Стала белою, как пороша,
Одолеть удаётся едва„
Даже шаг в сугробном крошеве.

И уже часто видится в снах
(Признаваться не хочется в этом),
Что пространство хозяйка-весна
Наполняет теплом и светом.

Февралю словно я изменил,
Во сне встретив с радостью гостью.
Под лучами её поспешил
Отогреть свои старые кости.

Что душою кривить!
Пока жив
Выбираю то, что полезней.
И кричу: "Да здравствует жизнь!
Презираю я вас, болезни!"

ЗВОНИТЕ МНЕ

Я дед давно и даже прадед
И к правнукам в их запредел,
Мгновения общенья ради,
Я - были б крылья - улетел.

Сейчас мобильники нам дали
Возможность (просто чудеса!)
Пронзая вмиг любые дали,
Родные слышать голоса.

Но мысль: "Умру. Там тишь, ни звука, -
Всё чаще стала посещать, -
И я о внуках и правнуках
Уж ничего не буду знать?"

Мои родные, извините.
Хоть я старик, но не спесив,
И днём и ночью мне звоните,
Пожалуйста, пока я жив...

СПАСИБО!..

За стенкой утихли давно голоса.
Полночная грань миновала.
А вот и кукушка в старинных часах
Четырежды прокуковала.

А мне в тишине не даёт сомкнуть глаз
Недобрая дама - бессонница.
И слышу я вдруг отчётливо глас:
"Будь ей благодарен, как солнцу.

Ведь это она озарила твой мозг
Свеченьем, в дорогу манящим,
Чтоб ты сумел мысленно выстроить мост
Меж детством и днём настоящим.

Да, тот, по которому память тебя
Уносит на родину в гости.
Туда где заждались родные, друзья
И мама с отцом - на погосте..."

Хоть тяжко без сна, от души говорю:
Мне нравятся эти виденья.
И Вас я, бессонница, благодарю
За Ваши старанья и бденья.

СТАРИК

Судьба тонко прядёт жизни нить.
Разменял он девятый десяток.
Пришло время - только бы жить:
И свобода тебе, и достаток!

Но недуги всё жёстче в полон
Берут бренное тело, всё злее.
В ушах (спать не даёт) громкий звон,
В спине боли, и ноги немеют.

Но дед планы ещё в голове
Громоздит. Не проходит жизнь мимо.
"Как здоровье?"
Он скажет в ответ
Иронично: "Стабильно, терпимо".

БЕССОННИЦА

Капли дождика бьют в подоконник,
Словно лихо проносится конница.
"Унесите, - прошу, - птицы-кони,
К светлым далям меня от бессонницы".

Она накрепко сжала, как прессом,
Мою голову. Тьма беспросветная.
Будто ночью шагаю я лесом,
Под ногами тропа чуть приметная.

Уже силы покинули тело,
Обречённость в душе, безразличие.
Во весь голос кричать захотелось:
"Люди, зря вы себя возвеличили!

Мы такие же мошки, букашки,
И конец у всех одинаковый..."
Но увидел я вдруг две ромашки,
Колосок из семейства злаковых...

Знать добрались до цели таблетки.
Подкреплён был их натиск уколами.
Душа вырвалась сразу из клетки,
Отпустили и прессы голову.

И уже засыпая, я слышу,
Как проносится быстрая "конница",
Дробный ритм выбивая на крыше,
И уносит с собою бессонницу.

Литературный Кисловодск, N61 (2016г.)
СИНЕНЬКИЙ СКРОМНЫЙ ПЛАТОЧЕК

СВОЙ ПАРЕНЬ

Она слыла в округе сорванцом,
С дворовыми мальчишками дружила.
Была и "атаманом" и "бойцом"
Средь них. На равных в драках билась.
В футбол играла лихо. Каждый матч
Красивый гол умело забивала.
Бросала ловко волейбольный мяч
И по деревьям лазила бывало.

...У дома липки стали высоки.
И превратились мальчики в подростков.
У девочек заметно бугорки
Поднялись на груди, ну, прелесть просто!
И тот неистовый природы зов
Подростков превращает в кавалеров.
Пусть робко, но немало нежных слов
Они сказали своим Катям, Верам.

Но оставалась долго Сорванец
Среди парней, как лучший друг на свете.
Иной делился сокровенным с ней:
"Когда ж ОНА взаимностью ответит?"
А ей хотелось слышать от парней:
"Ах, как мила ты, как неотразима..."
"Я преклоняюсь пред красой твоей..."
"Люблю тебя! Ты мне необходима..."

Но в ожиданьях пролетают дни:
"Когда ж вниманьем хоть один одарит?"
Она так и осталася для них
Со статусом мальчишеским -
"свой парень".

НУ, КАК ЖЕ ТЫ МОГ?

Любовь в темпе вальса
нас вдруг закружила.
Казалось, что свёл
наши тропки сам Бог.
Всё так романтично, так сказочно было...
И вдруг этот взрыв... Ну, как же ты мог?

Всецело - поверь - я тебе доверяла.
На радость родились дочурка, сынок.
Обилие счастья душа не вмещала...
И вдруг ножик в спину... Ну, как же ты мог?

Казалось, что мир безграничен и светел!
Семейные блага ты множил, берёг.
В здоровом уюте росли наши дети...
И вот ты их предал... Ну, как же ты мог?

Решительно дверь широко открываю,
Без слёз провожаю тебя за порог...
Ты встретил другую... Я всё понимаю,
Но трудно понять мне: ну, как же ты мог?

КАК БЫТЬ?

"Как быть? - обратился ко мне юный друг, -
Нежна она, ласкова очень
И, чтобы жар губ ощутить, нежность рук,
Нам с ней недостаточно ночи.

И мы со словами: "желаю, люблю"
К утру засыпаем в обнимку.
И часто себя я на мысли ловлю:
"Анюта моя половинка".

"Но ты же женат. У вас дочка и сын.
Предать их - скажи мне - как можно?"
"До встречи я с нею считаю часы,
Мне жить без неё невозможно".

"Ты молод. Поверь мне -
пройдёт эта блажь
Потом обо всём пожалеешь.
Сумей потушить в себе огненный раж,
Цени, береги что имеешь.

По праву тебе могу это сказать:
В моём багаже знанья, опыт..."
Слеза затуманила парню глаза,
Невнятный послышался ропот:

"Конечно, тебе рассуждать хорошо:
Всё в прошлом, пора уже в ящик,
А я ведь силён ещё телом, душой,
Не прошлым живу - настоящим".

КОТЁНОК

В густой траве котёнок маленький
Мяукает печально так,
А рядом с ним цветочек аленький,
Как будто бы тревоги знак.

Мол, помощь нам необходима:
С востока близится гроза.
Но люди, пробегая мимо,
Отводят в сторону глаза.

На эту сценку сердобольно
Смотрела дама из окна.
И вот уж - гром и вспышки молний!
На улицу бежит она

И, выхватив живой комочек
Из-под дождя в единый миг,
Под куртку прячет (там не мочит),
И он к теплу её приник.

Она по-матерински мило
Дарила малышу любовь...
...Как часто равнодушно мимо
Обходим мы чужую боль.

Творить добро - какое счастье!
К попавшим в сеть жестоких бед
Ты прояви сейчас участье,
Потом воздастся и тебе.

ТЕРЕБИЛА ПЛАТОЧЕК

Помню речку, мосточек.
Опершись о перила,
Теребила платочек
Ты с грустинкою милой.

Теребила платочек
И смотрелась в водицу,
С жизнью бренною точно
Собиралась проститься.

Подошёл я со вздохом,
Твоей тайной томимый.
"Если женщине плохо,
Не могу пройти мимо".

"Если женщине плохо?
Да откуда Вы взяли?
Нету даже на кроху
В моём сердце печали..."

И улыбкою ясной
Обожгла, озарила.
я увидел прекрасной
Тебя, нежною, милой.

я увидел прекрасной
Тебя, самою стройной.
Сердце, знать, не напрасно
Вдруг забилось неровно.

Мы гуляли всю ночку
И расстались к рассвету.
Помню речку, мосточек...
Их дороже мне нету.

Помню речку, мосточек,
В цвету яблони, сливы.
... У нас взрослая дочка,
И нас нету счастливей.

Литературный Кисловодск, N62 (2017г.)
НЕЗАБВЕННОЕ

ВЕРНИСАЖ В ЗЕРКАЛАХ ВИТРАЖЕЙ

Без зонтика-кроны от мороси даже
Озябла берёзка. Предзимье уже.
Увидел тоскливость осенних пейзажей
Я в зеркале стекол больших витражей.

Не только меня (обратил вдруг внимание)
Печально растрогал такой вернисаж.
Вон дед. Он проник в глубину понимания:
"Всё тленно в природе", -
но держит кураж!

Потёртая куртка из прошлого века
Сегодня нелепо смотрелась на нём.
Но статность познавшего жизнь человека
Я видел в фигуре, в движеньях - во всём.

Шагал осторожно. Всей тяжестью тела
Вперёд устремившись, неровно дышал.
И было заметно: ему так хотелось,
Чтоб в ритме порыва был выровнен шаг.

И вдруг, повнимательнее присмотревшись,
Отметил в уме: "Вроде куртка моя..."
И в ту же секунду, открытьем согревшись,
Осознанно понял: "Да это же я!"

Мгновенно в сознанье пришло озарение,
Как будто бы щёлкнуло что-то внутри,
Как будто бы сразу улучшилось зрение,
Что смог рассмотреть вот: а я ведь старик.

Но думать о бренности мне ещё рано.
Хоть волосы выбелил времени снег,
Но правофланговым в строю ветеранов
Остаться и дальше так хочется мне!

КОВАРНЫЕ ВИРУСЫ

Стали очень коварными вирусы.
Чтобы сделать больным человека,
Их возможность в разы нынче выросла! -
Это знак двадцать первого века.

На глазах зло вершится великое:
Не причём поцелуи обильные,
Ты, не видя её даже лика,
Пообщавшися лишь по мобильнику,

Вдруг услышишь слова: "На свидание,
Дорогой мой, не жди меня нынче.
Я в жару, тяжелеет дыхание...
Извини, но приеду, как вылечусь..."

"Ах, любимая, весь я в тревоге!
Чтобы вырвать из плена болезни,
Я готов согревать твои ноги
Поцелуев огнём. Он полезен!"

Ну а вирус проворный в эфире,
Оседлавши волну нашу ловко,
Вмиг в моей оказался квартире
И хозяйничает со сноровкой.

Вот уже и во мне ощущаются
И озноб, и какие-то боли...
Заразился, видать, получается,
Не обычным путём тем более.

Так выходит - страдаем мы оба!
Это надо ж так вирусам мучиться,
Разлучить, дорогая, нас чтобы...
Но у них ничего не получится.

Ведь у нас арсеналы оружия:
Процедуры, врачебное слово.
Не грусти, что мы нынче простужены,
Завтра встретимся с радостью снова!

ЗИМА СРАЖАЕТСЯ

старушка древняя - зима
Ещё сильна в единоборстве!
Ведь с техникой, крутой весьма,
Она сражается с упорством.

снегоуборочных машин
Гудят моторы дни и ночи.
Мужик на помощь им спешит:
Гребёт лопатой что есть мочи.

Но только зимушка-зима
Не ищет повод сдаться чтобы,
Встряхнёт снежинок закрома -
И вновь на улицах сугробы!

стремясь хозяйке угодить,
Затмила вьюга неба своды:
Зиму, мол, вам не победить!
Вы слабаки против природы!

Да, бьётся нынче в схватке с ней
Мощнейшей техники армада...
Но обессилив по весне,
Она заплачет всем на радость!

СВИДАНИЕ С ВОЛГОЙ

По веленью сыновнего долга
(Быстр он, времени бег)
Я приехал, любимая Волга,
На свиданье к тебе.

Ты меня словно мать обласкала
Нежно-тёплой волной,
И легко на душе сразу стало:
Я в стихии родной.

И любуюсь в сиянье рассвета
Твоей ширью, красой.
Предо мной листья ивовых веток
Серебрятся росой.

Катишь волны ты в белых кудряшках
Сквозь прозрачный туман.
Словно выгнал отару барашков
Из загона чабан.

Доставляла за лето трудяга
Грузов разных поток
И бурлацкой, и вёсельной тягой
В глухомань нашу - впрок.

И судов пассажирских парадность,
Их гудки и огни
Вызывали волнения, радость
Даже в будние дни.

А сейчас - по шоссе словно - часто
(Да, иная пора)
Со стремительной скоростью мчатся
Суперкласс - катера.

Или лайнер огромный с туристами,
Совершая круиз,
Пройдёт гордо в лучах серебристых
По течению вниз.

Но след барж-самоходок, буксиров
Надо, видно, забыть:
Грузовой магистралью России
Перестала ты быть.

Мы с тобою не виделись долго.
Твоя хмарь - как упрёк.
Ты прости меня, блудного, Волга...
Да, придёт этот срок -

Я уйду. Спустя годы, конечно,
Время смоет мой след,
А тебе обеспечена вечность:
Для тебя забвения нет!

Литературный Кисловодск, N63 (2017г.)
ВЕСНА - ИВАНОВНА

ПРЕДЧУВСТВИЕ ВЕСНЫ

Леса, поля под непогоду
Ещё досматривают сны,
Но наполняется природа
Уже предчувствием весны.

О том кричат и рыхлость снега,
И кротость нежная берёз,
И неба ситцевая нега,
И перестук капелей-слёз.

И резвость звонкая синичек...
Готовность полная видна,
Лишь поднеси к запалу спичку -
И все щиты взорвёт весна.

Преград не будет рек раздолью,
Теплом прольются небеса,
Из почек вырвется на волю
Цветов весенняя краса.

Зазеленеют нежно рощи
И будет птицам не до сна...
И созидательною мощью
Нас будет радовать весна!

КОГДА ЧЕРЁМУХА ЦВЕТЁТ

    Есть поверье в народе: цветению черёмухи сопутствует похолодание
По бульвару мы тихо идём.
Весны всюду приметна работа:
Тополь радует первым листком,
Одуванчик лучистым цветком...
А ты молвила: "Зябко мне что-то..."

Как же, милая? Солнце ведь, май!
Но, увидев вдруг белый шар около,
Мы опешили, словно сама
Его сбросила с неба зима,
К ногам нашим огромнейшим облаком.

Эту шалость природа вела
И азартно, и ярко, и молодо:
То черёмуха в срок расцвела -
Будто снежной пургой обдала,
И повеяло сразу же холодом.

И всем в радость она пусть цветёт!
Пусть не станет наутро теплее!
"Только холод-то нас не проймёт, -
Шепчем сладко мы, - случай не тот..." -
Прижимаясь друг к другу плотнее.

* * *

Напор весны активен, дружен!
Кругом ручьёв, потоков шум!
Я, перескакивая лужи,
Навстречу с милою спешу.

Апрельской свежестью дыханья
Душа и лёгкие полны...
Бежать к любимой на свиданье
Нельзя, не чувствуя весны!

* * *

Берёзка стоит в первозданной красе -
Красавица-девица вроде.
"С копейку листок -
начинай, мужик, сев!" -
Примета живёт в народе.

Но май нынче робко вступает в права:
В лесах и в садах ещё голо.
Пробиться сквозь почки-пелёнки листва
Боится: на улице холод.

Но солнце откроет теплу шлюзы все -
И сразу поля возликуют.
С копейку листок - начинай, мужик, сев,
С пятак - завершай посевную!

ЧУДО-ЛЕБЕДЬ

Лежу навзничь на пляжном песке.
Синева надо мною высокая.
Нет желанья общаться ни с кем.
Наблюдаю, как быстрые соколы
Летят гордо на фоне небес:
Не страшны, мол, нам грозы и бури,
Мол, мы так благодарны судьбе,
Что вольны искупаться в лазури.

Но увидел (о, чудо!) я вдруг:
Величаво плывёт в чистом небе
Курсом прадедов - строго на юг -
Белый-белый огромнейший лебедь!
Впечатляли и крыльев размах,
И изящная длинная шея.
Он парадно у всех на глазах
Проплывал, каждый миг хорошея.

И про соколов я позабыл...
Только лебедь-то стал распадаться.
Он как будто подстреленным был
Взрывной пулей. И оставаться
Пришлось долго мне в шоке, пока
Я не понял, что это на небе
Появилися вдруг облака -
И одно из них плыло, как лебедь.

Литературный Кисловодск, N69 (2019г.)
МОЯ ПРИРОДА

ДЕНЬ ГОДА

Утро

Весна - это утро года!
Нанежившись в снежной постели,
В свой час пробудилась природа,
Ручьи зазвенели, капели.

Из почки, как из пеленок,
Сам выбрался шустрый листочек.
Скворец приветливо, звонко
Проверил свой голосочек.

И сразу весна всё в округе
(Не любящая ожидания)
Ввела с напрягом упругим
В рабочий ритм созидания.

Полдень

А лето, конечно же, полдень,
Пик солнечных дней и зноя.
Уж год до экватора пройден.
К делам, отдохнув, рвемся снова.

И хоть по прежнему жарко,
Но свято всегда мы помним,
Что наступает срок жатвы,
Что летний денёчек год кормит.

Вечер

Как символ вечера года
Парадность осенней палитры.
Поспорят с зарей небосвода
Леса, багрянцем облитые.

И каждая в поле травинка,
И каждый над речкою кустик
Овеяны тою невинной,
Вечерней таинственной грустью.

Ночь

Зима соответствует ночи:
Тьмы максимум, минимум света.
И будто бы мир оторочен
Каймою белого цвета.

Но на мороз, непогоду
Нам сетовать с грустью не надо:
Ведь отоспаться природа
На снежных перинушках рада.

ВЯТКА ВПАДАЕТ В КАМУ

Сквозь алый разлив восхода
любуюсь я волжской ширью.
оранжевые пароходы
Куда-то с утра спешили.

Быть может, до Вятки самой
Идти они будут долго:
Ведь Вятка впадает в Каму,
А Кама впадает в Волгу.

И предо мною вдруг зримо
Вятчанка моя предстала.
Я вижу: из глаз любимой
Слезинка в воду упала.

И вспомнилось с ней расставание...
Шептал я: "Люблю, обожаю!.."
И губы с губами сливались.
Их вкус до сих пор ощущаю.

Под вечер, в Волге купаясь,
Я вдруг уловил вкус знакомый -
Слезы той, что в Вятку упала, -
Пьянящий и сладко-соленый.

"Ах, чудо, - кричу я, - какое!
Слезу не сглотнули воды..."
А Волга течет спокойно,
И радует солнцем погода.

Такой вот мотив (сказка прямо!)
Напели мне тихо волны.
Да, Вятка впадает в Каму,
А Кама впадает в Волгу...

В НОВОМ ПАРКЕ

денечек по-летнему жаркий,
душа жаждет лёгкой прохлады.
Под тенью дерев в новом парке
От пекла мы спрятаться рады.

В аллеях его много люда
И всем тут хватает места.
Вершится какое-то чудо:
Здесь все ко двору, всё уместно!

Степенно дорожкой тенистой
дедули, бабули гуляют.
И сколько же радости чистой,
добра их глаза излучают.

Ведь рядом и внуки, и внучки
для них что-то сделать старались...
Что может на свете быть лучше!
Какая счастливая старость!

Вот юноши шумной семейкой
Бегут в пляжных шортиках мимо.
У всех на виду на скамейках
Целуются парочки мило.

Мальчишки, да и девчонки
Гоняют на великах рьяно.
Потом они с криками громкими
Бросаются в струи фонтана.

И мамы с малышками тоже
Идут сюда в свой час досуга...
Ведёт себя каждый как может,
Совсем не мешая друг другу.

Какая-то просто идиллия:
И мирное небо, и радость...
Отчизне - за эти усилия -
Всем быть благодарными надо.

ВОСХИЩАЮСЬ!

Порою к переменам времён года
Бываем мы придирчиво капризны:
То раздражает жаркая погода,
То осени не в радость катаклизмы.

Как трудно угодить всем сразу небу:
В морозы грезим о весеннем солнце,
А в пору слякоти
ждём сказок зимних небыль,
С надеждой томной глядя за оконце.

На смены те сезонные напрасно
мы сетуем: природы в них движенье.
И каждая по-своему прекрасна,
И каждая таит своё мгновенье,

Похожее на волшебство, на чудо:
Восходы солнца, алых зорь разливы...
А осень, разместив картины всюду,
Себя художницею чувствует счастливой.

В природе всё в гармонии великой
И свой кураж у каждого сезона!
И ею - распрекрасной, многоликой -
я восхищаюсь чувственно, влюблённо!

ТЫ МНЕ ПИШИ

С. Колбасиной
"Профилактический ремонт" пройдя,
спешу домой
И чувствую: ты как бы ждёшь меня.
В больнице ведь не проходило дня,
Чтоб не беседовал я мысленно с тобой.
И вот подъезд, этаж четвертый мой...
Но, не стремясь открыть
квартиры дверь,
Бегу я к ящику почтовому, поверь,
Уверенный - в нём ждёт
меня твоё... твоё письмо!

Эпистолярный диалог
столь откровенный наш
Даёт нам силы мыслить, жить, творить.
В письме ведь можно лихо говорить,
обдуманно и взвешенно, держа кураж.

Недуги, расстояния не позволяют нам
Вести беседы каждый вечер визави.
Общение такое, как ни назови, -
Мы знаем цену дружеским словам,

Которые выводятся старательно рукой,
Которые мы с нетерпеньем ждем.
В итоге получается: мы этим и живём,
Ведь чужд ещё нам старческий покой!

Ведь письма эти для сердца, для души -
Как будто бы целительный бальзам...
Я жду их. И ты мне, вопреки делам,
Не часто, но, пожалуйста, пиши!

Литературный Кисловодск, N71 (2019г.)
ДЕТЯМ - О ДЕТЯХ

ДЛЯ ЧЕГО КОТЕНКУ ХВОСТ?

А вопрос совсем не прост:
"Для чего котёнку хвост?"
Для того ему он, что ли.
Чтобы дёргали до боли?

Чтобы дверью ненароком
Прищемить могли его?
Никакого, видно, проку
Нету Фильке от него.

Но однажды наш котёнок
Раззадорился спросонок:
Он кружился колесом,
За своим гонясь хвостом.

Всё поймать его пытался,
И буквально целый час
Прыгал, бегал, кувыркался,
Позабыв про всех про нас.

После он притих устало...
Ну а мне понятно стало,
Что ответ довольно прост,
Для чего котёнку хвост.

Я ХОЧУ КОТЕНКОМ БЫТЬ

- Я хочу котёнком быть, -
Говорит сестрёнка, -
Чтобы мчаться во всю прыть
За Пушком-шустрёнком,

Чтоб мальчишек от души
Я могла царапать...
- А мышоночка - скажи, -
Ты могла бы сцапать?

Сникла вдруг сестра моя,
Погрустнела Алка:
- Нет, не буду кошкой я...
Мне мышонка жалко.

ВСЕХ НАКОРМИЛА

- В магазин сходи-ка, дочка,
В доме хлеба ни кусочка, -
Говорила мама Женьке,
Подавая сумку, деньги.

Час проходит - дочки нет.
стынет на столе обед.
Появилась...
- Это кто же,
Объяснить мне толком можешь,
съел батон наполовину?
смотрит девочка невинно:

- Я иду - щенок бежит
Мне навстречу. Жалкий вид.
Он голодный, видно, очень...
Ну, дала ему кусочек.

Воробьишки ищут крошки -
Покрошила им немножко,
И сама ещё батон
Покусала я потом.
Улыбнулась дочке мама:
- Ох. беда с тобою прямо...

ЛИДА ПЛАЧЕТ

Плачет маленькая Лида,
В мокрых глазках боль, обида,
Слёзы, как горошины,
Катятся непрошено.

- Что случилось? Кто обидел?
Трудно объясниться Лиде.
- Там стояли в вазе розы, -
Тихо молвила сквозь слёзы, -
Я немножко, я немножко
Их потрогала ладошкой...

Вдруг от боли закричала -
Острым шипом укололась.
Ваза вздрогнула сначала
И с испуга раскололась.

Литературный Кисловодск, N72 (2020г.)
ГДЕ МОИ ЛЮБИМЫЕ?

Я НЕ ГОТОВ...

А жизни суть - она проста...
«Чтоб каждый миг дарил нам радость!
И чтоб душа была чиста...
В согласье с верою жить надо», -

Гласят нам (стоит лишь войти)
Служитель храма, своды мрачные...
Но жизнь - «не поле перейти»,
В ней многое неоднозначно.

Поэтому в смиренье жить
Я не готов ещё сегодня...
Да, кущи рая хороши!
Но грешники там неугодны.

А жизни суть - она проста...
Любимым, любящим быть - счастье!
А эгоистом чтоб не стать,
Твори добро, как можно чаще!

УХОДИТ ЭПОХА...

Память-плита, под давленьем которой
годы всей жизни пластами уложены.
Вспомнить о детстве вдруг...
Как это дорого!
Только с годами почти невозможно.

Краски и лица картин тех далёких
Видятся издали тускло и бледно.
их очертанья становятся блёклыми,
Ну, а потом исчезают бесследно.

даже ярчайших событий детали
сквозь времени дымку видятся плохо...
стать чтобы строчкой
на досках скрижалей,
В бездну столетий уходит эпоха.

РУССКИЙ РОМАНС

сладкой грустью, раздольем и удалью
душу вывернул старый романс.
Пел певец до рассвета без устали
И сводил всю округу с ума!

Вот слеза покатилась непрошено
От избытка разбуженных чувств.
Уводила мелодия в прошлое -
В годы первые трепетных буйств.

«На заре ты меня...» - пел так грустно,
Что на небе потухла звезда...
Жив романс! И душой нашей русской
он востребован будет всегда!

ВЯТСКИЕ УВАЛЫ

Автобус то взлетает на подъём,
То вдруг срывается в глубокие провалы.
Мы волны эти с гордостью зовём:
«Родные наши вятские увалы».

Я вижу в обрамлении окна:
Леса, как армии, стоят широким фронтом.
За ближней рощей - дальняя видна,
И так почти всегда до горизонта.

Какая панорама! Не объять!
Поля - заплаты меж лесных развалов.
Не видя это, не легко понять,
Чем дороги нам вятские увалы.

ВЕСНОЙ 1943 ГОДА

Появились на тропках проталинки,
Хоть сугробы ещё кругом.
Нам с сестрёнкою,
тощеньким, маленьким,
В радость мчаться по ним босиком.

Не с обиды: обрыдли, мол, валенки,
Мол, ботиночек нету у нас...
Просто грелись с утра на завалинке,
Раззадорило солнышко враз!

Был забег тот -
в штанишках с заплатками -
По-весеннему весел и лих!
Мы, голодные, босыми пятками
Силу черпали впрок от земли.

А ЧТО, ЕСЛИ...

То дождик, то снег сыплет с ветром,
Такая стоит кутерьма...
А что, если завтра с рассветом
Проснёмся, и... всюду зима?

Она будет в радость, бесспорно,
Мальчишкам. Бедовый народ!
в кладовках отыщут проворно
Коньки, чтоб опробовать лед.

за ними размашисто, броско,
вздымая пургу на бегу,
спортсмены двойною полоской
Проложат лыжню на снегу.

в квартирах в такое бы утро
Не смог засидеться никто.
идёшь, невесомый как будто,
Не чувствуя тяжесть пальто.

А нынче - снежинки, да с ветром,
И хлюпает грязь, как назло...
А что, если завтра с рассветом
Проснёмся - и всюду бело.

ЗИМОЙ В ЛЕСУ

словно к другу в гости спозаранку,
в лес вхожу, знакомый с детства мне.
Как телеграфист, свою морзянку
выбивает дятел на сосне.

Листья опалило все морозом,
Елей лишь не тронута краса.
Между ними ниточки берёзок -
Будто бы сединки в волосах.

Белый холст снегов двойною строчкой
Прострочил неровно след зверка.
Под порошей свежей прошлой ночью
лакомства он, видимо, искал.

ветер вдруг стряхнёт с ветвей порошу
И тебя обсыплет с головой...
Был бы лес сейчас вдвойне хорошим,
Если б шла любимая со мной!

Литературный Кисловодск, N74 (2020г.)
ГОЛОСА ЖИЗНИ

МГНОВЕНЬЕ ЮНОСТИ

Те мгновенья, которые дороги,
В недрах памяти держатся долго.
Их потом отбор времени строгий
Отодвинет на заднюю полку.

Но однажды (случиться так может)
Пред тобою картина предстанет,
Та которой тебе нет дороже:
любоваться ты ей не устанешь.

Май! Победа! Природы затишье.
лишь слышны соловьиные трели.
Мне, подростку, сшили пальтишко
Из отцовской солдатской шинели.

И, не пряча стыдливо заплатки,
Горделиво бегу на гулянье...
И впервой, не играючи в прятки,
Состоялось у нас с ней свиданье...

Взволновало меня, мою старость,
давней юности это мгновенье.
доброй памяти славный подарок
К юбилейному дню... Дню рожденья!

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

"люблю! И хочу утонуть я навечно
В бездонных твоих омуточках-глазах..."
Так юноши только -
открыто, сердечно, -
С восторженным пафосом могут сказать.

любовных признаний
мальчишеский лепет
Невнятно звучит в непослушных устах.
Но слышится в них
и волнительный трепет,
И всей непорочной любви чистота.

В свой срок проникает мгновение это
В сознанье юнца, как божественный дар.
Неважно, зима на дворе или лето -
Он вдруг ощутит в своём сердце пожар.

Миг первой любви! Он и сладок, и дорог!
Мы память о ней
долго в сердце храним...
В страстях её нежных
заложенный порох
По силе накала - ни с чем не сравним!

БЕГ ВРЕМЕНИ

Мы говорим: "Как времечко бежит..."
Да не бежит, а мчит себе накатом!
И заданный им темп неудержим:
Мелькают вслед восходы да закаты.

А нам-то кажется: порой оно
Бывает и немыслимо тягучим.
И, словно бы наткнувшись на бревно,
На миг вдруг остановится по случаю.

А время, протекая сквозь века,
Вперед струится поступью размеренной,
Как будто полноводная река:
Спокойно, величаво и уверенно.

ВЕРНИ НАМ СОЛНЦЕ

На улице туманная промозглость,
И льют, стуча назойливо, дожди.
Наш организм промёрз почти до мозга...
Но лето ведь! Июнь ведь впереди!

И нас, больных, в проветренных палатах,
Ещё недуги озверело бьют.
Мы, старики, своим здоровьем платим
За этот изощрённый неуют.

Безжалостной ты стала, мать-природа.
Тепло и солнце мы по срокам ждём,
А ты, не соблюдая времён года,
Пытаешь нас холоднейшим дождём.

За то что в нас гордыни много очень?
Не раз тебя пытались покорить?
Но механизм твоей машины прочен,
И с ритма чёткого его уже не сбить.

Ах, доктора для нас нет - солнца лучше!
верни его нам! Стынет в жилах кровь...
Живёт ещё у нас в сердцах и душах
Непроходящая к тебе любовь!

ГОЛОС ДРУГА

Опять я к недугам с укором:
Сорвали желанную встречу!
Опять вызывали мне "скорую",
И день ото дня мне не легче.

Таблетки опять да уколы,
С постели вставать не моги...
"Себя, - слышу в трубке я голос, -
Пожалуйста, побереги!.."

Когда ты на лезвии бритвы,
И помощь возможна едва ль,
Так искренне - словно молитва -
Звучат этой фразы слова.

Они были сказаны сердцем,
И вторила эхом душа:
"Ты, друг, на врачей-то надейся,
Да только и сам не плошай!

И с верой всегда дружить нужно:
весна на дворе! в радость жить!
Мы связаны крепкою дружбой -
Недугами не разделить..."

И надо же! Чудо свершилось!
Болезнь ретируется вспять!
Мне в радость с окрепшею силой
По жизни и дальше шагать!

Я ПОМНЮ...

Словно прежних времён дуновение
Уловила вдруг память моя.
Предо мною возникло видение:
Сельский пруд, в нём барахтаюсь я.

Бережок над водой невысокий,
Отороченный вдоль бахромой
Гибких листьев зелёной осоки,
Заигравшихся с резвой волной.

Я тянуся с надеждою к листьям,
А они вдруг не то чтоб спасать, -
Позволяют себе даже злиться:
Мол, мешаю с теченьем играть.

И со злобой изрезали пальчики.
Я же вновь эти "сабли" ловил.
Они зелень свою в миг испачкали
Алой краскою детской крови.

Нахлебавшись, ору диким голосом!
К счастью берегом шёл паренек.
Он, схватив меня прямо за волосы,
Ловко выбросил на бережок.

Натерпелся я страху-то, видимо!
Этот миг отложился в мозгу.
И вот память его, словно видео,
Показала вдруг мне, старику.

Уместилася целая вечность
Между "мигом" и нынешним днём.
А она (благодарен сердечно!),
Мне подарена тем пареньком.

ВНУЧЕНЬКА

Она села ко мне на колени
И прижалась головкой к груди.
Доверительный тон откровений
Был нам, видимо, необходим.

Испытал я волнения трепет,
Ощутив её щёчки тепло.
Тихой песней звучал её лепет
Таких милых, пронзительных слов.

Как мне сладко было их слушать!
(Да, дороже мгновения нет!)
Они в сердце входили и в душу:
"Я люблю тебя очень... дед...

Потому, что ты мой, самый лучший!
Вспомни, что-нибудь, расскажи..."
Миг такого общения с внучкой.
Продлевает на годы мне жизнь!

Литературный Кисловодск, N80 (2022г.)
НАМ НУЖЕН МИР!

И О ЖИЗНИ СРАЗУ...

как будто бы пологом ситцевой сини
весна затянула весь купол небес.
использует солнце лучей своих линии,
Тепло чтоб стекало на землю, на лес.

И ожили сразу и скверы, и парки!
дорожки в аллеях блестят меж снегов!
И вот уж "плывёт" пожилых людей пара,
им ласковость солнца дороже всего.

Стрекочут сороки торжественно с крыши,
По лужице вдруг воробей поскакал.
И что-то весёлое, кажется, слышится
в крике вороньем, том самом: "кар-кар!"

А МОЖЕТ, ЭТО ОБЛАКА...

Экватор мая, а жара,
как будто середина лета!
а ведь озноб ещё вчера
мы ощущали в струях ветра.

И вот весна свои права
вдруг проявив активно, дружно,
Сады и скверы дня за два
одела в праздничное кружево.

Черёмуха, ольха, сирень,
не соблюдая очерёдность,
Как по команде - в один день
-Предстали пышно, грациозно.

А может, это облака
вдруг зацепились за деревья...
в лучах рассветных их бока
Горят жар-птицы словно перья.

ПОДСТАВИТЬ ПЛЕЧО

я помню, как внук
сделал первый шажок.
велик был душевных эмоций накал.
кричал я: "Смелее, смелее, дружок!"
он падал, вставал сам и снова шагал.

и вот уже древним я стал стариком,
а внук возмужал, стал могуч и красив!
Пытаюсь шагать я с ним в ногу легко,
но слышу, как он постоянно басит:

"здесь лёд, очень скользко,
ты, дед, не спеши,
а здесь, осторожненько, ямы одни..."
и я благодарен ему от души:
ведь так мне надежно идти рядом с ним!

да, первый шажок внука я поощрял.
он падал, вставал и снова шагал.
Теперь уже внук мне опорою стал
и делает всё, чтобы я не упал...

вот так наша жизнь в русле древнем течёт...
мы внуков стремимся поднять на крыло,
Придёт срок, они нам подставят плечо,
Тактично помогут взобраться в седло,

Чтоб ветру навстречу и дальше скакать.
и пусть же под внуком кипит резвый конь,
как в песне поётся: "не конь, а огонь!"
но юности старость не обогнать...

ОСОБЬ

мы с рождения до тридцати
Себя чтим независимой особью.
в организме нет сбоев почти
и к здоровью больших нет вопросов.

но за сорок заступишь едва
и проблем пред тобою без меры:
разболелася вдруг голова,
в сердце сбои, расшатаны нервы.

знать недугами твой организм
По частям весь в аренду разобран.
и у каждого свой он, каприз,
и, конечно, жестокий, недобрый.

ну, а мы на пределе всех сил
заявляем; "бороться, друг, надо!
миг победы пусть мал, но так мил
и такая великая радость!"

как приятно в себе ощутить
(Пусть недуги на нас смотрят косо)
И желанье огромное - ЖИТЬ,
и гордиться, что ты ещё оСобь!

НА МАМАЕВОМ КУРГАНЕ

Скоро полночь. На Мамаевом кургане
всё сияет! Праздничный салют!
небосвода ширь озарена огнями,
Свет волшебный они щедро льют.

вдруг на фоне радужного кружева
Появилась явственно весьма
женская фигура - символ мужества!
наша гордость - родина-мать!

Гениальный монумент вучетича
И сейчас зовет нас за собой...
мы готовы защитить отечество!
Помните, грозящие войной!

Из-за тучи выплыла открыто,
как медаль огромная, луна!
в знак того что ничто не забыто,
будто нам вручается она.

ПОЗВОЛЬ НАМ ЖИТЬ...

Стучит в окно порыв метели снежной,
мол, за тобой я, старче. выходи!
я сознаю, что это неизбежно,
но ей, косматой, крикнул: "Подожди!

я с жизнью не готов ещё расстаться..."
хоть ощущаю - уже близок срок.
И начинает мне уже казаться,
Что слышу сквозь метель его звонок.

меня волнует внуков и правнуков
ещё пока туманная судьба.
ведь вот она, друзья, какая штука:
вся жизнь у нас дерзания, борьба.

И кто же им, коль будет трудно очень,
коль будет нестерпимо горячо,
Подставить сможет ту опору прочно
ещё под неокрепшее плечо?

да, сознаю, что поджимают сроки,
но вот живу, лишь одного боясь:
как только я уйду за те пороги -
И с этим миром оборвётся связь.

никто мне не позвонит, не напишет,
И я уж ничего не буду знать...
Так ты, с косой, позволь пока мы дышим,
нам в радость жить, любить и созидать.

Я ПРАДЕД

в семье торжество того ради:
родился у сына в срок внук!
Так значит отныне я прадед!
расширился родичей круг!

И вот уже месяц ребёнку.
ещё и беззуб он, и нем,
но верхняя мило губёнка
Топырится буквою Эм.

И я вдруг осознанно понял
младенца беззвучную "речь",
мол, ты обо мне всегда помни,
Стремись от невзгод уберечь.

Пока, мол, мне надо так мало,
мол, ты меня, предок, пойми:
была бы всегда рядом мама,
а с ней молоко, прочный мИр.

Тепло на душе как-то стало,
Идиллия счастья вокруг:
кот дремлет на стуле устало,
Сопит в колыбели правнук...

И хочется крикнуть: "не надо
Пугать людей страшной войной!"
ведь мир на земле - это радость!
Стабильность во всём и покой!

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 4 Aug 2022 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: