Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Василия Помещикова

Родоначальник
Памяти той войны
Незабываемое
Затмение
Лужок
Дядя Ваня
Наша природа
Встречи у реки
Рыжая актриса
Заветный тысячный
Журналистская солидарность
История одной любви
Кисловодские встречи
Стихи
Ода ногам
О Льве Толстом
Твардовский в моей жизни
Журнал всероссийского масштаба
Уходящая натура
Женская лирика
О книге С. Подольского "Житие незнаменитого человека"
О романе С.Подольского "Облачный стрелок"
О стихах Надежды Яньшиной
О стихах Геннадия Трофимова
"Литературный Кисловодск", N36 (2010г.)

Василий Помещиков

Киров

ДЯДЯ ВАНЯ

Дядю Ваню в селе Рябиново знал и малый и старый. Он был среди тех счастливцев, кто вернулся домой после войны цел и невредим. Ходил и в будни, и праздники в солдатской гимнастёрке, заправленной под ремень, в брюках "галифе" и кирзовых сапогах. Ростом был невелик, но чрезвычайно шустёр. Наверное, поэтому все односельчане за глаза называли его Ванюшкой, и трудно было определить, чего больше вкладывалось в произношение этого имени: иронии или ласковости.

Дядя Ваня всегда кудато спешил, словно боялся опоздать, лицо его выражало крайнюю озабоченность, но за этой маской, за той суетливостью скрывалась артистическая натура, способная с тонким юмором коголибо разыграть, сходу выдать экспромт по случаю. Трудно было отличить: то, что он говорит, правда или только что придуманная хохма.

Вот он, горделиво задрав нос, бежит мимо артельки ребятишек, расположившихся на брёвнах возле одного из домов. Дядя Ваня всем своим видом показывает, что как бы не замечает их, но надеется и ждёт, что незамеченным не останется.

- Дядя Ваня, дядя Ваня! - вдруг хором закричали мальчишки, - расскажи, как ты воевал.

Дядя Ваня остановился и с выражением на лице большой значимости своей персоны подошёл к ребятам.

- Ито, тороплюсь я, - важно произнёс он, - потом...

- Ну хоть один рассказик, - умоляли мальчики.

Они уже не раз слышали его повествования и попросили рассказать только о том, как он ходил в разведку.

- И то, ладно, - лукаво-снисходительно произнёс он.

Дядя Ваня считал своим долгом рассказывать подрастающему поколению о войне с позиций очевидца. Перед Днём Победы его обязательно приглашали в школу и он выступал перед ребятами, эмоционально и интересно излагал правду о войне. А сейчас он что-то задумал, готовил какую-то хохму, чтобы побыстрее отделаться от ребят.

- И то, нёс службу я тогда в разведке, - начал дядя Ваня. - Вызывает меня сам генерал и говорит: "Вот что, Иван Фёдорович, перед генеральным наступлением надо уточнить, как там у немцев. Поэтому поручаю тебе добыть языка". Было жарко. Пока я полз к фашистским позициям, так вспотел, гимнастёрку хоть выжимай. Пришлось четыре часа лежать, не шевелясь, чтобы не выдать себя, в ожидании языка. Все суставы застыли, уши отморозил.

- Дядя Ваня, ты же только что говорил: от жары гимнастёрка взмокла.

- Да? Ито правда. Сам понимаю, что вру, но разошёлся - не могу остановиться...

Ребята засмеялись, а он тем временем удовлетворённый, что шутка удалась, побежал прямо к совхозной конторе. Уже было десять часов, и душа его требовала - после вчерашнего возлияния - хотя бы кружечку пива, а в карманах ни копейки.

Дядя Ваня исправно нёс службу в совхозной пожарной команде. После суточного дежурства он два дня отдыхал и мог себе позволить чуть-чуть... А сегодня вот надо бы похмелиться, но ... не было денег.

Он постучал в дверь кабинета директора совхоза и, приоткрыв её, произнёс:

- Разрешите, Пётр Иванович?

- Заходи, Иван Фёдорович. Ну, что у тебя?

- Пётр Иванович, и то позарез нужны три рубля. Скажите, чтобы Светлана (кассирша) выдала в счёт зарплаты.

Произнося это, он всем своим видом демонстрировал такую безысходность, такую искренность, что нельзя было не поверить: три рубля ему просто необходимы именно сейчас. Директор, почувствовав это (ведь сам мужик), произнёс:

- Пиши заявление.

- А зачем бумагу-то переводить из-за трёх рублей. - Пётр Иванович пригласил в свой кабинет кассира. - Светлана, выдай ему в счёт зарплаты три рубля, - сказал директор, взглядом показывая на дядю Ваню.

- Ну, сколько можно?! Мне надоели эти выдачи по три рубля, - начала было возмущаться Светлана.

- Ну, если человеку нужно, войди в положение, - проявляя мужское сочувствие, произнёс директор.

- Что ли действительно нужно? - погасив свою эмоциональность, обратилась кассирша к дяде Ване.

Тот встал, достал из кармана плоскогубцы, вставил их в рот и, резко рванув, вытащил. Все были в шоке: в плоскогубцах белел крепко зажатый зуб. При этом дядя Ваня произнёс:

- Вот так мне нужны сейчас три рубля...

- Ну, если т-а-а-к, - протяжно выговорила шокированная Светлана, - тогда пойдём, выдам.

Она не знала, что ночью у дяди Вани самопроизвольно выпал больной зуб, и что он, направляясь в контору, специально для эффекта (как он потом рассказывал мужикам) зажал выпавший зуб в плоскогубцы и положил в карман. "Эффект" сработал, как нельзя лучше.

Получив трояк, дядя Ваня зажал его в кулаке и направился к пивному ларьку, возле которого толпились такие же жаждущие, как и он. Встав в очередь, он разжал кулак и стал расправлять скомканную денежку.

- Где это ты взял такую изжёванную? - спросил впереди стоящий мужчина. Иван Фёдорович словно ждал такого вопроса, сразу же спокойным, ровным голосом поведал:

- Да это Маруся, жена моя, иногда приносит. Ведь она у меня в банке работает, так вот там такие мятые, порванные купюры иногда сжигают. Маруся выбирает самые лучшие и приносит домой.

Мужики подивились такому наивному признанию. Кто-то из них, скептически улыбнувшись, не поверил, а кто-то, намотав на ус, донёс куда следует: вот, мол, в банке-то какие дела творятся.

На следующий день к дому дяди Вани подъехала милицейская машина. Соседи видели, как два милиционера выводили его из дома и, посадив в машину, увезли.

- Ну, рассказывай, - обратился к нему следователь, - какие денежки сжигают в банке?

У Ивана Фёдоровича поползли по спине мурашки. Он вдруг осознал, что, казалось бы, безобидная шутка-экспромт подвела его - да как! "Сам-то я, ладно, выкручусь, - быстро соображал он, - а вот жену поставил в ужасное положение..."

- Так что молчишь? - напирал следователь.

- Да сказать, товарищ капитан, нечего. Дурак я. Это же надо так неумно пошутить?! Со мной впервые такое. Она, жена-то, и знать ничего не знает...

- Чего не знает? - попытался поймать на слове капитан.

- Чего-чего? Да пошутил я с мужиками возле пивной... - Иван Фёдорович подробно рассказал каким образом получил трояк в кассе, как на радостях, скомкав его в кулаке, побежал к пивному ларьку и как там на вопрос мужиков ответил неумной шуткой.

Следователь, разобравшись во всём и убедившись, что на этот раз Ванюшка ничего не придумал, а говорит сущую правду, отпустил его, напутствуя:

- Запомни такую истину: язык мой - враг мой. Впредь, прежде чем выдать экспромт, подумай.

Из милиции дядя Ваня зашёл в совхозную контору. На этот раз ему не пришлось манипулировать зубом, чтобы получить трояк. Был день выдачи зарплаты, и он получил в кассе целую пачку трояков. Выйдя из конторы, дядя Ваня прямиком направился в сельскую забегаловку. Надо же было снять стресс, полученный в милиции. Взяв сто граммов и кружку пива, сел за столик. Иван Фёдорович всё ещё был в подавленном состоянии, шутить ему не хотелось. А тут как раз прибежала жена к его соседу по столику и стала кричать: "Зарплату получил, алкоголик проклятый? Отдай деньги!" Мужик покорно отдал.

- Вот так и получается, - пробурчал дядя Ваня, - жена - нет алкоголизма, милиция - есть алкоголизм...

- Как? - удивился сосед.

- А вот так: если бы ты сейчас не отдал жене деньги, то всё равно дома жена вывернула бы все карманы и забрала их. Значит, пить больше не на что. Нет алкоголизма. А если бы ты напился до чёртиков и тебя забрали бы в милицию, то там заплатил бы штраф, и у тебя ещё осталось бы на похмелье. Значит, милиция - есть алкоголизм. Короче: есть деньги - есть алкоголизм, нет денег - нет алкоголизма.

Товарищи по застолью впервые слышали от дяди Вани такие мудрёные философские рассуждения и горько сожалели: "Что это с ним случилось? Куда девалось его бесшабашное балагурство?"

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 27 Nov 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: