Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Василия Помещикова

Родоначальник
Памяти той войны
Незабываемое
Затмение
Лужок
Дядя Ваня
Наша природа
Встречи у реки
Рыжая актриса
Заветный тысячный
Журналистская солидарность
История одной любви
Кисловодские встречи
Ода ногам
О Льве Толстом
Твардовский в моей жизни
Журнал всероссийского масштаба
Уходящая натура
Женская лирика
О книге С. Подольского "Житие незнаменитого человека"
О романе С.Подольского "Облачный стрелок"
Они будут жить в своих стихах
"Литературный Кисловодск", N78-79 (2022г.)

Василий Помещиков

ЛУЖОК

Рассказ

Мы с внуком Максимом - пятилетним мальчиком - гуляли по центральной площади города. Вдруг мальчик увидел лошадку, стоящую возле ограды фонтана, и закричал:

- Смотри! Смотри! Взаправдашняя лошадка!

Лошадь была оседлана, и девушка, её хозяйка, ждала желающих погарцевать (за определённую плату) по площади на коне. Желающих было мало, и животное, склонив голову, мирно дремало.

-Хочу прокатиться на лошадке, - требовательно заявил внук.

- А не боишься?

- Нисколько!

Мы подошли к девушке, заплатили, и она, водрузив внука в седло, провела под уздцы конягу несколько кругов. Мальчик чувствовал себя счастливым всадником, глазки его горели, а я смотрел на эту идиллию и вспоминал, как мы, мальчишки военной поры, работали в колхозе на лошадях наравне со взрослыми.

Катание закончилось. Опустив Максима из седла на землю, я спросил:

- Ну, как - понравилось?

- З-з-з-до-ро-во! - задыхаясь от восторга, заявил он.

- А хочешь я расскажу тебе, как твой дед дружил с лошадкой.

- Хочу.

- Так, слушай. Было это в годы войны. Я тогда был чуть постарше тебя, но мы, деревенские мальчишки, работали от зари до зари и в основном на лошадях: бороновали пашню, убирали сено на лугах, отвозили из-под молотилки солому...

- А зачем бороновали? А что такое молотилка?

- Это другая тема. Давай перенесём её на следующий раз, а сейчас поговорим только о лошадках.

- Договорились!

- Расхаживал на колхозной конюшне жеребчик такой небольшой, но шустрый. Силой он особой не обладал, но выделялся умом, хитростью. Звали его Лужок. Мальчишки всячески старались увернуться от работы на нём, а я не отказывался! Нравился он мне. Первый раз сел я на него, когда в жаркий полдень с друзьями пришёл на конюшню, чтобы поехать на реку искупать лошадей. Любили мы эту процедуру. На краю села у моста был глубокий омут. Вот он-то и служил лошадиной купелью. Верхом въезжали в реку, постепенно погружаясь. Когда лошадь не доставала дна, она плыла, и её спина уходила глубоко под воду, тогда мы крепко держались за гриву. Лошадкам тоже нравились эти купания и омут буквально кипел от их ловких, стремительных бросков.

В тот день я немного опоздал, и лучшие кони были уже разобраны. Мне достался Лужок. Конюх дядя Федя вывел его на улицу, подсадил меня на лошадиную спину и я поскакал догонять мальчишек.

Лужок, почуяв незнакомого, неопытного седока решил пошутить с ним. Дорога к реке бежала вдоль забора огородов. Так вот, на полном скаку он вдруг вплотную приблизился к изгороди. Моя нога зацепилась за какую-то её деталь и меня мгновенно стащило со спины Лужка. Я грохнулся наземь. Нога была вся ободрана, рука и плечо ныли от ушибов.

Лужок, стрелой пролетев немного вперёд, остановился, а затем подбежал ко мне. Я всё ещё лежал на земле, не в силах подняться. От обиды и боли душили слёзы. Лужок опустил голову и стал тыкаться в моё лицо: мол, прости, дружок, за неловкую шутку. Я крепко вцепился в узду, и Лужок помог мне подняться. Потом опустился на передние колени, предлагая забраться на спину, но я не мог. Не выпуская из рук поводьев, я шагал рядом с Лужком. Он привёл меня назад на конюшню. Дядя Федя сразу всё понял.

- Больно ушибся-то? - спросил он. Посмотрел, обработал ранки, а потом добавил: - Ничего, до свадьбы заживёт...

- Он наказал Лужка? - спросил жалостливым голосом внук.

- Я простил его. Сам растяпа. Но после этого между нами что-то произошло. Бывая на конюшне, я всегда останавливался возле его стойла. Давал припасенный заранее, пучок травы, гладил. Лужок благодарно тыкался мордой в моё плечо, пытался лизнуть в щёку. Вскоре мы всей мальчишеской артелью поехали на боронование поля. Я сам попросил конюха выделить мне Лужка. Он в этот день был послушным и весь отдавался работе.

Когда вечером возвращались с поля устроили скачку наперегонки. Поберечь бы лошадиные силы. За день-то наработались. Но мальчишки есть мальчишки. Впереди всех мчался Петька на Забаве. Я чувствую, что Лужок, напрягая все усилия, старается обогнать лидеров, но силёнок не хватает. Тогда он, собрав в комок последние силёнки, сделал стремительный рывок вперед, дотянулся до Петькиной ноги, зубами схватил за штанину и чуть не стащил его с Забавы. После этого ребята боялись устраивать гонки, когда среди соперников был Лужок.

- Вот молодец! - воскликнул внук.

- Молодец-то молодец, а если бы Петька упал с Забавы и попал бы под ноги сзади бегущих лошадей... Беды бы не миновать! Но мне он всё больше и больше нравился. Между нами завязалась настоящая дружба. Уже после войны, когда отцы вернулись с фронта и нас мальчишек, стали меньше привлекать к работе в колхозе, я почти каждый день приходил на конюшню, чтобы встретиться с Лужком. Я ему приносил кусочек хлеба, чистил шерсть, расчёсывал хвост и гриву, разговаривал с ним. "Здравствуй, - говорю, - дружок! Чем сегодня занимался? Вон как шерстка слиплась на животе, сейчас мы её почистим. А это что за болячка? Натёр, что ли? Значит со сбруей что-то не ладно, надо посмотреть... "

Он благодарно слушал, спокойно позволяя проводить с собой всякие манипуляции. Когда я окончил семь классов, один сезон работал учётчиком тракторной бригады. Мне выделяли лошадь, чтобы ездить по полям, производить замеры выполненной механизаторами работы. Выделяли по остаточному принципу: какая оставалась на конюшне после утреннего распределения работ. Иногда это был Лужок. Я обратился к бригадиру с просьбой, чтобы его закрепили за мной постоянно. Разговор состоялся на полевом стане. В этот день как раз был в моём распоряжении Лужок.

- Почему-то все отказываются на нём работать, а ты просишь? - спросил он.

- Дружба у нас давняя, дядя Коля. Полнейшее взаимопонимание, доверие друг к другу. Я приезжаю на поле к тракторам, чтобы замерить сделанное ими за день и отпускаю Лужка на волю: хочет траву пусть щиплет или полежит, подремлет. "Только не убегай далеко, - напутствую его, - как свистну, так сразу же будь у моих ног".

- И что, прибегает? - с недоверием спросил бригадир. - А сейчас он где?

- Где-то возле болота пасётся, там трава хорошая.

- А ну-ка позови его, покажи как он тебя слушается.

Я вложил два пальца в рот и громко три раза свистнул. Через несколько минут со стороны болота показался Лужок, отвечая мне не менее громким ржанием. Он подбежал к нам, встал возле меня, тычась мордой в карман, мол, давай угощай. А в кармане у меня всегда были или конфета или кусочек сахара.

- Ну и н-у-у! - сказал восхищенно бригадир. - Это надо же так отдрессировать. С сегодняшнего дня Лужок в полном твоём распоряжении...

- И долго вы дружили, - внимательно выслушав рассказ, спросил Максим.

- До осени. Пока работал учётчиком. Зимой перебрался в город, поступил на завод. Когда приезжал к родителям в отпуск, обязательно навещал Лужка.

- Дед, вот в твоём рассказе лошадка живая, настоящая, а на площади какая-то грустная. Наверное, по деревне тоскует. Правда? - резюмировал внук.

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 25 May 2022 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: