Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Станислав Подольский. Проза

Автобиографические заметки и список публикаций
Попытка автобиографии
Облачный стрелок
Евангелие от Анны
Побережье
Новочеркасск - 1962
Черные очки
Борис Леонидович Пастернак
Упражнение на двух расстроенных струнах
Старый Кисловодск
Мама неукротимая
Глеб Сергеевич Семенов
Ирина Анатольевна Снегова
Памяти творянина (о А.Т.Губине)
Тигровые заросли (о А.Т.Губине)
Маэстро Рощин
Микроновеллы
Учитель и другие
Офеня
Заветы вождя
Председатель земшара
Конница - одним, другим - пехота...
"Враг народа" Мойше Рубинштейн
Снежный человек Алазян
Обелиск
Слуга
Ювелир

Станислав Подольский. Стихи

След тигра
Стороны света
Жгучий транзит
Подземная река
Азъ есмь
Дождь
Старые сосны
Тексты
След тигра
12 стихотворений
Стихи, опубликованные в "ЛК"
Из стихов 1990 г.
Из стихов 2001-2002 гг.
Свободные стихи
Ледяная весна свободы
"Литературный Кисловодск", N73 (2020г.)

Станислав Подольский

АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО

До отхода электрички оставалось минут десять. Платформа опустела: пассажиры уже втянулись в вагоны, захватили удобные места - у окошек, носом по ходу. Устраивались покомфортней, извлекали из рюкзачков и сумочек мобильники, учебники, кое-кто книжки. Так что я определённо опаздывал...

Бросился к окошечку жел.дор.кассы:

- Билет до Пятигорска и обратно. Скорее!

Замешкался, выгребая из карманов купюры и мелочь...

("Мелочь"! Недавно, при Сове* за эти сто рублей я целый месяц вкалывал "инженером по оборудованию"!)

- Не спешите, время ещё есть...

Странно знакомый, мягкий, успокаивающий голос, чуть-чуть насмешливый, узнающий. Есть такая интонация: ты ничего не видишь вокруг, погружён в себя, торопишься, а тебя почти вычислили, окликают с улыбкой: вспомнил - хорошо, нет - ну и ладно...

Поднял глаза, всмотрелся в круглое бледное лицо, обрамлённое русыми прядками, выбившимися из-под форменной пилотки, в зелёные глаза с чёртиками насмешливыми в зрачках, острые плечи, обтянутые жел.дор. мундиром...

- Вера? Как это тебя сюда угораздило?!

Вспомнил, вспомнил наконец то смутное время между эпохами советской и уже не совсем советской, когда жёсткий контроль сверху поослаб, и все кто мог бросились как-нибудь зарабатывать.

В вечерней электричке на 16-15 даже сложилось некое как бы сообщество "выступателей": лекторы, музыканты, актёры мчались в санатории выступить после ужина - развлечь, просветить, подписать путёвку-счёт "индивидуального предпринимателя" - подработать "на молочишко" - кто во что горазд.

Кого тут только не было! Встречались довольно примечательные личности. Вот пианист-импровизатор, тощий, слегка истеричный брюнетик, с жгучими беспокойными глазами: "Шостакович? Кто вам сказал, что он гений? Вас обманули! Ничего подобного! Обычная советская ординарность! Плюс пропаганда!" Однажды он умер прямо за роялем на выступлении - инфаркт. Жаль...

А вот престарелый йог с супругой йогиней. Они спокойно раздевались на холодной, плохо отапливаемой сцене при полном зале до трусов, до купальника и неспешно демонстрировали публике всевозможные "асаны": стояли на голове, закладывали ноги за шею, намекали на позы "Камасутры" - худые, гибкие, гуттаперчевые. Затем сообщали зрителям: "Нам по 80 лет. Не верите? Вот паспорта. И вы при желании можете достигнуть вечной молодости!"

После выступления бойко торговали самопальными "методичками" - руководством для тренинга, разумеется, незаконно; конечно, бесплодными: там не было сказано, что тренироваться надо всю жизнь, смолоду, рядом с гуру - учителем.

Потом всё сообщество "выступателей" встречалось на старинном, ещё дореволюционном вокзальчике, где в ожидании обратной электрички артисты (особенно Йоги) с наслаждением уплетали горячие пирожки с капустой, картошкой или ливером, которые жарились тут же в кипящем масле (возможно, машинном?) - на открытой плите привокзального буфетика: перед выступлением наедаться не следовало - теряешь форму (на охоту идти - собак кормить?!)

Я и сам читал в ту пору лекции о русской поэзии: Борис Пастернак, Осип Мандельштам, Афанасий Фет, Велемир Хлебников - все "неходовые" авторы. О Есенине, Цветаевой и Ахматовой рассказывали другие, более солидные лекторы. Естественно, выступления мои не пользовались особой популярностью: публики было - впритрусочку. Однако, народ удивляло в ту пору, что стало можно открыто говорить о поэтах, которых недавно ещё преследовали, гнобили, вычёркивали из большой литературы. Люди прислушивались, что-то понимали...

Приглашали меня редкие интеллигентные зав. клубами (такие тогда ещё водились кое-где, хотя вскоре были сметены напористой деловой молодёжью), Тем не менее на хлеб-соль удавалось заработать. Не скрою, лучше всего подкармливал меня, конечно же, Борис Леонидович: слишком свежа была память о его Нобелевском лауреатстве, всенародном разгроме, смертельной болезни. Да и читал я его стихи, говорят неплохо: они мне действительно нравились.

Однажды на моём выступлении неожиданно присутствовал сын Б.П., Евгений Борисович: скромно примостился на "Камчатке", после лекции подошёл, представился (я от неожиданности чуть не провалился сквозь вытертые доски эстрады!), пригласил навещать его, если окажусь в первопрестольной... Но вот уже и его нет... Впрочем, не об этом здесь речь.

Поскольку я старался приехать к месту лекции заранее, чтобы помолчать, настроиться, вспомнить намеченные к чтению стихотворения, возникали иной раз "перехлёсты" с предыдущими артистами, занимавшими сцену до меня. Особенно мне нравилось приходить в клуб одного санатория, где репетировала свой номер пара профессиональных танцоров.

Это была тщательная работа со многими повторами - поз, движений, ритмов. Но в то же время каждый жест, пируэт, порыв дышал у них высоким искусством. Живое чувство проступало в их танце, говорило о чём-то, происходящем сверх танца, - угадывались взаимоотношения партнёров в реальной жизни.

Она - несколько крупная, яркая, трепетно-ритмичная, гибкая, порывистая. Он - стройный, но по-мужски грубоватый, полный внутреннего огня. Танец как бы рассказывал историю их любви. Вот случайное знакомство: заметили друг друга, соприкоснулись, вспыхнули. Вот каждый слегка отстранённо показал себя. Она горделиво-независимо прошлась в отдалении, вдруг обернулась, взглянула вопросительно-высокомерно. Он шагнул к ней решительно, даже властно, навис, позвал, признался. Возник танец-знакомство, соперничество, испытание. Но вот уже - танец-согласие, узнавание, открытие, самозабвение!

Она - пленительная, страстная, летучая. Он - ослепительный, горячий, бережно-властный

- "мачо". Опасный мужчина-нож, ревнивый, неотразимый! Она - чудесная, готовая на все, отдающаяся - пусть ножу!

Разумеется, я моментально втюрился в эту Веру: она - живая, естественная, прирождённая танцовщица, но не стандартная.

Обычно танцовщицы-профессионалки тощие, жилистые, злые, выпендрёжные: чёрный супермакияж, резкие - наотмашь - движения, какие-то танцевальные машины!

Вера была чуть ли не простонародная полноватая женщина, натуральная русая блондинка, зелёные, подводные глаза, чуть смущённая улыбка... Но в танце она преображалась: ритмичная, гибкая, смелая, но не "отъявленная"! Она не соперничала, не сражалась с партнёром, но как бы восхищалась им, обнимала его любовными осторожными движениями. Даже лёгкая неуклюжесть шла ей...

Да, я влюбился. Прикидывал уже, как бы срочно пристрелить её партнёра Юрия, как это полагается в блатных песнях. Но вскоре отказался от этой затеи: они были столь неразрывны в танце, так проникали друг в друга, что устранить одного значило уничтожить и другую. А я этого не хотел ни в коем случае, восхищённый единой красотой их танца, который так и назывался - Аргентинское танго.

- Кроме того, как это "пристрелить"? А где гуманизм, этика, уголовный кодекс, христианские ценности, наконец?

- Какие там "ценности", какой-там "гуманизм"! Миром правит страсть! Танго! Латинская Америка! Где там умеренность, кротость? - Конквистадоры. Огнём и мечом навязанная вера, (ничего себе "вера" - из-под меча!). Тридцатиметровый Христос на семисотметровом постаменте горы Корковадо, Там, в Рио-де-Жанейро!.. Но вот красота и страсть - непобедимы...

Эта пара собирала полные залы. Программа состояла из знаменитейших латиноамериканских танцев: самба, румба, посадобль, джайв. Но королевским танцем для меня было аргентинское танго. В нём они были - Высшие, настоящие, неподражаемые! Это не был танец-напоказ. Это была подлинная история их любви, полная тайн и неожиданностей. Они просто сливались с прекрасной мелодией жизни - глубокой, простонародной, вовсе не салонной. Звучал искренний дуэт двух душ...

Каждый раз я готов был вообще отменить своё выступление - лишь бы они трогали и потрясали полное света и чувства пространство.

А теперь вот она - в тесной клетушке жел.дор.кассы - неповоротливая, полуавтоматическая: хлоп - вот ваш билет "туда"; хлоп - вот "обратно", возьмите сдачи; следующий, - с утра до вечера...

- А где же Юрий? Давно вас не видел нигде...

- Нас перестали приглашать в новое время. Я вот сюда устроилась.

Он работал на пилораме в стройотряде, вахтовым методом: деток ведь надо растить. Потерял руку - втянуло на дисковую пилу, слава Богу, жив остался. Служит вахтёром в том - помните - санатории. Мы теперь редко видимся. Не танцуется...

Снаружи раздался арбузный гудок электрички. Я взмахнул ладонью:

- Всего! Увидимся!

Бросился к вагону. Успел заскочить на площадку последнего вагона. Двери захлопнулись. Электричка тронулась, плавно и быстро набирая ход...

В следующий раз, увы, в кассе сидела другая кассирша, пожилая, строгая, усталая тётя.

Не знаю, не понимаю, как могло прекратиться, исчезнуть волшебное "Аргентинское танго", которое в другом исполнении я не воспринимаю? Но в памяти моей оно живёт, длится, восхищает, спасает от рутины и безвременья. Вернётся, может быть? Обязательно вернётся. Потому что это и есть жизнь настоящая.

12.04.2020

* "Сова" - советская власть в словаре диссидентов

 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"

Последнее изменение страницы 7 Feb 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: