Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
 
Попытка автобиографии
Облачный стрелок
Евангелие от Анны
Побережье
Новочеркасск - 1962
Черные очки
Упражнение на двух расстроенных струнах
Чистая душа
Мама неукротимая
Микроновеллы
Учитель и другие
Офеня
Заветы вождя
Председатель земшара
Конница - одним, другим - пехота...
"Враг народа" Мойше Рубинштейн
Снежный человек Алазян
Как у людей
Графоман
Поединок
Призвание
Призраки будущих городов
Столкновение
Факел
Разговор
Побег
Спортзал
Запах пыли
Воскресение
В цепях звенят
На завалинке
Вперед! Вперед!
Мытье посуды
В эту весну
День первый
Заполярные шахматы
Все мы человеки
Древо жизни (Онкодиспансер)
Собрание
Бригада
Молитва юности
Когда лучше?..
Каменщик
Обелиск
Подземная река
Азъ есмь
Дождь
Старые сосны
12 стихотворений
Стихи, опубликованные в "ЛК"
Из стихов 1990 г.
Из стихов 2001-2002 гг.
Свободные стихи
Ледяная весна свободы

Станислав Подольский

Снежный человек Алазян

Гора оказалась в городе.

Город так расширился, что окружил большую Гору.

По выходным горожане карабкались на Гору, чтобы отдохнуть. Они вытаптывали траву и цветы, заламывали деревья, жгли костры, ели, пили, любили своих женщин, снова пили и ели. А потом испражнялись. И наконец, вымотавшись как следует, возвращались в город, чтобы набраться сил для очередного воскресного отдыха.

Так, что никто не подозревал, что на Горе живет всё ещё снежный человек Алазян.

Чтобы не погибнуть и не попасть в зоопарк, Алазян одевался, как горожане: нашёл какие-то отрепья, похожие на спецодежду.

Он даже устроился работать подметальщиком в трест "Зеленстрой".

Собственно говоря, никуда он не устраивался. Но бригадир заметил его на Горе и включил в свою бригаду, чтобы выписывать лишнюю зарплату.

И всё-таки Алазян оставался снежным человеком. Ночевал на Горе. Газет не читал. Радио не слушал, не говоря уже о телевизоре. Не знал даже, что его объявили мистификацией досужих журналистов.

Алазян, как и все жители горы, многого боялся. Боялся волков, которых на Горе давно уже не было. Боялся охотников, которых в городе на сто тысяч жителей насчитывалось пятнадцать тысяч, а собак охотничьих вдвое больше. Боялся начальства зеленстроевского, которого в глаза никогда не видел, потому что не посещал производственных совещаний и юбилеев, да и зарплату, по чести, никогда не получал.

Но больше всего боялся Алазян курортников, потому что они отдыхали без отдыха. Хоть и был Алазян настоящим снежным человеком, толстокожим, безмолвным, выносливым, но ему становилось больно, когда он видел, как гибнет всё живое на его Горе: травы, ящерицы, кусты, родники и птицы - всё, что не догадалось или не смогло переодеться в горожан. Всем им, как и Алазяну, приходилось куда хуже, чем североамериканским индейцам. Но самому Алазяну, пожалуй, приходилось хуже всех, потому что его давно и официально признали несуществующим, и с ним никто не считался - даже прогрессивная общественность, тем более могучий трест "Зеленстрой".

Долго не сдавался Алазян. Зимой, и летом, и весной он очищал Гору от мусора, не требуя отгулов и доплат за сверхурочную работу.

Он и умер-то на горе мусора, которую сам сгрёб однажды после одного особенно жуткого курортного сезона, вообще-то ему ещё не пришло время помирать, но мусорная куча, на которой он уснул от усталости, была так огромна, что дети-озорники, поджигая мусор, Алазяна как-то не приметили.

Так вот вместе с Алазяном погибла тайна снежного человека.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: