Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
страница Ивана Аксенова
 
Плач по Икару
Следы
Стихи из "ЛК"
Сонеты
Галоша
Незваные гости
Бес в ребро
Цыганское счастье
Коля Цицерон
Трое из НЛО, или визит к экстрасенсу
Удар под дых
Парламент, приказавший долго жить
Деструктивный элемент
Свет в одиноком окне
Графоман Зябликов
Предупреждение с того света
Михаил Лермонтов
Иван Елагин
Иван Зиновьев
Станислав Подольский
Светлана Гаделия
"Литературный Кисловодск", N60

Иван Аксёнов

ПАРЛАМЕНТ, ПРИКАЗАВШИЙ ДОЛГО ЖИТЬ

Рассказ-памфлет

Советской школе за всё время её существования пришлось пережить немало грозных катаклизмов. Они громко именовались новыми методами обучения и воспитания и насаждались, как это издавна принято было в нашей стране, довольно радикальными способами. И, хотя ни дыба, ни испанский сапог, ни поджаривание пяток на горящих углях при этом не использовались, у просвещенческого руководства и без них имелось в запасе немало сильно действующих средств убеждения строптивых педагогов, понимавших губительность этих нововведений.

Как и следовало ожидать, каждый из новых методов формирования высокообразованных и идеально воспитанных граждан из несознательных малолеток отбрасывал нашу систему образования все дальше назад, во тьму невежества и дикости, в результате чего ныне она из числа первых в мире окончательно выпала в осадок, и теперь Россия занимает в этой области почётное место среди самых отсталых стран экваториальной Африки. Достаточно сказать, что при недавнем опросе наших граждан двадцать восемь процентов респондентов ответили, что Солнце вращается вокруг Земли. Вот тебе и география с астрономией!

Нам внушали, что эти передовые методы - гениальные прозрения маститых мыслителей из Академии педагогических наук, а также одиноких разведчиков будущего из числа учителей-новаторов, а потому никаких осечек быть не может. Но вот беда - все эти великие открытия как-то без шума и треска канули в Лету, принеся вместо ожидаемых грандиозных достижений один конфуз.

А однажды, во времена президента СССР М.С.Горбачёва, когда после многих лет затхлого застоя, вдруг пахнуло чем-то, напоминающим свежий ветер демократии, в чьей-то гениальной голове родилась, подобно Афродите из пены морской, новая многообещающая идея: раз сами педагоги с делом воспитания справиться не в силах, надо заменить профессиональный педагогический совет любительским органом - советом школы, в котором лишь одну треть будут составлять учителя, а главную роль играть станут школьники и их родители. Чем чёрт не шутит: смогла же неграмотная деревенская девчонка Жанна д'Арк сделать то, что оказалось не под силу профессиональным военным, - освободить Францию от английских захватчиков!

Не знаю, есть ли на свете еще один человек, настолько чуткий ко всяким новым веяниям, каким была наша тогдашняя директриса Виктория Захаровна. Она до того научилась держать нос по ветру, что могла учуять, чего начальство захотеть изволило, даже если начальство это проживало за тысячи километров от нашего села.

Не успели о совете школы ещё даже в газетах начать трубить, как она уже принялась сколачивать его у себя, будто новый забор.

- Мой парламент! - с гордостью говорила она. - Вот это и есть торжество демократии!

Руководить парламентом она предложила председателю колхоза, но тот от руководства уклонился по причине занятости, а вместо себя рекомендовал заведующего овцефермой Никиту Хрюмина.

- Он даже с баранами справляется, хотя они по-русски ни бум-бум. - сказал он. - А учителями и школьниками ему командовать - раз плюнуть!

Викторию Захаровну эта кандидатура вполне устраивала - в директорские дела Хрюмин со своим умом не совался, потому что соваться-то было особенно не с чем. Несколько лет назад его отчислили из веттехникума по причине хронической неуспеваемости. На последнем в его жизни экзамене судьбу Хрюмина решил коварный вопрос о породах свиней. Он сумел назвать только карабахскую, ахалтекинскую, романовскую, а также с трудом припомнил ещё ангорскую и сиамскую, чем довёл председателя комиссии до такой икоты, что пришлось срочно вызывать "скорую помощь". С тех пор он, опасаясь опять попасть впросак, старался изъясняться как можно туманней и неопределённей.

- Дорогие педагоги, учителя, старшие классники и старшие классницы, а также ихние папаши и мамаши! - сказал он на заседании школьного совета. - Как председатель я должон дать вам партийную установку, в какую сторону нужно идти и в каком генеральном направлении двигаться. Самое главное на современном этапе - это сохранить поголовье, не допустить отсева из отары... я хотел сказать: из школы, а также массового падежа этого, как его?.. процента успеваемости. Это веление нашей замечательной исторической эпохи, а потому нужно дружно, всей овцефермой, то есть я хотел сказать - школой, браться за дело! Дело оно дело и есть, и тут ничего не попишешь: надо - и всё! Совместными титаническими усилиями мы должны повысить настриг шерсти... я хотел сказать - успеваемость, всемерно усилить всё, а также беспременно добиться. Почему у вас в школе такие низкие показатели приплода, то есть прироста? Почему учителя не добились, чтобы все сто процентов школьников стали отличниками? Ставят, понимаешь, двойки, как будто у них в запасе других отметок нету! Главное взяться! Если мы все возьмёмся, то обязательно добьёмся!

Он сел и с облегчением вытер пот со лба и шеи. Такой длинной речи ему давно уже не приходилось произносить. С овцами и баранами он обходился с помощью небольшого набора междометий. Для работников фермы же хватало одного десятка слов, некоторые из которых даже были вполне цензурными. Но его подчинённые привыкли понимать своего лидера с полуслова.

И вот тут случилось то, чего наша директриса, как, впрочем, и всякое начальство, больше всего не любила: несознательные родители стали задавать ей вопросы, из тех, которые она называла провокационными. Однако Виктория Захаровна, прежде работавшая инструктором идеологического отдела райкома партии, была стреляный воробей: на самый каверзный вопрос она умела ответить так, что спрашивающий вдруг сразу смолкал и на некоторое время погружался в глубокое раздумье, чтобы осмыслить сказанное.

- До каких пор в школьной столовой наших детей будут помоями кормить? - спросила крашеная блондинка, сидевшая у окна.

Виктория Захаровна посмотрела на нее, как смотрит умудренный жизненным опытом философ на неразумное дитя, лепечущее какой-то младенческий вздор.

- Выполняя исторические решения совета нашего родного районного отдела образования, - сказала она, - замечательный педагогический коллектив нашей школы, лучшей во всём районе, постоянно проявляет творческий подход к вопросам дифференцированного обучения и воспитания подрастающего поколения, в том числе и детей с девиантным поведением, благодаря чему процент отличников и хорошистов в нашей школе в прошедшем учебном году вырос на тридцать пять целых и шесть десятых процента.

Но тут какой-то прокуренный бас спросил с задней парты:

- Это что ж получается: дети целых три недели в бригаде вкалывали, как рабыня Изаура на фазенде, а как платить, так нате вам по шестьдесят копеек - и гавкать не смей!

- С целью воспитания подрастающего поколения в соответствии с Моральным кодексом строителя коммунизма, - принялась директриса вразумлять этого чьего-то несознательного папашу, зараженного собственническими инстинктами, - у нас в школе создан музей героя-пионера Павлика Морозова, не пожалевшего отца родного во имя победы социализма, проведён вечер "Химия вокруг нас", собрано шесть тонн самого высококачественного металлолома и две тонны первоклассной макулатуры, причём некоторые наиболее сознательные пионеры даже принесли новенькие книги из собственных домашних библиотек. Это большие достижения, дорогие товарищи, и оспаривать их может только человек чуждый делу коммунистического воспитания.

Как и следовало ожидать, после такой отповеди, данной политически отсталым элементам, затесавшимся в школьный совет, никаких вопросов больше у родителей не возникло, а у школьников, испуганно сидевших небольшой группой на третьем ряду, тем более.

Директриса уже было собралась облегчённо вздохнуть, как вдруг с места поднялась неизвестно как попавшая на заседание известная скандалистка, женщина необразованная, но напористая и самоуверенная, и произнесла гневную речь:

- Я, товарищ директорша, мамаша ученика вашего, Витьки Поросятникова. А пришла я до вас на учителей ваших жалиться через то, что сынок мой Витька есть ученик педагогически запущенный ими.

Вот в прошлом году, когда его ещё Анжелика Пантелеевна учила, дак я с им и горюшка не знала. Она до каждого ученика подход найтить умела, активно педагогикой сотрудничества занималась, не то, что вы. У ей все ученики на "четвёрки" и "пятёрки" учились. Она школьников своих жалела и почём зря властям в обиду не давала. Вот когда Витька мой, к примеру, чужой мопед по ошибке угнал и на запчасти продал, дак она его за это в милицию не тягала, а терпеливо промеж его вела воспитательную работу. А раззяв энтих, какие по ночам спят без задних ног. вместо того, чтоб добро своё стеречь, она сама уговорила, чтоб на его в суд не подавали. Ну, подумаешь, мопед взял, ну поигрался, попользовался малость - дело житейское, чего зря скандал затевать?

С понятием педагогша была, не то, что другие ваши баламутки! А вы её со школы сдуру замуж турнули, и она уехала к мужику своему аж в Ростов, подальше от таких, как вы. Правильно она сказала, что у вас в школе ни одного умного человека нету, даже поговорить не с кем. И детей ваши училки ненавидят. Сама заврайоно об этом на базаре говорила. Как можно таких в школе держать, не понимаю! Новая учительша на Витьку моего сразу окрысилась, будто он лодырь какой. У Анжелики Захаровны он в передовиках ходил, а эта (имени-отчества ейного никак запомнить не могу) ему за те же пятнадцать - двадцать ошибок "двойки" да "колы" лепит! И в школу мене почём зря вызывает, как будто у мене, окромя Витьки, никакой другой скотины нету: ни курей, ни гусей, ни утей, ни поросёнка. А как он, горемычный, у трёх учительш невзначай окна повыбивал, дак они мене в милицию тягали. А я и так судьбой обиженная: и мужик мой, гад, мене за мою добродетель бросил, и старшой сын в тюряге обратно же ни за что мается: морду милиционеру набил - всего и делов-то! Дак не в сознательности же, а в пьяном виде по слабости здоровья. Хочете, чтоб и Витька озлился и тоже тюремщиком стал? Вы ж и виноватые будете! Я вам его доверила, вам Родина за его зарплату плотит, дак будьте добры воспитывайте его сами как следует! А то я до самого министра на вас жалиться буду: теперь у нас гласность и эта, как её, дымократия! Я хоть закончила всего три класса и два колидора, но умней ваших учительш, и язык у мене подвешен - дай бог каждому!

После этой гневной филиппики, произнесённой доморощенным Демосфеном в юбке, Виктория Захаровна сразу потеряла интерес к продолжению парламентских дебатов. Она что-то шепнула Хрюмину, и тот, сделав суровое лицо, какое было, наверное, у матроса-анархиста Железнякова, когда тот разгонял Учредительное собрание, объявил, что время уже позднее, все устали, а потому заседание школьного совета объявляется закрытым.

Больше школьный парламент никогда не собирался. Если у директрисы спрашивали, почему она так быстро охладела к своему детищу, она отвечала:

- Да ну его! Не дорос ещё наш народ до демократии!

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: