Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
страница Ивана Аксенова
 
Плач по Икару
Следы
Стихи из "ЛК"
Сонеты
Галоша
Незваные гости
Бес в ребро
Цыганское счастье
Коля Цицерон
Трое из НЛО, или визит к экстрасенсу
Удар под дых
Парламент, приказавший долго жить
Деструктивный элемент
Свет в одиноком окне
Графоман Зябликов
Предупреждение с того света
Михаил Лермонтов
Иван Елагин
Иван Зиновьев
Станислав Подольский
Светлана Гаделия
"Литературный Кисловодск", N43

Иван Аксёнов

ТРОЕ ИЗ НЛО,
ИЛИ ВИЗИТ К ЭКСТРАСЕНСУ

Вот вы, мужики, смеётесь над теми, кто в Бермудский треугольник верит, в летающие тарелки и в другие аномальные явления. А зря! Раньше и я, бывало, над такими лопухами от души потешался, а вот теперь, после того как с этим делом самолично столкнулся, на все сто поверил.

А началось вот с чего. Как-то раз, в аккурат перед президентскими выборами, получили мы аванс и решили с Васькой Намордниковым, корешом моим закадычным, это дело отметить. Ну, тяпнули по пузырю "русской горлодёрной" у него за курятником, потом он нелегально притащил из дому бутылку фруктовой эссенции (баба у него на пищекомбинате лимонад делает, так она по старинному русскому обычаю эту эссенцию приватизировала- поясницу себе растирать). Пойло, конечно, не ахти какое, им только клопов травить, его туда, а оно обратно, но русского мужика разве трудностями испугаешь? У него за годы героического выполнения Продовольственной программы кишки до того задубели, что ему и серная кислота водичкой покажется.

Ну, оприходовали мы этот нектар, и я взял курс на родимый очаг. Ориентируюсь по звёздам, иду как по ниточке. Правда, в одном месте правое ухо об забор зашиб, а в другом - бок левый малость ободрал об колючую проволоку, а так ничего, всё в ажуре.

Ночь лунная, собаки лают, а у меня на душе кошки скребут: семью вспоминаю, Люсю, супругу мою ненаглядную. Небось, истосковалась по мне, бедная, все глаза проглядела, боится, как бы я весь аванс не пропил, или не потерял, или не ограбили меня. Стоит, будто сирота, возле калитки со шваброю в руках.

И тут, откуда ни возьмись, прямо передо мной спускается с неба летающая тарелка. Ну, тарелка - не тарелка, а что-то навроде утятницы или кастрюли-скороварки. НЛО, одним словом. И, представьте себе, выходят из неё трое гуманоидов. Если кто скажет вам, что все они - дылды трёхметровые, в костюмах серебряных, не верьте! Эти трое оказались ростом с мартышку, зелёные, как огурчики, с рожками, с хвостами, на ногах копыта, а носы розовые с пятачками, как у поросят.

В прошлом году ко мне уже такие являлись, но те были совсем малявки и не из летающей тарелки, а из обыкновенной бутылки вылазили, будто тараканы. Потом наш нарколог растолковал мне, что это у меня галлюцинация была на почве белой горячки.

"Неужто и сейчас, - думаю, - опять мне чудится?"

На всякий случай решил я хоть одного пощупать. А он как даст по рукам и ну пищать:

- Не лапай! Не видишь, что перед тобою дама?

А чума их поймёт, кто из них мужик, а кто баба. Все трое на одну морду!

Ну, я, конечно, решил поприветствовать звёздных братьев по разуму по всем правилам дипломатии. Одна беда - языков иностранных не знаю. Несколько лет в школе немецкий изучал, запомнил только "гутен морген" и "хенде хох", а какое из этих слов "здравствуйте" означает, а какое "до свидания", не помню, хоть убей!

Откашлялся я и говорю:

- Хенде хох, дорогие товарищи представители внеземных цивилизаций! Позвольте от имени всего прогрессивного человечества планеты приветствовать вас на нашей исстрадавшейся от политических катаклизмов перестройки и экономических последствий эпохи застоя русской земле! Добро пожаловать в нашу дружную многонациональную семью народов!

А потом подумал и на всякий случай ввернул по-иностранному:

- Чао, бамбино! Но пасаран!

Больше ничего заграничного так и не вспомнил.

Газеты я читаю - будь здоров. Иначе чем же ещё у нас на работе культурному человеку заниматься? А от телевизора меня, когда я трезвый, за уши не оттянешь, особенно когда "Время" показывают. Поэтому дипломатические тонкости я не хуже министра иностранных дел знаю!

И тут один из пришельцев космических давай меня агитировать, чтобы я согласился с ними на планету Меркурий полететь.

- А чего я там не видал? - спрашиваю. - Мне и тут хорошо. И жена любимая, Люся, меня лелеет, и Жириновский обещал по телеку: "Выберете меня в президенты - на каждом углу водку дешёвую продавать будут, русский национальный напиток! Пей - хоть залейся!"

А этот зелёненький только рот разинул - вижу: оратор ещё тот, самого Жириновского за пояс заткнёт.

- У нас на Юпитере, - говорит, - водка вообще бесплатная, из кранов водопроводных так и хлещет. А закусь такая, что вам на Земле и не снилась: и колбаса ливерная, и тюлька маринованная, и бублики с маком - пей, сколько душе угодно, жри от пуза! И всё на халяву, без всяких денег!

Я чуть было этой вражеской пропагандой не соблазнился, но вовремя вспомнил, что дома же Люся моя ненаглядная со шваброй возле двора по мужу любимому тоскует, и сделал решительное политическое заявление:

- Нет, - говорю, - товарищи вы наши по разуму! Не могу я Родину в трудную минуту покинуть, как какой-нибудь космополит безродный! Да и детей моих несмышлёных кто без меня будет в духе преданности народу воспитывать и трудовые навыки им прививать на благо нашего государства?

Огорчились они, конечно, повздыхали горестно да и говорят:

- Ну, ладно, погуляй ещё по Земле малость, а там мы тебя всё равно заберём, потому что нам на нашем Сатурне без таких надёжных и стойких людей, как ты, - труба!

С этими словами снялись и улетели.

Прихожу я домой. Ну, как это и полагается по традиции, Люся моя раза два шваброй по спине тюкнула чувствительно и в дом за шиворот поволокла. А как рассказал я ей про аномальное явление, у неё так глаза на лоб и полезли.

- Ну вот, говорит, - опять, паразит, напился до чёртиков! Придётся тебя до врача-психопата тащить!

Тут я и говорю, да ласково так, чтоб нервную систему жены любимой не травмировать:

- Дура ты, - говорю, - малохольная! Сама ты психопатка! Курсы бухгалтеров закончила, а не знаешь, что врач называется "психиатр" или "психоневролог". И про чертей зря ты говоришь: я же диалектический материалист, так что ж я посланников инопланетной цивилизации от чертей не отличу?

А тут как раз соседка наша Клавка пришла. Ладная такая бабёнка, отзывчивая: когда моя Люся незаменимая куда-нибудь в командировку умотает или на курорт завеется, так она каждый вечер меня навещает, чтоб я не скучал. То борщ мне сварит, то яичницу поджарит, да ещё и бутылочку с собой прихватит. Вот она и посоветовала нам к её знакомому экстрасенсу съездить.

Опыт лечения у экстрасенсов у меня уже был кое-какой, правда, только по телевизору. Многим помогает, а на мою Люсю так прямо чудодейственное влияние оказывает. В сорок лет она уже совсем было поседела, а после трёх сеансов Кашпировского вдруг стала рыжая, как соседская Жучка, хотя всю жизнь блондинкой была. И внутри у неё что-то там рассосалось.

Лечился я сперва у Алана Чумака. Ведра три заряженной воды выпил, а потом бросил: вода она вода и есть, её хоть три литра сразу выпей - всё равно ни в одном глазу. А водку Люся моя наотрез заряжать отказалась. "Жирно тебе будет", - говорит.

Сяду, бывало, с нею рядом возле телевизора, а Чумак как начнёт руками сучить, будто открещивается от меня, как от нечистой силы. Ну, я тогда плюну, да и подамся к соседу Митьке. А у того в загашнике обязательно бутылка с бражкой всегда припасена. Так что от Чумака мне толку было как от козла молока.

А вот Кашпировский на меня благотворно действует. Бывало, только на меня глазами зыркнет - моментально отключаюсь до самого утра, особенно если перед этим с мужиками чего-нибудь крепкого тяпну. И никакого тебе ни псориаза у меня, ни экземы, ни радикулита, и "будильник" мой работает почище электронного, так что этого, как его, энуреза ни разу у меня не приключилось, сколько б я перед сном ни выпил. Единственное, от чего никак избавиться не могу, - голова по утрам с похмелья трещит. Но тут Кашпировскому далеко до тёти Моти, потому как у неё самогон чистый, как слеза моей Люси, на травах настоянный. Хлобыснёшь перед работой стаканчик - сразу всё как рукой снимает!

И вот повезла меня моя Люся драгоценная к экстрасенсу. Гляжу я на него - дряхлый такой старикан, ну ни дать ни взять пенёк трухлявый, а себе туда же - людей лечить!

Осмотрел он меня да и говорит:

- Э, да ты, милок, погляжу я, мастер в бутылку заглядывать. Нос-то у тебя вон как горит, не обжечься бы! Ну да ладно, я и не таких лечил!

- И что, хоть одного удалось вылечить? - вежливо спрашиваю. А он чего-то разозлился да как заорёт:

- Ты ко мне лечиться приехал или надо мною зубоскалить? Ишь ты, остряк-самоучка с незаконченным средним образованием!

Посадил он меня на стул и давай меня уговаривать:

- Сейчас тебе хорошо, - говорит, - нервы твои успокоились, с каждым моим словом у тебя появляется всё более стойкое отвращение к спиртному!

А я ищу, ищу в себе это самое отвращение, а им и не пахнет. Наоборот, чувствую, что стакан-другой пропустить мне сейчас ничуть бы не помешало.

А хмырь этот дремучий своё талдонит:

- При одном только воспоминании о водке и вине у тебя появляются позывы к рвоте.

- А насчёт самогона как? - спрашиваю. - Неужели и от него тоже? Так тогда же и жить ни к чему!

Тут он меня какой-то толстенной книжкой чуть было по кумполу не шарахнул, А когда лапшу мне на уши вешать кончил, говорит:

- Сейчас мы проделаем небольшой эксперимент. Я поднесу тебе стопку спирту, а ты его понюхай, и тебя сразу стошнит. Только к раковине сначала подойди, чтоб ковёр не испачкал.

Поднёс он, а я говорю: "Прости, Люся", - и с этими словами хвать стакан да и тяпнул спирт одним дыхом, будто лимонад какой. Потом рукав понюхал и спрашиваю:

- А завтра такой эксперимент будем ставить?

Тут пенёк этот замшелый совсем озверел и выпер нас с Люсей моей дорогой из кабинета. А вслед крикнул:

- Чтоб ноги вашей тут больше никогда не было!

Вот тебе и экстрасенс! У самого нервы не в порядке, а он ещё других лечить берётся! А деньги нам не вернул. Дурят нашего брата кому не лень!

  1992 г.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: