Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

страница Ивана Аксенова

Плач по Икару
Следы
Стихи из "ЛК"
Сонеты
Старые фотографии
Звезда над чужими полями
Галоша
Незваные гости
Бес в ребро
Цыганское счастье
Коля Цицерон
Трое из НЛО, или визит к экстрасенсу
Удар под дых
Парламент, приказавший долго жить
Деструктивный элемент
Свет в одиноком окне
Графоман Зябликов
Предупреждение с того света
Аттестация
Михаил Лермонтов
Георгий Иванов
Иван Елагин
Иван Зиновьев
Станислав Подольский
Светлана Гаделия
Анатолий Павлов
Олег Воропаев
Тайна поэзии
Спасать культуру!
"Литературный Кисловодск", N74 (2020г.)
ПУБЛИЦИСТИКА

Иван Аксёнов

СПАСАТЬ КУЛЬТУРУ!

Никогда раньше, даже в самые трудные годы Великой Отечественной войны наша культура не была под такой угрозой, как в последние тридцать лет. Признаки вырождения её видны во всём: в литературе, кино, музыке, театре. Везде, куда ни глянь, господствует непрофессионализм, вся деятельность которого вольно или невольно разлагает человеческую мораль, приводит к торжеству пошлости, примитивизма, насмешки над здравым смыслом.

Мы с детства привыкли к мелодичным отечественным песням, полным искреннего чувства, сегодня же радио и телевидение денно и нощно навязывают нам в качестве образцов бешеные американские ритмы, оглушительный грохот ударных установок, от которого содрогается всё внутри, дикую какофонию звуков, истерические вопли вместо пения. Упорно пропагандируется рэп - бормотание бессвязных, убогих, примитивных текстов. От его исполнителей не требуется ни голоса, ни музыкального слуха. Как правило, они сами сочиняют этот безграмотный вздор, накладывают на него нечто вроде музыки - и готово: как цыплёнок из яйца, вылупился на свет новый "шедевр". А радио и ТВ начинает за деньги "раскручивать" его, пока слушателям тошно не станет.

То, что сейчас принято называть юмором (все эти "юморины", "аншлаги", знаменитый "театр Петросяна") производит гнетущее впечатление своей разнузданностью, пошлостью, шутками, которые в приличном обществе раньше произносить было не принято. Теперь же подобный "юмор" постоянно звучит с телеэкрана и собирает полные залы нетребовательных зрителей, восторженно хохочущих и аплодирующих любому, даже самому циничному анекдоту, каждой непристойной шуточке, за которые не аплодисменты положены, а арест на пятнадцать суток, как за хулиганство. И эта далёкая от настоящей культуры публика не понимает того, как смешно и жалко при этом выглядит она сама.

В советские годы у нас была отличная эстрада, теперь же на смену ей пришёл "шоу-бизнес", уродливое чадо Запада, над которым мы смеялись несколько десятилетий подряд. Искусство и бизнес - это два взаимоисключающих понятия: там где начинается бизнес, на смену искусству приходит халтура. Раньше мы знали талантливых композиторов, замечательных поэтов-песенников, были в стране прекрасные исполнители, не чета нынешним: Георгий Виноградов, Муслим Магомаев, Валерий Ободзинский, Людмила Зыкина, Евгений Мартынов, Майя Кристалинская, Аида Ведищева и многие-многие другие. Они не называли себя "звёздами", более того некоторых из них власти даже преследовали за то что пели они лирические песни, а не воспевали партию и её вождей. Но они были настоящими любимцами народа.

Теперь же, как поётся в одной песне, "стоит только захотеть - вот мы и звёзды!" А зачем тогда талант, если его можно заменить хотеньем да нахальством? Как-то одна центральная радиостанция несколько дней подряд взывала к родителям: "Хотите, чтобы ваши дети стали звёздами?" На многочисленных детских конкурсах таких ребят уже называют "восходящими звёздами", не задумываясь о том, какой катастрофой может обернуться это для тех из них, кому в дальнейшей жизни не удастся добиться успеха.

Те кого раньше презрительно называли богемой, провозгласили себя "элитой", "сливками общества" и хотят, чтобы к ним было особое отношение, не такое, как к другим. Они присвоили себе громкие титулы: "король шоу-бизнеса", "императрица сцены", "примадонна", "золотой голос России" - и уверены, что законы писаны для народа, а не для них, "звёзд", возвышающихся над серой людской массой, подобно вавилонской башне. Если кто из таких "суперменов" совершил преступление и против него хотят возбудить уголовное дело, поднимается дикий вой: "Нельзя его судить, он же гений!"

Раньше талантливый артист нередко не получал почётного звания до глубокой старости, теперь же на кого ни посмотришь - тот Заслуженный, тот Народный артист России, хотя особенных заслуг за ним как-то не замечалось. А народ для этих кумиров публики не более чем источник обогащения.

То, что исполнялось с эстрады в прошлые времена, называлось лирическими песнями. Теперь же звучат не песни, а композиции (а как иначе назвать то, что не сочинялось, а собиралось с бору по сосенке - из произведений других композиторов), хиты, шлягеры и даже почему-то шансон, хотя этим словом именуется у нас то, что к высокому французскому искусству шансона никакого отношения не имеет.

Всё это сочиняется "композиторами", даже нотной грамоты не знающими, и доморощенными "поэтами", не овладевшими как следует русским языком и правилами стихосложения. Попробуйте спеть такую песню за праздничным столом, и вы увидите, что это вам не удастся. Да и захочется ли?

Раньше пели о любви, теперь же поют о сексе, который почему-то называют словом "любовь", и тут порою звучит такое, что хоть святых выноси. А какие голоса звучат в эфире! Как можно именовать высоким именем певца того, чьё поистине баранье блеянье постоянно звучит на волнах одной популярной радиостанции? С таким голосом даже у себя на кухне не стоит петь: не дай бог жена услышит!

Известный искусствовед В.Вульф сказал, что у нас в стране "звёзд", которые были в прошлом, уже нет. Сейчас в театрах и кино есть просто хорошие актёры и актрисы, но никого из них к "звёздам" не причислишь. Артистов из "шоу-бизнеса" он даже не упомянул: ну, какая из них элита!

Настоящая элита не выскакивает вдруг, как чёртик из табакерки, а воспитывается в течение нескольких веков, подобно английскому газону.

Кое-кто считает, что если наворовал кучу народных денег, то он не хапуга и хам, а настоящий представитель высшего общества. Другие, промелькнув разок-другой на экране телевизора, уже причисляют себя к элите, хотя культуры у них не больше чем у мольеровского "мещанина во дворянстве", месье Журдена. Когда известная телеведущая, "светская львица", употребляет в речи матерные выражения, презрительно называет тех, кто в отличие от неё не имеет миллионов, "нищебродами", о какой культуре, о какой звёздности тут можно говорить?

Что касается так называемого "шоу-бизнеса", то там самопровозглашённых "звёзд" больше, чем во всей нашей Галактике. Достаточно смазливой провинциалке из какого-нибудь заштатного городишка, не получавшей в школе на уроках пения оценки выше "тройки", попасть в Москву и найти себе богатого "папика", как из неё с помощью компьютерных фокусов тут же вылепят новую "суперзвезду". Главное, чтобы умела вовремя рот под фонограмму открывать.

У нормальных людей как-то не принято говорить: "Я, красавица, я великий артист, я гений, я звезда", но наши "народные кумиры" излишней скромностью не страдают: шубу соболью из неё не сошьёшь и дворцов не построишь.

Некоторые из столпов шоу-бизнеса не сходят со сцены и мельтешат на телеэкранах по четыре десятка лет, хотя уже и голос у них не тот, и внешность невозможно спасти ни самой современной краской для волос, ни многочисленными пластическими операциями. Одни и те же опостылевшие всем лица из концерта в концерт поют всё те же песни, что пели и двадцать и тридцать лет назад. Немолодые уже мужчины этакими счастливыми козликами скачут по сцене, нарядившись в расшитые узорами костюмы, а то и в перья, будто они вовсе не мужчины, а ветреные девочки. Певицы же независимо от возраста и степени увядания демонстрируют не певческие таланты, а свои до крайней степени обнажённые женские прелести. Молодых талантливых певцов эти люди на телевидение ни за что не пропустят: кто же тогда их самих слушать будет? Ведь содержание их вилл во Флориде обходится очень дорого, а ещё им надо приобретать новые квартиры, чтобы хранить в них тысячи дорогих костюмов, необходимо покупать перстни ценой в пять миллионов. Вот и хнычут они, что государство не помогло им, несчастным миллионерам, пострадавшим из-за проклятой эпидемии, потому что не стало корпоративов, на которых до этого многие старожилы телеэкрана получали гонорар по 80-100 тысяч долларов за вечер. Шоу-бизнесу нужно не искусство, а деньги, и чем их больше, тем лучше: ничто не возвышает их в собственных глазах сильнее денег.

Странные изменения в системе ценностей произошли у нас за последние тридцать лет. Умирает великий учёный, писатель, композитор или хирург - о нём скажут в день его смерти и в день похорон - и всё. Зато если подобное случается с какой-нибудь заурядной певичкой - о ней трубят из года в год, как о великой артистке, даже художественный фильм снимают, будто это не рядовая представительница шоу-бизнеса, а какой-то исторический деятель. А как часто нам показывают скандалы, которые устраивают "звёзды", когда чувствуют, что их слава поблекла и её надо раздуть, чтобы не угасла совсем. И в то же время, сколько поистине талантливых актёров и актрис кино и театра умерли в нищете, и никто не догадался помочь им!

Большая опасность нависла над русским языком. Он с каждым годом сдаёт свои позиции под агрессивным напором иностранной лексики, уголовной "фени" и слов молодёжного сленга, непрестанно звучащих из уст министров, политологов, журналистов. Порою трудно бывает понять, что говорят эти люди. Когда это касается компьютерных терминов, волей-неволей приходится терпеть: техника пришла к нам с Запада вместе со словами чужого языка, и тут уже ничего не поделаешь: сами-то мы ничего такого изобрести не умеем, приходится пользоваться чужим добром. Но, когда в нашем языке есть слова, к которым мы издавна привыкли, зачем нам заменять их английскими? Зачем нам грубая, неблагозвучная лексика: все эти флэшмобы, хэштэги, шопинги, шоумены?

Почему мы стыдимся того, что мы русские, до каких пор мы будем обезьянничать, перенимая всё американское?

Тяжёлые времена переживает и наша литература. В стране больше нет таких крупных писателей, как М. Булгаков, В. Некрасов, В. Астафьев, В. Быков, зато появились десятки тысяч графоманов, издающих за свой счёт бездарные, часто просто малограмотные книжки. Литература осталась профессией лишь у небольшой кучки обладающих нужными связями литераторов Москвы, Санкт-Петербурга, но и они широкому читателю не известны, а то и просто неинтересны.

Не легче положение и в области кинематографии. Новый талантливый фильм ныне - большая редкость. На экранах торжествуют победу американские "ужастики" о зомби, о вурдалаках, монстрах, инопланетянах, от которых мог бы погибнуть весь мир, если бы не храбрые, всегда всех побеждающие американские парни. А наши кинорежиссёры снимают по бездарным сценариям сериалы, персонажи которых почему-то все обитают в шикарных квартирах, даже если они живут на зарплату инженера, врача или полицейского. В этих сериалах обычно льются моря крови, действуют свирепые маньяки и высосанные из пальца образы "гениальных" сыщиков. А если на экранах кинотеатров или телевизоров появится хоть один талантливый российский фильм в год, то это уже праздник! Стоит ли удивляться тому, что зритель всё больше теряет интерес к телевидению?

В общем, нынешнее удручающее состояние нашей культуры ведёт людей к умственному отупению, к моральному оскудению человеческой души.

А вся беда в том, что теперь в России нет государственной культурной политики. Наша несчастная культура, некогда популярная во всём цивилизованном мире, отдана на откуп бизнесу, пущена на самотёк. Нет больше государственного издательского дела, государственной книжной торговли, нет художественных советов, не пропускавших в литературу, кино, на эстраду, радио и телевидение, на театральную сцену пошлость, разврат, низменные инстинкты. Теперь же это разрослось, как ядовитый сорняк борщевик, заглушило и без того ослабевшие после 90-х годов ростки добра, совести, человечности.

Настало время спасать нашу культуру, подошедшую уже к самому краю бездны, за которым начинается небытие. Но где она, та сила, которая может подняться на её защиту, отодвинуть её от гибельного края? Писатель, которого некогда громко именовали "инженером человеческих душ" и который в прошлом делал большую работу по воспитанию молодёжи, ныне "своё утратил назначенье". Литература фактически перестала быть обязательным предметом в школе как предмет обществу потребления ненужный и даже вредный. Кино, это "важнейшее из искусств", по словам Ленина, теперь не более чем средство развлечения. Правительство культурой не интересуется, иначе чем объяснить то дикое бескультурье, что царит на экранах телевизоров. А о тех безобразиях, которые творятся на сценах большинства столичных театров, мы, жители провинции, можем судить только по критическим публикациям в газетах.

Народ, утративший свою культуру, какой бы она ни была, утрачивает и родной язык, самоидентификацию и растворяется в других народах, как это случилось с шумерами, египтянами, а также хазарами, печенегами, половцами и многими другими древними этносами.

Исправить положение могут только власти, потому что ни у кого, кроме них, нет сил и средств для этого. Если же они не опомнятся и не примут мер по восстановлению культуры, она погибнет, а вместе с нею выродится и погибнет народ.

Июль 2020 г.

 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"

Последнее изменение страницы 30 Aug 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: