Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
страница Ивана Аксенова
 
Плач по Икару
Следы
Стихи из "ЛК"
Сонеты
Галоша
Незваные гости
Бес в ребро
Цыганское счастье
Коля Цицерон
Трое из НЛО, или визит к экстрасенсу
Удар под дых
Парламент, приказавший долго жить
Деструктивный элемент
Свет в одиноком окне
Графоман Зябликов
Предупреждение с того света
Михаил Лермонтов
Иван Елагин
Иван Зиновьев
Станислав Подольский
Светлана Гаделия
Анатолий Павлов
"Литературный Кисловодск", N66-67

Иван Аксёнов

Новопавловск

"ПОЭЗИЯ - СЕСТРА РОДНАЯ ТАЙНЫ"

О жизни и творчестве Анатолия Павлова

С Анатолием Павловым связывала меня крепкая дружба, длившаяся шестьдесят лет, до самой его смерти 14 декабря 2014 года. Началась она в пору нашей полуголодной студенческой юности, когда последний сухарь делился нами на двоих, когда мы были бедны в материальном отношении, но богаты в духовном: читали запоем, не пропускали ни одной премьеры в краевом драматическом театре, писали стихи и прозу. Позже были полуночные бдения с нескончаемыми разговорами о литературе и искусстве при робком свете семилинейной керосиновой лампы, тускло освещавшей крошечную каморку в сумрачном, глухом дагестанском ауле, где он учительствовал и куда я несколько раз приезжал к нему погостить. Было тревожное ожидание его писем с Кубы (почти на два года забросила его туда армейская служба - как раз в период Карибского кризиса и печально знаменитого урагана "Флора"). А после его возвращения оттуда - постоянная переписка и непременные встречи по два-три раза в год.

Но где бы ни жил и чем бы ни занимался Анатолий Павлов, никогда не оставлял он литературного творчества. В поэзии видел он не средство самоутверждения, она была для него самой жизнью, единственным способом с наибольшей полнотой выразить свои самые сокровенные мысли и чувства, преодолеть бессмысленный хаос окружающего мира, разобраться в самом себе и в других людях.

"Поэзия - сестра родная тайны", - говорится в одном из его стихотворений, Разгадать эту тайну он и пытался в своём творчестве. Его стихи - плоды не только внезапно всколыхнувшего душу вдохновения, но и результат упорного, вдумчивого труда. Они глубоки по мысли и чувству, их отличает прозрачная ясность и, как правило, филигранность отделки. Модные ныне ухищрения: поиски заумной оригинальности, холодная рассудочность - не привлекают его. Путеводным маяком была для него русская классическая поэзия с её человечностью, способностью к состраданию, нравственной чистотой и поэзия Серебряного века с её стремлением к совершенствованию стихотворной формы.

В стихах Анатолия Павлова ощущается неуклонное стремление к гармонии с миром и в то же время трагическое понимание невозможности этой гармонии, ибо мир раздроблен на мелкие осколки, которые уже не соединить в одно целое. Он никогда не был беспечным баловнем судьбы. Жизнь его прошла в нелёгкой педагогической работе, причем в сменной школе ставропольской исправительной колонии, где он заслужил огромное уважение не только персонала, но и учеников. Жизнь не раз пробовала его на излом. Не понаслышке знал он, что такое боль невосполнимых утрат: потеря родителей и обоих братьев. А самой трагической утратой стала для него смерть дочери Ирины, врача-педиатра, матери двух маленьких девочек, которых они с женой Ниной Григорьевной воспитали и помогли им получить высшее образование: Алина стала, как и мать, врачом-педиатром, а Диана - психологом. И оттого что "всё больше дорогих теней // на дальнем берегу маячит", на его стихах последних лет лежит тень глубокой печали и нескончаемой тревоги. Тем не менее, он умел "благодарным быть судьбе" за те светлые мгновения в прошлом, когда она давала ему почувствовать, что "жизнь - это праздник красоты", за то что не позволила душе превратиться в "заболоченной совести омут".

Но даже в более ранних стихах то и дело прорываются тревожные нотки, потому что прочно угнездился "в сердце гулкий неуют", и лучше не обольщаться, лучше не верить в иллюзорную оттепель, уже не раз обманувшую нас. Неизменна одна лишь скромная красота родных мест, которую он не мог забыть на чужбине, среди пальм и буйной тропической растительности. Ему дороги и "кленовый лист, // прилипнувший к стеклу, // и ветра свист // среди продрогших клумб", и "горький степной полынок" ставропольских степей, и быстротечная картина летнего утра с туманом над речкой.

Наше поколение - "войны шальные дети", как сказал Булат Окуджава. Уделом нашим в военные и послевоенные годы была бедность, граничившая с нищетой, а точнее именно нищетой и являвшаяся. Школьниками и студентами мы ещё как-то верили в обеспеченное будущее, но нелёгкая учительская работа не принесла нам ожидаемого процветания. Хорошо сказал об этом Анатолий Павлов:


Вся жизнь прошла в волненьях и заботах,
Как большинство, трудился за гроши.
А что в итоге честно заработал?
Пустой карман да синяки души.

Обещанные партией "сияющие вершины" оказались, зыбким миражем, сладкой сказкой для доверчивых младенцев, в которую мы рано перестали верить. Скептическое отношение ко всяким обещаниям, даже к обманчивой весне, звучит в стихах А. Павлова:


И на душе такое состоянье:
Тебя сейчас обманут, обсмеют,
Объявят, что неверные прогнозы
Ошибочно указаны весне,
Что впереди метели и морозы,
И будет снег. И будет долгий снег.

Лирика Анатолия Павлова глубоко философична. Он размышляет о жизни и смерти, о любви и ненависти, о несправедливом устройстве мира и о многом другом, мимо чего не может пройти настоящий поэт. В его стихах звучит печаль о навеки утраченных родных и друзьях, о быстротечности человеческой жизни, об эфемерности цветка и женской красоты, о гибели любви ("И с каждым днём всё тяжелее// Груз неожиданных потерь", "И всё чаще приходится лучших друзей хоронить", "Когда-нибудь приду на пепелище// Любви, сожжённой и тобой, и мной", "Мы все с рожденья начинаем умирать" и т. п.)

Особенно впечатляюще выражено это чувство в следующем стихотворении:


ИВАНУ АКСЁНОВУ
Всё больше дорогих теней
На дальнем берегу маячит,
На роковом, - и это значит -
Всё меньше остаётся дней
Дышать терпеть, смеяться, плакать,
И ненавидеть, и любить,
Смотреть, зависеть, - просто быть,
Быть здесь - до горестного знака.

Даже стихи о любви не свободны от грустного чувства, потому что и любовь недолговечна и приносит не только радость, но и страдания. Всё зыбко в жизни человека "среди мира, больного кошмарами Босха". Иногда любовь мучительна и напоминает "перестрелку сторон",


Где каждая фраза - обойма,
Где каждое слово - патрон.

Но блаженство любви перевешивает на весах души поэта все тревоги и скорби, потому что любовь возвышает человека над уродствами жизни, делает его духовно богаче. "Запах сладостный волос любимой" по ценности своей для любящего сердца равен нежному благоуханию цветка. Поэт любуется не только красотой, освежённой летним ливнем природы, но и прелестью любимой женщины, которая в летнем зное подобна "солнцу в янтаре". Вот почему он умеет "благодарным быть судьбе", вот почему "ростки надежды" прорастают в его душе во дни печали и тревог. "Но мы живём, и, значит, есть надежда", - такой оптимистический вывод делает он в одном из грустных своих стихотворений.

Вот что написала в своей книге "История литературы Ставрополья. XX век", анализируя творчество А.Павлова, доктор филологических наук, профессор Северо-Кавказского федерального университета Людмила Петровна Егорова:

"Реалистическая любовная лирика допускает сочетание, казалось бы, несовместимых бытовых и романтических красок, и всё решает чувство такта и эстетический вкус, которые присущи поэту. "..." Любовь с её тревогами и конфликтами - это неотъемлемая и важнейшая часть жизни лирического героя и самого поэта. "..." Лирика Павлова убедительно показывает тернистый путь от любви к Любви, к смыслу жизни, преодолевающий в конце концов все преграды".

Анатолий Павлов был человеком высокой культуры. Он превосходно знал античную литературу и мифологию, глубоко изучил русскую и зарубежную классику, отлично разбирался в изобразительном искусстве, ценил живопись импрессионистов, знал и любил классическую музыку. В его стихах звучат имена мифического певца Орфея, композиторов Грига, Вивальди, Шопена, Альбинони, Чайковского, художников Мунка, Босха и Сальвадора Дали, поэтов Лермонтова и Велимира Хлебникова. Он стал мастером в области стихосложения, при этом был чрезвычайно требователен к себе: не гнался за количеством написанных стихотворений и рассказов, как это делают многие, а заботился об их качестве. Его стихи богаты аллитерациями ("Ах, какое благо - влага!// Молишь: пусть побольше льёт", "Как гремела! Ах, как грохотала!// Бритвой молний грозила глазам,// Но потом утомилась, устала,// Укатилась на запад гроза", [сочетание повторяющихся согласных Р, Л, С, З ], "Зелёный лист. Зелёная гроза// Зелёных глаз.", "Плыву по волнам. То ли быль, то ли небыль"). Хороши у него ассонансы ("ПрипАсть к заждАвшимся губАм", "ТАк хорошА её шершАвая устАлость", "Устали от рОков, прорОков и кОек// Постылой измены"). Немало у Анатолия Павлова ярких сравнений и метафор ("А кроны клёнов и каштанов// Опалены живым огнём", "И вот уж опустевшим коконом// Тебя болтает на ветру", "пепелище любви", синяки души", "ростки надежды" и т. п.).

Этот талантливый поэт был человеком чрезвычайно скромным и застенчивым. Он не принадлежал к тем, кто стремился влезть на Парнас, расталкивая локтями соперников. Приходилось тайком от него посылать его рассказы и стихотворения в газеты и альманахи, где их охотно печатали. Первые три его рассказа ("Тогда тебя звали Мария", "Дом напротив" и "Лотофон" были опубликованы только в конце 80-х и начале 90-х годов прошлого века в краевом альманахе Ставрополье"). Публиковались его стихи в региональных газетах, в коллективных сборниках.

Первая книжка его стихов "Голубая свирель" вышла в 1993 году, когда моему сыну Анатолию удалось найти для её издания спонсора. Книга избранных стихов и прозы "Долгая память" вышла в 2004 году. Воспоминания о военной службе на Кубе "Рубашки в клетку" были опубликованы в журнале "Южная звезда". Вместе с ним мы написали детективную повесть "Горячий ветер августа", которую опубликовали в литературно-познавательной городской газете "Новопавловское утро". А. Павлов в течение многих лет был постоянным автором альманаха "Литературный Кисловодск".

Неизданной осталась драма "Хроника двора Ирода Великого". Повесть об Иоанне Крестителе "Пепельный свет луны" ему не удалось завершить из-за тяжёлой болезни.

Анатолий Павлов был одним из ярких писателей Ставрополья, и прискорбно то что его имя неизвестно широкой публике.

Ну что ж, в такое непоэтическое время мы живём - время потребления материальных, а не духовных ценностей. Вот уж "воистину беда, коль не востребован поэт, не нужен", - сказал он в стихотворении "Памяти Велимира Хлебникова".

Но те кто знаком с творчеством А.Павлова, высоко ценят его поэзию и прозу.

 

Стихи Анатолия Павлова

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: