Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Литературный Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Обзор сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
[an error occurred while processing this directive]

Валерий Бохов

КОЛОКОЛЬНЯ

Почки деревьев набухли настолько, что казалось вот-вот лопнут и брызнут зелеными свежими листочками... Но весна была будто заморожена. Было холодно. Было холодно в апреле сорок второго года.

В маршевой колонне объявлено построение. Тут и там раздавались команды:

- Становись.

- Раненых - на телегу.

- Полевую кухню - в середину колонны.

Но вот в колонне послышалось что-то иное:

- Лейтенанта Канукова и рядового Цховребова - к капитану.

Капитан Моисеев сидел за столом, врытом в фруктовом саду, и разглядывал карту-двухкилометровку. Он прервал доклад подошедших к нему Канукова и Цховребова:

- Вижу, вижу. Вы вот что скажите. Дополнительный паёк вам выдали?

- Так точно. Выдали.

- Усиленный боекомплект, гранаты получили?

- Получили.

- У меня к вам, ребята, вот какой разговор. Вы сейчас тот кулак, та ударная группа, что может задержать гитлеровцев. Положение нашей колонны тяжёлое. Нам ещё долго идти до предназначенного укрепрайона, а на пятки нам сели вражеские мотоциклисты. Тридцать штук. Это разведка танковой части. Очень надеюсь, что вы вдвоём поможете вашим товарищам, вашим друзьям, оторваться от преследователей. Снайперская винтовка и пулемёт - это сильная боевая единица. Вон колокольня на окраине села - отличное место для вашей огневой точки. А приказ мой такой. Даже не приказ, просьба. Задержите тут фашистов на полтора - два часа, тогда колонна наша сможет оторваться...

- Мы задержим их, товарищ капитан.

- А коли так и сможете вырваться, то держитесь направления Дубки, Выселки, Михайловка... Там сможете нас найти. Счастливо, ребята. Очень на вас надеюсь, бойцы. И товарищи ваши тоже надеются на вас.

Высокая, трёхярусная колокольня стояла на краю села рядом с разрушенной церковью. К колокольне с трёх сторон примыкал погост.

Пулемётчик и снайпер споро поднялись на самый верх колокольни, туда, где располагалась звонница. Ярус был доступен всем ветрам и потому наверху было холодно.

- Думаю, что скоро будет жарко. Фрицы подойдут - снять не успеем.

С этими словами они улеглись на деревянный пол, разложив снятые шинели и вещмешки, и стали всматриваться в сторону леса. Именно оттуда должны появиться мотоциклисты.

Шарканье ног и скрип колёс маршевой колонны вскоре затихли.

- Слышь, Борис, даже птицы не поют сегодня. Чего-то ожидают?

- Похоже. Зловещая тишина...

В устоявшейся тишине вдруг ясно стали слышны скрип деревянной лестницы и неспешные шаги.

- Кто-то к нам идёт, - сказал лейтенант и стал всматриваться вниз, в проём, проходящий через всю колокольню. - Какой-то местный... Как он подошёл к колокольне незамеченный, Алик? Через кладбище?

- Видимо, - Алик был немногословен.

Человек поднимался долго с продолжительными остановками. Поднявшись он всё не мог отдышаться. Наладив дыхание он первый сказал:

- Ребятки, вы чего здесь?

Борис Кануков и Алик Цховребов, вставшие при появлении старшего, отвечали:

- У нас, дед, задание - встретить здесь немцев. И не дать им догнать наших. А вы кто?

- Я звонарь местный, пономарь.

- А звать вас как?

- Митричем кличут. Звонарь я.

- А для чего поднялись сюда, службы ведь сегодня нет? Вы бы лучше дедушка шли отсюда. Тут стрельба будет.

- Внизу мне нечего делать. Немец придёт, прятаться от него? Не по мне это. Потом привык я проверять, как тут? Всё ли в порядке? По звону ведь люди и часы сверяют. Не всегда я призываю верующих к молитве, не каждый день.

- Дед! Если не будете уходить, то давайте с нами перекусим - хлеб, тушёнка у нас?

- Вы ешьте, ребятки. Я пока не хочу. Откуда басурман явиться должен, со стороны Авдеевки?

- Ну, да. Вон из - за лесочка. А скажите, - Борис заинтересованно посмотрел на старика. - А какие звоны бывают? И какие эти колокола?

- Тут, милок, звонница, как видишь, из трёх колоколов: благовест; подзвонный и трельный колокол. Чтобы звонить темп и ритм надо просчитывать и музыкальный слух иметь. Иначе не выйдет ничего. Полный устав предусматривает: пять звонов ко всенощным бдениям; три звона на литургию; а ещё перезвоны и трезвоны на праздники. Звоны разные бывают: бодрящие; торжественные и радостные; есть и печальные, постные. Но всякий звон, знайте, зовёт к Богу. Вон они, нехристи, показались.

Из-за леса на повороте дороги показались мотоциклисты. Все мотоциклы были с колясками и в некоторых колясках были установлены пулемёты.

- Так. Я начинаю снимать офицеров, - лейтенант Кануков прильнул к прицелу. - А ты, Алик подпусти их поближе. Дедушка, всё же тебе лучше уйти.

- Нет, ребята. Не уйду. Я может вам ещё пригожусь!

Меткими выстрелами офицеры, а их легко можно было отличить по фуражкам с высокой тульей, выводились из строя. Вскоре застрочил пулемёт Цховребова Алика.

Немцы замешкались, сбились в кучу. А затем усердно стали стрелять по колокольне.

Так бой и шёл. Снайпер меткими выстрелами убивал врагов, пулемётчик мастерски выкашивал фашистов. Сколько не стреляли гитлеровцы по засевшим на колокольне бойцам, вреда их выстрелы не наносили. Лишь каменная крошка и штукатурка пылью покрывали весь ярус и людей, засевших там.

- Ещё немного и мы всех их перебьём...

Можно было видеть как немецкие разведчики по рации пытались связаться со своим тылом...

Первый же залп дальней артиллерии попал в колокольню. Была разбита звонница, а многочисленными осколками были посечены трое, пребывавших там.

От вражеской группы в семьдесят два разведчика в живых осталось семеро. Два из них поднялись по разбитой лестнице на верхний ярус колокольни. Увидев вблизи своих противников, двоих военных с пулемётом и со снайперским ружьём и одного штатского без оружия, рассвирепев, они скинули их тела вниз, на пыльную дорогу.

Когда село освободили и местные жители, прятавшиеся в лесах, вернулись, они похоронили двоих героев и звонаря в одной могиле. На примитивном фанерном памятнике написали "Овсянников Матвей Дмитриевич и два красноармейца". Ни документов, ни жетонов у бойцов обнаружено не было.

Украшали могилу две каски.

На окружающих могилках цветы росли блеклые и редкие, а на могиле троих погибших буйно росли красные маки. Маки пылали и были такими яркими, что невозможно было оторвать от них глаз.

 

Последнее изменение страницы 21 May 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: