Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Александра Квитка

О книге Станислава Подольского "Новочеркасск 1962"
Памяти поэтессы Александры Полянской
Хамоватый гений (Иосиф Бродский)
Некультурный министр культуры (О Г.Александрове, Е.Фурсовой, В.Мединском)
О книге Ст.Подольского "Борис Леонидович Пастернак"
Первый поэт планеты Земля По страницам воспоминаний Н.Я.Мандельштам
О З.Н.Гиппиус
Жека, кагор и я
Сосуд с парижской водой
"Литературный Кисловодск", N82 (2023г.)

Александр Квиток

ПЕРВЫЙ ПОЭТ ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ

Адам, Сиф, Енос, Каинан, Малелеил, Иаред, Енох, Мафусаил, Ламех, Ной... Так представлена в книге Бытие первая десятка наших праотцов, составляющих "Первый мир" - живущих на Земле до Потопа. Из них, по воле Бога, остался жить на Земле праведный Ной со своим семейством, всего восемь человек. От Ноя пошёл умножаться и развиваться "Второй мир".

Мы с вами, уважаемые граждане, товарищи и господа, живём в "последние дни" "Второго мира", с чем я вас хотел бы поздравить, но не могу... Не могу, потому что в "Третий мир" войдут далеко не все люди из ныне живущих на Земле, а явное меньшинство. Так сказал Иисус Христос. Ему вы можете поверить, если захотите вообще верить... Ваше тело - ваше дело. Хочешь жить - умей вертеться? Не-а. Хотите жить - думайте о спасении. И что очень важно - думайте своей головой. И надейтесь на Бога. Так записано в Священном Писании.

Кто войдёт в "Третий мир"? Да вот же в Библии записано, кто, где и сколько будут жить: "Праведные наследуют землю и будут жить на ней вечно" (Псал. 37:29). Заметим для себя: не в "царствии небесном" будут жить вечно, а на земле. Человек ведь и сотворен для жизни на земле.

Итак, заглянув немного в будущее человечества, вернёмся к нашим праотцам из "Первого мира". Интерес для нас представляет Ламех - девятый от Адама. О нём и его семье в Писании сказано чуть побольше, чем об остальных предках.

У Ламеха родились несколько сыновей, и каждого из них Бог наделил способностями. Первый из них был Ной, известный всему миру, как единственный праведник на Земле, переживший вместе с семьёй Всемирный Потоп. Второй сын Иавал "был отец живущих в шатрах со стадами", то есть кочевником-животноводом. Третий сын по имени Иувал "был отец всех играющих на гуслях и свирели", то есть музыкантом. Четвёртый сын от второй жены Тувалкаин (Фовел) "был ковачом всех орудий из меди и железа", то есть кузнецом.

У самого Ламеха внезапно, после жестокой драки, прорезался поэтический талант, а талант, как мы знаем, бывает от Бога, и он заговорил стихами.

Вернулся однажды домой Ламех и рассказал своим жёнам о своих приключениях. И не просто рассказал, а в стихотворной форме преподнёс... И не просто стихи прочитал с выражением, а под музыку спел любимым жёнам песню о своём ратном подвиге:

И сказал Ламех жёнам своим:
Ада и Цилла!
Послушайте голоса моего,
Жёны Ламеховы!
Внимайте словам моим:
Я убил мужа в язву мне
И отрока в рану мне;
Если за Каина отмстится всемеро,
То за Ламеха в семьдесят раз всемеро.
(Бытие 4:23,24, Синодальный перевод)

Знал ли Ламех, что он напел жёнам стихи классическим верлибром? Наверное, нет. Ему просто не с кем было обсудить своё творчество, ну разве что с жёнами и сыновьями... Разумеется, жёны восхитились стихами мужа, похвалили его аплодисментами и громкими возгласами. И, может быть, наполнили бокалы (или рога) вином... Поэты во все времена от вина не отказывались...

Логично предположить, что при исполнении песни отцу подыгрывал на гуслях или на свирели второй сын Иувал, ибо музыкант из семьи Ламеха не зря упоминается в соседних библейских стихах.

Если бы Ламех сам себе подыгрывал на гуслях или на арфе, то тогда его можно назвать первым бардом на планете, но, увы, ... на это почётное звание есть другие претенденты, жившие на Земле уже после Потопа.

А вот как звучат стихи Ламеха в "Современном переводе" Библии:

Услышьте мой голос, Ада и Цилла!
Слушайте, жёны Ламеха!
Человек задел меня, и я убил его!
Ребёнок ударил меня, и я убил его!
Наказание за убийство Каина было великое,
Но наказание за моё убийство
будет во много раз хуже!

Пять восклицательных знаков в тексте подчёркивают громкость и выразительность чтения стихов, то есть, они звучат в песенном исполнении. С возрастом убитого кое-что проясняется:

"муж" - в "Синодальном переводе"; "ребёнок" - в "Современном переводе"; "юноша" - в других переводах.

Скорее всего, Ламех называет "ребёнком" убитого им молодого человека, потому что тот слишком юн и нагл относительно самого Ламеха, которому в эти дни было далеко за 200 лет.

Стихи, которые Ламех сочинил для своих жён, отражают дух насилия, царивший в то время... Очевидно, Ламех хотел сказать, что убил человека не умышленно, как Каин, а в целях самозащиты, поскольку тот человек ударил и ранил его. Поэтому стихи Ламеха представляют своего рода просьбу о неприкосновенности. Ламех боялся, что кто-то из родственников убитого захочет отомстить ему за непредумышленное убийство юноши.

Наверное, стихи библейского Ламеха, отца Ноя, можно отнести к военной поэзии. Он ведь воспевал победу над противником и оправдывал своё не умышленное! убийство нападением на него юного агрессора, а также требовал оградить его от возмездия... если кто-то вздумает мстить за убитого. Нормальный ход. Ламеху хотелось жить спокойно.

Однако, покой в допотопные времена им только снился... В стихах Ламеха отразилась жизнь человечества перед Потопом, когда в обществе процветали вражда и насилие: "И увидел Бог, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время... " (Бытие 6:5).

Только первый сын Ламеха, ничем не одарённый Ной, поверил Богу и строил спасительный ковчег, выполняя задание Йахве. Поэт Ламех и его одарённые сыновья - скотовод, музыкант и кузнец, (вместе со всем Месопотамским обществом) не пожелали помогать Ною, а только лишь насмехались над строителями ковчега:

- Что это вы за корабль строите? Какой ещё потоп? Делать вам нечего... Ха-ха-ха!.. Хо-хо-хо!..

Насмеялись до колик в животе... Так и погибли в состоявшемся потопе недоверчивые родственники Ноя, и с ними ещё несколько миллионов недоверчивых. Это был конец "Первого мира".

Конечно, критики и литературоведы, если пожелают, то лучше разберутся с поэзией Ламеха и уточнят жанр и технические детали стихосложения. Если пожелают... Автор не претендует на роль знатока поэзии, а всего лишь предлагает свою версию зарождения на Земле поэзии первоначальной.

Может быть, Ламех читал своим жёнам и лирические стихи, но об этом в Библии нет сведений. Будем считать, что библейский Ламех, живший в Месопотамии примерно 5000 лет тому назад, стал родоначальником поэзии вообще и первым военным поэтом в частности.

О романтизации войны и насилия, о "высокой батальной лирике", о воспевании войны в литературе и в искусстве пойдёт наш дальнейший разговор.

За 83 года своей жизни классик русской литературы Иван Бунин пережил несколько революций, гражданскую войну, голод и холод эмиграции, две Мировых Бойни...

Ветеран катастроф, столько всего видевший, слышавший, осязавший и понюхавший пороха и крови - Бунин возненавидел войну, ложь и всякое насилие. В его книгах нет военных героев и жестоких батальных сцен, и даже Главный Приз своей жизни (премию Нобеля) он получил не по политическим мотивам, как оппонент советской власти, а "за художественное мастерство, благодаря которому он продолжил традиции русской классики в лирической прозе".

- Ян выиграл "Жизнью Арсеньева", - сказала Вера Николаевна Бунина, вернувшись из Швеции.

Да, роман Бунина о молодости и любви, самом прекрасном в жизни человека! Уже сгущались над Европой мрачные тучи Второй Мировой Бойни, а людям хотелось не враждовать и воевать, а верить и любить.

В повести Бунина "Деревня" есть несколько строк о далёкой японской войне, о том, как русские крестьяне относятся ко всякой войне и к революции,.. "... Разговоры о войне начались, конечно, бахвальством:

- Казак жёлтую-то шкуру скоро спустит, брат!

... Но скоро послышались иные речи:

- Своей земли девать некуды!.. Не война-с, а прямо бессмыслица!

... И в злорадное восхищение приводят вести о страшных разгромах русской армии:

- Ух, здорово! Так их, мать их так!

Восхищала сперва и революция, восхищали убийства... Но как только заговорили об отчуждении земель, стала просыпаться в нём злоба:

- Всё жиды работают! Всё жиды-с, да вот ещё лохмачи эти студенты!

И непонятно было: все говорят - революция, революция, а вокруг - всё прежнее, будничное: вот солнце светит, в поле ржи цветут, подводы тянутся на станцию... Непонятен был в своём молчании, в своих уклончивых речах народ..."

В одном всегда понятен русский народ: во всём у него виноваты евреи и длинноволосые студенты.

Взгляд на жизнь и события меняется по мере развития военных и революционных событий: сначала патриотизм и шапкозакидательство, потом сомнения и злорадство; далее жизнь ухудшается и прорезается ясность мысли - не война, а бессмыслица; и, как обычно, начинаются поиски виноватых, а кто виноват - известно давно...

А теперь обратимся к современным оценкам "высокой батальной лирики". Слово предоставим спецкору "Новой газеты" Елене Костюченко:

"... Мне кажется, что литература и вообще искусство отчасти виноваты в войнах... Я сама побывала на войне, поработала там. Это настолько ультрабессмысленная, жесточайшая, тупая херота. В ней вообще никакого смысла нет. А литература, живопись или кино вкладывают эти смыслы...".

Мнения русского крестьянина начала 20-го века и российской журналистки начала 21-го века - совпадают.

Война - это жестокая кровавая Бессмыслица!

Далее Елена Костюченко добавляет: "...Это (опора на литературу и искусство, воспевающие войну - А.К.) позволяет самим участникам войн и пострадавшему гражданскому населению как-то структурировать реальность... Мы пытаемся уложить в голове какие-то кошмары. Иногда следует признать, что какие-то вещи в голове не укладываются".

Да вот же они, эти вещи: Первая Мировая Бессмыслица закончилась сто лет назад; Вторая Мировая Бессмыслица вспоминается как праздник победы; и Третья Мировая Бессмыслица, в которую нынче охотно влезают мировые державы, и каждая из них бравирует своим исключительным правом первого ядерного удара. Что будет с планетой и человечеством, правителей не интересует. Самое важное для них - победить противника. Хотя... до сих пор не могут разобраться, кто победил во Второй Мировой Бойне.

Из всех книг про войну самой реалистичной Елена считает книгу Курта Воннегута "Бойня номер пять". Из современных - повесть "Патологии" Захара Прилепина, о второй чеченской войне...

Из российских литераторов суровую правду о войне рассказал писатель Виктор Астафьев в книге "Прокляты и убиты".

Уже после войны, на Урале, на занятиях литературного кружка, услышал как-то он отлакированный до приторности рассказ одного писателя, бывшего фронтовика, про войну... Вознегодовал в сердце своём Виктор Петрович и, вернувшись домой, за одну ночь написал рассказ о войне, из своего боевого опыта, настоящего, а не придуманного. Но рассказ в печать не прошёл - правды тогда боялись и от неё шарахались.

И тогда задумал писатель роман о войне, правдивый и жестокий, чтобы всё рассказать, как оно было в натуре. Без розового лака и прославления вождей. Понимал Астафьев, что враньё о войне прошлой приближает войну будущую. И опустела Россия оттого, что "мы бездарно воевали". И очень огорчало писателя то что война у нас воспринимается как некая сказка с хорошим концом. А "врагов мы ищем внутри страны" и почему-то ненавидим друг друга.

Неоконченный роман "Прокляты и убиты" был издан в 1993-95 гг, когда проявился спрос на правдивую историю страны, Именно этим романом Астафьев подвёл итог своим размышлениям о войне как о "преступлении против разума"...

Приведём ещё одно высказывание Виктора Астафьева - точное определение войны: "... И война - самое отвратительное, самое безнравственное, подлое убийство и ничего больше... "

Из поэтов, побывавших на войне и принимавших участие в сражениях, реалистичной простотой и точностью повествования отличаются стихотворения М.Ю. Лермонтова. Из военной поэзии поэта впечатляют строки из стихотворения "Валерик" {Валерик (Валларик) - река в Чечне, приток реки Сунжи. Сунжа - приток большой реки Терек}, написанного летом 1840 года, за год до его смерти:

... Ура! - и смолкло. - Вон кинжалы,
В приклады! И пошла резня.
И два часа в струях потока
Бой длился. Резались жестоко,
Как звери, молча, грудью в грудь,
Ручей телами запрудили...

Потери в том сражении были огромные с обеих сторон. И никакой романтики - резня она и есть резня. В конце стихотворения уже слышится антивоенный пафос и миротворческий настрой поэта;

... Я думал: жалкий человек,
Чего он хочет!.. Небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он - зачем?..

У Лермонтова "Под небом места хватит всем", а у Бунина в повести "Деревня" русский земледелец говорит сходное по смыслу "Своей земли девать некуды!"... Значит и повода для войны нет.

Мирная жизнь так прекрасна! Особенно в молодости, когда сильно хочется любить и быть любимым, держать на руках своих маленьких детей... А тут молодых и здоровых мужчин берут и - на Бойню. Друг друга истреблять... Давайте, ребята, покажите, какие вы герои!.. А ваши любимые будут вам аплодировать или плакать у ваших могил, если будет что в гроб положить.

Вот в чём мерзость всякой войны...

1.02.2020

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 12 May 2024 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: