Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N69 (2019)

Александр Квиток

Ессентуки

НЕКУЛЬТУРНЫЙ МИНИСТР КУЛЬТУРЫ

Моё просвещённое мнение такое: министр культуры любой европейской страны должен быть образованным и культурным человеком. Положение обязывает.

В начале XXI века Россия объявила себя евразийской державой, а это значит, что здесь культура сосуществует с азиатчиной. Признание самокритичное и честное. Правда, в Конституцию страны это обновление не внесли, но в уме его все высокие политики держат: дескать, что с нас взять, мы не Европа и не Азия, а всё вместе, и никому ничего не обещали. И никому не должны.

Термин "азиатчина" взят из дневников К.Чуковского "Дни моей жизни" и стоит рядом со словами: нищета, глиняные домики, скука, бескультурье... Это нам подходит - бескультурья у нас всё-таки многовато. Азиаты нам ближние братья, а от европейцев мы в отрыв пошли... на восток.

Чтобы не быть голословными, обратимся к примерам из новой и новейшей российской истории. Возьмём три наиболее интересных фигуры и посмотрим на них сбоку, то есть ни снизу - с почтением, и ни сверху - с пренебрежением. Будем смотреть без розовых и без чёрных очков.

Александров Г.Ф. - министр культуры СССР с марта 1954 по март 1955 гг. Чем интересен сей товарищ? Посмотрим на него глазами писателя Корнея Чуковского, который жил в это время и хорошо знал культурную жизнь страны. В дневниковых записях за 1955 год у него изложена эта история.

Идёт Корней Иванович по улице Москвы, а навстречу ему сразу два литературоведа - Зелинский и Перцов. Рассказывают ему сенсационную новость: Александрова, министра культуры, уличили в разврате, а вместе с ним и Петрова, и Кружкова (философ), и будто бы Еголина (литературовед). Говорят, что Петров, как директор Литинститута, поставлял Александрову девочекстуденток, и они "распутничали вкупе и влюбе".

- Подумаешь, какая новость! - воскликнул мысленно Чуковский, занося в дневник утреннюю встречу с коллегами. Он этого Александрова наблюдал в Узком переулке (там была гостиница для писателей - А.К.). Каждый вечер тот был пьян, пробирался вечером в номер к NN (зашифрованное женское имя) и (как говорила прислуга) выходил оттуда на заре. Блудодействовал товарищ министр. Но разве в этом дело! Дело в том, что он (по мнению Чуковского) был "бездарен, невежествен, хамоват, туп, вульгарно-мелочен". Когда в Узком министр с группой "философов" спешно сочинял учебник "Курс философии", КЧ* встречался с ним часто. И заметил, что этот историк философии не знал имён некоторых русских философов, не знал, что философ Владимир Соловьёв был поэтом, путал поэта-символиста Фёдора Сологуба с прозаиком-драматургом Владимиром Соллогубом, и ещё много чего он не знал. Достаточно было "поглядеть на него пять минут, чтобы увидеть, что это "держиморда", холуй, чинуша-карьерист, не имеющий никакого отношения к культуре". Пять минут и больше смотрел на министра Александрова писатель Чуковский, а потом возмутился в дневнике: "И его делают министром культуры!"

Вслух возмущаться тогда было опасно.

Недолго музыка играла, сняли товарища за аморальное поведение. Ровно год прослужил на ниве культурного воспитания советской молодёжи. После сексуального скандала доктора философии направили преподавать в университет, в Минск - обучать молодёжь диалектическому и историческому материализму. Теперь бывший министр проводил философские беседы со студентками Белорусского университета. Как говорил один завкафедрой:

- Жёны, увы, стареют, а студентки третьего курса - никогда!

Корней Иванович представил нам не очень привлекательный образ советского министра культуры. Зато у того пролетарское происхождение и тяжёлое детство - был беспризорником. И в ЦК ВКП(б) он послужил на разных должностях, Партия своих не сдаёт, а только перемещает в пространстве, подальше от Москвы.

Министра сняли с должности 10 марта, а ещё 8 марта ему позвонили шутники и поздравили с женским днём. Удивился товарищ Александров:

- Почему вы поздравляете меня?

- Потому что вы главная наша проститутка, - ответили ему.

Долго ещё резвилась московская интеллигенция и литературная общественность над уехавшим из Москвы чиновником. В провинции не знали ничего об истинной причине кадровых перестановок в Москве - об этом в СМИ тогда не сообщали. В газете "Известия" иногда мелким шрифтом сообщали, что министр такой-то "освобождён от обязанностей в связи с переходом на другую работу".

Если честно, то нам на местах эти столичные дрязги были неинтересны. Мы жили своей молодой жизнью, влюблялись, учились, работали... И не было нам никакого дела до шашней руководящего сластолюбца. Его аморальный образ на наше культурное развитие никак не влиял.

Приехал из Австрии литературовед Ираклий Андроников, зашёл к Чуковскому и, между прочим, пересказал ему ходячие анекдоты о деле Александрова-Еголина:

"Философский ансамбль ласки и пляски им. Александрова".

"Александров доказал единство формы и содержания: когда ему нравились формы, он брал их на содержание".

"Еголин любил "еголёньких" женщин".

Остроумно. Наверное, Андроников сам сочинял эти остроты - с юмором у него был полный порядок.

Высоким чинам трудно скрыть свои наклонности, они ведь всегда на виду. Рано или поздно они попадаются. В случае с Александровым получилось очень рано. Только разгулялся товарищ, наладил культурные связи, и на тебе...

Фурцева Екатерина Алексеевна - министр культуры СССР с мая 1960 по октябрь 1974. Продержаться на высоком посту 14 лет, да ещё и при двух генсеках - это достижение. Разное говорили о ней партийные и культурные деятели, но в основном сходились на том, что она была человеком на своём месте.

В культуре и в искусстве Екатерина Алексеевна не очень разбиралась. По образованию она была химик-технолог, а это по другую сторону от искусства. Но она ценила специалистов-знатоков и всегда прислушивалась к их мнению. Много чего помнят современники из её добрых и недобрых дел, которые она совершила по доброте душевной или исходя из партийной принципиальности.

Пришёл Юрий Никулин к Фурцевой с жалобой: фильм "Кавказская пленница" готов, но в руководстве "Мосфильма" нашёлся секретарь парткома по фамилии Саков, который потребовал переозвучить фильм, с тем чтобы изъять фамилию "Саахов" из фильма. Парторгу киностудии показалось, что здесь явный намёк в его адрес.

Переозвучивание фильма дело непростое и затратное. Фурцева вошла в положение и решила вопрос быстро. По телефону.

- Что это за идиотизм? - строго спросила она у товарища Сакова. И дальше предложила ему переозвучить фильм, но только за свой счёт.

Партийный чиновник сразу же уверил министра, что его не так поняли, и дал задний ход. Фильм вышел в прокат с "товарищем Сааховым", роль которого великолепно исполнил Владимир Этуш.

Из громких решений Фурцевой остались в памяти: запрет на въезд в страну английских рокгрупп The Beatles и The Rolling Stones, изъятие из репертуаров театров некоторых постановок, запрет выступать на сценах страны музыканту Мстиславу Ростроповичу по причине укрывательства на своей даче опального писателя Солженицына.

При участии Фурцевой начался культурный обмен с Западом, хотя этот процесс шёл под негласным контролем КГБ. Не удержалась Екатерина Алексеевна от валютного соблазна и позволила себе слабость: поскольку разрешение на выезд за рубеж подписывала министр культуры, то ей стали приносить небольшие подношения, всего-то долларов 100-200. Курс доллара по официальному курсу тогда был не шибко высоким, но в стране существовал "чёрный рынок", где доллары котировались многократно выше. Музыканты, артисты, балерины страстно желали ездить за границу и не жалели львиную долю своих гонораров отдавать доброй женщине, от которой зависело ехать им в Париж или нет. Поездка за границу в то время ценилась очень высоко.

Скорее всего, гэбэшники доложили кому следует о финансовых вольностях министра культуры. У них всё было под контролем. Репрессии последовали по партийной линии. В 1973 году почти законченный загородный дом Фурцевой стал предметом разбирательства на заседании комитета партийного контроля ЦК КПСС. По мнению членов комитета, дом на участке в 12 соток получился "слишком шикарный" для советского министра. Фурцева получила выговор по партийной линии, а дом отобрали, правда, с возмещением части затрат.

Если бы партийные контролёры заглянули в будущее и увидели, какие дворцы себе нынче строят заместители министров и чиновники попроще, то они бы... Даже не знаю что сказать. Промолчу.

После наезда на дачу Фурцевой энергичная по натуре Екатерина Алексеевна резко сбавила темп жизни, и даже, говорят, стала немного выпивать. На должности министра культуры она оставалась до самой смерти.

Дрязги в верхах нас мало трогали. Из телевизора мы знали, что есть такая симпатичная женщина Екатерина Алексеевна Фурцева, занимающая высокий пост министра культуры. Мы верили телевизору, поскольку оттуда шли только добрые вести. Телеящик ещё не стал для нас зомбоящиком. За нашу культуру мы были спокойны - партия знала, кого назначать, а кого снимать. Мы жили своей интересной жизнью: работали, занимались спортом, женились, воспитывали детей, решали житейские проблемы и не лезли в политику. Возраст такой - от 30 до 50 - самый энергичный и плодотворный.

Наш культурный рост никоим образом не зависел от тех или иных чиновников, поставленных руководить культурой. Мы сами всё делали: читали, размышляли, спорили, слушали музыку, ходили на выставки, в турпоходы - нам было интересно жить без указаний сверху.

"Эй, вы там, наверху! Какое нам дело до всех до вас, а вам до нас?" А в ответ - тишина. Молчание - знак согласия.

Ныне действующий министр культуры господин Мединский слывёт в узких кругах человеком весьма образованным и культурным: имеет учёное звание - доктор исторических наук, писатель, публицист, дипломат, член партии ЕР и вообще - особа, приближённая к властелину текущего момента. А туда кого попало не приблизят.

В других узких кругах, критически настроенных к министру, публично высказали подозрения по поводу его докторской диссертации - дескать, господин Мединский почти половину страниц своей диссертации списал с чужой диссертации, а это нечестно и нехорошо, и вообще называется плагиатом. Худая слава кому понравится? Министр, естественно, публично возмутился, назвал нападки на него клеветой и назначил комиссию из авторитетных учёных, академиков и профессоров. В декабре прошлого года члены комиссии пообещали тщательно и объективно разобраться в деликатном вопросе, и рассказать обществу правду. Прошло два месяца и пока - тишина: разбираются...

А у Мединского к тому же один из замов проворовался, но и тут министр оказался не причём: дескать, я его этому не учил и не заставлял, это он сам такой-сякой расхититель бюджетных денег.

Наша юстиция в таких случаях смотрит наверх и ждёт команды "Фас!" А там - молчание. Лидер нации неохотно сдаёт своих, тем более, что он хвалил несколько раз министра культуры за преданность историческим традициям и представлял его всей стране как честного человека. Большие люди за свои слова отвечают: при любом раскладе Мединский останется честным. Для того и поставлен, чтобы навести порядок и поднять уровень гордости за лучезарные картинки прошлого.

Государство и господствующая церковь, слившись в экстазе, объясняют гражданам России, как надо правильно помнить о прошлом. Выправляют нам историческую память, а то что-то с оптимизмом стало плоховато.

С исторической правдой в стране как-то мутно всё. Из глубин веков вытаскивают только героическое прошлое, отбрасывают всё гаденькое, шлифуют, полируют, покрывают розовым лаком. Договорились до того, что если даже и не было подвига 28-ми героев-панфиловцев, то его надо было придумать, чтобы вдохновлять народ на победу. Об этом вполне по-трезвому рассуждали два учёных деятеля. По радио слышал. Нормально: ложь и всякие вымыслы - это наша самобытность, наше святое, и мы от неё не откажемся. Выходит так, что правда может разрушить "наше национальное самосознание", а ложь только укрепит наш патриотизм. Здесь налицо утрата здравого смысла и попрание христианских заповедей. Приведу, на всякий случай, эту заповедь: "Не произноси ложного свидетельства против своего ближнего".

Всех, кто сомневается в российской героической истории, господин Мединский называет "уродами" и "конченными мразями". Некультурно, конечно, выражается министр культуры, как босяк, но зато патриотично. Стоит ли нам ожидать, что министерство культуры - это средоточие честности, интеллигентности и благородства? Вряд ли. Там обитают обычные российские чиновники - жадные и хамоватые.

Какой быть нашей культуре? Лидер нации в послании Федеральному Собранию сказал: "И в культуре, и в политике, и в СМИ, и в полемике никто не может запретить свободно мыслить и излагать свою позицию". Сказать-то он сказал, только не все его услышали.

Слово "культура" - иностранное, латинское. Имеет много значений. Одно из них: "То или иное состояние общественной, хозяйственной, умственной жизни в какую-нибудь эпоху, у какогонибудь народа, класса".

Человек так сотворен Богом, что без умственной жизни - никак. Думать надо. Мозги должны работать - это их предназначение. С одной стороны лидер нации разрешает нам "свободно мыслить", а с другой стороны министр культуры желает властвовать над "умственной жизнью" граждан страны и указывает им; что надо помнить, а что забыть, и как правильно думать. Будто бы он сам постиг "умственную жизнь" в совершенстве. Возомнил о себе. Ещё один "учитель жизни"...

Граждане, сидящие у зомбоящиков, принимают указания сверху, как руководство к действию, и тут же, не отходя от телевизора, проникаются гордостью за наше великое прошлое и настоящее.

О будущем стараются не думать, а то голова заболит...

  13.01.2018

 

Последнее изменение страницы 6 Aug 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: