Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"

Избранные стихи
авторов "Литературного Кисловодска"

 

к оглавлению

 

Иван Аксёнов

СПЯЩИЙ БОГАТЫРЬ

    На святой Руси петухи поют -
    Скоро будет день на святой Руси!
      Неизвестный поэт XIX в.

Горланят петухи по всей святой Руси.
Ночь близится к концу. Вот-вот рассвет забрезжит.
Но спишь ты мёртвым сном среди полей безбрежных,
Непроходимых пущ и гибельных трясин.

Коварством, как Самсон, во сне ты сил лишён,
Забыт тобою блеск утраченных сокровищ.
Проходит день за днём, но нескончаем он,
Сон разума, рождающий чудовищ.

Ты вечно был овцой, гонимой на убой,
Вся жизнь твоя прошла в сплошном хмельном угаре.
Тобой, Сомнамбулой, авантюрист любой
Манипулирует, как доктор Калигари.

Но утро близится, в дорогу торопя,
И пахнут чабрецом просторы полевые.
Неужто можно разбудить тебя,
Лишь скопом веки приподняв, как Вию?

Распелись петухи по всей Руси святой,
И ветры перемен сулит бюро погоды.
Но тяжко дремлешь ты, надежды и невзгоды,
И старые грехи забыв в дремоте той.

То молишься во сне поверженным богам,
То ждёшь от новых идолов подачки.
Боюсь, что никаким на свете петухам
Не пробудить тебя от вековечной спячки!

  1988

ДЕНЬ ГНЕВА

(фрагмент)
    "... пришёл великий день гнева Его,
    и кто может устоять?"
      Откровение св. Иоанна Богослова; 6, 17

Как кокон из чёрного шёлка, нас ночь оплела,
Бессонная ночь подведения скорбных итогов.
Одну безысходность сулит нам земная дорога,
и в прах обращаются наши слова и дела.

Мы в высь устремлялись, но слепо блуждали во мгле.
Какие таланты мы в землю бездумно зарыли!
А жизнь продолжается, что бы там ни говорили
и что б ни творили мы с вами на грешной земле.

Но снимет Господь с древней книги шестую печать -
низвергнутся звёзды, а небо, как свиток, свернётся,
луна окровавится, пеплом подёрнется солнце,
и хрупкие чаши сердец переполнит печаль.

День гнева придёт - кто сумеет тогда избежать
расплаты за то, что он век свой неправедно прожил?
Мы выпьем вино неминуемой ярости Божьей,
и станет нас серп, как колосья созревшие, жать.

Свершится библейских пророчеств вселенская жуть:
Весь мир опустеет, как поле, побитое градом,
Мы сгинем с Земли, а она, не заметив утраты,
продолжит вершить предначертанный Господом путь.

  1991

* * *

Несладко жить в эпоху перемен,
Когда поют отходную морали,
Когда людские души измельчали,
Холодному расчёту сдавшись в плен.

Жизнь - это цепь мучительных измен,
Надежд обманутых, привязчивых печалей...
Блажен, кого друзья не предавали,
Кто любит и любим - вдвойне блажен.

Мой век уже - как пуля на излёте,
Но, как и прежде, мне дороже нет
Тех, с кем дружу почти полсотни лет.

Мне жалок тот, чья мысль всегда в дремоте,
И мне не друг холодный себялюб,
Что скрытен, чёрств, и холоден, и скуп.

  02.06.03 г.

Страница Ивана Аксёнова

 

Светлана Гаделия

НЕВЕДОМОМУ

Дай мне ЭТО сказать! Что - не знаю, но знаю: должна.
В горле комом стоит беспокойный беспомощный гул.
Дай мне Слово сказать, пока белит ворота луна,
пока ветер-бунтарь притаился и где-то уснул.

Подскажи, подскажи, что ты хочешь, чтоб вышло из уст?
(Цепок взор фонаря, отторгается тень от ствола.)
Чем-то полон - но чем? - час, который полуночно пуст.
И какая-то цель в жажде ясности всё же была?

В Слове ясности... Ночь пусть изводит китайскую тушь.
Пусть вдоль улицы тянет собачий верёвочный лай.
Не свети фонарём, не отбеливай солью, не рушь,
этот дивный, ночной, театральный, загадочный рай.

Чтобы жёлтым платком - из окошка таинственный свет,
детский голос в саду серебрился, как эльф над цветком.
Из космических сфер я приду через тысячу лет,
чтоб поплакать по ком-то - я даже не знаю, по ком.

Может, просто о том, кто в ночи был, а вышел во тьму,
словно в полымя прыгнул от тихой домашней свечи.
Поживу, понадеюсь, и, может быть, всё же пойму,
что здесь держит меня, кто поёт мне, кто плачет в ночи.

Моя молодость, блажь, отсверкавшая круглым плечом,
ты в краю, где свеча восковая - и та не горит.
И, себя позабыв, ты, конечно, не знаешь, о чём
закулисный сверчок мне впотьмах говорит, говорит...

  1995

* * *

Есть вещи важнее рифмованных строк.
Строка - это дождь, уходящий в песок.
Но коль золотой - ждёт его торжество.
Но даже и он не важнее всего.

Важнее всего - та свеча на ветру,
что тщетно в отчаяньи кличет сестру.
Сестра - за сто лет, за сто вёрст, за сто миль.
А может, и небыль совсем - эта быль?

Важнее всего - у дороги цветок,
заложник любых тупорылых сапог.
Наступят, раздавят... Ты - вечная дрожь:
ни рифмой, ни славой его не спасёшь.

Важнее - смятенная эта душа,
что горечь небесную пьёт из ковша.
Нужней - обожжённая эта рука:
она - для свечи, для души, для цветка.

Ладонь бы раскрыть, и - лети, шелуха!
Но что же ты можешь помимо стиха?

  1999

* * *

В кудрях листвы дрожит усталый свет,
течёт покой с небес по жёлтой спице.
И друг мелькнёт, что смерти в мире нет,
что жизнь - всего лишь белая страница,
что есть в кармане сто карандашей,
цветных, волшебных - от залётной феи -
и разрешенье выдано душе
у всех времён любые брать трофеи -
как будто бы не минула пора
ждать кораблей на солнечном причале,
как будто это детская игра:
и петь в конце, и плакать о начале...

  1999

* * *

А бог его весть, для чего мы живём
и песни поём для кого.
Но вот появляется некий проём
в пространстве мирка своего.
И так расширяется вдруг окоём -
неважно, там свет или тьма.
Не знал соловей, как свистать соловьём. -
нашла его песня сама.

  1996

БЕССОННИЦА

Селена, сомнамбула, просто луна -
в китайских шелках и мерцаниях лет,
сундук открывает и тянет со дна
атласный, зелёный, струящийся свет.
О тех, кто не спит иль уснул навсегда,
прозрачная песенка плачет всерьёз.
И в небе вода - и под небом вода,
и сны уплывают в корабликах роз.

  Июль 1996 г.

ЗВЁЗДНАЯ МЫШЬ

Спрячусь за дерево, спрячусь за марево,
бледная, спрячусь за яркое зарево,
за невысокую горку земли,
чтобы увидеть меня не смогли.
Видите - ночь: я за нею стою,
чтобы и тень не узнали мою.

Вдруг из-за кочки торчат мои уши?
Кто-нибудь скажет: "Не хочешь ты слушать,
да и ума бы тебе призанять,
чтоб хоть на каплю разумных понять".

Вот и приблизился тяжкий мой срок:
темень - с порога, рассвет - на порог.
Где ж средь сияющих красками дней
спрятать котомку с душою моей?

Спрятать в полдюжине что ль одеял,
чтобы никто её не осмеял,
пальцем не ткнул в несгорающий след:
"Сколько старушке? Две тысячи лет?
Много ж умишка, поди, растрясла!"
...Звёздная мышка котомку прожгла.

  2008 г.

Страница Светланы Гаделия

 

Елена Гончарова

* * *

Я на распутье.
Робость под кожей.
Что мне дороже?
Кто мне...
    Да будь я
Зорче и строже,
Чище и злее -
Ты мне дороже,
Горче, больнее.
Ты мне случайней,
Ближе, беспечней -
Крохотной тайной,
Гибельной, вечной.
Ты мне отрадней,
Неодолимей,
Глубже, понятней,
Явственней, мнимей -
Ты...

Осторожно,
Мало-помалу -
В путь.
Бездорожье.
Всё потеряла.

  13 авг. 2008 г.

* * *

Скучаю по доброте,
Пустой болтовне за чаем,
Впорхнувшей в окно мечте,
Улыбке - смешной, случайной.

Скучаю по чудесам,
Спешащим согреть ладоням,
По тёплым, как дождь, глазам,
Минутам, что помню, помню.

Скучаю по тишине,
Сплетённой из ожиданий,
По слёзно-слепой волне
Прощений твоих, прощаний.

По нежности и росе,
По тем, кто меня осудит
За "быть не такой, как все"
И "будь, что без нас не будет".

А если глаза закрыть,
Ругая себя, итожа,
Скучаю по "может быть",
А больше - по "быть не может"...

  30 июля 2008 г.

Страница Елены Гончаровой

 

Иван Зиновьев

О ВЕЧНОСТИ

Когда ты веришь, что твоя душа
Из тлена встанет и пребудет вечно,
Вершишь дела мирские неспеша
И медлишь в жизни этой быстротечной.

Зачем спешить, когда природа-мать
Всё вновь и вновь весенним жарким хмелем
Осыплет нас и будет повторять
Свои круги, политые елеем?

Но через тьму веков мне разум говорит:
Устанет люд, смакуя повторенья.
Тогда всевышний чудо сотворит -
Дарует вновь, как милость, нам забвенье.

А как же вечность, коли жизнь одна?
И страх грызёт от пустоты загробной?
Не бойся, учат нас, испей до дна,
Не оскверняй земли душою злобной.

Мы - повторенья предков, говорят.
Мы - лишь звено. И крепко в то поверив,
Вновь в детях повторишься ты опять.
Те, памятью прошедшее измерив,
Своею жизнью жизнь твою продлят.

[ФРАГМЕНТ]

Когда мир станет древним и седым,
Надеюсь я, что глазом молодым
Проглянет вновь сияющей весной
Душа твоя - цветочек голубой.

Страница Ивана Зиновьева

 

Екатерина Копосова

* * *

Уходит жизни день,
Уходит день судьбы.
Мир птиц, цветов, людей
Теряет день любви.
Вернётся завтра вновь
И солнце, и мечта.
Работа и любовь.
Печаль и красота.
Но в новом дне земли
Взгляд, голос, слух иной!
Минувший день велит
Родниться с новизной.
Но жаль вот этих чувств!
Рисунок дня сгорит!..
С утра я вновь учусь
Ходить и говорить.

Страница Екатерины Копосовой

 

Анатолий Павлов

ЦВЕТНЫЕ СНЫ

Уход - приход, расход - доход -
Всё перепуталось корнями...
Рутинных дел рутинный ход
Прервётся вдруг цветными снами.

Покуда живы мать с отцом,
Я мальчик с цыпками на коже.
Мир чёрной зависти и ссор
Ещё мне душу не тревожит.

Я мал, и так огромен мир,
Но, видимо, чего-то стою:
Стою. Вдруг шариком цветным
Взлетел над спящею землёю.

Чудно: мне чудо по плечу!
Совсем не страшно видеть крыши...
Кричу: "Смотрите! Я лечу!"...
Но люди спят, они не слышат.

Спят мать с отцом, и братья спят,
На время отогнав заботы,
А я лечу, а я распят
На траектории полёта...

Лесок я вижу там, внизу,
Да жёлтый керосин деревни,
Реки стальную полосу
И снова малахит деревьев...

Цветные сны... Но жизнь уже
Всё реже дарит сновиденья,
И падать дрябнущей душе
Больней на камни пробужденья.

Страница Анатолия Павлова

 

Игорь Паньков

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПАРАФРАЗ

Декабрь. В природе торжество.
Являя внешне вещество,
бесплотный дух во тьме витает.
Луна, как лёд в бокале, тает.

Волхвы, объятые парами,
мешки, набитые дарами,
влачат устало на блок-пост.
Не выбрать неба между звёзд.

Благоволенье, мир и лад
в любом, кто, скинув маскхалат,
совсем как некий небожитель,
решил войти в сию обитель.

Душа его мечтой томима,
узрев, что вам ещё незримо.
А коли так, пусть знает плоть,
что грешный мир хранит Господь.

Хранит неяркий этот свет,
в сугробе гусеничный след,
на Рождество - тунца в томате,
и три патрона в автомате;

с равнин заметные едва ли
костры на дальнем перевале,
вершин заснеженных гряду
и Вифлеемскую звезду;

и отчий дом, и Божий храм,
и поминальных двести грамм
за тех, кто больше не вернётся,
хотя дорога дальше вьётся;

и тот бычок моршанской "Примы",
что, вслед за грохотом от мины,
среди других небесных тел
как тихий Ангел пролетел.

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ УВЕРТЮРА

В печи томилась гречневая каша...
Харчи в кладовке отбывали срок...
Бесстрашный краснозвёздный ястребок,
сверхзвуковым усильем экипажа
с пространством споря, надрывал пупок,
не зная, что пилота воронок
ждёт на земле и тёплая параша.
Звезда пылала в небе, словно стог...

В плену оконной рамы утеплённой
звенел комар, сибирский соловей...
Я родился. Мотался меж ветвей
унылый красный флаг над женской зоной...
И закричал я, чтоб не слышать стона
больной и грешной матери моей.

Сквозь громкоговоритель на горе
лилась громоподобная осанна.
И кто-то дверью хлопал непрестанно
и спрашивал махру и кипяток...
И был барак прекрасен, как чертог.
И добрые волхвы без промедленья
мне поднесли мой фиговый листок
и небесспорный дар стихосложенья...
И столь же неуместен здесь восторг,
насколько неуместно сожаленье.

Озвучивая эту мелодраму,
радист уже строчил радиограмму
народам и правительствам. И рот
его, с утра не принявший ни грамма,
кривился, ибо не поймёт народ...
...Тайга ложилась ниц под пилораму...
А у правительств - дел невпроворот.

В яслях из неоструганной сосны
я спал и, улыбаясь, видел сны.
И эти ясли, сделанные грубо -
точь-в-точь как мир за деревянным срубом,
как вся тайга, похожая на трубы
в органном зале, были мне тесны.
И значит, если будем мы честны
с самим собой - рождённые в неволе,
вне выбора, в какую шкуру влезть, -
поймём: нам век свободы не обресть.

Средь истин, не имеющих названья,
и речек, не имеющих моста,
имеет смысл лишь орган осязанья...
Была бы жизнь достаточно проста,
когда б губам хватало крошек хлеба
и воздуха, когда б не это небо,
красноречивей белого листа,

где облака, как знаки препинанья,
разбросаны, как нищим подаянье,
и звук, ещё не вложенный в уста,
уже вопросом дерзким искушает,
и свет безвидный землю орошает
той истиной, чьё имя - красота.

Так будем же торжественны и строги:
когда пройдут отмеренные сроки
и колокол ударит вечевой,
найдём и мы свои пути-дороги,
поймём и мы, что мы уже пророки,
и чёрный хлеб поделим бечевой.

Пускай в судьбе всё рушится, пускай
стирает память лица, дни и годы,
торчит на вышке пьяный вертухай,
атланты подпирают небосводы -
неравенство всеобщей несвободы
уже не ад, хотя ещё не рай.

Придёт зима и кончится. Пролог
другой зимы наступит. И острог
название своё изменит снова,
но выстоит и сохранит засовы,
и гулкий пол, и низкий потолок.
И время, уходящее в песок,
здесь не преграда: ибо есть основы
всего, чему началом было слово.

...Звезда светила в небе всё сильней.
И реки, начинаясь от морей,
картину мироздания наруша,
текли туда, где торжествует суша...
Дымил костёр... На нерест шла горбуша...
Я медленно по водам шёл за ней...

Страница Игоря Панькова

 

Станислав Подольский

* * *

Горы в снегу.
Небеса в облаках.
Время не раннее...
Как сохранить
эту весть на века -
это сияние?

Зыбкие рощицы.
Зябнет земля.
Тщетны рыдания.
В мире одно
не случайно, не зря -
это сияние.

Буду скитаться,
гореть, горевать...
Знаю заранее:
сердцу есть радость,
просвет, благодать -
это Сияние.

ВСЁ МОЁ

Сложилось так - нездешний,
всё в жизни - "на попа"...
- Мои - земля и небо,
куда бы ни попал.

Неведомое - слепо:
поник - воскрес - пропал...
- Мои - земля и небо,
куда бы ни попал.

Пугаете? - Нелепо! -
Арест, наезд, напалм?..
- Мои - земля и небо,
куда бы ни попал.

ПАМЯТИ К. БАЛЬМОНТА

солнце восходит
уходят народы и страны
солнце восходит
рушатся цивилизации
солнце восходит
снега покрывают землю
и души
солнце восходит
тают в горах ледники
солнце восходит
поля покрываются пухом зелёным
солнце восходит
расстрелы гремят но рождаются дети
народы и города
солнце восходит всегда
на своём месте
и жизнь совершается
сама собой
будем как солнце

  18 ноября 1992 г.

Стихи Станислава Подольского

 

Александра Полянская

БЕЗНАДЁЖНЫЕ СТИХИ

Я стою в середине январского дня,
и бездумье, как плащ, обнимает меня,
Безнадёжность повязкой легла на глаза,
И не светит любовь сквозь мои небеса,
И бессмысленно ждать, что в безлюбье моём
Мы ещё беспечальные строчки найдём.

Страница Александры Полянской

 

Сергей Смайлиев

* * *

Так ли просто забыли
Карусели покрасить
То ли знали что дети
И ржавым скрипучим уродцам
Будут рады
Как взрослые
Каждому скрипу судьбы

* * *

Сегодня сын у бабушки гостит
И мы с женой весь вечер на полу
Пускаем яркий милый паровозик

[ФРАГМЕНТ?]

Взрослею. Всё смиренней узнаю
В дарах - приманки, чёрт те что - в отчизне.
И - ни желанья вырулить в струю
Участия в державном бандитизме...

* * *

Заброшенное кладбище
Могил так много
Как будто кто сюда
Мои надежды приносил

* * *

И лопухи и царственные клёны
Листвой в грязи сравнял
Осенний дождь.

Страница Сергея Смайлиева

 

Светлана Цибина

* * *

Можно придумать бессмертие,
Сидя на табуретке.
О космосе можно поразмыслить.

Страница Светланы Цыбиной

 


ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Последнее изменение страницы 6 Aug 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: