Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Юлия Чугай (стихи из "ЛК")
Александра Полянская
Екатерина Копосова
Танзиля Боташева
Елена Гончарова
Игорь Паньков
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Май Август
Иван Аксенов
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
Тамара Янишевская. Грузинская баллада
Виктор Филин
Стихи из "ЛК"
Рассказы из "ЛК"

Александра ПОЛЯНСКАЯ

Полянская Александра Станиславовна, юрист, поэтесса, состоит в Союзе российских писателей. Автор книг стихотворений "Время клёна" (М. 1999 г.), "Называй меня Сашенти" (Новопавловск, 2002 г.).


 

* * *

Опять ты мне снишься ночью.
В старом господнем храме
Приторно пахнут свечи,
Устало гнусавит дьяк.
 
Во фраке ты. Я зачем-то
В белом шуршащем платье,
Снежных лилий букетик
Не удержу никак.
 
Сны, сны, ну зачем вы,
Ах, вы, мои глупышки!
Что мне опять пророчит
Ваша ночная ложь?
 
Звон разбитых иллюзий?
Невозможность надежды?
Белых лилий прохладу,
Рук слабеющих дрожь?
 
 

Старик

Ян Карлович, ах, Ян Карлович!
Может, теперь я узнаю
Как Вы погибли?
Когда Вы погибли?
Где это было?
И кто это смог допустить?
В книгах приводятся разные версии
Вашего смертного мига.
В книгах не сказано,
Что было
После того, как за Вами пришли.
Где Вы остались?
На лесоповале?
В ГУЛАГе?
Навечно
Ушли в Беломорканал?
Или поймали
С лёта
  сердцем громадным
Поющие девять грамм?
Что Вы вспоминали,
Когда вывели Вас за ворота?
Смертью, пожалуй, Вас
Испугать не могли...
 
Страшно, что те,
С кем Старик работал,
Также, как он, ушли.
 

* * *

На запад по милой Украине
Наматывая рельсы на колёса
Прощаясь с мокрой ежевикой
В лесу вдоль дороги
С рассыпанными по насыпи
Бусами ромашек
С цаплей
шестом торчащей в болоте -
На запад, так-так, на запад
    на запад
Всё дальше и дальше
    от наших гор
Где склоны к вечеру
Медово и жарко пахнут -
Там будут другие травы! -
Но всё быстрее, быстрее, так-так...
Куда и зачем я спешу
 
 

Полёт

Солнечный ветер
  гонит мой парус
    к солнцам чужим.
 
Кто мне ответит
  сколько осталось
    парусу жить?
 
Время в пространство
  преображаю,
    в сети дорог.
 
Непостоянства
  тайны вливаю
    в счастья поток.
 
Перелатаю
  старенький парус.
    Ждёшь у межи...
 
Но - улетаю.
  Но - не останусь,
    как ни держи!
 

* * *

А всё было и горестно и радостно
Я встречала тебя, ждала - останешься
И отдавала тебе всё, что имела.
И любить тебя я посмела
Так отчаянно и без оглядки -
Хоть ходил ты украдкой -
Никому не хотел ты рассказывать...
Да и что рассказывать?
Ночь была нам и обручальною,
была и венчальною.
Ночь встречала, прощала, мучила.
Но прощаться-плакать наскучило...
 
Всё помню - было горестно и радостно.
  Горестно и радостно.
 

Яцек Качмарски

пер. с польского
 

Анкор

Всё, чего можно сегодня желать, я имею:
Образование, молодость, деньги и крепкую шею,
Семью, где меня обожают, отличные пистолеты,
Двух женщин, гитару, собаку и эполеты.
 
Всё это имело цель - и вот, у конца дороги,
На страже бесстрастных пуль стою я - один из многих.
Заперты двери. Лежу при лампе коптящей, скучаю
Собаку свою через шпагу скакать обучаю.
 
На двери не гляди, дитя собачье,-
В снегах по пояс лишь ночной след волка
    видит глаз.
Скачи, раз говорю! Я посмотрю, как скачешь.-
Анкор! Анкор! Еще! Еще! Который раз...
 
И за окном поста ничто не происходит,
За чем - следить ли, нет ли - мог я вроде...
Здесь - блеклый горизонт потёртей шуб
    старинных
Мне остается пить и предаваться сплину.
 
Скучаю, много сплю и часто строю планы,
Гоняю шпагой по стенам тараканов.
И блеск в моих глазах - то отблеск лампы
    тонет.
И на лице- след красный подпирающей ладони.
 
Там где-то смех. Свет чудных женских глаз -
Здесь открываю рот, чтоб бросить псу приказ.
Там есть скопленья звёзд, там гладкие дороги-
Я шагом меряю избу, когда немеют ноги.
 
Собака лает в такт бряцанью моих шпор
И резонирует от стен гитарный перебор,
И песня старая знакомо память ворошит.
Словно я жизнь свою давно уже прожил.
 
Так день за днём: ем, сплю. Пёс звуки сторожит.
За рюмкой водки долго жалуюсь на жизнь.
И вижу в лампе отраженье пса
И офицера, пьяного, как сам.
 
Нет ничего за толстой кладкой балок
И низок потолок - для петли места мало!
По-детски жаль себя! До пылких слёз обидно!
Никто меня не видит - значит мне не стыдно!
 
Не провожай меня глазами, боль собачья,
Когда я в обществе галлюцинаций пью,
И не лижи мне руки, когда плача,
Я в пьяном бешенстве тебя безбожно бью!
 
  Анкор! Ещё! Ещё! Анкор!..
 
 

* * *

Ты мелькнул на моём небосклоне падучей звездой -
Не успела желание загадать...
 

* * *

Я всегда знаю,
когда тебя нет в городе,
даже если ты ничего не говоришь мне об этом:
уезжая,
ты забираешь с собой весь воздух.
 

* * *

Когда мы расходимся -
каждый в свою сторону -
я боюсь оглянуться, чтобы не увидеть
на оставленном нами месте
моё оборвавшееся сердце.
 

* * *

На достаточно длинном,
  достаточно длинном
отрезке моей жизни
остались зарубки
от твоего неловкого
    топора.
 

* * *

Я ждала тебя час
Я ждала тебя жизнь
Понапрасну прошли и час
  и жизнь.
 

Сентябрь

В остервененьи кручу телефон,
Яростно трубку бросаю -
Занято! Нету. Снова не он...
07: "Номер не набирается"...
 

* * *

Вы же всё помните,
друг мой,
в мне -
так давно,
так отчаянно Вас не хватает.
 

* * *

Дым сигарет.
Неуютный гостиничный номер.
Ты не приходишь.
Пойду-ка я лучше, напьюсь.
 

* * *

Только любви, только тебя
не хватает
в жизни моей,
и потому
всё остальное -
    всё! -
утратило ценность.
 

Мысли на полях

За семь с лишним лет
сколько нам выпало встреч?
И всегда
я трясусь от страха,
что эта - была последней.
 

* * *

Уехав, ты заставил меня
бояться
каждого выстрела в нашем крае.
 

* * *

Будь проклято время,
когда мама бессильно плачет,
а любимый
не знает ответов
    на мои вопросы
и пьёт.
 

* * *

Нет времени на любовь.
На войну время есть всегда.
Снова стреляют.
 

* * *

Прошло семь лет...
И целая жизнь
Прошла без тебя.
 

* * *

Я, помимо желанья и воли
Снова думаю о тебе.
И это тревожит не только мой разум.
 

* * *

Ты появляешься -
и я молча подчиняюсь
твоим глазам, похожим на выстрелы.
 

* * *

Баламут,
что ещё посулит мне
твоя легкомысленная любовь?
 

* * *

Когда потеряла последнюю надежду,
ты сделал два шага:
к выключателю
и - второй - ко мне.
 

* * *

Вот и ещё одной встречей
  больше. Или меньше?
Я ухожу спокойная, как
    memento more.
 

* * *

Зеркала оделись в белое.
Женщины - в чёрное.
Запах свечей и горя.
 

Я видела его только вчера

памяти Е.П.
Говорят: такая погода...
Говорят: вспышки на солнце...
Говорят: близко комета Галлея...
Говорят: не выдержало сердце...
 

* * *

На пустынном ночном перроне
Жду последнюю электричку
И слежу, как в ветер и в полночь
Гасит свет Пятигорск озябший
И летит по рельсам позёмка
Вперемешку с бумагой грязной
и железно-дорожным гулом,
и особым запахом рельса.
 
Кислоты в эту кашу добавит
стынь моей тоски беспричинной.
Бесприютно-холодный ветер
Вертит вихорьки разговоров,
Завалявшихся на перроне
Под ногами дневных набегов
Пассажиров, спешивших дальше.
 
И я слышу шопот и вздохи
Сквозь свою ночную усталость.
И смешки, и ругань, и просьбы
Остывают сдесь, на перроне,
Под погасшими фонарями,
И со мною ждут электричку.
 
Словно могут ещё, поднявшись
Над землёю, куда-то уехать
И в каком-то ином пространстве
Жить ещё бесконечно долго,
Сохраняя память о прошлом.
Но туда не ведут дороги
Даже в самой глубокой ночи.
Так что я одна уезжаю
В освещённом ярко вагоне
 

* * *

Когда радостно,
так радостно
спешила тебе
    навстречу,
пьяная
от мысли, что сейчас
тебя увижу
    и час,
и больше возле тебя
    пробуду -
сколько сумею -
разве думала я,
разве думала -
    глупая! -
так беспечно и радостно
ожидающая встречи,
что сегодня я
уйду - счастливая,
уйду - так же радостно,
как к тебе бежала я.
Не опустятся плечи
к земле беспомощно,
как бывало раньше,
как бывало -
    помнишь ли?
 

* * *

Налетела зима, заметелила,
Пряжу белую раскуделила,
Шкурой мягкою всё укрывает,
Среди голых ветвей завывает,
Завывает да напевает,
Лёгкий сон без тревог навевает:
- Ты в тепле усни. Все невзгоды,
Все, тобой прожитые, годы,
Все печали и неудачи
Моя белая вьюга оплачет.
И оплачет, и похоронит,
И тоску твою прочь прогонит.
Спит твой город, в метели тонущий... -
 
Как мне быть без твоей, зима, помощи?
 

* * *

Я безумно в своём раю одинока -
В этой клетке счастливой нет ни щелей,
    ни окон.
Даже воздух - слегка вентилятором смятый.
Душно, душно! Мне нужен с ветром и мятой!
И смиренных крыльев из белых перьев громадных,
бесполезных в полёте -
  мне не надо, не надо!
Пусть перо будет чёрным, вороньим,
Но - летающим, но на воле!
И на что мне эти песни безумные?
Не хочу! Отпусти!
Отпусти и прости неразумную...
 

Кассандра

И ничто не закончится
простым "да" и "нет".
 
Поэтому предрекаю:
Это начало конца.
Остерегайтесь триумфа -
Это ловушка,
огонь, пожирающий доводы разума!
Как бы ни упивались победой -
Не изменятся нити судьбы!
  Ну, хоть попытайтесь
    вместо радостных кличей
  подумать о собственной слабости!
 
Но не слышат
И, опьянённые боем,
Всё лезут на стены.
 
О, страшное празднество перед смертью!
Счастливый город под властью Приама -
Слепота твоих детей
Отворяет ворота!
Ах, как я хотела бы быть,
    как они:
Не видеть, не помнить,
Не знать!
 
Что ж, играйте и пейте, дети,
    играйте и пейте,
Так, как сумеете пить и играть -
Люди, что дозрели до смерти
От рук людей,
    не дозревших до жизни.
 

Клуб знакомств

Одинокая и злая
застывшая,
словно с заледеневшей планеты.
Ожесточённо сражается
  с делами и соседями,
никого не любит
никого не ждёт
и никогда не спешит с работы.
Её замкнутость -
мгла,
приносящая лишь тишину,
тишину до шума в ушах.
Отчуждённость
стеклянной стеной
стоит между ней и людьми.
Неуверенно мне говорит:
"Когда-нибудь всё окупится" -
Но не верит,
  что окупится
    её жизнь.
Ведь часы и дни,
как глыбы грязного льда
крошатся, и серые осколки мгновений
множатся
  в мутных зеркалах.
Одиночество -
это пёс, кусающий молча.
Я знаю, как это бывает.
Мне это известно
  до изнурения.
И эта женщина
мне знакома
до мелочей.
 

Полоса отчуждения

Полоса отчуждения
Вдоль дорог, вдоль дорог.
 
Полоса отчуждения
От тревог, от тревог.
 
Отчуждаемся дружно мы
От земли, от земли -
 
По асфальту плывущие
Корабли, корабли.
 
За полоской ничейною
Всё поля да поля.
 
И забытыми стрелами
По краям - тополя.
 
Мы в железных коробочках,
Как патроны, сидим,
 
Отчуждаясь от прошлого,
Что ещё отчудим?
 
Всем нам хватит забвения,
Невесёлый мудрец.
 
Полоса отчуждения
Вдоль сердец, вдоль сердец.
 

Шампанское расставания

Вот он и пришёл
Этот день,
Когда ты сказал мне:
- Уезжаю! -
Я ждала его столько
  ночей и дней,
Я так много
  думала и плакала,
Что теперь улыбаюсь
Сквозь пузырьки
    шампанского.
Полусладкое - полугорькое
Шампанское расставания -
Если в него добавить солёного,
Выйдет гадкое пойло.
Поэтому я не плачу,
Не буду плакать.
Запомни меня красивой
и улыбающейся.
 

* * *

Ты не гневайся, март, что так мало любила,
Ты не злись, ты не плачь стылым льдистым дождем.
Мерзнут ветки у яблонь. "Девятки" зубило
Сиротливо стоит на распутье моем.
 
Бельма окон ослепших инеют уныло,
В сером мертвом тумане холодный закат...
Что такое фиалки - забыла, забыла...
Помню только на улицах грязный накат.
 

* * *

Я теперь даже встречи не жду.
Мне теперь до тебя -
До Шанхая пешком выйдет ближе.
В безлюбовном скрипучем аду
Страшны те, кого рядом вижу.
 

* * *

Я не слагаю песен,
Я не пишу стихов.
Просто в ночном пространстве
Столько теснится слов,
Просто - в ночном покое
Лунным вином пьяна,
Просто - я совершенно
И навсегда - одна.
 

* * *

На краешке крыши
Тихо, как мышка,
  сидит молодой и безусый кот -
Совершенно безумный кот.
 
Однажды, гуляя по водостоку,
Он увидал на трубе Луну.
Луна мягко и неуверенно
  улыбалась -
Такой и осталась в его зрачках.
 
Но, соскользнув с трубы,
Воцарилась так высоко,
Что ни лапой, ни криком не дотянуться.
 
Вот и сидит -
Одинокий,
  удивленный,
    недоумевающий,
Совершенно безумный от страсти
  Кот.
 

* * *

У меня тоска была
Густо-фиолетовой.
Как тебя я назвала -
Ты мне не советовал.
Не советовал, сказал:
-Ох, не будь назойливой! -
Закружил вокруг вокзал,
Пьяный и заботливый.
 

* * *

О любви безответной исписаны тонны бумаги,
И не знает никто, понаписано сколько стихов.
И жестокий романс вроде выпитой фляги -
Не осталось ни капли ни чувства, ни слов.
 
НО!
 
Но в голубое вино твоих глаз окунуться,
Но не наткнуться
На серую мертвую сталь твоих глаз.
Но снова поверить, что любовь никогда не кончалась,
Но не осталось
Ничего, кроме сказочной памяти про любовь.
Но губами к твоим дорогим рукам прикоснуться,
Но тут же проснуться
И всю ночь тосковать по далеким твоим рукам.
 

Роберт Конца

пер. с польского
 

* * *

Зачем бог сотворил человека без знаний
научил его спрашивать но не научил
отвечать на вопросы
 
позволил ему познавать
вещи малые и несущественные а то
что действительно важно
 
отделил и вознес выше его понимания
куда и мечта не взлетает
и как это смешно
 
когда человек не познавший себя
спрашивает где границы человеческого познания
и как их перешагнуть
 

Роберт Конца

пер. с польского
 

* * *

Будут уходить
постепенно с течением лет
пока ни единой тени
не скользнет по твоим стенам
будут уходить те что тебе
обещали не разлучаться вовеки
а все же уйдут
возможно окруженные десятками чуждых тебе дел
а может отринутые тобой
 
и тогда на месте
откуда никого не видно
никого не слышно
где мысль
лишь незаметная эфемерида
смерть свершит свое дело без предупреждения
 
  1992
 

* * *

А мир похоже
маленькая
  серебряная слеза
сохнущая
  в темном месте
по вынутому глазу.
 

Роберт Конца

Пер. с польского
 

* * *

Что я сиюминутный
могу вам поведать
о вечности
 
я даже над настоящим
проходящим вместе со мною
должен старательно размышлять
чтобы на миг откинуть покров
воображения
 
что я сегодняшний
могу вам поведать
о том кто наши имена
вписывает в книгу жизни
 
что я могу вам о нем рассказать
я отбросивший свое имя
 

Роберт Конца

Пер. с польского
 

* * *

В одном зеркале день
а в другом ночь
но где-то наверное есть
 
место откуда видны сразу все зеркала
существует без какой-либо очевидности
и только это о нем известно
 
но я другого не знаю
и понимаю что если уйду оттуда
обратно не попаду
 
иногда мне снится что помню имя
что много знаю и нашёл дом
в котором живет свет
 
мне снится что есть в нем кто-то
глядящий на мир
сквозь зрачки моих глаз
 
тогда просыпаюсь с криком
и хочу вымести из себя
того кто во мне сидит
 
я доволен что я здесь
в этом неочевидном месте
полный противоречивых желаний
 
но свободный.
 

* * *

Бамбуковые шторы
тонко звенят от счастья
пропуская тебя в мой дом
 

ИСТОЧНИК У ГОРЫ
НА ТЕНЕВОЙ СТОРОНЕ

Посередине пути,
у пышноцветущего терновника
хорошо размышлять
под звон беззаботной воды.
 

* * *

Торжество слова - нет, звука - нет, чувства
Снова
Кружится кружевом, крошится
Зеркалом -
Колкие сколки стеклянных отзвучий
Откликов, отблесков
    вязь - ворожея
Звонко, глухо, - чуть в ухо -
Свежея,
Желтым тускнея,
  алым пылая, -
Бурные слезы, тоска белоглаза -
Все сразу.
Сердце сжимает мукой нездешней -
Грешный
Извечный
Рывок к ожиданию счастья
Здесь и сейчас...
Всплеск... Пусто...
Усталые плечи,
Высверки глаз - покорны.
Кончено.
Поздно.
 

* * *

Просто я выдохлась.
Вот и все.
Вторым дыханием и не пахнет.
На серебряном блюдечке
С золотою каймой
Яблочком расписным -
Кто мне судьбу поднес?
 
Кто-то - смелый и сильный.
От Бога - робкая я.
Жмурясь, кидалась вперед:
Руки - делают!
Но вот - выдохлась.
Это - все.
С вторым дыханием -
    не успела.
 

* * *

Я опять ни жива, ни мертва
  От бездонной лютой печали.
Так протяжно о ней кричали
Поднебесные дети - стрижи.
Ввысь летела с ветрами листва -
Это месяцы улетали
За черту неизбежной межи.
 
Повторяю рефреном слова:
Я все чаще мертва, чем жива.
 

* * *

Кусаю губы.
Ломаю руки.
Молю: дай, Боже,
забыть разлуки.
Как в прошлом веке
от страсти чахну -
Смыкаю веки,
но сном не пахнет.
На расстоянье
ночи и жизни
Мой безответный
вопрос бессмыслен.
 

* * *

Горькой водки глоток,
Горькой водки стакан -
Безнадежно ты трезв,
Ты ни капли не пьян.
Эластичных минут
Растянувшийся шнур -
И ушедших годов
Сумасшедший аллюр.
 
Возвращается с ней
Бред забывшихся дней -
Нить ненужной тоски
Их сшивает куски.
Что вам делать теперь,
Раз вошли в эту дверь?
Вашей встречи обман -
Трезвой водки стакан.
 

* * *

Под безразличным взглядом
скорчился в страхе
забытый зверенок любви.
 

* * *

Такая любовь пугает -
бесплодное ожиданье
не разродится встречей.
 

* * *

Что Бог не делает - к лучшему:
чудо любви сумело бы жить,
останься мы вместе?
 

* * *

Это лицо зеленое
В зеркале - не мое.
Эти повисшие руки,
покорные губы,
слова усталые -
  Не мои.
Никто не заметил подмены.
И я с отчаяньем наблюдаю
Откуда-то издалека:
Она - за меня -
 
  Доживает.
 

* * *

В прозрачном стакане дрожит вода.
Снова мы едем. Куда? Куда...
Кто потерял нас в ушедшей мгле?
Кто ожидает на новой земле?
 
Здесь не нужны - ни я, и никто.
(Шляпу надвинь, запахни пальто.)
Здесь независимость - не про нас
Мы несвободны и в смертный час.
 

* * *

За утратой утрата -
Жизнь печалью чревата,
И потерям не видно
  конца.
 
На заплате заплата -
Но еще так богата,
Своего не теряя
  лица.
 

* * *

Лиц в густом тумане
Не видать почти
Так меня и манит
От тебя уйти.
 
Спрятаться, убраться,
Скрыться в белой мгле.
И не повстречаться
Больше на земле.
 

* * *

Любовь питается разлукой -
Причиной долгожданных встреч,
Реки нечаянной излукой,
Отчаяньем поникших плеч,
Тревожным Завтра ожиданьем,
Случайным памятным свиданьем.
 
Таков ее беспечный нрав,
Что если ты влюблен - ты прав.
 

* * *

Огромные птицы моей печали
Протяжно мне вслед кричали
Когда тебя позади оставляла -
Любовь оставалась со мной.
Бездомные ветры нашей разлуки
Не докучат тебе скукой -
Совсем безразлично разжал ты руки,
Меня отпуская домой.
 

* * *

Я не такая, как ты хотел бы,
И не такая, как сама бы хотела.
Так в случайном своем отраженье
Не всегда узнаешь себя,
Спотыкаясь глазами о незнакомку.
 

* * *

Я сижу - отчаянно красивая,
  В зеркало беспомощно глядя,
Так как знаю: никакою силою
В Кисловодск не заманить тебя.
 
Равнодушны фразы телефонные,
И давно пора бы мне понять:
Ты страшишься не родного города -
Избегаешь всячески меня.
 

ВЕРЛИБР

Хрустально звучащим словом
называется то, что я сочиняю, -
я в него влюблена.
 

* * *

В детстве летом
все дни были радостно-жаркими.
А теперь через день - небо в тучах.
 

18.02.2001

Так густо валит снег -
с моей горы
не видно Фудзияму.
 

* * *

Веселого утра!
Желаю веселого утра!
С птичьим разноголосьем,
С улыбкой на спящих губах,
С радостным пробужденьем-
  и ожиданием чуда,
С музыкой, рвущейся
  в распахнутое окно.
 
Счастливого дня
Пусть удачно исполнится
Все, что мечталось,
Длиннокрылая птица
Пусть в руки тебе летит, -
  чтобы каждым мгновеньем
Впечатался в память
  слепок этого дня!
 

* * *

Шалфеем синим зарос откос
Да донником непримятым,
И сединой ковыльных волос
Ветер играет мятный
 
Но в слишком спокойном взгляде
    беда
Скомкалась серой ватой...
В твоем безразличии навсегда
Останусь я виноватой.
 

* * *

Над Пятигорском,
  над Пятигорском
Зависла туча
  крышею плоской,
А в Кисловодске,
  а в Кисловодске
Рыжее солнце
  звонко смеется.
 

* * *

За отмолчавшие месяцы,
За онемелые ночи -
Пришла пора многоточий...
 
Это сердце больное
Никого не забыло.
И забывать - не хочет.
 
Сердце потери считает,
Встречи пророчит...
Верить - невмочь.
 
А?
 
Искусственное сохраненье чувства-
Попытки удержать вчерашний день,
Поймать за хвост и схрумкать сочно, вкусно
Воспоминаний тающую тень -
 
Воспоминаний сладких и горячих,
Как кофе по-варшавски,
  (Боже мой!)
Из мелочей составленных судьбой,
Но всё равно - ушедших в чёрный ящик.
 
Поставленных в шеренгу старых снимков
И сувениров памятных парад,
Записок и - заезженной пластинкой -
Уже порядком надоевших клятв.
 

ПОПЫТКА ПРОЩАНИЯ

Да будет Бог тебе судьёй,
А я не осужу,
Лишь поминальною кутьёй
В дорогу провожу.
 
Я для себя решила так -
И ты мне не перечь:
До дыр протёр мне жизнь наждак
Нечастых наших встреч.
 

* * *

А это была прощальная гастроль
Поминальная пастораль.
Так глубоко запихала боль -
Догадается кто - едва ль.
 
  Там - на самом дне,
  Там - в кромешной тьме
  Возрастает моя смерть -
  Недолго осталось сметь.
 
Расцветает разрыв-трава -
Боли, буйная голова!
Сердца тоже совсем не жаль-
Только не загадывай вдаль.
 
Не загадывай - не исполнится,
Не успеется, не запомнится,
Не загадывай, душа-странница -
Собираться пора, каяться!
 

* * *

А два века не прожить
Ни тебе, ни мне -
Потому-то так дрожит
Тень моя в вине,
 
Так безудержно звенит
За окном сверчок...
Потому-то - обними...
А потом - молчок!
 

* * *

Ах, Татьяне Николаевне
  Очень хочется на море,
У Татьяны Николаевны
  Море плещется в крови.
Для Татьяны Николаевны
  Жизнь без моря - горько горе! -
И Татьяну Николаевну
  Ты на море позови.
 
Это солнышко колючее,
Раскаленные пески -
Я скажу вам - наилучшее
Средство от её тоски.
 

* * *

А критерии просты:
Нравится - не нравится.
Опалимые кусты
В пламени сливаются,
Опаленная душа
В тихий омут просится...
Ты считаешь - хороша?
Что ж соседка косится?
 

* * *

Я тебя никогда не прощу,
Не прощу тебя никогда.
От себя тебя отпущу -
Пусть текут без меня года,
 
Пусть кричат без меня стрижи,
Пусть работа сама кипит,
Пусть молчит телефон души...
Пусть тогда тебя Бог простит!
 

* * *

Уже боготорговцы веру
  вразнос пускают с молотка...
Но жесточайший романсеро
  никак не сходит с языка.
 

К ВОПРОСУ О БАНАЛЬНОСТЯХ

Я и сама банальна -
  как третий лишний
  как поцелуй на прощанье
  как фотоснимок на документы
  как магазин готовой одежды
 

* * *

Любовь моя
  стала совсем бестелесной -
Тает и тает,
  и тает -
С бессонным рассветным туманом
Выше и выше
  надо мною, земной, воспаряет -
Полупрозрачна,
  почти незаметна -
Под солнцем сгорая,
Всё солонее, всё горше,
  всё слаще, всё зрелей -
Вновь наполняется светом
И тени бросает,
Но днём бессердечным
В угол
  далёкий и тёмный забита -
Ночью опять
  расцветает к рассвету -
И тает, и тает,
  и тает.
 

* * *

Года идут,
а я хожу всё в той же
  шляпе.
 
  19.01.02
 

* * *

Поздно посеяла я цветы:
у других расцвели -
у меня только всходят.
Увижу ли
Распустившиеся бутоны?
 

* * *

А дорога
недолга -
Полчаса до вокзала,
Полчаса в электричке,
А дальше- как Бог положит!
И почти всегда успеваю.
 

Конец мая

Вот и опали зеленые жирные черви с орехов.
Как я боялась, что их поцелует мороз!
Зовы скворцов по долине разносятся эхом,
Пух одуванчиков густо осыпал откос...
 
Я и не чаяла снова дожить до рассвета,
Сколько смогла - завершила земные дела.
Раннее утро почти подошедшего лета,
Как снисходительный дар, от судьбы приняла.
 

* * *

Мы слегка подзабыли, что это такое -
Но упрямо пробились нарциссы сквозь снег,
Но торгуют фиалками,
  Но нам с тобою
Обалденной мимозы привез человек.
 

* * *

Не хочу быть зачуханной поэтесской,
Что твердит о страстях,
Которыми не пылала,
О людях,
Которых лично не знала,
О яркой жизни,
Знакомой лишь по экрану.
 

* * *

Я сыта тобой по горло,
До оскомины сыта.
Безнадежность вшистко стерла
И накрыла пустота.
 

* * *

Дважды в воды одной реки не войти -
И не стоит пытаться
Проверить на собственном сердце
Истинность этих слов:
Где прятать потом от всех
Взгляд побитой собаки?
 

ОБ УМЕНИИ ПИСАТЬ СТИХИ

Можно нагородить кучу метафор,
Затейливо закрутить смыслы и ассоциации,
Облечь это всё
В изощренную точную форму...
Но затронут ли строки
Сердца людей,
думающих о своих чувствах
простыми словами?
 

* * *

А.Щербакову
Ты давно уже не май
  Август.
И осталось вспоминать
  Праздник.
На развалинах тоски
  Белой
Строишь шаткие мостки
  В небо.
Только как его достичь -
  Свода?
Осыпаются куски
  В воду,
Утонули валуны
  В море,
А в душе остались сны -
  Зори.
В опаленной голове-
  Август,
А душа звенит в траве
  Майской.
 

* * *

Как нежный ирис,
Ты лелеешь стих,
Изяществом сравнившийся с фламинго,
А сам - лохматый длинноносый динго-
Опять молчишь
(лишь на меня ворчишь).
 

Плач

Небо скорбит. Тучи грозятся,
Рыдают слезами злыми:
Сегодня стране прощаться
С детьми своими.
 
Прощаться с их жизнями,
С надеждами и мечтами,
С будущим, оборванным
В школе, в спортивном зале!
 
Как пережить нам смерти
Страшные эти?
В трауре вся Россия,
Когда хоронит Осетия.
 
Как выразить гнев и горе,
Что душу переполняют?
Слова застревают в горле,
А сердце
  власть обвиняет.
 
  6-9 сентября 2004 г.
 

Поминание

Семь раз по семь дней почтили люди
память детей ушедших.
Семь раз по семь дней пекли хозяйки
скорбные пироги
И чистую воду на землю сырую лили.
Чтобы воды, наконец, дети напиться могли.
 
...И во дворе, на асфальте, мелом рисунок детский:
Маленький человечек - над головой слова
(Прямо как в старой песне):
Мир
Солнце
Мама
Дети
Небо
Вода.
 

* * *

Словно и не со мной -
было да сплыло.
И сиреневою весной -
льдом застыла.
Слышу всё, и смотрят глаза‚ -
только надо ли?
Всё про всё тебе рассказать
не заладилось.
Надоедливый дождь рябит
заполошно.
Непогода в меня глядит
заморожено.
Я присяду на уголок,
как на паперти‚ -
Протяните мне пятачок -
доброй памяти.
 
  27.7.2004
 

* * *

Всё не так у меня, всё не так:
Небосвод для меня - с пятак,
В небе Солнца нет для меня,
И ругает меня родня,
И работы - невпроворот,
И никто никуда не ждёт,
И обязана - всем кругом...
И немил мне родимый дом.
 

* * *

Въезжаю в Город.
Из-за Боргустана
Степенно выползает
Низко-низко
Висящий
Раскаленный апельсин
Медлительно ползет между домами,
Со мной играя в прятки.
И наконец - я успокоилась.
 

* * *

Дочке Жене
Солнечный зайчик,
Принцесса эльфов,
Девочка-ласка -
Здравствуй! -
На этом свете,
Под этим Солнцем
Умытым утром -
Родная, здравствуй!
 

* * *

Всё глубже и глубже засасывает инферно.
Вот и желанье бороться с этим пропало:
Чем хуже, тем лучше - в моей ситуации верно.
В конце тоннеля - тупик: сквозной дороги не стало.
 
Всем всё безразлично: всеобщее похолоданье
Коснется не только души - и сделает ад проживаемым.
Всё чего-то ждала - лишь гуано с неба упало.
В конце тоннеля - темно (мой конец света, примерно).
 
Инфернальность просачивается всё выше.
Если б что-нибудь понимала,
Наверное, стала б сама понимаема.
Наверное, удержалась бы, молча несла страданье.
Понимающим небесполезно знать. Наверно.
 

* * *

Где ты нынче, мой встреченный
В переулках беды,
Крупным шрифтом отмеченный
В послесловье судьбы?
 
Что ты помнишь, неласковый,
О моих парусах -
Нерассказанной сказкою
Прописавшийся в снах?
 

Прикосновенье к теме

Всё сквозь себя пропуская,
Прочувствовать изнутри
И всем рассказать: я - такая,
А ты - такой, посмотри.
 
И оголёнными нервами
Чужую транслировать боль...
Господи! Я не первая‚
Кто одаряем Тобой!
 
Поэты - заложники сердца
И проводники страстей.
Около них погреться -
Не соберешь костей!
 
В пламенное безумье заката
Стремительно ты ворвись -
Этого дня утратой
Не прекратится жизнь,
 
Все живые потери
Можно перетерпеть.
Но растворились двери,
Несущие страх и смерть.
 
Не загородишь собою,
Руками не убережёшь:
Оборванною листвою
Души летят под дождь.
 

ПАЛАНГА

1

Сидеть в дюнах
и слушать‚
как шуршит песок,
и ветер гудит
в старых соснах‚
и волны шепчут
о любви Юрате и Каститиса.

2

Здесь к зиме
почти не осталось людей.
Только ветер
несет над морем
тоскливую песню
о синей сосне.

3

Сквозь оранжевую колоннаду сосен
иду к морю
на встречу
с уходящим Солнцем.

4

Эгле, не ходи!
Эгле, людям не верь!
Мучительно
кровавой пеной
встречать тебя у порога!
 

* * *

И старые серые листья‚
и мусор, и грязные камни -
все скроется новой
беспечной травой.
 

Электричка

* * *

деревянный скрипучий холодный вагон
кряхтя и стеная
приедет в Железноводск -
в застывшую зимнюю сказку
из снов Берендея

* * *

так и голуби
кто смелей - наклевался
несмелые гулят
на соседней платформе

* * *

отменили опять электричку
молча или ругаясь
снова ты опоздал

* * *

вот так бы ехать и ехать
то-то было бы времени
писать стихи!
 

* * *

Вот и кончился март.
Завтра снова подшутит над нами апрель:
Акварелью мазнёт по усталому грязному снегу,
Подзабытой весною пахнёт, повключает капель,
Разбросает в тени синевы васильковую негу.
 
И поверишь на миг,
что закончилась долгая эта зима,
Что вот-вот расцветут одуванчики
яркими сколками Солнца...
На тепло понадеешься. И виновата сама,
коль, весны не найдя, твоя вера депрессией вдруг обернётся.
 

Осень 2003

Пролетают недели
И мелькают года.
Оглянулась - вгляделась -
Жизнь уже прожита.
 

Декабрь 2003

Не могу я об этом писать стихи,
Потому что стихи - слова:
Как их громко ни крикни - они тихи
И за взрывом слышны едва.
 

* * *

И всё равно, так иль иначе -
Всё утрясётся! А это значит -
Нет нам нужды
  в плаче.
 

* * *

Я боюсь - эта лампа уже отгорела:
Отнимаются ноги и немеет язык,
И тебе изменяет предательски тело -
А ты к этой измене еще не привык.
 

* * *

Сказать: "только ты", - и солгать,
Так же, как "навсегда",
Так же, как "никогда".
 
Только б не обещать:
Сиюминутны слова.
 
Знойная солнечная печать
Иронии опечатывает уста.
 
Весенняя круговерть -
Томно кружится голова.
 
Всем, одолевшим смерть,
Дорога в лето пуста.
 
Never say never -
Равно и "навсегда".
 

* * *

Я уже не помню лиц
всех своих любимых,
И склерозом смазаны
многие черты.
В памяти изменчивой
сложные извивы.
Намертво впечатался
крупным планом - ты.
 
Не стереть, не отменить -
чётко помню встречи,
Помню настроение,
помню время дня...
Лёг крестом на жизнь мою
баламут беспечный -
И из женщин вычеркнул
грешную меня.
 

* * *

Ясновельможная Речь Посполита,
В детстве тобою мне гордость привита.
 
Доля моей осетинской крови
Вспыльчивость объяснит, Панове,
 
И несгибаемость ветреной Польши -
Не честолюбие, а что-то больше.
 
В Силезии пела о русских просторах,
В России влюбилась в Кавказские горы,
 
И город на Одре моей прекрасной
Мне в Кисловодске снится напрасно.
 
Сегодня не знаю, я - чья патриотка:
Россия? Алания? Polska?
 

* * *

Прощай!
твой голос растаял
в гудках телефонных,
в эфире безмолвном...
 
Прощай!
 
твой облик плывёт в ставропольском тумане,
и я забываю,
как взгляд равнодушен,
как руки небрежны,
как ты жесткосерден!
 
Прощай -
в безмолвие ночи,
в дневное молчанье
ушедший любимый -
 
беспечные песни
писались не нам
и пропеты не нами -
прощай!
 

* * *

 
Заповедник гоблинов -
  не страна.
Все здесь сверху донизу -
  пьянь пьяна.
Рушится последнее -
  ай да пусть!
Выломим комедию
  наизусть!
 

* * *

На свиданье с беспечным Солнцем
Улетаю. Кто остаётся?
Кто за мной заколотит двери
И задует в окне свечу?
 
Ведь не ждут меня в этой жизни
На пропахшей потом Отчизне,
И, пожалуй, никто не верит,
Что обратно я прилечу.
 

* * *

  Ночь. Улица. Фонарь. Аптека.
    Александр Блок
 
Ах, всё в жизни гораздо проще:
Перекрёсток, фонарь и дождь.
И уже не в поющей роще -
Ты меня в подворотне ждёшь.
 
И заплёванный серый камень -
Не цветущий душистый луг.
Аромат здесь - моча да падаль,
Да кислый прогнивший лук.
 
И в слепом городском пространстве
Перепутаны все пути.
А у каждого - сказка странствий.
Но куда от себя уйти?
 

* * *

Берег был выложен
Иероглифами веток.
Откуда теченьем принесло
Столь странные письмена?
 

* * *

Памяти Олега
Скоро совсем растают следы
нитей его судьбы...
После нас остаются
дети и внуки,
законченные дела,
слова, сказанные когда-то,
отпечатки мыслей...
 
наш облик в памяти ближних
чем дальше -
тем более идеален.
 

* * *

Старых друзей растеряла -
И новых не завела.
На перепутье стою,
Застыв вполоборота.
 

* * *

Который век? Какое время года? -
Всё так же грязно-серы небеса
И, как вчера, безрадостна погода
Была, Бог знает, сколь тому назад.
И нынче, и, похоже, - завтра будет.
Лишь синим ветром где-то вдалеке
Беспомощно доверчивые люди
Рисуют призрак счастья на песке.
 

* * *

Я не знаю, как поступить,
и не уверена, что сделала верно.
Прошлое и будущее терзают меня
мучительными сомнениями.
Вновь и вновь прокручиваю
ленту вчерашнего дня,
отыскивая ошибки, переживая неудачи.
Тревожно обдумываю,
репетирую предстоящее,
замирая от страха и неуверенности,
не решаясь сделать выбор.
Тем временем
волшебно превращается
будущее в прошедшее.
 
Где же моё настоящее?
 

Апрель седьмого года

Смерть - это очень заразно.
Посмотрите:
Она распространяется, как инфлюэнца,
Чем дальше - тем больше
  Ушедших
    в ближнем кругу.
 
Кто следующий?
 

* * *

Пока я была в том густоцветущем яблоневом саду -
сколько минут прошло? Миг миновал или век?
Цвет или запах в розово-белое облако погружал?
Время пьянящее растянула - и в память
Кубок душистых мгновений влила:
Так пахнет в юности предвечернее небо,
Так пахнет счастье по прошествии многих лет...
 

* * *

замужество,
как способ самоубийства.
 

Старые книги

Там прекрасная пани
на фортепиано
исполняет Шопена страстно
томно глаза закрывает
руку даря поцелуям
там готовит корнет пистолеты
чтобы утром с другом стреляться -
но гордый шляхтич
предпочитает саблю
там реками льётся кровища
ежечасно рифмуясь с любовью
любовью любовью любовью любовью
там страсти кипят не на шутку
на кострах где сгорают сгорают судьбы
 
там жизнь проходит чужая
на мою непохожа
 

* * *

Трупный запах черёмухи,
замерзающий дождь...
Ты на все свои промахи
оправданье найдёшь.
 
Будешь белым пушистиком -
нимба свет на челе.
И заплачет Пречистая
безнадёжно вослед.
 

Вечерние любования

Невыносимо живописные
Раскалённые,
Багряные, алые, жёлтые,
Яростные закаты.
 
Над синими склонами
Невероятно нежные,
Малиновые, прозрачные,
Акварельные облака.
 
Сжимается сердце:
Я уйду - они будут вечно.
 

* * *

Глаз не опущу,
Руку не подам -
Мимо, как сон, скользну.
 
Так я прохожу
По твоим следам
Тысячу и одну весну.
 

Время плена

Ох, недолго плачет дождь.
Ох, недолго.
Всё я жду, что ты придёшь -
Всё без толка.
В лужах тонут фонари
По колено.
От заката до зари -
Время плена.
Время шёлковым шнурком стиснуть шею.
Разбудить тебя звонком
Я не смею.
 

* * *

...А потом уничтожат всех аннушек -
Чтобы масло не проливали, -
И на чём-то сторгуются с Воландом,
Чтобы рукописи сгорали.
 

* * *

Я вам рассказала,
  как всё это было,
Как в сердце любовь
  не вмещалась,
Как я безнадёжно,
  бесстрашно,
    безвольно любила -
И как я прощалась.
Как в гулком безлюбье
  растаяли годы
    беспамятной льдинкой,
Как жизнь разломилась
  от горькой свободы
На две половинки.
 

* * *

Стремятся к югу
И уезжают на север.
Восток привлекает многих.
Другие бегут на Запад.
Есть те, о ком ничего не известно:
Врываются в жизнь -
  говорят: "Прощай!" -
    исчезают -
Остаётся отблеск минуты,
След следа памяти.
 

БЕЗНАДЁЖНЫЕ СТИХИ

Я стою в середине январского дня,
и бездумье, как плащ, обнимает меня,
Безнадёжность повязкой легла на глаза,
И не светит любовь сквозь мои небеса,
И бессмысленно ждать, что в безлюбье моём
Мы ещё беспечальные строчки найдём.
 
 

* * *

День Сурка, господа, -
Будет всё хорошо, успокойтесь -
Ведь февраль начался -
Значит, скоро наступит апрель,
И в зелёной траве
Одуванчиков жёлтые солнца
Загорятся, и скворец
Раззвонит свою трель.
 
Только злиться не надо
На серое мокрое утро
И на мужа, что он, как всегда, нелюдим-
Ведь не вечны
И ветер, и слякоть, и стужа.
День Сурка, господа.
Поживем - поглядим.
 

 

Сайт Александры Полянской

Александра Полянская на сайте поэтического альманаха "45-ая параллель"

Александра Полянская на stihi.ru

стихи Александры Полянской в переводе на польский Роберта Концы

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: