Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы авторов "Темного леса"
Ю.Насимович - натурфилософия
 
Звёздные системы
Звезды
Солнечная система
Происхождение и эволюция человека
Биокосмогоническая гипотеза > Биокосмогоническая гипотеза (обновленная версия)
Фалес из города Милета
Изгнанный на несколько тысячелетий
Был ли Лукреций эволюционистом?
Биологическое значение окраски цветка
"Введение в психоанализ" З.Фрейда
"Жизнь после жизни" Р.Моуди
"Цивилизация каннибалов" Б.Диденко
Разум во Вселенной:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Юрий Насимович

НАТУРФИЛОСОФСКИЕ ДОГАДКИ

 

ПСИХОЛОГИЯ, ЭСТЕТИКА

[Если через подсознание человек мог общаться с разумным микромиром, то сознательное, борясь с бессознательным, попутно перекрыло и этот канал. Связь личности с Космосом - гармония - нарушилась. Путь к восстановлению гармонии лежит через дальнейшее усиление сознательной сферы в направлении осознанного (подконтрольного сознанию) освобождения бессознательного, т.е. через гармонию сознательного и бессознательного (Ю.Н.)].

КАЖДУЮ НОЧЬ МЫ КРАТКО ПОВТОРЯЕМ ЭВОЛЮЦИЮ ПСИХИКИ ОТ МИКРОБА ДО ЧЕЛОВЕКА

У высших [животных] его [субъективного времени] течение, вероятно, подобно его течению у человека, а у низших его трудно представить. Возможно, что жизнь их - подобие сна человеческого. Понятие о времени у них слабо. Нет ни прошедшего, ни будущего, а есть только текущий момент [с.275].
Высшие животные своим криком и движениями заставляют нас догадываться, что их чувства подобны нашим [с.265].
Чувствительность высших животных мы можем назвать радостью и горем, страданием и восторгом, приятностью и неприятностью. Ощущения низших животных не так сильны. Мы не знаем их названия и не имеем о них представления. Тем более не понятны нам чувства растений и неорганических тел. Сила их чувствительности близка к нулю [с.265].
  Константин Циолковский. Из работы "Монизм Вселенной". [Цит. по: Русский космизм, 1993]

Вероятно, у примитивных животных нет сновидений потому, что они всегда в какой-то степени пребывают в сновидениях. Сновидения у человека - это почти раскрепощённое бессознательное (особенно у детей, пока они ещё не впустили внутрь своих снов совесть). Сновидения проявляются, когда сознание спит или почти спит. Но у примитивных животных нет сознательного, у них только бессознательное, которое "единолично" управляет ими наяву. Подходя к такому животному, мы "вплываем" в его внутренний мир как элемент сновидения, а, уходя, забываемся почти столь же быстро, как забываются наши сны. Правда, иногда мы вспоминаем свои прежние сны именно во сне (иногда спишь и осознаёшь, что спишь и что нечто похожее тебе уже снилось). Животное всегда как бы во сне, и его "сны" не прерываются периодами работы сознания. Но высшие животные (обезьяны, собаки, кошки и некоторые другие, в т.ч., может быть, муравьи?) обладают элементами сознания и, конечно, видят сны, а потому сказанное относится к ним в меньшей степени.

Наши сны обладают разной степенью чёткости. Наверное, наши самые нечёткие сны ("когда что-то неясное вроде вплыло или не вплыло") - это и есть аналог внутреннего мира примитивных животных, чьи действия преимущественно инстинктивны.

НУЖНА ЛИ МУЗЫКА?

Музыка - одно из величайших порождений человеческого духа. Или даже сверстница и "сестра" этого духа. Она пришла из той глубины времени, где зародилось человеческое сознание. Она развивалась вместе с ростом духовности и воспринимается как неотъемлемая часть духовности (символ "культуры" на шуточных картинках - "человек со скрипочкой"). Но что такое музыка и почему она имеет такую власть? Ведь это лишь поток "бессмысленных" звуков? Нужна ли эта "белиберда" людям, овладевшим осмысленной речью? Может быть, устремлённость к музыке - ошибочное поведение людей, оставивших истинный путь и погнавшихся за призраком?

Чтобы ответить на вопрос о нужности или ненужности музыки, мы должны сначала понять, что такое музыка, "расшифровать" механизм её воздействия на человека. Но так как стремление к музыке - это часть стремления к красоте, придётся ответить и на более общий вопрос - что такое красота. Причём ответы должны прозвучать на языке рациональных понятий, чтоб трактат по натурфилософии не превратился в словесную "симфонию". Только потом мы сможем "вынести приговор" - "осудить или оправдать" музыку.

Говоря о красоте, то есть об эстетическом чувстве у человека, известный английский натурфилософ Эразм Дарвин (дед Чарлза Дарвина), цитирует своего современника Уильяма Хогарта. По Хогарту [Дарвин, 1960], красота включает три элемента: 1) прекрасное (волнистые линии - сходство с овалом груди, о чём человек помнит с младенчества, т.е. прекрасное - результат запечатлевания, как мы сказали бы сейчас); 2) интересное (особенное, новое, очень большое, т.е. включающее исследовательский инстинкт); 3) сложное - тренирующее мысль.

Попробуем перенести эти идеи с красоты вообще на музыку в частности. Итак, любовь к музыке - это, во-первых, результат запечатлевания. Ещё в период внутриутробного развития человек знакомится с разнообразными ритмами - биением сердца матери и соответствующей пульсацией кровяного давления, дыханием матери, суточным ритмом чередования сна и бодрствования и т.д. Вероятно, не названы и ещё какие-то важные ритмы, которые воспринимает неродившийся человек (есть, например, сложнейшие ритмы мозга и других органов человека). Ритмами пронизана вся жизнь человеческого зародыша, так как поступление пищи и кислорода, а также удаление отходов жизнедеятельности ритмично. Наряду с ритмами матери, существуют собственные физиологические ритмы эмбриона. Все они должны быть взаимоувязаны, чтоб резонансные явления не приводили к существенным сбоям в ритмических процессах. Наверное, это одна из первых задач, которую решает человеческий организм, приспосабливаясь к внешней среде. Сложнейшее переплетение ритмов создаёт ту самую первую "музыку", любовь к которой и запечатлевается ещё до рождения. Запечатлеваться может и музыка в прямом смысле слова. Известны случаи, когда взрослые пианисты через много лет узнавали и воспроизводили мелодию, которую любила наигрывать их беременная мать. На этом даже основана "методика внутриутробного создания музыкальных гениев": беременным женщинам дают слушать музыку.

Наверное, читатель не будет также возражать и против второго утверждения Хогарта. В музыке нас привлекает не только то, что мы слышали много-много раз, но и всё "особенное, новое, очень большое". Мы с интересом вслушиваемся в музыку, если замечаем в ней новизну. Наличие исследовательского инстинкта - обязательное условие выживания, и мы внимательно знакомимся с внешним миром, чтоб выжить в этом мире, хотя не всегда осознаём эту истину. Внешний мир впервые "пришёл" к нам именно через ритмы, т.е. через "музыку". Любовь к восприятию новых ритмов - наследственное или, по крайней мере, врождённое (т.е. приобретённое до рождения) свойство человеческой психики.

Легко переносится на музыку и третий элемент красоты по Хогарту. Сложная музыка тренирует мозг, а у мозга есть наследственная программа - "учиться, учиться и ещё раз учиться". Музыкальные ритмы привлекают нас именно своей сложностью. Чем сложнее организована психика данного конкретного человека, тем сложнее та музыка, которая его привлекает. Музыка должна быть чуть-чуть впереди человека, чтоб вести его за собой и чтоб он всё-таки мог до неё дотянуться.

Возможно, эти три элемента красоты, которые были "нащупаны" ещё Хогартом, являются основными, но для полноты картины рассмотрим и более поздние идеи на ту же тему. По физиологу И.П.Павлову, искусство (и музыка в частности) - это низшая деятельность, так как она основана на эмоциях, а не на разуме ("рудимент прошлого"). По психологу Л.С.Рубинштейну (1935), искусство - высшая деятельность, при которой воображение создаёт новые ситуации. Искусство в антропогенезе появилось очень поздно, и потому, согласно археологическим и антропологическим данным, оно является новой и высшей формой деятельности, синтезом эмоций и разума [Рогинский, 1977].

В качестве роли искусства, а значит и роли музыки, в современной антропологической литературе рассматривались: 1) привлечение полового партнёра (у гармониста и гитариста, а также у певицы, певца и особенно у рок-певца больше шансов, хотя всё равно не раскрывается вопрос, почему именно музыканты привлекательны для половых партнёров); 2) эмоциональная разрядка, т.е. компенсация (если человек у конвейера всю жизнь тупо и без эмоций выполняет одну и ту же операцию, то музыка даёт возможность побывать в самых разных эмоциональных состояниях, хотя ничего не говорится о том, почему музыка предоставляет эту возможность); 3) удовлетворение эстетического чувства (не вполне понятно, что имеется ввиду, но вряд ли что-нибудь такое, чего не было у Хогарта); 4) производственная деятельность (тоже не очень понятно, но, может быть, авторы этой идеи считали, что под музыку проще стучать молотом или работать серпом, т.е. музыка ритмически организует производственный процесс - "э-эй, ухнем"; или музыка помогает не заснуть на работе: доказано, что под музыку лучше решать задачи [О пользе музыки, 1999]). Вероятно, всё это верные мысли, но вряд ли их можно считать новыми. Кроме того, о механизме воздействия музыки на психику почти ничего не говорится. Механизм, по всей видимости, подсознательный, а в таком случае необходимо обратиться к идеям Фрейда.

Исходя из учения Фрейда [1989], можно выдвинуть предположение, что любовь к музыкальному ритму и коллективному пению возникла из любви к ритмически организованному половому акту. Многочасовая ритмическая музыка в обстановке дискотеки тоже может заменять половой акт, особенно подросткам. И всё-таки ритм полового акта - это только один из ритмов человеческой жизни, об этих ритмах уже говорилось, а потому вряд ли стоит сводить общее положение к такой частности.

Рассуждая в духе Фрейда, можно также предположить (предположение автора), что в музыкальную форму переводятся запрещённые - сексуальные или агрессивные - желания человека: хочу совокупиться с малолетней дочкой соседа, но исполняю "Дьявольские трели" Тартини; хочу организовать мировую революцию, но сочиняю Пятую симфонию Бетховена; хочу обрести крылья и полететь над утренним лесом, но слушаю Калинникова; хочу дать в морду суровым родителям, но играю в рок-группе на ударной установке. Всё это - уже упоминавшаяся эмоциональная разрядка, или компенсация, но высказана идея чётче, чем в литературе, которую мне приходилось читать. Полагаю, что это существенное дополнение к идеям Хогарта.

По Я.Я.Рогинскому [Дерягина, 1999], искусство вносит присущий человеческому организму ритм в аритмичную мыслительную деятельность мозга, предоставляет интеллектуальный отдых (можно мыслить, но ритмически). Различаются "искусство-ритм" (музыка, танец, поэзия) и "искусство-образ" (придание новизны обычному - изобразительное искусство). Хотя, конечно, ритм есть и в живописи, а новизна - во всех настоящих произведениях искусства.

В общем, новыми идеями 20-го века являются упор на ритмическую сущность некоторых видов искусства, в т.ч. музыки, а также невротический элемент - перевод запрещённых желаний в разрешённую абстрактную форму. В остальном же явственно "звучат" мысли Хогарта.

Что ж, будем считать, что мы теперь "вооружены" теорией и можем приступить к решению вопроса, вынесенного в название статьи. Итак, нужна ли музыка? В духе двоичной "аристотелевской" логики, сперва следует рассмотреть два возможных ответа - "не нужна" и "нужна", хотя ответ может оказаться гораздо сложнее: нужна, но не всякая, нужна, но в оптимальных дозах, нужна, но в прошлом, нужна, но в будущем и т.д.

I. МУЗЫКА НЕ НУЖНА. Любовь к музыке - это бессмысленный или даже вредный побочный продукт деятельности мозга. Можно представить следующую картину. Человек познакомился с ритмами ещё до рождения, будучи эмбрионом. Тогда для него было жизненно необходимым научиться воспринимать ритмы, разобраться в них, подстроиться под них, но это пройденный этап, и человек, по крайней мере, взрослый человек, продолжает "расшифровывать" и запоминать музыку только по привычке, "по инерции". Да, первые ритмы "включили" мозг, заставили его вникать в новое, приучили к работе над собой, сформировали потребность в решении всё более и более сложных задач. Но это всё в прошлом - в зародышевом периоде, в младенчестве, в раннем детстве... Теперь же нужно направить усилия на вещи, достойные человека и человечества. Человеку доступна осмысленная речь. Перед ним стоит задача постичь Вселенную, покорить её, поставить под контроль Разума. Музыка же - опасный наркотик, дающий приятные ощущения просто так, а не в награду за великие труды (удовлетворение от ритмической деятельности, как при половом акте). Музыка паразитирует на слабостях человеческой психики, на её несовершенстве. Музыка в состоянии разрушить психику, низвести человека на уровень животного, особенно если это громкая и однообразная "ритмическая" музыка... По крайней мере, она способна оглушить, лишить слуха, причём не только музыкального. Толпы глухих "меломанов", глухих ко всему вокруг, кроме барабана, могут бесноваться час за часом, до "упада" в подлинном смысле этого слова. "Принцип удовольствия" здесь существует в своём самом отвратительном обличии, и на музыку "нанизываются" его прочие проявления и следствия - наркотики, беспорядочный секс, стадность, "хищное" подчинение большинства меньшинству ("кумирам"), отупение. Но и утонченная музыка для "элиты" - такой же наркотик, уводящий от истинного труда души, творчества, сострадания. Если композиторы и исполнители ещё как-то продолжают развиваться духовно (хотя и вхолостую), то их слушатели лишь имитируют духовное развитие. Вспомните, как это сказано у Константина Случевского: "И что не день над ним всё гуще тьма созданий мощного, не своего ума".

II. МУЗЫКА НУЖНА. Доказано, что музыка способствует умственному развитию ребёнка, что впрочем не противоречит и предыдущему пункту рассуждений. Но музыка, вероятно, нужна и взрослому человеку:

1) музыка, по-видимому, и в зрелости продолжает поддерживать и развивать способность человека к восприятию ритмов, которыми пронизан весь окружающий мир, а значит музыка в какой-то степени способствует восприятию внешнего мира (хотя, конечно, речь идёт не о примитивной музыке);

2) известно, что музыка лечит, т.е., вероятно, она своими ритмами подправляет какие-то внутренние физиологические ритмы человека (хотя, конечно, положительным терапевтическим воздействием обладает не всякая музыка);

3) музыка действительно предоставляет возможность для разнообразной эмоциональной разрядки; какая-то музыка может компенсировать недостаток бурных событий в жизни конкретного человека, а какая-то - недостаток покоя и т.д.; конечно, человек должен стремиться к гармоничной жизни в реальности, но некоторые печальные жизненные обстоятельства бывают непреодолимыми, и музыка помогает пережить неприятный период жизни, который может растянуться на десятилетия; музыка компенсирует недостающую сексуальную или агрессивную деятельность; опасность музыки как наркотика имеется, но другие наркотики опасней, а потому из различных зол целесообразно выбрать наименьшее;

4) музыка даёт возможность танцевать, т.е. двигаться, причём двигаться ритмично, и, конечно, в умеренных дозах такая двигательная активность полезна, она сродни умеренному занятию спортом (или сексом); этот пункт близок к пункту 2, но не сводится к нему;

5) музыка даёт возможность петь и тем самым объединяет людей, улучшает человеческое общество, а также одновременно развивает, лечит, даёт эмоциональную разрядку, тренирует дыхание (т.е. все предыдущие пункты в одном) и, кроме того, помогает восприятию поэзии, т.е. даже несёт смысловую нагрузку;

6) музыка даёт возможность фантазировать, т.е. развивает внутренний мир человека; физиологически полезно на какое-то непродолжительное время отвлечься от повседневных дел (иногда однообразных) и помечтать, а это многие умеют делать лишь под музыку; этот пункт перекликается с рядом предыдущих, но частично самостоятелен;

7) музыка принимает участие в передаче духовной информации, объединяющей человечество; при помощи музыки "переговариваются" эпохи и народы, хотя нам трудно передать словами, в чём состоит суть передаваемой информации;

8) музыка поддерживает высокий "тонус" мыслительной деятельности: под музыку человек лучше решает задачи, внимательней работает [О пользе музыки, 1999], т.е., по крайней мере, не засыпает за рулём или на работе.

III. МУЗЫКА - МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ, которое в тех или иных случаях имеет разное (и положительное, и отрицательное) значение для конкретных людей или их групп. Наверное, только так и можно говорить о сложных вещах, пронизывающих всю человеческую жизнь. Этот вывод следует из сопоставления двух предыдущих ответов. Любовь к музыке, к ритму могла развиться на основании тех или иных "низших" чувств (в т.ч. сексуальных) в качестве побочного результата деятельности мозга, а потом приобрести новое значение в человеческом обществе, что является типичным примером эволюции с переменой функций. Естественный отбор просто не мог "пройти" мимо музыки, не использовав её мощь на благо человечеству (или на благо какой-то части человечества в ущерб другой его части). Так на изначальную любовь к музыке могли "нанизаться" многие более поздние применения. Как знать, какое значение приобретёт музыка в будущем. Может, она задержит духовное развитие человечества и не даст ему стать полноценной космической цивилизацией, а, может быть, она подтолкнёт людей к штурму космоса (развивая фантазию, создавая специфическое космическое настроение), а потом сблизит нас с другими разумными существами...

ШКАЛА ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОСТИ

Не ходи большой дорогой.
  Пифагор
 
Можно и из минимума, которым тебя одарила природа, извлечь свой максимум.
  Алексей Антипов (Лит. Кисловодск, N1(13), 2003 г., с. 63).

Жан Жак Паганель и прочие учёные мужи - далеко не самые умные люди планеты. Могу это доказать. По крайней мере, могу привести убедительные аргументы в пользу данного тезиса. А заодно будет повод порассуждать о компенсационном поведении и других интересных вещах.

Попробуем мысленно поставить людей одного за другим по их потенциальным умственным возможностям... Но стоп! Уже слышу возражение: кто-то умён в математике, а кто-то - в политике (обмануть, украсть), кому-то легко даётся музыка, но из него не вырастить знаменитого шахматиста, т.е. не существует никаких абстрактных умственных возможностей, тем более потенциальных, по которым можно однозначно выстроить всех людей одного за другим. Знаю-знаю. Если у человека нет музыкального слуха или вообще нет никакого слуха, то вряд ли даже лучшие педагоги сделают из него великого композитора, а великий архитектор, глядишь, и получится. Но всё-таки это крайний случай. На деле же всем нам приходилось видеть умственно отсталых людей, которые не могли достичь успеха ни в чём. А вот многие из тех, кто вошёл в историю, были сильны сразу в нескольких вещах. Химик Менделеев летал на воздушном шаре и своими руками изготавливал отличные чемоданы, а другой химик, Бородин, весьма не плохо написал оперу о князе Игоре. Поэт Лермонтов сочинял хорошую прозу и писал великолепные картины, а Шевченко-живописец, пожалуй, превосходил Шевченко-поэта. Авиценна, Гёте, Гофман, Карамзин, Леонардо да Винчи, Ломоносов, Микеланджело, Пифагор, Фалес, Филидор, Циолковский... Загляните в энциклопедию и убедитесь, сколь многого достигли эти люди сразу в нескольких областях человеческой культуры. Нашёл один талант - ищи рядом другие. Такова народная мудрость. В общем, место одного и того же человека в потенциальном композиторском ряду, и в потенциальном писательском ряду, и в потенциальном исследовательском ряду, и в других потенциальных рядах будет отнюдь не одинаковым, но всё-таки сходным, если, конечно, не рассматривать ряды, требующие уникальных физических данных (коротышкам не быть баскетболистами). А это означает, что можно усреднить место человека по всем этим рядам и получить его место в потенциальном интеллектуальном ряду. И у вас, мой дорогой читатель, тоже есть какое-то определённое место.

А теперь я предлагаю читателю определить это место. Ваши реальные заслуги перед человеческой культурой в данный момент не имеют значения, так как речь идёт о потенциальных возможностях, а в реальности "попробуй пробейся сквозь всю эту мафию, когда надо кормить кучу детей...". Я же советую обратить взор в детство, когда детей и "прочих ошибок юности" ещё не было. Вот Вы начали учиться в первом классе начальной школы, и было вас там, например, человек сорок. Кто-то (один-двое-трое-четверо) сразу захватил лидерство и стал именоваться "отличником", причём истинным "отличником", без каких-либо натяжек. Это и есть потенциальная интеллектуальная элита общества. Остальные - "второй эшелон", третий, четвёртый... Конечно, родители хорошо подготовили тех первых счастливчиков к школе, но ведь и многих других старались подготовить (не будем брать в расчёт педагогически запущенную половину класса). Среди подготовленной половины найдётся ещё несколько человек, которые будут "лезть из кожи", но все "пятёрки" будут иметь лишь в отдельные учебные четверти. Это "второй эшелон" - "сильные хорошисты", или "отличники с натяжкой". В "третьем эшелоне" - "обычные хорошисты" младших классов; многие из них в старших классах перейдут в категорию "истинных троечников" (в отличие от "государственных троечников", которые должны были бы иметь оценки на один-два балла ниже). В "четвёртом эшелоне" и далее - те, кто уже не может приспособиться к школе и компенсирует свои учебные неудачи удачами в подворотне (среди них, впрочем, есть и педагогически запущенные дети, т.е. запущенные с первых лет жизни, но мы договорились в данный момент эту проблему не рассматривать и этих людей вообще не помещать в наш ряд). Вот вам и шкала общей потенциальной интеллектуальности.

Перед тем, как переходить к описанию дальнейшей судьбы этих "эшелонов", приведу ещё одну шкалу - шахматную. Она только для тех, кто рано (до школы или в младших классах) научился этой игре и полюбил её. Напомню шкалу: гроссмейстеры мирового уровня (в т.ч. чемпион мира и претенденты), прочие гроссмейстеры, мастера, кандидаты в мастера, игроки первой категории (разряда), второй, третьей, четвёртой категории. Шкала эта удивительно объективна. Она отражает потолок Ваших интеллектуальных возможностей. Если Вы уже покинули детство и юность, то самым упорным трудом можете подняться по ней лишь на одну ступеньку (в исключительных случаях, вероятно, - на две, но я таких случаев не знаю).

Теперь же вернёмся в младшие классы и рассмотрим судьбу упомянутых выше "эшелонов". С первых же дней разворачивается жёсткая бескомпромиссная борьба за выживание, за будущую жизнь. Поначалу особенно заметна силовая борьба, порождающая "паханов", "шестёрок", "изгоев" и "нейтральную массу". Но эта борьба через несколько лет стихает, уходит в подполье, изредка проявляя себя драками в средних классах. В этой борьбе, кстати, тоже важен интеллект (например, умение с достоинством отойти в тень, не став ни "шестёркой", ни "изгоем"). И всё-таки это не главная "битва" школьных лет. "Паханы" проиграют. Через какие-нибудь пятнадцать-двадцать лет их убьют алкоголь, поножовщина, тюрьма и прочие следствия крайней бездуховности. "Шестёрки" вряд ли сумеют разогнуться и, скорее всего, с некоторым опозданием последуют за "паханами". Судьба "изгоев" и "нейтральной массы" предпочтительнее. Из них выйдут "бойцы" зрелых лет, которые мудростью, знаниями, трудом, волей, дружбой, любовью "завоюют" себе место под солнцем. Будут среди них и побеждённые. И вот это и будет главная борьба за будущую жизнь, за право оставить детей (причём детей благополучных). Но борьба эта была начата в самые первые дни школьной жизни. Поэтому опять мысленно вернёмся туда.

В первом классе почти все (кроме совсем больных и запущенных) страстно хотят учиться. Школа предлагает три основных направления - словесность (чтение, письмо и т.п.), математику (арифметику, алгебру и т.п.) и, конечно, сферу межличностных отношений. Последнее предлагается неумышленно. По этим трём направлениям (сразу по всем трём) и устремляется толпа юных честолюбцев. Полный успех, однако, сопутствует лишь нескольким из них - наиболее одарённым в интеллектуальном отношении. Похвала и "пятёрки" усиливают их энтузиазм. Поэтому они обречены и далее идти этой "триединой" дорогой. Полагаю, что некоторые математики, прославившие Советский Союз, и полиглоты, мастерски владеющие несколькими языками, выходят из числа "истинных отличников". Но заведомо большую часть "истинных отличников" поглощает "сфера межличностных отношений" - главная наука жизни, великая мудрость сангвиников. Они создают здоровые семьи, талантливо обустраивают свой быт, легко продвигаются по служебной лестнице (но не далее той высоты, где разумному человеку находиться противно и невыгодно). Что же касается науки, то в ней делается лишь то, что ведёт к защите диссертации, сначала одной, потом другой. Что ж, таким путём приобретаются вполне солидные научные знания (или, например, писательские навыки). Но истинные вершины знаний не привлекают этих жизнелюбцев. Философскую литературу они, как правило, не читают (и потому не обидятся на меня). Зачем им абстрактное познание всего того, что они и без того познали интуитивно, научившись жить! Для нас же, зануд (т.е. для создателей и читателей философских книг), такая гармоничная жизнь и недоступна, и скучна. А потому оставим небожителей на вершине их блаженства и вернёмся на землю - в школьную жизнь последующих "эшелонов".

Юлий Цезарь как-то сказал, что лучше быть первым на селе, чем вторым в Риме. Представители второго и третьего эшелонов далеко не всегда удовлетворяются своими в общем-то хорошими оценками. "Отличничество" перестаёт быть в их глазах уж очень достойной целью, хотя они этого поначалу и не осознают. Можно забыть обо всём и зубрить школьные науки ради всех-всех "пятёрок", которые так трудно достичь. Но можно коллекционировать марки или монеты, можно сражаться в шахматы, можно выдумывать сказочные страны и создавать их картографические изображения, можно засунуть нос в эффектно иллюстрированную книгу по истории, астрономии или биологии, можно пристраститься к чтению таких книг и читать их одну за другой... Ну а в школе? Да уж на все "четвёрки" как-нибудь выплывем, а где-то, глядишь, и четвертную "пятёрку" схватим. Уход от "младшешкольных" ценностей открывает свободу выбора. Что-нибудь интересное всегда обнаруживается - была бы незанятость школьной рутиной! Возникают нестандартные знания. А вот и ненавистные младшие классы кончились. Появляются новые предметы - история, биология, география... Они требуют не столько умственного совершенства, сколько хорошей памяти (с этим-то у второго да и у третьего "эшелона" порядок!), и, главное, уже накоплен большой объём фактических знаний, которые почерпнуты из научно-популярных и художественных книг, из рассказов взрослых, а также из собственного специфического жизненного опыта - из коллекционирования насекомых или разглядывания Луны в подзорную трубу. "Золушки" приготовились встретить "принца". Недавние неудачники обнажили шпаги и ринулись на захват вновь появившихся вершин. Они ни за что не отдадут эти вершины первому "эшелону"! Из этих "золушек" (преимущественно из флегматиков, но иногда из холериков, сумевших хоть как-то обуздать себя, а также из отдельных меланхоликов, преодолевших слабость своей психики) получаются глубокие творческие люди - мыслители, научные работники, писатели, а также узкие специалисты, ревниво оберегающие свой "пик" от притязаний "господ жизни". Скорее всего, они не выйдут в гении. Гениальность - редкое явление. Гении уникальны по своей сути. Это либо представители второго "эшелона", которым необычайно повезло в какой-то период жизни, либо это "первоэшелонники", которых неожиданный удар судьбы вышиб с большой дороги на узкую тропу. Но наука, искусство и другие большие вещи творятся не одними гениями. Здесь "царствует" второй "эшелон". Его девиз - труд, труд и ещё раз труд. Наука требует не столько полёта мысли, сколько монотонного выполнения одинаковых операций. Отсюда эти таблицы, графики, списки, перечни... Выводы следуют из гигантских скоплений фактов. К этим выводам иногда можно прийти и без фактов, умозрительно. Кое-кто из "господ жизни" играючи предвосхищает результаты рутинной работы, но кто поверит этим легковесным "господам"! У второго "эшелона" своя этика. Всё нужно доказывать. "Прозрения" не ценятся, и надо попотеть, а "господа жизни" физиологически не переносят упорного труда.

Второй "эшелон" вытесняет из истинной науки бывших круглых отличников, хотя иногда оставляет за ними право оставаться администраторами. Причём речь идёт о больших научных обобщениях, о полёте мысли, хотя этот "полёт" появляется лишь в зрелые годы. Победа очень часто достигается ценой отказа от детей, от благополучной семьи, от денежной жизни, от официальной карьеры и ото всех этих званий и степеней. Ставка сделана на суть. Второй "эшелон" действует не только в науке, но в этом случае я хуже знаю его особенности. Наверное, это мир высококвалифицированных исполнителей, в каких-то пределах способных и на истинное творчество. В шахматах им, однако, трудно подняться выше второго разряда. И уж мастера и гроссмейстеры точно возникают не из них.

Третий "эшелон" сходен со вторым, но среди его представителей больше узких специалистов, которые боятся выйти за пределы известной им области. Узкие специалисты не любят натурфилософов. Что ж, я могу их понять... Не любят они и шахматистов, хотя при желании могут достичь третьего-четвёртого разряда.

Представители четвёртого "эшелона" уже не могут приспособиться к школе, но ещё имеют возможность найти свою достойную нишу в жизни. Вероятно, к этой категории следует отнести тех пареньков, которые, наплевав на учёбу, целыми днями возятся с железками, складывая из них мотоциклы или приёмники. Думают эти люди руками (предметно-действенное мышление). Став квалифицированными слесарями или электриками, они с радостью вымогают с нашего брата научника деньги за подкрученный кран или ввинченную лампочку (а то наш брат за своими учёными трудами не удосужился запомнить, в какую сторону эта проклятая лампочка ввинчивается). В выходные дни они уже в советские годы могли ездить на дачу на своей машине, купленной за бесценок по частям. Они любят посмеяться над учёными мужами, ощущая своё превосходство. Тем не менее, если бы их железками с детства занялся кто-нибудь из "первоэшелонников", то летал бы по субботам на Луну. Приятно, знаете, полежать часок-другой на диване в условиях уменьшенной тяжести...

Далее в нашей системе располагаются те, кто почти не может или совсем не может приспособиться к жизни. Читателю предлагается увидеть этих людей вокруг себя. Ведь они нуждаются в его помощи...

А где же натурфилософские выводы из этих не слишком строгих наблюдений? Во-первых, существует шкала потенциальных интеллектуальных возможностей. Во-вторых, обладатели высшего места по этой шкале (потенциальная элита) редко в полной мере реализуют свои потенциальные возможности в специальных сферах деятельности, так как оказываются соблазнены успехами в сфере межличностных отношений, но именно они оставляют больше благополучных детей, что является одним из проявлений естественного отбора у человека. В-третьих, ловушкой для потенциальных интеллектуальных лидеров являются престижные виды деятельности: там слишком велика конкуренция, и никто не может стать реальным лидером. В-четвёртых, научные работники, философы и т.п. деятели редко занимают высшее место на потенциальной интеллектуальной шкале, хотя в конечном итоге относительно далеко продвигаются по шкале реальной интеллектуальности. В-пятых, занятия наукой и многими другими специальными вещами часто являются компенсацией за неудачи в основных сферах жизни (неудачи формируют волю и фантазию, заставляют искать узкие тропки, хвататься за соломинку). В-шестых, в реальности за счёт компенсационного поведения приспособлены к жизни оказываются не только обладатели высоких мест на шкале потенциальной интеллектуальности (т.е. компенсационное поведение формирует дополнительные экологические ниши человеческого общества). В-седьмых, гениальность - это чрезвычайно редкое явление, при котором кто-то из потенциальных интеллектуалов под действием особых причин целиком посвящает себя специальным сферам деятельности. В-восьмых, представители каждого из потенциальных интеллектуальных уровней вырабатывают свои защитные механизмы, оберегающие их экологическую нишу от вторжения представителей высших уровней. В-девятых, потенциальные интеллектуальные возможности лучше всего выявляются в тех делах, которые человек с детства любит и которым уделяет много времени (например, шахматы страстных шахматистов). В-десятых, классификация степеней потенциальной интеллектуальности не сводится к другим известным классификациям типов личности, но в значительной степени коррелирует с ними (на "вершине", например, как правило, сангвиники, а на подступах к вершине флегматики и холерики). И, конечно, выводов можно сделать больше, но на самом деле вопрос сложнее, так как одновременно с описанными тенденциями имеют место многие другие.

Наряду со шкалой потенциальной интеллектуальности, существует шкала творческой активности. Успеха в творческих областях достигают не столько умные, сколько активные люди, если их активность направлена на эту узкую область, а не на сферу межличностных отношений.

 

Оглавление

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: