Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N69 (2019)

Давид Райзман

КОЛЫМСКИЕ ЗАМЕТКИ

ОСЕТИНЫ НА ЧУКОТКЕ

Начало XX века в России характеризовалось довольно большой миграцией населения, когда отдельные представители народов страны, в том числе и Кавказа, в поисках лучшей доли добирались до далекого континента - Америки. На далекую северную территорию попадали по-разному: через Чукотку перебирались на Аляску наиболее предприимчивые старатели, уже отведавшие вкус "золотой лихорадки" в районах Колымы и Чукотки и узнавшие о подземных богатствах Аляски. За ними шли торговцы, как русские, так и зарубежные, пытавшиеся обрести свой фарт.

В 1917 году многие "бывшие" уходили от новой советской власти: искали покоя в период разгоревшейся гражданской войны за пределами России.

К 1924 году Камчатская губерния, куда входили земли Колымы и Чукотки, представляла огромную площадь в 1335тысяч квадратных километров с населением всего лишь 36 тысяч человек, причем из них до 15 тысяч кочевало по полуострову, занимаясь морским зверобойным промыслом, рыболовством, охотой, оленеводством. Незначительная часть рабочих трудилась на Угольных копях вблизи Анадыря.

Здесь еще действовали иностранные торговые фирмы, в основном американские и японские, как правило, торгово-закупочные. Они конкурировали между собой, деля доходы от пушнины, морепродуктов, приобретая их по дешевке у коренных жителей полуострова. Поощряли они и старательскую добычу золота. Все это привлекало на Северо-Восток страны предпринимателей.

Камчатский губревком нуждался в квалифицированных специалистах управления огромной территорией, поэтому приглашал в качестве своих уполномоченных людей энергичных и лояльных к советской власти. Таким оказался Ф.И. Караев, вместе со своим братом организовавший добросовестную торговлю и закупку пушнины, рыбной продукции у местных жителей, развозя товары на своей шхуне "Полярный медведь".

Братьям Караевым доверяли чукотские, корякские и эскимосские охотники, рыбаки, морские зверобои и оленеводы, жители Анадырского и Чукотского уездов, которым продавали товары, необходимые для ведения хозяйства: изделия из металла, керосин, оружие и боеприпасы, ткани, свечи, табак, чай и, конечно, спирт, по вполне приемлемым ценам, что ценили местные жители.

Созданное в январе 1923 года в пос. Ново-Мариинск Управление Уполномоченного Камчатского губревкома занималось снабжением жизненно важными товарами. Одновременно сотрудникам Управления поручалось организовать заслон белогвардейцам, пытавшимся из районов Колымы уйти через Берингов пролив в США. Уйти не просто, а с награбленным добром - пушниной, золотом - перебраться на американский материк.

Федор Караев, несмотря на принадлежность к торговому сословию, пользовался доверием советских властей. Поэтому он возглавил Управление уполномоченного Губревкома в Ново- Мариинске, позже Анадыре, работая в тесной связи с небольшой группой большевиков, которые с 1919 года прибывали на Чукотку. Это были И.Ф. Бурк, В.Ц. Пересвет-Солтан, С.П. Заверин, П.Е. Куценко, Н.И. Кривицин, А.Е. Рыбачук. Они уже имели опыт военной службы и административной работы на "материке", полностью поддерживали советскую власть. В Ново-Мариинске им поручили занять ответственные должности: И.Ф. Бурк, как бывший военный комиссар и командир полка в 5-ой армии, возглавил созданные в уезде партизанские отряды, С.П. Заверин стал начальником штаба, одновременно являясь секретарем парторганизации в уезде. Членами РКП(б) стали командиры партизанских отрядов В.В. Дзабаев, П.И.Проняков, Х.Х. Цораев, Д.Г. Абагаев, Г.З. Кибизов, А.Тавасиев.

Молодые командиры партизанских отрядов были осетины, уроженцы Терской области. Еще до революции 1917 года они покинули родной Кавказ, работали на рудниках и приисках Сибири. В поисках заработков выехали в Америку, прожив там 5-10 лет.

В США они состояли членами одной из революционных организаций американского пролетариата - Союза "Индустриальные рабочие мира". В рядах этого Союза начинали свою общественную деятельность будущие руководители Компартии США: У.З. Фостер, Е.Г. Флин, У.Д. Хэйвуд.

Г.З. Кибизов в 1910 году возглавил стачку и был руководителем вооруженной борьбы рабочих в Сиэтле, длившейся более 4 месяцев.

Преследуемый американскими властями в 1912 году он выехал на Чукотку. В 1920-1921 гг. встретился с Дзабаевым, Тавасиевым и Абагаевым.

Еще в декабре 1917 года американские рабочие из Сиэтлского отделения Союза "Индустриальные рабочие мира" в письме к В.И.Ленину и Советскому правительству писали: "Ваша борьба по самому своему существу - наша борьба, ваша победа - наша победа, и поражение, нанесенное вам, будет ударом в лицо нам. Верьте, товарищи рабочие, что ваша победа, пролагающая путь к основанию первой настоящей республики производителей богатств, не будет иметь против себя врагом целый мир. Пролетариат остальных стран сделает величайшее усилие, чтобы сбросить паразитов и установить подобный же порядок в своих землях".

В числе рабочих, от имени которых было написано это письмо, были В. Дзабаев, А.Тавасиев, Д. Абагаев.

Мало того, с подачи Ф.И. Караева, Камчатский губревком повел активную борьбу с иностранной экспансией, в том числе в Анадырском уезде.

31 октября 1923 года по распоряжению Камчатского губревкома были реквизированы товары, фактории и склады двух самых хищнических фирм, активно помогающих белогвардейцам - американской - "Олаф Свенсон" и японской - "Арай-Гуми".

Были взяты на учет все товары русских и иностранных фирм, голодающему населению Анадырского уезда оказывалась помощь продовольствием, медикаментами.

Влияние японских и американских торговцев были слишком сильным на местное население, назревала опасность потерять эту территорию для России. Хищническая добыча рыбы, крабов, морской капусты со стороны японских промышленников поддерживалась наличием в западных водах Камчатки группы японских миноносцев.

Бесконтрольное посещение американскими шхунами, принадлежащими частным фирмам, закупка ими пушнины, а чаще всего контрабанда спиртного жителям Чукотки, представляло одну из форм экономической экспансии, что тоже понимали охотники и морские зверобои, но тяга к алкоголю была сильнее у людей, не имевших иммунитета против спиртных напитков.

Уполномоченный Камчатского губревкома способствовал организации партизанского отряда из числа местных охотников. В своем воззвании к населению Чукотского уезда он писал: ".где бы ни появились белобандиты, смело вяжите их, обезоруживайте, арестовывайте и отправляйте в ближайшие пункты к представителям советской власти".

Бесчинства белогвардейцев и иностранных торговцев настолько обозлили коренных жителей, что уже в первый период гражданской войны в партизанском отряде Г.З. Кибизова насчитывалось более 40 стрелков из числа жителей Ново-Мариинска, Марково, Усть-Белой.

В Уэлене уполномоченный губревкома 24 февраля 1924 года собрал общее собрание жителей Уэлена, Дежнева и Наукана, на котором был создан отряд в 112 человек из лучших стрелков - добровольцев, получивший название "Отряд народной охраны по Чукотскому уезду".

Через несколько дней, командование войск Охотско-Камчатского края приказало сконцентрировать красные отряды в районе Марково "и ни в коем случае не дать возможности уйти белым за границу".

Одновременно в Ново-Мариинске, центре Анадырского уезда, создали "Особое совещание обороны Анадырского и Чукотского уездов" в качестве вспомогательного органа штаба войск, что позволило объединить более 300 вооруженных бойцов для охраны полуострова.

Угроза со стороны белогвардейцев была серьезная. В их подразделениях было немало бывших царских офицеров, в том числе генералов, бежавших из Приморья и Якутии и надеявшихся на экономические и политические свободы в США, в том числе на реставрацию монархии в России или с подачи агентов Японии и США превращения территории Колымы и Чукотки в колонии.

В апреле 1924 года губревком получил указание пресечь деятельность самовольных скупщиков и частных фирм пушнины, полученной в результате кабальных сделок и вообще невывезенной пушнины прежних заготовок.

У ряда американских и японских фирм по всей Чукотке конфисковали спирт, организовали контроль за его продажей коренному населению.

В 1924 году задержали спиртных напитков на сумму 4119 рублей золотом, завезенных иностранными пароходами, что было только началом борьбы с алкоголизацией населения. В 1925 году задержали спиртное на сумму в 10495 рублей золотом.

Анадырский уездный ревком в том году был вынужден принять обязательное постановление об усилении борьбы с контрабандным ввозом спиртных напитков на прибывающих в Анадырь судах.

Торговый оборот всех фирм на Чукотке достигал сотен и тысяч долларов, естественно между ними существовала конкуренция.

Фирма "Братья Караевы" продала в Номе (штат Аляска) другой фирме "Гудсон-Бей" пушнины на 181196 долларов. Скорее всего, не выдержали конкуренции и решили продать свой товар, приобретенный на Чукотке.

Возможно, понимали двойственность своего положения. С одной стороны - коммерсанты, с другой - представители новой советской власти, отрицающей частную собственность.

Попытки белогвардейцев пройти с Нижне-Колымска северным побережьем на Аляску не увенчались успехом. Марковский экспедиционный отряд во главе с Г.З. Кибизовым преградил путь белогвардейским отрядам по Чукотке в районе Пенжино - Каменское.

В марте 1923 года, когда Кибизов прибыл в село Марково для организации отряда, из Гижиги к этому месту подходил разведывательный отряд белогвардейцев-бочкаревцев под командованием полковника Шевчунаса.

Узнав о продвижении красных он увел отряд в сторону Пенжино, а потом Апуки. Но это не спасло белогвардейцев. Партизаны и красноармейцы вражеский отряд уничтожили. У убитого Шевчунаса обнаружили письмо, в котором он писал: ".Когда возьмем Марково и захватим Караева, Кибизова и Кузьмина (председателя Марковского волревкома. - Д.Р.) можно что-нибудь иметь. Сначала я предложу, чтобы каждый из них внес определенную сумму - выкуп от расстрела. Когда же получу выкуп, все равно расстреляю. Словом, от взятия Марково какая-нибудь польза будет".

31 мая 1923 года командующий войсками Охотско-Камчатского края М.П. Вольский издал приказ, в котором отметил, что ликвидация белых в Анадырско-Чукотском районе закончена.

Во многом это произошло благодаря деятельности группы осетин, участников гражданской войны на Чукотке.

Мы не знаем дальнейшей судьбы этих людей, но возможно, среди читателей "ЛК" есть их родственники, и они дополнят биографии активистов гражданской войны отдаленного северного края?

В любом случае жители Чукотки благодарны всем тем, кто помогал сохранению территориальной целостности России.

 

Последнее изменение страницы 6 Aug 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: