Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Елена Резник
Наталья Рябинина
Александра Полянская
Елена Гончарова
Игорь Паньков
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Май Август
Иван Аксенов
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
Стихи из "ЛК"
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Очерки из "ЛК"
Литературный Кисловодск N61 (2016г.)

Давид Райзман, член СПР

Магадан - Санкт-Петербург

КОЛЫМСКИЙ СЛЕД В СУДЬБАХ ЖИТЕЛЕЙ КМВ

Жизнь курортного города Кисловодска уже в далеких 30-х годах прошлого XX века омрачалась реже, чем в других регионах страны. Но и здесь среди зелени и солнца, санаториев и домов отдыха находили "врагов народа".

Многие десятилетия сведения о репрессированных не афишировались в СССР, в семьях детям не рассказывали о пропавших родственниках. И только в годы перестройки советского общества стало возможным узнать судьбу жертв массовых репрессий Сталинского режима, получивших посмертную реабилитацию.

Просматривая списки реабилитированных лиц, смертные приговоры в отношении которых были приведены в исполнение на территории Магаданской области, я увидел жителей Ставрополья, полной биографии которых, вероятно, родные не знают по сей день.

Например, Авдейчик Иван Александрович, уроженец Польши, русский, 1884 года рождения, проживал в г. Кисловодске. Его арестовали в 1935 году, осудили в Трибунале НКВД только 8 сентября 1937 года за "контрреволюционную троцкистскую деятельность" и расстреляли 16 октября того же года. Реабилитация пришла к нему 22 марта 1989 года.

Кем он тогда работал, какова судьба членов его семьи нам неизвестно, но возможно, кто-то из родных жив и сможет ответить на эти вопросы?

Антоненко Гаврил Петрович, 1889 года рождения, уроженец Тифлиса, украинец, проживал в г. Пятигорске. Его арестовали в 1936 году, осудили Трибуналом НКВД 11 мая 1938 года за "контрреволюционную повстанческую деятельность" и расстреляли 22 мая 1938 года.

Реабилитировали его 27 сентября 1956 года.

Верховский Антоний Исаакович, 1890 года рождения в Одесской области, украинец, проживал в Кисловодске. Арестован в 1936 году, но осужден Трибуналом НКВД лишь 29 апреля 1938 года и обвинен в "контрреволюционной троцкистской агитации". Расстрелян 16.05.1938 года.

Реабилитировали его 6.04.1970 года.

Списки публиковались в магаданских периодических изданиях малыми тиражами, поэтому я решил познакомить с рядом биографических справок читателей журнала "Литературный Кисловодск".

Более подробно известна судьба бывшего начальника городского отдела НКВД в Кисловодске, Георгия Александровича Саламова, осетина, подполковника МВД СССР, пенсионера, испытавшего на себе все "прелести" жизни на Колыме в качестве заключенного исправительнотрудового лагеря и ссыльнопоселенца.

В государственном архиве Магаданской области хранится его дело, из которого стало известно, что арестовали его в декабре 1938 г. в Кисловодске, доставили в Москву и предъявили обвинение в участии в антисоветском заговоре.

14 месяцев шло следствие по делу Саламова и только 1 апреля 1940 года ему предъявили обвинение.

Приговор Г.А. Саламову гласил: "Признавая Саламова Георгия Александровича виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 58 1а и 58-11 УК РСФСР, Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила подвергнуть лишению свободы в исправительнотрудовых лагерях сроком на десять лет. с поражением в политических правах сроком на пять лет и с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит".

На протяжении 12 лет Георгий Александрович посылал заявления в Москву, ссылаясь на факты и документы, что не совершал никаких преступлений: "...Я всю сознательную жизнь с 18 лет работал в органах. Я не знаю, какую можно дать клятву, но клянусь совестью простого советского человека, что ни словом, ни делом я не участвовал ни в каких заговорах".

Великая Отечественная война застала его на Колыме.

В очередном послании властям в июне 1944 года он писал: "...На мои заявления в 1942 и 1943 году в Президиум Верховного Совета я ответа не получал. Вновь подтверждаю просьбу о предоставлении мне возможности участвовать во 2-ой Отечественной войне, заменив мне оставшийся срок наказания направлением на фронт".

Такая практика имела место в Северо- Восточном ИТЛ, когда в течение 1941 -1945 гг. на фронт через запасные стрелковые полки в Приморье, по решению районных народных судов, райвоенкоматов Колымы и военного трибунала войск НКВД при Дальстрое, отправляли в воинские подразделения, в том числе в штрафные роты, заключенных СВИТЛа и вольнонаёмных, договорников. Однако, осужденных по 58-й статье никогда на фронт, в действующую армию с территории Колымы и Чукотки не направляли.

Тем не менее, в сотнях заявлений от заключенных Севвостлага шли просьбы отправить на фронт, причем колымчане указывали свои довоенные воинские звания, должности, награды и стаж службы по специальности в армии. В годы войны в действующую армию ушло около 9 тысяч северян, из них 6 тысяч бывших заключенных, направленных решениями органов НКВД в воинские подразделения.

Среди призывников Колымы был Бжитянц Рубен Александрович, 1916 года рождения, уроженец г. Пятигорска. На Колыме он работал десятником дорожного управления Дальстроя. В армию его призвали в Среднеканском райвоенкомате 18 октября 1942 года, направив уже в Приморье в 157-й запасной стрелковый полк. В это подразделение направляли бывших заключенных. Скорее всего, Рубен Бжитянц был осужден за какие-то бытовые или уголовные преступления. На фронте он был недолго, в марте 1943 года рядовой Бжитянц пропал без вести, о чем сообщили документы Центрального архива Красной армии.

О патриотическом желании Г.А. Саламова говорило его заявление в июне 1944 года: "Если врагам удалось воспользоваться случаем расправиться со мной, оговорив меня, то это еще не говорит о том, что я потерянный для Родины человек. Клянусь, что не пощажу своей жизни, отдам её во имя победы над врагом. Для меня нет больше счастья, чем отдать жизнь за Родину, счастливое будущее нашего советского народа, за счастливое будущее моих детей".

Знают ли о настроениях своего отца в те сложные военные годы его семья, дети, о которых он всегда думал?

В сентябре 1948 года в связи с окончанием срока заключения Саламова отправили на поселение в совхоз Эльген. Оттуда, из глубинного района Колымы он пишет министру государственной безопасности СССР: "...Прошу дать мне возможность здесь, на Крайнем Севере, поработать рядовым полноправным гражданином, снять незаслуженное наказание ссыльного. Почему я лишен возможности видеть родных, детей, семью? Трудно передать мои моральные переживания, когда здесь, на Колыме, встречаешь действительных врагов народа, в свое время лично мною арестованных, которые с оружием в руках боролись с Советской властью. И они сейчас пользуются правами граждан СССР, имеют паспорт, а я его не имею. Прошу снять с меня позорное звание ссыльного..." - Как крик души читаешь эти строчки.

Лишь в сентябре 1955 года для Главного Военного прокурора открылись новые обстоятельства, которые позволили поставить вопрос об отмене приговора Саламову и прекращении его уголовного дела. Как выяснилось впоследствии, Г.А. Саламова оговорили его коллеги, сотрудники органов НКВД, но на суде их признания скрыли. Все же в ноябре 1955 года ему вручили справку "на предмет получения паспорта".

Но только в июле 1992 года в Магадане получили справку: "На основании пункта "В" ст. 3 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" Саламов Георгий Александрович реабилитирован". Было тогда ему 90 лет.

Я написал об этом для того, чтобы земляки Г.А. Саламова знали о честности и порядочности офицера милиции. Его вера в справедливость получила подтверждение, пусть и в конце жизни. А семья должна и будет гордиться его стойкостью, мужеством и верой в справедливость.

Знакомясь с биографией Георгия Александровича, невольно вспоминаешь строки такого же колымского заключенного, ставшего известным писателем, Анатолия Жигулина: "Здесь было мало виноватых, здесь больше было без вины".

  16.06.2016

 

Давид Райзман. Дети и внуки должны знать правду о былой трагедии в СССР

Давид Райзман. Судьба всероссийского соловья

Давид Райзман. Судьбы людские

Давид Райзман. Настоящие люди

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: