Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N66-67

Давид Ройзман

Санкт-Петербург

КАВАЛЕР МЕДАЛИ КОРОЛЕВА

Наиболее известным отечественным ракетостроителем считается С.П. Королев, причем долгое время его имя было засекречено. Главным Конструктором он был назван после полета в космосе ракет с животными - знаменитыми собачками Белкой и Стрелкой. Именно тогда Сергей Павлович получил письмо от бывшего своего коллеги Я.М. Терентьева. Ответа долго не было, лишь 3 ноября 1964 года от Королева пришло небольшое письмо. "Дорогой Яков Матвеевич! Примите привет и наилучшие пожелания от Вашего когда-то молодого, а теперь уже старого товарища по работе, от С.П. Королева. Ваш адрес мне передали, и я рад Вас приветствовать. Как идет Ваша жизнь? Напишите. Я бываю иногда в Ленинграде, так, может и свидимся? А ведь, наверное, было бы интересно. Мой адрес: Москва, Главпочтамт, п\я 165, мне (лично). Крепко жму Вашу руку. С уважением С. Королев".

Судьба свела их у истоков нового направления в науке и технике, открытия и изобретения, сделанные ими, работали на оборону страны, но в результате доносов и сфабрикованных обвинений в годы массовых репрессий, они оказались в 1938 году на нарах московской тюрьмы, а позже в лагерной зоне: на Колыме - С.П. Королев и на Чукотке - Я.М. Терентьев.

Если об академике Сергее Павловиче Королеве написаны сотни страниц художественных и публицистических изданий, то о дивизионном инженере Якове Матвеевиче Терентьеве известно очень мало. В то время как с его именем связана история Вооруженных Сил страны Советов.

Родился Я.М. Терентьев в 1897 году в Казани в семье бедного крестьянина-батрака. Занимаясь самообразованием, в 1913 году экстерном окончил высшее начальное училище.

В 1915-1917 годах - участник первой мировой войны, получил офицерское звание. Октябрьская революция 1917 года застала подпоручика Терентьева выбранным командиром роты 32-го Сибирского стрелкового полка. В 1918 году добровольно вступил в Красную гвардию в роли организатора частей Красной гвардии и Красной Армии. Затем участвовал в гражданской войне в борьбе с бандитизмом в Вятской губернии, на Урале, Ново-Николаевской губернии (ныне Новосибирской области), Ойротской автономной области в качестве командующего частями особого назначения. Служил в должности заместителя начальника строевого отдела Сибирского военного округа.

С 1919 года стал членом партии большевиков (РКПб). Строевой командир изменил свою судьбу, поступив в Москве на военно-академический факультет Института народного хозяйства имени Г.Плеханова в 1926 году. Вуз окончил в 1930 году в звании военного инженера 1 ранга.

Потребовались годы и поиски в Анадыре, Санкт-Петербурге, Москве, Магадане, чтобы оценить роль и значение этого человека.

В начале 1932 года при начальнике вооружений РККА М.Н. Тухачевском, в системе его Технического штаба был создан специальный сектор по руководству большим количеством образовавшихся особых конструкторских бюро, экспериментальных баз, полигонов, в том числе и ГДЛ (Газо-динамической лаборатории) в Ленинграде и группе изучения реактивного движения (ГИРД) в Москве. Начальником сектора назначили Я.М. Терентьева. ГДЛ - явилась первым отрядом ракетной техники, по мнению Якова Терентьева, где была к тому времени проделана большая теоретическая работа по обоснованию схем ракетных двигателей на твердом и жидкостном топливе. С 1932 года там испытывали и разрабатывали более 15 видов военного оружия. Коллективом ГДЛ был разработан ряд новейших марок топлива с применением новых типов окислителей. Был построен ряд опытных ракетных двигателей, которые проходили стендовые испытания. Он-то и предложил М.Н. Тухачевскому передать ГДЛ более мощной, родственной научной организации Наркомтяжпрома или Академии наук СССР, поскольку исследования, проводимые в рамках ГДЛ, переросли по масштабам и оригинальности возможности небольшой отраслевой лаборатории и имели оборонное значение.

Он создал целую серию безоткатных пушек, в которых пороховые газы выходили через специальное сопло. Эти пушки весили в десять раз меньше, чем обыкновенные артиллерийские орудия. Безоткатные орудия испытывались в Красной Армии с 1930 года, их успешно применяли в Великой Отечественной войне, в то время как американцы в 1950-51 годах утверждали, что в войне с Кореей они применили впервые безоткатные орудия.

Летом 1932 года в Управление военных изобретений РККА, в котором работал Терентьев, пришли два молодых человека, один из которых отрекомендовался начальником Московской группы изучения реактивного движения Осоавиахима (ГИрД). Это был С.П. Королев, будущий академик АН СССР.

"Я, как всегда, всматривался в своих посетителей, стремился по разговору и по наружности определить, деловые ли люди пришли ко мне.

Кстати, о существовании такой группы мы ничего не знали, но как только я услышал, что передо мной представители "реактивного" учреждения, я насторожился" - отмечал в своих воспоминаниях Я. М. Терентьев факт знакомства со знаменитым Королевым.

С тех пор началось их сотрудничество и совместная деятельность с ГИРДом, о котором Терентьев отозвался как о первом отряде астронавтики.

17 августа 1933 года коллективом ГИРДа была запущена первая ракета с жидкостным двигателем конструкции М.К. Тихонравова. Именно в этот день была сделана любительская фотография Я. Терентьева и С. Королева на Нахабинском полигоне под Москвой.

Потом были успешные запуски ракет с двигателями Ф. Цандера, модели планера с жидкостным реактивным двигателем С. Королева, и, наконец, настала необходимость объединить усилия двух научнопроизводственных коллективов.

Я.М. Терентьев подготовил служебную записку на имя М.Н. Тухачевского и в ЦК ВКПб с предложением создать на базе ГДЛ и ГИРД Реактивный научноисследовательский институт.

В 1938 году Якова Матвеевича арестовали и больше двух лет он содержался в Таганской и Бутырской тюрьмах, а в 1941 году "за участие в антисоветском военном заговоре" Особым совещанием НКВД СССР был осужден на пять лет исправительно-трудовых лагерей. Лагерь находился на берегу Чаунской губы, где заключенные только начинали строить прииск. Они же возводили для себя жилье - палатки и бараки, огражденные колючей проволокой.

"Нужно было поставить каркас - конусообразную палатку. В ней сделать настил пола из торфа. Но прежде торф нужно было оторвать от вечной мерзлоты, принести за сто метров, уложить, утрамбовать.

В палатке предусматривалась железная печка (сделанная из бочки с приспособленными тяжелыми железными трубами), а также нары. Затем каркас покрыть. Для нас, полубольных рабочих, не плотников и не специалистов - эта работа заняла около 12-14 часов. В этой палатке мы прожили больше года, в том числе и в полярную ночь. Палатка была рассчитана на 25 спальных мест, а жило в ней человек 50.Спали по очереди: рабочий день по 12 часов (с 7 утра до 7 вечера и с 7 вечера до 7 утра), потому одни спали, другие работали. Зимой палатку заносило снегом метра на два-три. В палатке было относительно тепло, когда топилась печь, но топилась она далеко не постоянно", - вспоминал Я.М. Терентьев.

Основная работа заключалась в снятии верхнего слоя почвы - "торфа" и добыче каситерита - оловянной руды. "Пустую породу надо было отвозить метров за двести. Привезли тачки. Но эти тачки стали настоящим наказанием для нас: очень тяжелые, неуклюжие, они даже пустыми еле передвигались, а нам ещё нужно было нагружать их пустой породой. И мы молили бога, чтобы скорее наступили холода, выпал снег, который избавил бы нас от ненавистных тачек. Парадокс - инженеры, крупные специалисты - строители, которые построили не одно первоклассное современное промышленное предприятие, как Дородницкий, Кисчевский и другие - должны были тратить свои силы на строительство горного предприятия, пользуясь тачкой-уродом".

В августе 1941 года Терентьев встретил на кухне повара, который совершенно неожиданно сказал: "Приветствую, Яков Матвеевич!"

"Я очень удивился: откуда повар знает мое имя? Видимо, он заметил мое смущение и объяснил, что узнал меня, когда мы плыли еще на пароходе "Сахалин", но не имел возможности поговорить со мной. Далее он сказал: "Вы были у нас на подводной лодке и с нами плавали несколько дней, испытывали какую-то торпеду. Я был тогда мичманом, а Вы генералом, и сопровождало Вас высокое начальство флота".

Память Я.М. Терентьева сохранила и другие имена товарищей по несчастью. Это были летчик белорус Власов, танкист, подполковник, командир полка украинец Короленко, подполковник Романов, наш разведчик во Франции. Именно они, став подневольными горняками и бесправными зэками, в первый год Великой Отечественной войны создавали на Чукотке прииск, получивший название "Красноармейский".

После освобождения из лагеря в 1946 году, Терентьев работал начальником буро-взрывных работ и старшим инженером Чаун-Чукотского горно-промышленного управления и Геолого-разведочного управления до 1953 года.

Из четырех детей Терентьевых, осталась в живых одна, жившая в Москве. Сын погиб во время ленинградской блокады, второй - на фронте, третий - отказался от отца, "врага народа".

Через два года Яков Матвеевич получил реабилитацию. И его восстановили в партии и в звании генерал-майора.

"Однажды поздно вечером в дверь позвонили. Яков Матвеевич сказал, что кто-то не поселковый звонит, так как свои заходят без звонка", - пишет Шарыпова. - Пошли встречать. Заходит мужчина в возрасте, широкоплечий. Они кидаются друг к другу с радостью и слезами, а мы с Тамарой Лаврентьевной не знаем, что делать. Я спрашиваю: "Кто это?" Тамара Лаврентьевна говорит: "Наверное, это академик Королев". А я тогда не знала, кто это такой, рассмеялась и говорю: "Приеду в Анадырь, расскажу - и не поверят, что живого академика видела".

Стали прикидывать, чем угостить Королева. После знакомства я Тамару Лаврентьевну прошу: "Спросите, что академики едят". Она так и спросила. Сергей Павлович говорит: "Картошку, яичницу можно".

- А можно ли академику водку пить?

- Врачи запрещают, но ради такой встречи можно.

Пока отваривали картошку, я поставила на стол соленья, которые всегда были у Терентьевых в изобилии. Три часа длилась беседа между друзьями. Как потом оказалось, Сергей Павлович "удрал" с совещания, выкроив время для встречи. Выяснилось, что оба сидели за то, что "государственные деньги пускали в воздух зря, этим они подрывали мощь Советского Союза..."

Рассказывали, как издевались над ними уголовники. Королев говорил, что сидел в Бутырках без права переписки, получения передач, газет, радио. Ночью допросы и запрет спать днем. В камере крысы. Чтобы не заболеть - занимался гимнастикой, а чтобы не отупеть, не сойти с ума, стал "читать" книги, то есть вспоминать вслух прочитанное, ходить в кино, путешествовать, даже ходить на свидания. Он говорил с каким-то юмором, как о какой-то страшной сказке. Потом рассказывал, что привезли его на Колыму, где-то около Сусумана".

Сергей Павлович подарил тогда при встрече с давним другом глобус и модель первого искусственного спутника Земли, а так же книгу "В скафандре над планетой" с надписью: "Дорогому Якову Матвеевичу Терентьеву на добрую память о незабываемых годах совместной работы на заре отечественной космонавтики.11 августа 1965 г. академик С.П. Королев".

В. Савиных вручил медаль и книгу "Творческое наследие академика С.П. Королева" с надписью: "Ветерану ракетной техники Якову Матвеевичу Терентьеву от Мемориального музея космонавтики. 26.09.1981 года". Медаль Королева нынче хранится в фондах Магаданского областного краеведческого музея, как свидетельство того, что ученые ничего не забыли из своего горького лагерного прошлого. Скончался Я.М. Терентьев в 1983 году.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: