Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Елена Резник
Наталья Рябинина
Александра Полянская
Елена Гончарова
Игорь Паньков
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Май Август
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
Стихи из "ЛК"
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N50 (2013 г.)

Малина Узденова

Кисловодск

О НАШЕМ РОДЕ

Моя девичья фамилия - Узденова. И когда мне задают вопрос, почему у меня, абазинки, карачаевская фамилия, отвечаю полушутя-полусерьёзно: "Предки Узденовы..." На самом деле, к моему большому стыду, я мало что знаю о своих корнях, несмотря на то, что наш отец был великолепным рассказчиком. Я была маленькая, но помню, что к отцу приходили люди специально, чтобы послушать его, приходили даже журналисты, чтобы записывать его рассказы. Помню сослуживца моего отца, который при каждой нашей встрече говорил, что, благодаря юмору и рассказам моего отца, в тот голодный послевоенный тысяча девятьсот сорок седьмой год солдаты забывали про голод и усталость. Этот человек каждый раз сожалел о том, что из-за малограмотности не может написать книгу о нём, "втором Тёркине", как сослуживцы называли моего отца.

Мне тоже, конечно же, были интересны рассказы отца, но тогда, видимо, в силу возраста, больше всего я с удовольствием слушала или сказки, или неправдоподобные случаи из жизни. Но когда он говорил: "Слушайте и запоминайте историю своего рода", когда называл имена родственников, которых я не знаю, мне не то чтобы неинтересно было, но всегда думалось, что успею ещё и послушать, и познакомиться со всеми. Мне по-детски казалось, что отец всегда с нами будет, - успею ещё наслушаться. Но, увы, когда я поняла смысл его слов, было уже поздно. Не могу себе простить, что всё это упущено. В моей памяти осталось самое основное, о чём сейчас я не буду говорить. Думаю, лучше предоставить слово более знающим нашу родовую историю. Сегодня это будет моя старшая сестра Джанаева (Узденова) Фатима Шамсудиновна. Вот что она рассказывает:

"Легенда есть такая, что наш род абазинских Узденовых начинался из семьи большой, в которой было семеро детей: шестеро братьев и единственная сестра. На каком-то торжестве их сестра танцевала с парнем. В вихре танца парень прикоснулся к девушке. Это в то время считалось большим оскорблением. Братья девушки возмутились. Один из братьев вызвал на дуэль провинившегося парня, который был сражён насмерть. Этот брат был сильнейшим в округе и, по силе сравнивая его с могучей рекой Кубанью, жители округи прозвали его "Кубан". Чтобы не было кровной мести, по законам того времени оставшегося в живых дуэлянта выселяли из аула, что и случилось с Кубаном. Сестра, из-за которой он пострадал, решила пойти с ним. Чтобы одних их не отправлять, один из братьев тоже вызвался пойти с ними.

Мало шли, много шли, встретили поселение, жители которого говорили на другом языке. По законам гор гостили они у этого народа несколько дней. Когда настал час прощания, хозяева предложили остаться жить с ними. Так как понравился народ, так радушно встретивший их, Кубан принял предложение. Это было абазинское поселение на берегу реки Кумы, и называлось оно Кумско-Лоовское. А брат и сестра решили поселиться с одноязычными жителями, недалеко от того поселения, где их так радушно приняли. Называется поселение "Учкекен". Сами они были родом из Карт-Джурта по фамилии Узденовы. Брат Кубана женился на карачаевской девушке из Учкекена, а сестра вышла замуж в Терезе. Кубан в том Кумско-Лоовском женился на абазинке. Так возникла ветвь Узденовых, которая за пять поколений стала абазинской. У Кубана был единственный сын по имени Амин, у которого было пятеро сыновей и трое дочерей. Братья были трудолюбивы и талантливы. Жили в достатке. Имели многочисленный скот. Один из этих братьев, Магомет, в заботе не только о своей семье, но и об аульчанах, построил мельницу в центре аула, открыл первую школу в ауле, в своей усадьбе имел магазин. Князь Лоов выдал свою дочь, голубоглазую красавицу Кульидам, замуж за него. Жили они в мире и согласии и родили тринадцать детей. Их достаток вызывал зависть многих, хотя никому не отказывали в помощи. После раскулачивания Магомет своим трудом быстро восстановил свой достаток и помогал неимущим соседям. Один из таких соседей, который занял большую сумму денег, чтобы не отдавать долг, пошёл, мягко говоря, на хитрость: донёс на Магомета, будто он закопал драгоценности и не выдал во время раскулачивания. Магомета тут же арестовали, и произошло второе раскулачивание. В результате из тринадцати детей десять умерли от голода. Остались два сына и одна дочь. Один из них, Шамсудин, - наш отец. У него девять детей. Со времён Кубана это - наше пятое поколение...

Карачаевский народ, из которого вышел наш прапрадед Кубан, хранит уважение и держит связь со всеми его детьми во всех поколениях. Тому свидетельство то, что, когда был первый съезд рода Узденовых, на его Родине был поставлен памятник-грот из чёрного мрамора - в его честь. А также был поставлен памятник трём богатырям карачаевского народа: Боташу, Карабашу и нашему прадеду Кубану. Для нас, нынешнего поколения, это не только честь и достоинство, но и великая ответственность перед карачаевским народом, из которого наш прапрадед Кубан вышел, перед абазинским народом, который принял его и нас "родил". А если учитывать, что в крови наших детей и внуков, т.е. шестого и седьмого поколений, есть кровь более десятка народов Кавказа, в том числе и русских, то ответственность возрастает во много крат - жить со всеми народами в мире, любви, гармонии, согласии, дружбе и братстве. Нам следует попросить прощения у того рода, которому когда-то невольно причинили боль, страдания - отняли жизнь сына, следуя обычаям, по которым состоялась дуэль, и простить прапрадедушку и всех, ему подобных, которые были вынуждены, просто обязаны соблюдать те разрушительные обычаи. Мы так же простили род того нечистоплотного душой соседа нашего дедушки, из-за которого невинно погиб он и большая часть его семьи. А нам с читателем следует подумать, почему вроде бы простое нарушение правил танца привело к такой трагедии, что виновник этого, для нашего времени невинного проступка, потерял жизнь, а тот, кто отнял эту жизнь в отместку, заступаясь за честь своей сестры, что считалось тогда безусловным мужеством, потерял свою малую Родину."

Да, простое нарушение этикета, пусть даже танцевального, могло вот так круто и неожиданно изменить жизнь человека, и даже целого рода. В ногу с каждой наступающей эпохой меняется как образ жизни людей, так и этикет. К счастью, в эпоху Советской власти эти дикие для наших времён обычаи были искоренены. Порой люди не замечают, что придуманными ими же какими-то условностями вредят самим себе.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: