Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница "Литературного Кисловодска"

Стихи из "ЛК"
Избранные стихи авторов "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"
Непрочитанные поэты России

Страницы авторов "ЛК"

Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Александра Полянская
Юлия Чугай
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Геннадий Трофимов
Май Август
Сергей Смайлиев
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Давид Райзман
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
"Литературный Кисловодск", N73 (2020г.)

Наталья Филатова

Москва

ДЖИБУТИ - ПОЮЩАЯ СТРАНА

"Маленькая страна, маленькая страна
где она, где она..."

На утренней заре, когда солнце показывается из-за черных камней лунного ландшафта Джибути, наш гардьен поёт свою песню. Я не понимаю слов, но чувствую, что он поёт песню, идущую из сердца. Даже когда его маленький ребёнок умер - он пел песню, похожую на молитву, и глубокая светлая грусть лилась в небо.

Чуть позже начинает свою мелодию автобус, который перевозит детей в школу. В ней слышатся слова: "Я приехал, я жду, торопитесь, опаздывать нельзя".

Затем появляется на трёхколёсном велосипеде продавец хлеба. Он клаксонит в свою старомодную, промасленную, захватанную руками резиновую грушу, сообщая жителям, что в Джибути всё хорошо и хлеб, как обычно, свежий, ещё горячий. Земля пока не нагрелась, и аромат свежеиспечённого хлеба разливает настроение спокойствия и лада в мире.

Тут же на сцене рассвета появляется микроавтобус - такси. На подножке двенадцатилетний гарсон, кричит во всё горло, стараясь заглушить радио, работающее в кабине такси. Приглашает прокатиться по маршруту. Таким образом, все продолжают свой путь в диссонансе мелодий.

Следующим на сцене утра появляется авто мусорщика - громадный оранжевый толстобрюх с висящими на подножке двумя уборщиками. И все сторожа, живущие поблизости, начинают кормить отходами это ненасытное, чавкающее, лязгающее и пыхтящее оранжевое животное. Мелодия не из приятных, из хрюкающих звуков вперемежку с гудками из кабины водителя.

Несколько минут тишины. Хорошо бы вздремнуть ещё часок, но мечтаю напрасно. После завтрака, когда старшее поколение джибутийцев предпочитает подремать, дети соседа, военного, поют около своего крыльца. Пять завывающих голосов вразнобой выводят мелодию. Очень жалко, что других песен они не знают. И так почти каждое утро, если не пойдёт дождь. А дождь в Джибути бывает не каждый год. Но тогда слышны другие мелодии.

До нашего приезда в Джибути дождя не было три года. Дочка хозяина нашего дома родилась, когда пошёл дождь. Её имя переводится как дождь. Местные голуби вклинивают своё воркование в общую мелодию и сливаются с голосами детей. Стараясь привлечь внимание подруг к своей красоте, они выпячивают грудь, кланяются, распушая хвост, издают глубокие грудные звуки. Но подруги не торопятся обращать внимание на этих пижонов, отворачиваются, как капризная Айша. Потом голуби устраиваются на проводах и мельком бросают взгляды на невест-голубок. Вдруг все вместе взлетают, аплодируя в полёте друг другу крыльями.

А сейчас я слышу песню ворона, чей домишко расположен на дереве около моего балкона. В его сухом карканье звучит песня жажды. Он сидит на перилах балкона и просит воды. Лень вставать когда жарко, но иначе он не отстанет, пока я не дам ему напиться. Выношу в старой кружке воду и ставлю на табурет на балконе. Ворон лишь немного отошёл по перилам, пропуская меня к табуретке, затем спокойно спрыгнул и стал пить. Видно, что прежние хозяева этой квартиры поили его, но почему-то не оставили нам записку об этом просителе. Напившись, он два раза присел, поклонился и улетел за добычей. За "бортом" сегодня +42 градуса. Кондиционер хрипит из последних сил, в доме температуры ниже плюс двадцать семь в это время не бывает.

Прибрежные черные камни, раскалённые от жары, потрескивая, поют свою песню. Мелодия очень нежная и тихая, но я её слышу. Потом, на какое-то время, всё замирает.

Когда солнце начинает садиться, мы слышим вечернюю песню муллы, она приносит в мир спокойствие. В быстро гаснущем свете стихает мелодия молитвы к Аллаху. Маленькая пауза тишины и, кажется, что ты в раю, - НО! На сцене появляются кошки: усевшись напротив друг друга, начинают вопить, глядя в расширенные глаза - и это тоже ПЕСНЯ! Песня любви. Но мелодия не приятна моему уху.

Вдалеке слышится крик фазана, который живёт на балконе у хозяина магазина "Фратачи". Магазин рядом с портом, - выпивка на любой вкус со всего мира. Хозяин неплохо устроился, выручка течет рекой! А фазан всё кричит, и это тоже песня любви. Но, видно, ни одной самки на ближайшие тысячу километров нет, и его безысходные признания терзают сердце.

В заливе порта работают два крана - погрузчика. Они переговариваются друг с другом, и их звуки мне напоминают о далёкой Родине.

Маленькие кулички под светом полной луны бегают вдоль кромки отлива, хватая маленьких крабиков, издают хрупкие трели своей песни.

Приблизилось "время летучих мышей" и они, вальсируя от одного фонаря к другому, в полёте собирают пищу; при этом поют песню, не слышимую мной.

Мне кажется, что наступила тишина и можно заснуть. Но нет - пришёл час мотоциклистов, гоняющих по дороге к Сите Эрон. Не заглушая своих моторов и визжа тормозами на повороте, молодёжь развлекается, пока нет одуряющей жары. И это тоже вечерняя мелодия Джибути.

А сейчас я слышу песню блуждающего верблюда. По вечерам они бродят вокруг домов и вилл на Эроне. Через каменные ограды, утыканные горлышками битых бутылок, он просовывает свою морду и старается ухватить за забором что-нибудь растущее, зелёное на десерт. Он гурман, и колючки зонтичной акации на улице ему уже не по вкусу. Что-то отщипнув за забором, верблюд, подогнув колени, укладывается тут-же, смачно и долго жуя, издавая изредка глубокие утробные звуки. Это его мелодия и она характерна для Джибути.

Тишина длится всего мгновение и я слышу песню местной комарихи. Она прилетела попить моей кровушки. Писк вампирши меня раздражает, я встаю, включаю свет и - мелодии больше не слышно. Удивитесь: комары в таком климате? Да, да, комары, вы не представите где они живут? В каждом доме цоколь в земле является одной из стен бункера куда сливаются нечистоты. Сверху камера накрывается плитой из цемента. Раз в год приезжают "золотарики" и откачивают эту прелесть. Куда вывозят - не знаю, наверно, где-то сливают в заливе. Подлые комарихи прорываются в дом и своими грязными хоботами стараются вас лишить капли крови.

Я хочу заснуть, но гудок локомотива, прибывшего из Эфиопии, мне мешает. В его мелодии слышится: "Джибутийцы, я привёз вам продукты питания и КАТ! Спите пока спокойно, будет вам утром утешение". Кат - лёгкое наркотическое растение и первый товар на базаре. Волны поют свою бесконечную, старую как мир песню. Эти звуки меня успокаивают. Луна, бросая блики в заливе, поёт песню; эта песня лунного света звучит, как колыбельная.

В два часа петух, живущий на вилле моей джибутийской подруги Лютфи, заводит свою песню. Он нам сообщает, что колдовской час прошёл, и утро обязательно наступит. Лёгкий ветерок ласкает мои волосы через открытый балкон и я засыпаю.

Встаёт заря, и маленькие желтые и черные ткачики начинают щебетать. Их песнь прекрасна, она переливается как вода в источнике, журчит мелодией. Солнце просыпается вместе со сторожем-гардьеном, и он поёт свою песню сердца.

Нет тишины в Джибути! Но тишина существует в каждом из нас. Если захотеть - к ней можно прикоснуться. И я, улыбнувшись миру, ухожу слушать собственную тишину.

 

Наталья Филатова. В Серебряниках (воспоминания о послевоенном детстве)

 

 

Последнее изменение страницы 31 Dec 2020 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: