Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Рассказы из "ЛК"

Геральд Никулин. Кисловодск, картинки памяти
Сергей Шиповской. Айдате
Лидия Анурова. Памяти детства
Лидия Анурова. Я и Гагарин. Вечер на рейде. Сеанс Кашпировского
Лидия Анурова. Мои старики
Наталья Филатова. В Серебряниках
Наталья Филатова. Цветные стеклышки
Наталья Филатова. Крымские яблоки
Валентина Кравченко. Первые шаги
Валентина Кравченко. Осень
Митрофан Курочкин. Послевоенное детство
Тамара Курочкина. Горьковатый привкус детства
Тамара Курочкина. Грустная дорога в юность
Тамара Курочкина. На теплоходе музыка играет
Тамара Курочкина. Дворняжка по кличке Дружок
Антонина Рыжова. Горький сахар
Антонина Рыжова. Сороковые роковые...
Капиталина Тюменцева. Спрятала... русская печь
Анатолий Крищенко. Подорваное детство
Феофан Панько. За ушко да в лесочек! Крепкий сон
Любовь Петрова. Детские проказы
Иван Наумов. Перышко
Георгий Бухаров. Дурнее тетерева
Владислав Сятко. Вкус хлеба
Андрей Канев. Трое в лодке
Андрей Канев. Кина не будет, пацаны!
Галина Сивкова. Жизнь - в пути
Галина Сивкова. Фотография
Олег Куликов. Шаг к прозрению
Нина Селиванова. Маршал Жуков на Кавказских минеральных водах
Михаил Байрак. Славно поохотились
Ирина Иоффе. Как я побывала в ГУЛаге
Ирина Масляева. Светлая душа
Инна Мещерская. Дороги судьбы
Анатолий Плякин. Фото на память
Анатолий Плякин. И так бывает
Анатолий Плякин. В пути - с "живанши"
Софья Барер. Вспоминаю
Пётр Цыбулькин. Они как мы!
Надежда Яньшина. Я не Трильби!
Ирина Бжиская. Первый снег
Елена Довжикова. Рассказы
Лариса Корсуненко. Мы дети тех, кто победил...
Лариса Корсуненко. Ненужные вещи
Сергей Долгушев. Билет на Колыму
Литературный Кисловодск, N74 (2020г.)

Галина Сивкова

Сыктывкар

ФОТОГРАФИЯ

Этой фотографии уже более пятидесяти лет. На ней - есенинского типа юноша с волнистыми светлыми волосами, чистым высоким лбом, поэтичным мягким взором серых продолговатых глаз, припухшими верхними веками и пухлыми же мягкими губами.

"Моей дорогой Мурочке на добрую память о друге юных лет. Глядя на него, вспоминай и меня, которая искренне и неизменно тебя любит. - Екатерина Константиновна".

Фото её сына Мики, единственного, любимого, Екатерина Константиновна послала Мурочке из чувства особо теплого отношения к ней, хотя сами ребята по прошествии шести лет уже не были так сильно привязаны друг к другу, как ей этого хотелось.

Её сын и Мурочка впервые встретились и близко познакомились на школьном выпускном вечере. В те военные и первые послевоенные годы обучение было раздельным - в женских и мужских школах, и подобные встречи учащихся были редкостью. Екатерина Константиновна, глядя на них, танцующих - такого красивого, светловолосого, атлетичного сына, потомка шведского барона, и эту милую, скромную, в небесно-голубом шёлковом платье девочку с пышными рыжеватыми волосами - любовалась ими и сразу прониклась к ней по-настоящему нежной любовью. У Мики (так его звали дома) до этого была девушка, красивая, но какая-то чужая. А эта... всколыхнула в сердце память о своих двух девочках, таких бесценных, с которыми пришлось расстаться, когда они были ещё маленькими. Сама же она - дочь петербургского, императорского двора офицера - выросла в атмосфере, близкой к великосветским кругам. Её окружали музыка, танцы, французская речь, но в то же время - строгий распорядок в доме. Отец служил в бывших Павловских казармах, что на Марсовом поле, и семья некоторое время даже там проживала. Девушкой на выданье вышла замуж, родились две очаровательные девочки, но потом судьба свела её с великолепным мужчиной, родом из шведов. Он был доктором, и она оставила всё и всех - и мужа, и детей. У них родился замечательный сынишка Мика, весь в своего отца.

Судьба уготовила им испытание за испытанием. Яна Генриховича осудили по "делу кремлевских врачей", что называется - до кучи, сослали на лесоповал. Она вместе с ним тоже оказалась на лесоповале, а маленький Мика рос в семье её старшей дочери в Ленинграде.

Подросшего сына, когда Яна Генриховича определили "на поселение" в глухой лесоповальный поселок на Коми земле, взяли к себе. Потом, по прошествии всех сроков, обосновались в городе. Всё было хорошо. Екатерина Константиновна унынию не предавалась. Муж работал хирургом в больнице, был на хорошем счету. Сын рос на глазах - уже стал почти мужчиной. Она была человеком лёгкого нрава, не делала из своей жизни трагедии, не была отягощена превратностями судьбы, оставалась выше предложенных жизнью обстоятельств. Когда Мурочка с Микой приходили к ним, она радовалась за ребят. Ей очень приглянулась эта девочка, и многие годы она мечтала об их совместной судьбе.

Но сын уехал учиться в Ленинград, поступил в институт физкультуры им. Лесгафта: в другие вузы путь ему был заказан. Мурочка осталась дома, а Екатерина Константиновна с мужем уехали на север в сельскую больницу. Но когда она приезжала в город, обязательно навещала Мурочку - и даже после, когда Мурочка вышла замуж, родились у неё дети, тоже две девочки. Относилась к ней по-матерински, хотя чувствовала, что родители этой славной девочки не шли на сближение. Мурочка знала причину этого, вернее, догадывалась. Как-то, когда Мика уже вернулся из Ленинграда, после его очередного визита отец с укоризной сделал ей замечание: "Вы всё ещё дружите?" Отец был идейным человеком, и чувствовалось, что не одобрял дружбу своей дочери с сыном "врага народа". Да и Мика сам был какой-то опустошённый, заблудший, непонятный. Их дружба угасала сама собой.

Но всё равно Мурочка всегда относилась к Екатерине Константиновне с нежностью, переписывались они многие годы. А когда она после кончины Яна Генриховича переехала в Ленинград, поближе к дочерям, навещала обязательно Екатерину Константиновну в её старенькой квартирке недалеко от Смольного собора. Когда Мики не стало (он повесился у себя дома), Екатерина Константиновна скупо, без слез, чисто по-медицински объяснила: "Он был склонен к самоубийству, маниакальнодепрессивный синдром". И вновь, уже в который раз, повторила: "Я так хотела, чтобы вы с Микой были вместе.".

Мурочка, глядя на эту старую фотографию, вспоминая и пытаясь понять, почему Мика так поступил, всё же не могла не признать, что он действительно был человеком довольно странным, в какой-то степени даже загадочным, нераскрывшимся, углублённым в себя. Сильная любовь между его родителями, соединившая их и давшая ему жизнь, не спасла его от мук этой жизни, от внутренних страданий. Ещё когда-то в детстве ген его истинной породы был исковеркан: из него выпало одно-единственное звено, отвечающее за самосохранение, за саму его жизнь.

  2004 г.

 

Галина Сивкова. Жизнь - в пути (воспоминания о 50-х годах)

Галина Сивкова. Еще раз о Борисе Пастернаке (Рецензия на книгу С.Я.Подольского "Борис Леонидович Пастернак. Очерки жизни и творчества в контексте времени")

Галина Сивкова. Отклик на "ЛК" n64

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 27 Nov 2021 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: