Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N68 (2018)

Галина Сивкова, поэтесса

ЕЩЕ РАЗ О БОРИСЕ ПАСТЕРНАКЕ

Передо мной книга Станислава Подольского* "Борис Леонидович Пастернак. Очерки жизни и творчества в контексте времени" (ООО "МИЛ", Кисловодск, 2012). Обложку и титульный лист книги украшают графические портреты юного Бориса Пастернака, исполненные Ю. Анненковым и отцом поэта. Какую-то особую функцию выполняют выразительные фотографии поэта, вошедшие в книгу - пронизывающий, вопрошающий взгляд его огромных глаз как будто всё время сопровождает читателя на всём её протяжении. В книгу вошли главы о жизненном и творческом пути Бориса Пастернака, глубинные размышления автора книги о трагической судьбе великого поэта. Это серьёзное исследование не только судьбы одного человека, но и в целом поэзии того времени, когда жил и творил Пастернак. Прошло уже более полувека с тех пор, а эта тема "талант поэта - признание" всё живёт, и страницы прошлых лет болью отзываются в сердцах ныне живущих. Жертвы политики, такие как Б. Пастернак, они как мученики несли крест судьбы-времени. В предисловии автор книги описывает обстановку цензуры, травли, в которой пришлось творить поэту, "провозгласившему неслыханную себестоимость слова, строки, стиха" (стр. 6).

В книге приводятся интересные факты биографии поэта - периода юности, поисков себя, становлении его как поэта, о первых романтических увлечениях, когда "Я святого блаженней!"... Много внимания автор уделяет описанию литературной атмосферы того времени, футуристам, к которым поначалу примыкал Борис Пастернак. Но очень скоро он пошел своим путём. Уже в 1913 г. выходит первый сборник его стихотворений "Близнец в тучах", а в 1916 г. - "Поверх барьеров". И С. Подольский пишет: "В названии последней ощущается громадный напор поэтической энергии: поэзия хлещет поверх всех препятствий и оград - как небо. Уже создан ряд стихотворений, составивших вскоре любимую книгу Б. Пастернака "Сестра моя жизнь" (стр. 21). Так постепенно вводит он своего читателя в мастерскую поэта, где он всё больше и больше становится настоящим русским поэтом.

Оценивая книгу стихотворений Пастернака "Темы и вариации" С. Подольский отмечает "связь поэзии с музыкой: принцип развития ведущей темы, некий контрапункт решений, импровизация, особое внимание к композиции, особая фонетическая значимость текста". Музыкальность, ритмика текстов Пастернака - это очень интересный, важный акцент, сделанный С. Подольским. Он также отмечает, что некоторые исследователи даже в построении главной книги прозы Б. Пастернака "Доктор Живаго" усматривают, что она написана как "фортепианный концерт или даже симфония" (стр. 10). Уроки живописи и музыки, которые будущим поэтом были получены еще в доме родителей - отца, крупного художника европейского класса Леонида Осиповича Пастернака и матушки Розалии Исидоровны Кауфман, одарённой пианистки, не прошли даром. Обстановка творчества окружала его с детства. Это ли не благодатная почва для воспитания молодого дарования. Борис серьёзно занимается музыкой, но поэзия завладевает им всецело.

Весьма любопытны рассуждения автора книги о "подтекстах" в стихах Б. Пастернака. Так, он на примере ряда текстов предлагает внимательному читателю замену некоторых слов на другие - более созвучные с общим смыслом стиха, сливающиеся с "окружающей фонетикой" (стр. 45). Объяснение этому он видит в намеренном "внутреннем редактировании" поэтом своих стихов, когда то или иное слово могло вызвать гнев цензуры. Например:

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы,
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
На озарённый потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног.
Судьбы скрещенья.

В этом стихотворении слово "кружки" звучит как инородное, на его место просится "криминальное" кресты - и по смыслу и по фонетике.

То же самое угадывается в трагическом стихотворении уже умирающего поэта "Нобелевская премия":

Что же сделал я за пакость?
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей.

Последняя строка как будто требует замены: "над бедой земли моей". Поэт был вынужден маскировать свои мысли в условиях "очередной истерики злобы у гонителей Бориса Леонидовича" (стр. 47). От получения Нобелевской премии он отказывается, чтобы спасти жизнь свою и своей семьи и просит лишь об одном - не высылать из страны: "Позвольте умереть на земле, где я прожил всю свою жизнь и ради славы которой, как каторжник, работал в литературе". Своё предназначение Б. Пастернак видит в служении человеку, а, значит, - всему человечеству. На такой высокий пьедестал он ставит личность отдельного человека. Словами Шекспира (в собственных переводах) он заверяет:

Измучась всем, я умереть хочу.

И далее:

Измучась всем, не стал бы жить и дня,
Да другу трудно будет без меня.

В конце своей книги С. Подольский, объясняя свою "расшифровку" некоторых текстов Бориса Пастернака, пишет: "Не молиться следует на шедевры мастеров, а вглядываться, участвовать в творении, испытывать его, вслушиваться - тогда, глядишь, и состоится живая "великая музыка"!"... Настоящий мастер-класс!

Вот если бы книга Станислава Подольского оказалась в руках в наше время, то, возможно, мы прозрели бы раньше. Я живо помню обстановку того времени (50-60 годы), когда нас, школьников, студентов, не подпускали даже к имени Пастернака. Знакомство с его стихами считалось чуть ли не преступлением, их невозможно было достать. Везде виделись "враги народа", "космополиты". А каждое стихотворение Бориса Пастернака было как кровоточащая рана на теле нашего народа. Он это видел, страдал и писал:

...строчки с кровью - убивают,
Нахлынут горлом и убьют!

Мне вспоминаются те годы еще потому, что именно тогда, в 1964 году, мне довелось познакомиться с сыном поэта - Леонидом. Я проходила стажировку в Институте кристаллографии АН СССР в Москве в лаборатории кристаллооптики у великой С.В. Грум-Гржимайло. Юный Леонид также работал у нее в лаборатории, кажется, был уже аспирантом. Держался он просто, дружелюбно, отнюдь не кичился своей знаменитой фамилией. Был похож на отца.

Софья Владимировна, подстать своему отцу - выдающемуся русскому учёномуметаллургу, члену-корреспонденту АН СССР В.Е. Грум-Гржимайло, обладала мощной, независимой натурой. Она была большой ценительницей всех видов искусств, покровительствовала многим деятелям культуры. В своём доме устраивала литературные встречи, не страшилась защищать опальных литераторов, цвет столичной интеллигенции, принимала доброе участие в их судьбах. И я думаю, что не случайно Леонид Пастернак оказался под её надёжным крылом именно в её лаборатории. Он занимался исследованием оптических спектров корундов, и в научных публикациях Софья Владимировна свою фамилию ставила рядом с фамилией Л.Б. Пастернака. К сожалению, Леонид рано, в 38 лет, скончался от инфаркта в 1976 году (об этом я узнала из телепередачи). А в то время, когда мы работали рядом, не принято было "распространяться" о творчестве гонимых поэтов, тем более была ещё жива рана о недавней кончине его отца. Неудобно было тревожить Леонида горестными воспоминаниями, поэтому разговоров на эту тему мы не вели.

Ещё раз хочется поблагодарить Станислава Подольского за книгу о Борисе Пастернаке, за эти уроки вдумчивого, творческого прочтения творений великого поэта-мыслителя XX века.

Свою книгу С. Подольский рекомендует в качестве учебного пособия для учащихся средней школы. В этом большое образовательное и воспитательное значение его труда, направленного на то, чтобы в целости и чистоте правды передать эстафету времени молодёжи, показать значимость поэтического слова в нашей жизни.

Завершает книгу стихотворение автора "Письмена" с посвящением "Б. Пастернаку":

Уходят цветы - остаются духи.
Уходят друзья, оставляя стихи.
Уходит поэт, оставляя Ответ,
как жить после жизни,
как время и свет...

Я в мир постучал - а Учителя нет.
Душа - сотворилась,
а Автора - нет...
Летят письмена,
словно время и Свет.

Октябрь 2017 г.

P.S. Да не осудят меня, обычного, рядового читателя, специалисты за далеко непрофессиональные суждения, высказанные в меру своего понимания.

* Станислав Яковлевич Подольский - поэт, член Союза российских писателей, главный редактор литературно-художественного альманаха "Литературный Кисловодск"

 

Последнее изменение страницы 6 Aug 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: