Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница Галины Марковой

Будни военного детства
Галюшины страсти
Галина Сивкова. Жизнь - в пути
Змейка и скорпиончик
Вот человек!
Покойное место
Всему свое время
Саламина
Никто ничего никому
Фотография
Православная красотка
Приходящий "муж". Сучок с задоринкой
Времена года. Букет сирени
мяу-мяу, привет!
В тесноте да не в обиде
Как английская королева
о романе С.Я.Подольского "Облачный стрелок"
Еще раз о Борисе Пастернаке
О "Старом Кисловодске" С.Я.Подольского
Отклик на "ЛК" n64
Письмо Маргарите Самойловой
интервью
Юбилей Галины Марковой
"Литературный Кисловодск", N68 (2018)

Галина Сивкова, поэтесса

ЕЩЕ РАЗ О БОРИСЕ ПАСТЕРНАКЕ

Передо мной книга Станислава Подольского* "Борис Леонидович Пастернак. Очерки жизни и творчества в контексте времени" (ООО "МИЛ", Кисловодск, 2012). Обложку и титульный лист книги украшают графические портреты юного Бориса Пастернака, исполненные Ю. Анненковым и отцом поэта. Какую-то особую функцию выполняют выразительные фотографии поэта, вошедшие в книгу - пронизывающий, вопрошающий взгляд его огромных глаз как будто всё время сопровождает читателя на всём её протяжении. В книгу вошли главы о жизненном и творческом пути Бориса Пастернака, глубинные размышления автора книги о трагической судьбе великого поэта. Это серьёзное исследование не только судьбы одного человека, но и в целом поэзии того времени, когда жил и творил Пастернак. Прошло уже более полувека с тех пор, а эта тема "талант поэта - признание" всё живёт, и страницы прошлых лет болью отзываются в сердцах ныне живущих. Жертвы политики, такие как Б. Пастернак, они как мученики несли крест судьбы-времени. В предисловии автор книги описывает обстановку цензуры, травли, в которой пришлось творить поэту, "провозгласившему неслыханную себестоимость слова, строки, стиха" (стр. 6).

В книге приводятся интересные факты биографии поэта - периода юности, поисков себя, становлении его как поэта, о первых романтических увлечениях, когда "Я святого блаженней!"... Много внимания автор уделяет описанию литературной атмосферы того времени, футуристам, к которым поначалу примыкал Борис Пастернак. Но очень скоро он пошел своим путём. Уже в 1913 г. выходит первый сборник его стихотворений "Близнец в тучах", а в 1916 г. - "Поверх барьеров". И С. Подольский пишет: "В названии последней ощущается громадный напор поэтической энергии: поэзия хлещет поверх всех препятствий и оград - как небо. Уже создан ряд стихотворений, составивших вскоре любимую книгу Б. Пастернака "Сестра моя жизнь" (стр. 21). Так постепенно вводит он своего читателя в мастерскую поэта, где он всё больше и больше становится настоящим русским поэтом.

Оценивая книгу стихотворений Пастернака "Темы и вариации" С. Подольский отмечает "связь поэзии с музыкой: принцип развития ведущей темы, некий контрапункт решений, импровизация, особое внимание к композиции, особая фонетическая значимость текста". Музыкальность, ритмика текстов Пастернака - это очень интересный, важный акцент, сделанный С. Подольским. Он также отмечает, что некоторые исследователи даже в построении главной книги прозы Б. Пастернака "Доктор Живаго" усматривают, что она написана как "фортепианный концерт или даже симфония" (стр. 10). Уроки живописи и музыки, которые будущим поэтом были получены еще в доме родителей - отца, крупного художника европейского класса Леонида Осиповича Пастернака и матушки Розалии Исидоровны Кауфман, одарённой пианистки, не прошли даром. Обстановка творчества окружала его с детства. Это ли не благодатная почва для воспитания молодого дарования. Борис серьёзно занимается музыкой, но поэзия завладевает им всецело.

Весьма любопытны рассуждения автора книги о "подтекстах" в стихах Б. Пастернака. Так, он на примере ряда текстов предлагает внимательному читателю замену некоторых слов на другие - более созвучные с общим смыслом стиха, сливающиеся с "окружающей фонетикой" (стр. 45). Объяснение этому он видит в намеренном "внутреннем редактировании" поэтом своих стихов, когда то или иное слово могло вызвать гнев цензуры. Например:

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы,
Свеча горела на столе,
Свеча горела.
На озарённый потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног.
Судьбы скрещенья.

В этом стихотворении слово "кружки" звучит как инородное, на его место просится "криминальное" кресты - и по смыслу и по фонетике.

То же самое угадывается в трагическом стихотворении уже умирающего поэта "Нобелевская премия":

Что же сделал я за пакость?
Я убийца и злодей?
Я весь мир заставил плакать
Над красой земли моей.

Последняя строка как будто требует замены: "над бедой земли моей". Поэт был вынужден маскировать свои мысли в условиях "очередной истерики злобы у гонителей Бориса Леонидовича" (стр. 47). От получения Нобелевской премии он отказывается, чтобы спасти жизнь свою и своей семьи и просит лишь об одном - не высылать из страны: "Позвольте умереть на земле, где я прожил всю свою жизнь и ради славы которой, как каторжник, работал в литературе". Своё предназначение Б. Пастернак видит в служении человеку, а, значит, - всему человечеству. На такой высокий пьедестал он ставит личность отдельного человека. Словами Шекспира (в собственных переводах) он заверяет:

Измучась всем, я умереть хочу.

И далее:

Измучась всем, не стал бы жить и дня,
Да другу трудно будет без меня.

В конце своей книги С. Подольский, объясняя свою "расшифровку" некоторых текстов Бориса Пастернака, пишет: "Не молиться следует на шедевры мастеров, а вглядываться, участвовать в творении, испытывать его, вслушиваться - тогда, глядишь, и состоится живая "великая музыка"!"... Настоящий мастер-класс!

Вот если бы книга Станислава Подольского оказалась в руках в наше время, то, возможно, мы прозрели бы раньше. Я живо помню обстановку того времени (50-60 годы), когда нас, школьников, студентов, не подпускали даже к имени Пастернака. Знакомство с его стихами считалось чуть ли не преступлением, их невозможно было достать. Везде виделись "враги народа", "космополиты". А каждое стихотворение Бориса Пастернака было как кровоточащая рана на теле нашего народа. Он это видел, страдал и писал:

...строчки с кровью - убивают,
Нахлынут горлом и убьют!

Мне вспоминаются те годы еще потому, что именно тогда, в 1964 году, мне довелось познакомиться с сыном поэта - Леонидом. Я проходила стажировку в Институте кристаллографии АН СССР в Москве в лаборатории кристаллооптики у великой С.В. Грум-Гржимайло. Юный Леонид также работал у нее в лаборатории, кажется, был уже аспирантом. Держался он просто, дружелюбно, отнюдь не кичился своей знаменитой фамилией. Был похож на отца.

Софья Владимировна, подстать своему отцу - выдающемуся русскому учёномуметаллургу, члену-корреспонденту АН СССР В.Е. Грум-Гржимайло, обладала мощной, независимой натурой. Она была большой ценительницей всех видов искусств, покровительствовала многим деятелям культуры. В своём доме устраивала литературные встречи, не страшилась защищать опальных литераторов, цвет столичной интеллигенции, принимала доброе участие в их судьбах. И я думаю, что не случайно Леонид Пастернак оказался под её надёжным крылом именно в её лаборатории. Он занимался исследованием оптических спектров корундов, и в научных публикациях Софья Владимировна свою фамилию ставила рядом с фамилией Л.Б. Пастернака. К сожалению, Леонид рано, в 38 лет, скончался от инфаркта в 1976 году (об этом я узнала из телепередачи). А в то время, когда мы работали рядом, не принято было "распространяться" о творчестве гонимых поэтов, тем более была ещё жива рана о недавней кончине его отца. Неудобно было тревожить Леонида горестными воспоминаниями, поэтому разговоров на эту тему мы не вели.

Ещё раз хочется поблагодарить Станислава Подольского за книгу о Борисе Пастернаке, за эти уроки вдумчивого, творческого прочтения творений великого поэта-мыслителя XX века.

Свою книгу С. Подольский рекомендует в качестве учебного пособия для учащихся средней школы. В этом большое образовательное и воспитательное значение его труда, направленного на то, чтобы в целости и чистоте правды передать эстафету времени молодёжи, показать значимость поэтического слова в нашей жизни.

Завершает книгу стихотворение автора "Письмена" с посвящением "Б. Пастернаку":

Уходят цветы - остаются духи.
Уходят друзья, оставляя стихи.
Уходит поэт, оставляя Ответ,
как жить после жизни,
как время и свет...

Я в мир постучал - а Учителя нет.
Душа - сотворилась,
а Автора - нет...
Летят письмена,
словно время и Свет.

Октябрь 2017 г.

P.S. Да не осудят меня, обычного, рядового читателя, специалисты за далеко непрофессиональные суждения, высказанные в меру своего понимания.

* Станислав Яковлевич Подольский - поэт, член Союза российских писателей, главный редактор литературно-художественного альманаха "Литературный Кисловодск"

 

Станислав Подольский. Борис Леонидович Пастернак (очерк жизни и творчества в контексте времени)

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 9 Oct 2022 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: