Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Очерки из "ЛК"
"Литературный КИСЛОВОДСК" N43 (2011)

Ирина Йоффе

Москва

БРЕСТСКАЯ КРЕПОСТЬ -
ЛЕГЕНДА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Для людей моего поколения еще есть слова-символы, которые хранятся в глубинах памяти и сохраняют годы и годы свое огромное значение и влияние: "Брестская крепость", "Молодая гвардия", "Сталинград", "Победа"... Вроде бы многое и позабылось, но какой-то толчок извне и память послушно выдает то, что в них хранилось. Вот со мной совсем недавно так и произошло. Когда по телевизору рекламировали новый фильм "Брестская крепость", это событие меня очень взволновало, вспомнилось то что несколько лет занимало в моей жизни немалое место...

В 1954 году я окончила исторический факультет Ленинградского университета и получила распределение в областной краеведческий музей в город Брест. Что я о нем знала? Почти ничего: областной центр, небольшой город на западной границе, железнодорожный узел, что связывает нашу страну с Европой. Да еще в этих краях было мощное партизанское движение, и есть крепость, мужественно оборонявшаяся в первые дни войны.

Итак, в августе 1954 года я прибыла к месту назначения, поселилась в единственной здесь гостинице. Когда на следующий день шла, волнуясь, на беседу с начальством, мне встретилась оживленно беседующая группа людей. Осталось смутное впечатление, что лица некоторых из них мне знакомы. Вскоре я узнала от коллег и из газеты "Заря" ("Зара" по-белорусски), что в город прибыли поэт К. Симонов, актриса Валентина Серова, журналист, занимающийся военной тематикой, С.С. Смирнов, научный сотрудник центрального музея Советской армии Т. Никонова и защитник Брестской крепости в 1941 году инженер-геолог из Армении Самвел Матевосян.

Так в их творческой биографии совпало, что всем пятерым именно в это время необходимо было побывать в Бресте. Константин Симонов задумал сценарий кинофильма о Брестской крепости, в котором, естественно, одну из женских ролей должна исполнить Валентина Серова. Сергей Сергеевич Смирнов, уже немало собравший материала о защитниках крепости, приехал лично побеседовать со свидетелями и участниками, живущими в Бресте. Татьяне Никоновой как работнику музея нужно было оказаться на месте событий первых дней войны. Ну, а Самвел Матевосян при содействии Симонова и Смирнова смог наконец-то побывать на месте жестоких боев, где он не был 13 лет.

В городском театре прошла встреча с К. Симоновым, а по инициативе С.Смирнова группа приехавших и живших здесь участников событий, жены (вдовы!) командиров Брестского гарнизона 1941 года, дети участников тех боев, и жители города встретились с солдатами и офицерами гарнизона крепости.

Выступали участники боев, те кто пережил страшные первые дни войны, и своими рассказами вызвали немалые волнения у слушателей. Рядом со мной сидел белорусский журналист, участник боев в крепости в 1941 году А.И. Махнач, и было видно, как его колотила нервная дрожь (видимо, последствия полученной контузии).

С.С. Смирнов рассказывал о тех событиях и своих поисках героев. Его слушали те, кто проходил сейчас службу на территории крепости. Всюду виднелись следы разрушения и запустения. О восстановлении тогда еще речь не шла. Потом уже постепенно стали восстанавливать здания, казармы, укрепления крепости. Возникла мысль о создании музея обороны Брестской крепости. А пока текущей работой по сбору документов и материалов и связи с участниками событий занимался областной краеведческий музей.

Своего здания у нас не было. Для создания музея был выделен бывший костел, в нем шли ремонтные работы. Экспонаты хранились в подвале здания облисполкома, а мы, сотрудники, ютились в крошечной комнатушке в здании типографии газеты "Заря", где помещались с трудом два письменных стола и стул для посетителей. Сюда приходили дети героев Брестской крепости: Алик Бобков, молодой паренек, сильно прихрамывающий от многочисленных ран, полученных в первый день боев в шестилетнем возрасте. Ему пришлось быть свидетелем гибели матери, отца и младшей сестренки. Приходила молодая симпатичная девушка Таня Шабловская - дочь легендарного капитана Шабловского, который на глазах жены и четырех дочерей с криком: "Кто не хочет плена - за мной!" - прыгнул с моста в Буг. И он, и жена, последовавшая за ним, были расстреляны в воде.

Таня и Алик воспитывались в детском доме, потом учились в фельдшерской школе. Приходила к нам Анастасия Аршинова-Никитина, одна из тех жен командиров, которым пришлось пройти через жестокие бои и плен.

В 1956 году был снят и вышел на экраны фильм "Бессмертный гарнизон" по сценарию К. Симонова (режиссер З. Аграненко и Э. Тиссэ) и в том же году получил Почетный диплом МКФ в Венеции. А масштабы той грандиозной работы, которую развернул С. Смирнов трудно даже представить и переоценить. Это не только записи воспоминаний, установление хода событий и его участников. Это спасительное вмешательство в нелегкую судьбу нескольких героев, прошедших плен и не очень благополучную жизнь встретивших потом на родине.

Это тысячи писем, звонков, ходатайств "на самый верх", сотни встреч, поездок, это несколько лет беспокойной жизни. Когда Сергей Сергеевич заглядывал к нам в музей, в нашей тесной комнате становилось светлей и интереснее. Наши попытки поудобнее устроить его за письменным столом категорически им отвергались. Садился на единственный стул напротив, нога на ногу, на коленях блокнот: "Я военный корреспондент и привык работать в любых условиях".

Летом 1956 года отмечалось 15-летие героической обороны крепости. Съехались не только участники прошлой встречи: многие возникли "из небытия", забвения, ссылок и лагерей (уже своих). К этому времени стали известны подробности многих событий, установлено было, какую огромную роль сыграл в обороне Брестской крепости руководитель боев в Восточном форте, "герой из героев", майор Петр Михайлович Гаврилов. Он из тех, кто сражался до последней капли крови.

Я хорошо помню рассказы о Гаврилове. Когда он попал в плен в бессознательном состоянии, а затем в госпиталь для военнопленных, он мало походил на здорового, энергичного командира, каким помнили его бойцы 44-го полка, которым он командовал. Нечеловеческое напряжение, многодневный голод превратили его в обтянутый кожей скелет, у него не было сил даже глотать пищу. Немцы положили его еле живого на носилки и пронесли вдоль строя своих солдат - как образец мужества и верности своему воинскому долгу, хотя это и противник.

В летние дни 1956 года на городском стадионе собрался митинг-встреча с П.М. Гавриловым. Идут выступления, воспоминания. И вдруг по громкоговорителю на весь стадион сообщение: "Петр Михайлович Гаврилов после 13-летних безуспешных поисков в одном из инвалидных домов Брестской области нашел свою жену, с которой расстался в первые минуты войны!" Стадион взорвался радостью.

Жена Гаврилова ещё до войны была тяжко больна, а все перипетии плена, отсутствие сведений о судьбе семьи, скитания и болезни превратили ее в полного инвалида, прикованного параличом к постели. Как стало потом известно, он сразу же забрал Екатерину Григорьевну из дома инвалидов и увез с собой в Краснодар, где его вторая жена преданно ухаживала за нею, как за сестрой, несколько месяцев до ее кончины в декабре 1956 года.

Но с майором Гавриловым (в 1956 году он стал Героем Советского Союза) связан и лично меня касающийся эпизод, вернее - немалый конфуз. С.С. Смирнов в эти дни организовал своего рода экскурсию по Брестской крепости (во многом это означало по развалинам и руинам) для собравшихся участников боев с целью уточнения мест тех или иных событий.

Постепенно приблизились к тому месту в северо-восточной части вблизи главных ворот, которые были так памятны майору Гаврилову, и о которых он подробно рассказывал. И тут я под влиянием героических рассказов задала Петру Михайловичу вопрос: "Вы приближались к воротам, чтобы уйти к партизанам?" Он резко повернулся ко мне и сказал, как мне показалось, раздраженно, если не зло: "Глупенькая девчонка! Я жить хотел!" Я была ошарашена такой неожиданной реакцией.

И хоть никто, кажется, даже не заметил этот эпизод, настроение стало у меня "нулевое". Ведь для такого предположения у меня были основания. В своей книге много позже С. Смирнов писал о последних днях трагической Одиссеи майора Гаврилова. "Боеприпасов у него и пограничника, что был с ним до конца, осталось совсем мало, и командир с бойцом решили попробовать спрятаться, чтобы потом, когда немцы уйдут из форта, выбраться из крепости и идти на северо-восток, в Беловежскую пущу, где, как они надеялись, действуют наши партизаны", (изд. 1964 г., стр. 147).

Конечно, Гаврилов не мог знать обстановку за пределами крепости, но намерение такое имел? Видно надоело ему говорить о каждой минуте с позиции "героя"! На таких людей нельзя обижаться, но запомнилось!

А осенью 1956 года я уехала из Бреста в родной Ворошиловград (теперь Луганск, Украина) и увезла с собой довольно много уникальных фотографий, все в одном экземпляре. В 1957-58 годах среди пионеров и школьников развернулось движение за звание "Спутник семилетки". Один из 5-х классов моей родной школы N7, где классным руководителем была моя мама Ксения Константиновна Белухина, при моем участии подготовил альбом "Брестская крепость и ее герои", в который я передала все свои фотографии. Класс получил первое место в школе, а я лишилась этих документов. Где теперь может быть этот альбом! Может быть, хранится в школьном музее, который был создан много лет спустя и получил имя Виктора Третьякевича, комиссара "Молодой гвардии", окончившего нашу школу в 1942 году. Вот такая ниточка от Бреста до родины "Молодой гвардии". Впрочем, она не одна. С. Смирнов установил, что в Донбассе в те годы проживало около 10 участников обороны Брестской крепости, а один - Р. Забирко - даже родом из Донбасса, и летчик П. Рябцев, совершивший над Брестской крепостью одним из первых воздушный таран.

Популярность истории героической обороны Брестской крепости все нарастала. Кроме книг, статей, пьес С.С. Смирнова, стали событием в жизни страны его выступления по телевидению с рассказами о героях крепости. И все же для меня полной неожиданностью стала вышедшая в Самаре в 2001 году книга В.М. Шарлота, посвященная участникам обороны крепости - пограничникам. В книгах Смирнова о них несколько страниц, а у Шарлота большое документально-художественное произведение.

О Брестской крепости не забывают! Продолжит ли эту традицию памяти молодое поколение? А пока, мне кажется, можно закончить эти воспоминания названием книги В.Шарлота: "Брестская крепость - продолжение легенды". Пусть легенда-быль продолжается.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: