Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы друзей "Темного леса"
Страница Михаила Гара
 
Московская епархия в 1917-43гг.
Литературное Подмосковье
подмосковные болота
подмосковные музеи
Ступинский район
Звенигород
Козино
Иславское
Николина Гора и Успенское
Уборы
ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТО-ТИХОНОВСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
БОГОСЛОВСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
Кафедра общей и русской церковной истории и канонического права

М.М. Гар

Епископат Московской епархии с 1917 по 1943 г.

Направление 033400.62 Теология (Систематическая теология конфессии)

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА

Руководитель: д.ц.и.к.и.н., доцент, иерей А.В. Мазырин

Заведующий кафедрой: к.ф.-м.н., профессор, иерей А.В. Щелкачев

Рецензент: к.т.н., старший преподаватель И.Е. Мельникова

Москва, 2016

 

к оглавлению

 

Введение

Проблематика и актуальность исследования. Дипломная работа посвящена исследованию управления Московской епархией в период от Февральской революции 1917 г. до избрания патриарха в 1943 г., ознаменовавшего важный поворот в новейшей истории Русской Церкви в целом и столичной епархии в частности.

Научное значение данной работы состоит в том, что она представляет собой первое систематическое описание истории иерархии Московской епархии за рассматриваемый период. В условиях жесточайшего воздействия политики государства Церковь переживала определенные трансформации на всех уровнях (приход, епархиальное и высшее церковное управление). Но если процессы и отдельные события, происходившие в те годы на общецерковном уровне, уже многообразно исследовались, то на уровне епархий это далеко не так даже в столице. Опубликованы только истории Тверской, Пензенской и Ижевской епархий в указанные годы, но при всей значимости Московской епархии как патриаршей до сего дня не существует специальных исследований на данную тему: напечатаны только отдельные статьи.

Объект исследования - Московская епархия в 1917-1943 гг.

Предмет исследования - епископат Московской епархии и его деятельность в 1917-43 гг.

Цель исследования - комплексное изучение управления Московской епархией в 1917-1943 гг., ориентированное на то, чтобы проследить ход и выявить результаты процесса приспособления московского епархиального управления в лице его епископата к тяжелым обстоятельствам времени, связанным с многообразными проявлениями политики советского государства, нацеленной на полное уничтожение русской Церкви.

Задачи исследования:

  1. охарактеризовать управление Московской епархией по состоянию на начало 1917 г. и выявить ключевые моменты и события истории епархиального управления в 1917-43 гг., осуществив периодизацию изучаемого временного отрезка;
  2. для каждого из выделенных периодов установить персональный состав правящих и викарных московских архиереев, включая раскольнических; охарактеризовать основные обстоятельства, в которых им приходилось на тот момент действовать, в т.ч. проявления антицерковной политики властей и реакцию епископата на них; выявить сами действия, в частности административные (хиротонии, назначения и перемещения архиереев), а также их последствия, определяя тем самым официальную организацию, пути практического осуществления и результаты епархиального управления на данном этапе;
  3. проследить в целом судьбы столичных иерархов, рассмотреть итоги их жизни.

В целом, работа призвана отразить служение московских архиереев указанного периода (включая подвиг новых мучеников и исповедников из их числа), еще не изученное и не осмысленное в достаточной мере, показать "материю" чуда сохранения Церкви в крайне трудных обстоятельствах, что имеет немалое значение не только на уровне отдельной, пусть даже столичной, епархии, но и для истории Русской Церкви в целом и для истории отечественной.

Хронологические и географические рамки исследования Московская епархия с момента Февральской революции 1917 г. до избрания Святейшего Патриарха Сергия в сентябре 1943 г.

К 1917 г. епархия с центром в г. Москве именовалась Московской и Коломенской и территориально совпадала с Московской губернией, включавшей Волоколамский, Можайский, Верейский, Подольский, Серпуховский, Коломенский, Бронницкий, Московский, Клинский, Дмитровский, Звенигородский, Богородский и Рузский уезды. В 1918 г. был образован Наро-Фоминский уезд (упразднен в 1923 г.), в 1919 г. - Сергиевский, в 1921 г. - Орехово-Зуевский и Воскресенский, а Верейский и Рузский упразднены. В 1922 г. образован Ленинский уезд с центром в г. Ленинск (ныне - Талдом) с присоединением ряда волостей от соседних Тверской и Владимирской губерний, а в 1923 г. губерния приобрела Егорьевский уезд от Рязанской губ. и Каширский от Тульской. Соответственно менялись и границы Московской епархии, являвшейся с декабря 1918 г. Патриаршей областью. Затем Московская губерния была в 1929 г. упразднена по постановлению Президиума ВЦИК "Об образовании на территории РСФСР административно-территориальных объединений краевого и областного значения". Территория вошла в новообразованную Центрально-промышленную область, в том же 1929 г. переименованную в Московскую. Помимо Московской она включила бывшие Тверскую, Тульскую и Рязанскую губернии и делилась на 7 промышленных округов (Московский, Орехово-Зуевский, Коломенский, Кимрский, Серпуховский, Тульский, Тверской) и 3 сельскохозяйственных (Рязанский, Бежецкий и Калужский). Округа год спустя упразднили, а образованные в них районы (всего - 143) напрямую подчинили Мособлисполкому. Законная Московская епархия осталась при этом в прежних границах, но у обновленцев образовалась "Московская митрополия" {1}, объединяющая Московскую, Калужскую, Орехово-Зуевскую, Тверскую (с 1931 г. Калининскую), Тульскую и Рязанскую "епархии", которая просуществовала до 1938 г. В 1931 г. Политбюро выделило Москву как самостоятельную адм.-хоз. единицу, в начале 1935 г. была образована Калининская область, получившая при этом 26 районов из Московской, а в сентябре 1937 г. при разукрупнении Московской обл. выделенными из нее оказались Тульская и Рязанская области (всего 77 районов). В результате всех преобразований в границах Московской области и соответствующей епархии (в отличие от старой губернии) оказались бывшие Тугарицкий и части Зубцовского, Корчевского и Калязинского уездов Тверской губ., части Переславль-Залесского и Покровского уездов Владимирской губ., целиком Зарайский и Егорьевский и часть Михайловского уезда Рязанской губ., части Веневского и Алексинского и большая часть Каширского уезда Тульской губ., северные территории Боровского уезда Калужской губ. и восточная часть Гжатского уезда Смоленской губ.

Обзор источников

В настоящей работе использован ряд опубликованных и неопубликованных источников. Из опубликованных церковных документов необходимо особо отметить "Акты Св. Патр. Тихона и позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти в 1917-1943 гг." {2} и Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. {3}. В контексте данной работы соборные определения позволяют выявить основные сведения о новой организации управления Московской епархией. Они отражают те изменения, которые произошли в этой области в связи с восстановлением патриаршества и политическими переменами, произошедшими в стране. "Акты" являются важнейшим и многоплановым сборником источников. Они включают слова, речи, указы, завещательные распоряжения, постановления, протоколы допросов, письма, телеграммы, благословенные грамоты, резолюции Св. Патр. Тихона, составленные, написанные и сказанные по самым различным поводам и случаям, документы, связанные с обновленческим расколом и др. Кроме того, в сборник вошли и важнейшие документы периода после апреля 1925 г., как то: послания митр. Петра Крутицкого, его завещательные распоряжения, письма; документы григорианского ВВЦС; переписка митр. Сергия (Страгородского) с митрополитами Петром Крутицким и Кириллом Казанским, с григорианским ВВЦС; Декларация 1927 г. и проч.

В представленной работе активно использовались как сами документы, включенные в "Акты", так и помещенные в справочных приложениях к ним биографические сведения об иерархах, а также данные о замещаемых ими кафедрах, самостоятельных и викарных. Особую значимость для работы имели документы, связанные с обновленческим и григорианским расколами, в т. ч. переписка с ВВЦС, ряд указов и других документов Св. Патр. Тихона, митрополитов Петра Крутицкого и Сергия (Страгородского), непосредственно касающихся ситуации в Московской епархии.

Также использовались документы, выпущенные властями, в частности совершенно секретное циркулярное письмо, разосланное украинским ГПУ по всем своим губотделам 9 сентября 1922 г. {4}, подробно и ярко вскрывающее сущность, механизм осуществления и задачи обновленческого раскола; важнейший документ эпохи "Большого террора" - оперативный приказ НКВД N00447 {5}, определивший в 1937 г. круг подлежащих расстрелу лиц и порядок проведения соответствующей операции; материалы следственного дела Св. Патр. Тихона; протоколы заседаний Антирелигиозной комиссии 1922-29 гг. {6}, содержащие указания на предпринимаемые властями меры как в отношении "тихоновщины" в Москве, так и в отношении различных обновленческих группировок, особенно в период, когда Св. Патр. Тихон находился в заключении; а также документы об изъятии церковных ценностей в Москве в 1922 г. {7}, показывающие характер использования властями "лояльных" церковных деятелей в своих тактических целях.

Ценным источником информации об обновленческих иерархах, их действиях, а также о назначениях и перемещениях явилась соответствующая периодика - "Живая Церковь" {8}, "Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви" {9} и "Церковное обновление" {10}. Свидетельством о раскольнической деятельности в столичных пределах "григориан", прежде всего епископа Бориса (Рукина), является выпущенная им брошюра {11}, циркуляр, направленный московским благочинным {12}, а также его собственные данные на следствии показания {13}.

Интереснейшим источником сведений о церковной ситуации в целом, в том числе в Московской епархии, в 1925-1930 гг. является, несомненно, "Обзор" киевлянина Косткевича {14}, отправленный им в свое время заграницу и ныне, наконец, опубликованный без изменений и сокращений. Также важны подробные показания, полученные от Косткевича, арестованного в конце 1930 г., тоже ныне опубликованные {15}.

Помимо этого, в работе потребовалось привлечение неопубликованных архивных источников, прежде всего касающихся деятельности обновленцев в столичной епархии в 1920-е гг. С этой целью активно использовался фонд N2303 Центрального государственного архива Москвы, содержащий более трехсот единиц хранения. Наибольший интерес для данной работы представляют документы, связанные с деятельностью Московского епархиального управления (МЕУ) - протоколы заседаний МЕУ (в среднем по 5-7 в месяц) {16}, адресованные МЕУ синодальные указы и циркуляры {17}, прошения и послужные списки духовенства, канцелярские журналы входящих и исходящих документов {18}. Из протоколов заседаний мы узнаем персональный и количественный состав обновленческого Московского епархиального управления, регулярность и тематику этих встреч. Выявляется далеко не впечатляющий масштаб обновленческой деятельности в столичной епархии: большинство вопросов - сугубо местного или частного характера. Многочисленные жалобы духовенства на худое материальное положение и прошения о переводе на более выгодные места, а также отрицательные ответы на подобные письма приоткрывают общую скудость епархиальной казны. Характерны свидетельства собственных немощей - пространные письма по поводу всякого рода конфликтных ситуаций на приходах с жалобами на засилие "тихоновцев" и друг на друга, а также обсуждения проступков, в том числе и отдельных представителей епископата. Одной из самых интересных сторон этих документов является их указание на низкий уровень активности обновленческих архиереев (викариев) "на местах", причем выявляется еще и низкая эффективность даже немалых усилий, когда они все же приложены, как например в Клину. Многочисленные большие и содержательные рапорты "епископа Клинского" Николая Поликарпова изображают его деятельность и крупнейшее достижение - присоединение к обновленчеству 200 прихожан в июне 1925 г., и то в результате конфликта на одном из городских приходов. Показательна и восторженная реакция на это в МЕУ. Таким образом, эти архивные данные существенно расширяют имеющиеся представления о деятельности обновленцев в столичной епархии и о том, как преодолевался в ней раскол.

Историографический обзор

Как указывалось выше, на данный момент при всей значимости Московской епархии как патриаршей пока не существует систематического описания ее новейшей истории, в том числе периода с 1917 по 1943 г. Существуют, с одной стороны, работы, освещающие процессы и отдельные события, происходившие в те годы на общецерковном уровне. Среди них имеются справочники, учебники, научные монографии по более общим и более частным вопросам. С другой стороны, епархиальный уровень представлен статьями по отдельным проблемам, без которых составить искомую целостную картину было бы значительно сложнее.

Прежде всего, разработка исследуемой темы потребовала работы со справочной литературой. "Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 года", изданные ПСТГУ в 2006 г. {19}, позволили, во-первых, установить, какие викарные кафедры существовали в столичной епархии в изучаемый промежуток времени и в какой момент, кто из архиереев и в какой последовательности их замещал. Во-вторых, другой раздел справочника позволяет проследить, какие кафедры и в каком порядке замещал каждый конкретный архиерей, причем всё вышеотмеченное относится и к законным иерархам (кафедрам), и к раскольническим. Также в большинстве случаев в книге приведены краткие примечания, отражающие существенные обстоятельства, например даты кончины иерархов, увольнения на покой, ареста, расстрела, даты основания, упразднения или возобновления кафедры. Аналогичные, но несколько отличающиеся по полноте и особенностям подбора, сведения приведены в приложениях к "Актам Св. Патр. Тихона".

С другой стороны, справочные и биографические сведения об отдельных викариатствах и архиереях в ряде случаев обнаруживаются в статьях "Православной энциклопедии". Мы воспользовались таковыми для четырех викариатств и семнадцати иерархов. Аналогичную цель преследовало применение электронной базы данных "Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века", размещенной на сайте www.pstbi.ru. Кроме того, "Православная энциклопедия" явилась удобным источником основных справочных сведений по ряду отдельных вопросов, как например статьи "Живая церковь", "Высшее церковное управление (обн.)".

Жизни и деятельности отдельных иерархов посвящены в некоторых случаях и специальные исследования. В частности, это книга священника Димитрия Сафонова "Святитель Тихон, Патриарх московский и всея России, и его время" {20}, монография "Кифа" о сщмч. Петре Крутицком {21}, житие сщмч. Петра (Зверева), составленное монахиней Еликонидой (Кушлик) {22}, книги О.В. Косик о сщмч. Дамаскине (Цедрике) {23} и И.Г. Меньковой о сщмч. Серафиме (Звездинском) {24}. Данные книги послужили источником информации как о самих иерархах, так и о соответствующих обстоятельствах времени и места. Подобным образом использовались также "Жития новомучеников и исповедников российских", а о некоторых иерархах ряд сведений обнаружен только в электронных ресурсах, в частности это епископы Богородские Никанор (Кудрявцев) и Платон (Руднев), епископ Иоанн (Василевский).

Важным источником сведений, введенных в научный оборот лишь недавно, причем относящихся конкретно к событиям на уровне Московской епархии, являются, применительно к теме исследования, такие работы священника Александра Мазырина как доклады на Кадашевских чтениях 2010 г. "Священномученик митрополит Крутицкий Петр (Полянский) как управляющий Московской епархией (1924-1925 гг.)" {25} и 2011 года "Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг." {26}, а также доклад на XXIII Богословской конференции ПСТГУ "Большой террор и Московская Патриархия: репрессии против ближайших сотрудников митрополита Сергия (Страгородского)" {27}.

Особого упоминания заслуживают книги, посвященные обновленческому расколу и его деятелям - дополненные справочные сведения, собранные митрополитом Мануилом (Лемешевским) {28}, и новейшая работа прот. Валерия Лавринова "Обновленческий раскол в портретах его деятелей" {29}.

Глава 1. Епископат Московской епархии накануне избрания и при жизни Св. Патр. Тихона.

§ 1.1. Период от начала Февральской революции до ареста Св.Патр.Тихона в мае 1922 г.

К марту 1917 г. епархия с центром в городе Москве именовалась "Московская и Коломенская" и включала 5 викариатств {30}. С 1912 г. по март 1917 г. ее возглавлял один из самых заслуженных архиереев в Русской Церкви - святой митрополит Макарий (Невский), посвятивший предыдущие полвека своей жизни христианскому просвещению Алтая. Свое служение он начал в 1861 г. как иеромонах в составе Алтайской духовной миссии, с 1883 г. - архимандрит и начальник миссии, с 1884 г. - епископ Бийский, к концу 1908 г. - архиепископ Томский и Алтайский {31}. Ввиду участия в работе Святейшего Синода он подолгу пребывал в Петербурге.

Старшим из викариатств считалось Дмитровское, учрежденное в 1788 г. В начале XX в. Дмитровским епископам были подведомственны храмы Китайского и Ивановского сороков, включая Казанский и Покровский соборы, а также Алексеевский, Вознесенский Кремлевский, Никольский греческий, Зачатьевский, Знаменский и Богоявленский монастыри (в последнем - резиденция Дмитровских викариев) и Покровская община сестер милосердия. Дмитровские архиереи наблюдали за приходами Бронницкого, Дмитровского, Коломенского и Московского уездов Московской губернии. В их обязанности входило предварительное рассмотрение дел о строительстве, ремонте и освящении храмов, выдача антиминсов и мира, надзор за организацией крестных ходов и сборов пожертвований для церковных нужд, за выдачей пособий беднейшим семьям духовного звания, назначение в приходы псаломщиков, а в монастыри послушников и послушниц, учреждение духовных хоров, обществ хоругвеносцев, утверждение журналов собраний МДС и духовных училищ епархии, наблюдение за преподаванием Закона Божия в светских учебных заведениях Москвы и губернии {32}. На смену преосв. Трифону (Туркестанову), занимавшему Дмитровскую кафедру 15 лет, пришел (сразу после хиротонии 26 декабря 1916 г.) епископ Алексий (Кузнецов) {33}.

Можайское викариатство с 1914 г. возглавлял епископ Димитрий (Добросердов). Он настоятельствовал в Звенигородском Саввино-Сторожевском монастыре, заведовал Высшими женскими богословско-педагогическими курсами в московском Скорбященском монастыре, руководил изданием научного описания Патриаршей ризницы {34}.

Волоколамское викариатство было учреждено специально для ректоров Московской Духовной Академии, которые начиная с 1887 г. носили титул епископа Волоколамского. Последним в этом ряду к марту 1917 г. уже более 7 лет был преосв. Феодор (Поздеевский) {35}.

Серпуховским епископом с июня 1914 г. являлся преосв. Арсений (Жадановский), наместник Чудова монастыря с 1904 г. Он контролировал преподавание Закона Божия в московских средних учебных заведениях и постриги в монастырях Московской епархии, руководил миссионерским братством во имя свт. Петра, председательствовал в комитете по устройству внебогослужебных собеседований с народом, религиозно-философском кружке и др. В 1912-1917 гг. еп. Арсений вместе с миссионером И.Г. Айвазовым издавал журналы "Голос Церкви" и "Лепта обители святителя Алексия", где публиковались в том числе его проповеди и "Духовные дневники". Именно стараниями еп. Арсения, сблизившегося тогда со сщмч. Серафимом (Звездинским), св. прав. Алексием Мечёвым, схиигум. Фамарью (Марджановой), Чудов монастырь стал в те годы одним из центров духовного просвещения в Москве {36}.

От самого основания в 1913 г. и до 9 октября 1917 г Верейское викариатство возглавлял еп. Модест (Никитин), бывший архимандрит Московского Знаменского монастыря. В качестве викария он заведовал Московскими пастырскими курсами, был председателем Московского миссионерского общества и комитета по устройству лагерей для раненых {37}.

Старшим по хиротонии (1909 г.) среди викариев был епископ Волоколамский Феодор (Поздеевский). Архиерейский "стаж" остальных викариев к марту 1917 г. составлял от 3 месяцев до 4 лет, то есть при митрополите Макарии на Московские викариатства ни разу не переводили епископов "со стороны", а специально рукополагали избранных для этого кандидатов. Таким образом, все без исключения викарии занимали первую в своем послужном списке кафедру. Четверо из пяти прошли традиционный для того времени путь ученого монашества, окончив Духовные Академии. Епископ же Можайский Димитрий (Добросердов) начинал свое служение как женатый священник, выпускник Тамбовской ДС, но потеряв жену и детей, также окончил МДА и в дальнейшем принял монашеский постриг.

 

Революционные события 1917 г. Московскую епархию затронули сразу же.

Уже 20 марта волею обер-прокурора Св.Синода В.Н. Львова митрополит Макарий был уволен на покой {38}, а временное управление епархией в течение трех месяцев до выборов нового митрополита осуществлял епископ Иоасаф (Каллистов) {39}, участвовавший в удалении митрополита Макария {40}. Бывший варшавский викарий, он эвакуировался в Москву в связи с Первой мировой войной. Теперь Синод назначил его епископом Дмитровским вместо переводимого на Сарапульскую кафедру епископа Алексия (Кузнецова) {41}. Вскоре, 30 апреля, на этой же "революционной волне" с поста ректора МДА был смещен преосв. Феодор (Поздеевский). В мае он стал настоятелем Свято-Данилова монастыря и отошел от церковно-административной деятельности, оставаясь епископом Волоколамским лишь номинально {42}. Выборы же митрополита состоялись 21 июня 1917 г. Чрезвычайный съезд Московской епархии остановился на кандидатуре архиепископа Виленского и Литовского Тихона (Беллавина). Решение о его возведении в сан митрополита Московского и Коломенского Святейший Синод принял 13 августа {43}, а уже 15 августа в Москве открылся Поместный Собор Православной Российской Церкви, где нового митрополита Тихона спустя 3 дня избрали председателем (407 голосов - за, 30 - против) {44}.

Последняя перед переворотом перемена в персональном составе московского епископата произошла 9 октября, когда епископ Верейский Модест (Никитин), с 8 мая временно управлявший еще и Рязанской епархией, был переведен в Севастополь {45}. Назначение на Верейскую кафедру получил тогда еп. Севастопольский Сильвестр (Братановский). Он оставался в этом качестве до мая 1920 г., пребывая в Московском Покровском монастыре {46}.

Таким образом, на момент Октябрьского переворота Московской епархией управлял митрополит Московский и Коломенский Тихон (Беллавин), а его викариями являлись епископ Дмитровский Иоасаф (Каллистов), епископ Серпуховский Арсений (Жадановский), епископ Можайский Димитрий (Добросердов) и епископ Верейский Сильвестр (Братановский).

Восстановление патриаршества произошло на заседании Собора 28 октября 1917 г. (141 голос за, 112 против). Между тем, с 27 октября по 3 ноября большевики уже вели артиллеристский обстрел Кремля. Сохранилось свидетельство о том, что братия Чудова монастыря перенесли тогда мощи свт. Алексия в пещерную Ермогеновскую церковь, где под грохот снарядов молились вместе с епископом Серпуховским Арсением (Жадановским), митрополитом Петроградским Вениамином (Казанским), архиепископом Гродненским Михаилом (Ермаковым) и прп. Алексием (Соловьёвым) {47}. 30 октября в Московском епархиальном доме в Лиховом переулке прошел первый тур выборов Патриарха Московского и всея России (из 25 кандидатов {48} избирались 3), а 5 ноября, уже по жребию, в храме Христа Спасителя был избран и наречен Патриархом святитель Тихон {49}. Неделю спустя, 13 ноября, епископ Дмитровский Иоасаф (Каллистов) вместе с архиепископами Волынским Евлогием (Георгиевским) и Кишинёвским Анастасием (Грибановским) отпевали студентов и юнкеров, погибших в уличных боях с большевиками и при взятии ими Кремля {50}. Интронизация же свт. Тихона состоялась в Успенском соборе Московского Кремля 21 ноября 1917 г., в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы {51}.

Вскоре, 8 декабря, Собор вынес определение "о правах и обязанностях Св. Патриарха Московского и всея России" {52}. Патриарх стал по нему епархиальным архиереем Патриаршей области, включающей Москву, всю Московскую епархию и ставропигиальные монастыри. При этом в его непосредственном ведении остались только соборы, храмы и монастыри Кремля, Троице-Сергиева Лавра, ставропигиальные монастыри и все патриаршьи учреждения, а управление остальной областью поручалось Патриаршему Наместнику с титулом Архиепископа Коломенскаго и Можайскаго. 16 января нового 1918 г. это назначение и титул получил преосв. Иоасаф (Каллистов) {53}. Епископом Дмитровским вместо него 15 января стал сщмч. Димитрий (Добросердов) {54}, после чего отдельная Можайская кафедра была упразднена, а Коломенская восстановлена как объединенная с ней.

 

Таким образом, к началу 1918 г. Московскую епархию как правящий архиерей возглавлял Святейший Патриарх Тихон, а в фактическом управлении, порученном Патриаршему наместнику архиепископу Коломенскому и Можайскому Иоасафу (Каллистову), участвовали викарные епископы: Дмитровский - Димитрий (Добросердов), Серпуховский - Арсений (Жадановский) и Верейский - Сильвестр (Братановский). Этот состав и столкнулся с новыми декретами советского правительства - "О введении в Российской республике западноевропейского календаря" {55} (после 31 января 1918 г. вводился новый календарный стиль, страна переходила с юлианского календаря на григорианский) и "Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви" (от 5 февраля 1918 г.) {56}.

Поместный Собор продолжал свою работу и на фоне бурных событий: в частности, 1 июня 1918 г. еп. Дмитровский Димитрий (Добросердов) представил доклад о защите перед правительством имущественных и иных прав Церкви, об арестах монахов Саввина Сторожевского монастыря и сотрудников Звенигородского ДУ, а 6 июня он обратился к губ. комиссару юстиции с просьбой об освобождении до суда под личное поручительство иеромонаха Феофана (Андреева), задержанного по делу о выступлениях крестьян в защиту имущества Саввина Сторожевского монастыря {57}.

В августе был закрыт Чудов монастырь. Его наместник, еп. Серпуховский Арсений (Жадановский), от пережитого потрясения тяжело заболел и вместе со сщмч. Серафимом (Звездинским) уехал в подмосковный Серафимо-Знаменский скит, где стал духовным наставником схиигум. Фамари и многих сестер. Он ежедневно совершал Литургию, занимался иконописанием, изучал церковную музыку, медицину. В скитском храме перед игуменским местом находилась написанная им икона "Спас Нерукотворный" (в Серпухов еп. Арсений переехал только в конце декабря 1919 г., где нес епископское служение до 1923 г.) {58}.

1 ноября 1918 г. в Москве арестовали епископа Глазовского Никандра (Феноменова). Будущий архиепископ Крутицкий и управляющий Московской епархией, он был участником Поместного Собора (председательствовал в издательском отделе) и заместителем члена Священного Синода. Полгода, до вынесения приговора к 3 годам концлагеря, он провел в Бутырской тюрьме, и был в ту пору возведен в сан архиепископа (на праздник Благовещения 1919 г.). Заметим, что в Москву из архангельского концлагеря преосв. Никандр вернулся "досрочно" - 9 сентября 1920 г. {59}.

Так прошел в столичной епархии первый год советской власти.

Развернувшийся в 1918 г. "красный террор" побудил Патриарха Тихона в годовщину октябрьского переворота направить Совету народных комиссаров (СНК) грозное послание, обличавшее советскую власть в безжалостном кровопролитии, а вскоре, 24 ноября 1918 г., комиссар отдела по борьбе с контрреволюцией Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) С. Вайсберг заключил Патриарха Тихона под домашний арест. Освобождение последовало через полтора месяца - 6 января 1919 г {60}.

В целом, период Гражданской войны стал во взаимоотношениях Церкви и государства переломным. Определилось, что новая власть и ее политика - отнюдь не временное явление, и как минимум с 1919 г. задачей Патриарха стало обеспечение самой возможности служения Церкви в обществе. Он занял особую позицию "над" конфликтующими сторонами, избегая даже косвенной поддержки какой-либо из них. Некоторое время, до весны 1922 г., это позволяло сохранять церковную организацию от уничтожения, хотя политика властей только ужесточалась {61}: в частности, в 1919 г. началась кампания по вскрытию святых мощей. В марте 1919 г. были вскрыты мощи прп. Саввы Сторожевского, и о кощунственном поведении комиссии епископ Дмитровский Димитрий (Добросердов) докладывал Патриарху {62}. 11 апреля, несмотря на патриаршее обращение к В.И. Ленину, вскрыли мощи прп. Сергия Радонежского, а 12 июля на Патриарха Тихона было совершено покушение {63}.

Тем не менее, епархиальная жизнь в Москве не замирала, и осенью 1919 г. претерпела заметные изменения. 27 сентября состоялась хиротония сщмч. Германа (Ряшенцева) во епископа Волоколамского {64}. Пребывал он в Иосифо-Волоцком монастыре, организовывал в окрестных приходах чтение проповедей и преподавание Закона Божия, что потом и стало поводом для доноса на архиерея в ВЧК.

Вскоре, 11 октября, изменился титул Патриаршего наместника, в результате чего преосв. Иоасаф (Каллистов) стал архиепископом Крутицким (экстерриториальным) {65}. Коломенская кафедра осталась до поры вакантной. Преобразование системы управления Московской епархией закрепилось Постановлением Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета от 24 октября. Епархия делилась на шесть полусамостоятельных викариатств: Дмитровское, Серпуховское, Волоколамское, Верейское, Коломенское и Богородское. Управляющий ею титуловался Крутицким {66}. В конце того же 1919 г. возобновили еще Можайскую кафедру, на которую 13 декабря перевели епископа Дмитровского Димитрия (Добросердова) (но с этой же даты он значится на покое в Саввино-Сторожевском монастыре с управлением оным) {67}.

Конец 1919-го года ознаменовался и усилением репрессий: 23 декабря в ВЧК приняли решение о новом домашнем аресте Патриарха, а 25-го арестовали управляющего Московской епархией архиепископа Крутицкого Иоасафа (Каллистова) и членов Высшего Церковного Управления (ВЦУ) митрополитов Новгородского Арсения (Стадницкого) и Тифлисского Кирилла (Смирнова) {68}.

Именно тогда окончился продолжавшийся более года затвор епископа Серпуховского Арсения (Жадановского) и архимандрита Серафима (Звездинского) в подмосковном Серафимо-Знаменском скиту. Епископ Арсений прибыл в Серпухов {69}, а архимандрит Серафим был 3 января 1920 г. хиротонисан во епископа Дмитровского {70}.

 

Таким образом, в начале 1920 г. остававшийся правящим архиереем Московской епархии Св. Патриарх Тихон находился под домашним арестом, а его наместник архиепископ Крутицкий Иоасаф (Каллистов) - в тюрьме ВЧК {71}. Дмитровскую кафедру только что занял новый викарий - епископ Серафим (Звездинский), а его близкий друг еп. Арсений (Жадановский) после затвора приступил к активному служению в Серпухове. Продолжалась деятельность нового Волоколамского епископа Германа (Ряшенцева) и пребывавшего в Московском Покровском монастыре {72} епископа Верейского Сильвестра (Братановского). Коломенская и Богородская кафедры были вакантны.

 

11-16 января 1920 г. в Москве прошел судебный процесс над руководителями Совета объединенных приходов (главные обвиняемые - А.Д.Самарин и Н.Д.Кузнецов), на котором Патриарх Тихон давал свидетельские показания. Подсудимых приговорили к расстрелу, заменив его потом на пятилетнее заключение. В январе же был освобожден архиепископ Иоасаф (Каллистов) {73}, но 3 февраля 1920 г. он уже скончался {74}.

Новым наместником Патриаршей области, с возведением в сан митрополита Крутицкого, стал 18 февраля архиепископ Владивостокский и Приморский Евсевий (Никольский). Перед этим он участвовал в работе Собора в 1917-1918 г. и не смог из-за Гражданской войны вернуться в свою епархию, которой управлял на тот момент около 20 лет; в 1919 г. временно назначался на Смоленскую кафедру. Он стал ближайшим помощником Св. Патриарха Тихона, председательствовал в Священном Синоде {75}.

Вскоре столичный епископат пополнился будущими святыми: 18 мая 1920 г. архимандрит Феодосий (Ганицкий) {76} был хиротонисан во епископа Коломенского, а 25 мая архимандрит Иларион (Троицкий) - во епископа Верейского {77}. Его предшественник - епископ Сильвестр (Братановский) - занял Пермскую кафедру {78}.

Хиротонию преосв. Илариона в крестовом Сергиевском храме Московского подворья Троице-Сергиевой Лавры возглавил Патриарх Тихон. Нового епископа назначили наместником московского Сретенского монастыря, из национализированных помещений которого уже шло выселение монахов. Поэтому жил он на квартире своего товарища по академии священника Владимира Страхова (ул. Сретенка, д. 29). Из-за болезни митрополита Крутицкого Евсевия (Никольского) епископ Иларион исполнял значительную часть обязанностей по управлению Московской епархией и стал одним из ближайших помощников Патриарха. Он также объезжал приходы, включая отдаленные, за год отслужил 142 литургии, более 142 всенощных, произнес 330 проповедей. Продолжал читать лекции студентам МДА {79}.

В том же 1920 г. Св. Патриарх Тихон предложил принять монашество, священство и епископство для участия в управлении Московской епархией Петру Федоровичу Полянскому. Выпускник МДА 1892 г., действительный статский советник (этот чин давал право на потомственное дворянство), более 25 лет безупречно прослуживший по линии духовно-учебного ведомства, но вынужденный оставить службу из-за проведения в жизнь ленинского декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, он (вполне понимая, чем ему это грозит) согласился. Монашеский постриг и иерейскую хиротонию совершал митрополит Владимирский Сергий (Страгородский), а промежуточное посвящение во иеродиакона - епископ Верейский Иларион (Троицкий) (т.е. не ранее 25 мая 1920 - даты епископской хиротонии самого сщмч. Илариона). С августа по начало октября 1920 г. будущий митрополит Петр был настоятелем Московского Златоустинского монастыря в сане архимандрита, а 8 октября Св. Патриарх Тихон совершил в Сергиевском храме Троицкого подворья в Москве его хиротонию во епископа Подольского (кафедра вновь образована) {80}. Новый викарий, оставаясь настоятелем Златоустинского монастыря, стал ближайшим помощником митрополита Крутицкого Евсевия (Никольского). Занимался разрешением брачных дел. Поскольку власть активно проводила линию на монополию в семейных вопросах, такое занятие было тогда для архиерея весьма опасным {81}.

20 октября того же 1920 г., в Москве на своей квартире был вновь арестован только в сентябре вернувшийся из архангельского концлагеря архиепископ Никандр (Феноменов). Сначала его заключили в тюремный подотдел МЧК (Кисельный пер., д. 8), потом перевели в Бутырскую тюрьму. Выпустили под подписку о невыезде в июле 1921 г. {82}. С другой стороны, 22 ноября, епархия приобрела нового епископа Можайского вместо пребывавшего на покое сщмч. Димитрия (Добросердова). Им стал Иннокентий (Бобцов), бывший настоятель Иосифо-Волоцкого монастыря {83}.

Таким образом, к началу 1921 г. наместником Св. Патриарха Тихона по управлению столичной епархией уже без малого год оставался митрополит Крутицкий Евсевий (Никольский). Из викариев продолжали свое служение епископы: Дмитровский - Серафим (Звездинский), Серпуховский - Арсений (Жадановский) и Волоколамский - Герман (Ряшенцев). Активную церковную деятельность развил новый епископ Верейский Иларион (Троицкий). Коломенскую кафедру занимал епископ Феодосий (Ганицкий), Можайскую - новоназначенный епископ Иннокентий (Бобцов), а недавно образованную Подольскую - епископ Петр (Полянский).

 

Активная пастырская деятельность в приходах вверенного викариатства спровоцировала арест епископа Волоколамского Германа (Ряшенцева) 19 февраля 1921 г. Его содержали в Бутырской тюрьме вместе с митр. Сергием (Страгородским), в одной из камер они совершали богослужения (освобожден 22 апреля 1921 г.) {84}. Вскоре, 22 февраля, на Троицком подворье произошел первый арест еп. Подольского Петра (Полянского) {85}. Поводом стало пользование дровами Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ), якобы незаконное. Дрова до того принадлежали монастырю, но были объявлены советскими. 12 апреля суд приговорил Владыку к лишению свободы на 2 месяца с зачетом предварительного заключения, а в тюрьме он пробыл до конца апреля.

Летом во многих регионах России начался голод. Крестьяне, хозяйства которых уже пострадали от Первой мировой и Гражданской войн, а особенно от экономической разрухи и продразверстки, столкнулись с сильной засухой. Выгорели озимые и яровые посевы, пересохли пастбища, неурожай охватил 25 губерний - Поволжье, Дон, Северный Кавказ и Украину. Жертвы голода и сопровождавших его эпидемий исчислялись миллионами. В этой ситуации власти, решив прибегнуть к авторитету Патриарха, вели с ним переговоры на предмет выпуска от его имени посланий заграницу с воззваниями о помощи голодающей России. Священник Димитрий Сафонов полагает, что Патриарх Тихон, соглашаясь выпустить эти послания, добился от властей определенных тактических уступок для Церкви. На некоторое время Патриарх и ВЦУ получили относительную "свободу действий", чему способствовала и проходившая летом 1921 г. реорганизация "церковного" направления деятельности ВЧК.

Одним из проявлений "свободы" стало то, что с 10 июля по 8 августа Патриарх совершил семь архиерейских хиротоний, в том числе: 28 июля, в храме Бориса и Глеба села Зюзино - архимандрита Варфоломея (Ремова) во епископа Сергиевского (Сергиево-Посадского) {86} и 31 июля (по другим данным 13 августа {87}), в храме села Кубинка (ныне Одинцовский р-н Московской обл.), - принявшего монашество протоиерея Николая Добронравова во епископа Звенигородского {88}. Так столичная епархия получила двух новых викариев.

Управление Московской епархией стало осуществляться помимо митрополита Евсевия девятью викариями {89}, четверо из которых жили в основном в Москве. Епископ Подольский Петр (Полянский) был ближайшим помощником митр. Евсевия по епархиальному управлению, епископ Верейский Иларион (Троицкий) - наместником Сретенского монастыря, хотя часто служил и в храмах Верейского уезда, кафедральным храмом епископа Звенигородского Николая (Добронравова) являлся малый Успенский собор на Крутицах, а епископ Сергиевский Варфоломей (Ремов) был настоятелем Высоко-Петровского монастыря (по другим сведениям, с 1923 г. {90}), где находилась тогда Московская духовная академия. Остальные викарии жили в городах Московской губернии: еп. Арсений (Жадановский) - в Серпухове; еп. Серафим (Звездинский) - в Дмитрове, еп. Феодосий (Ганицкий) - в Коломне, еп. Иннокентий (Бобцов) - в Можайске. Еп. Волоколамский Герман (Ряшенцев) жил с сентября 1921 г. в Даниловом монастыре без права выезда из Москвы.

 

Давление на Церковь заметно возросло с августа, когда в свою работу включился новый заместитель начальника 6-го отделения Секретного отдела ВЧК Евгений Александрович Тучков (род. в 1892 г.) {91}. В это время продолжились переговоры об участии Церкви в помощи голодающим. 5 августа Патриарх Тихон писал в Президиум Помгола при ВЦИК о создании Церковного комитета для сбора средств и организации помощи на местах. Подход, при котором поступающие средства распределяет Церковный комитет, а в Помгол только предоставляется отчетность, власти не устраивал. Патриарху тогда сообщили решение Президиума ВЧК от 11 августа 1921 г. о высылке на Соловки его келейника Я.А. Полозова (не было исполнено), а 12 августа во второй раз арестовали еп. Подольского Петра (Полянского) {92}, отправив его осенью в великоустюжскую ссылку. Свящ. Димитрий Сафонов усматривает в этих фактах меры воздействия на "несговорчивого" Патриарха {93}.

Вскоре, однако, активное участие Церкви в помощи голодающим стало для властей вообще нежелательным. 27 августа решением Политбюро и сам Помгол был ликвидирован, собранные средства изъяты, а многих членов комитета (к 29 августа - 75 чел.) арестовало ГПУ. Вместо общественной структуры создавалась государственная, и легализация отдельного Церковного Комитета вовсе повисла в воздухе {94}. В середине сентября арестовали архиепископа Варшавского Серафима (Чичагова) и епископа Верейского Илариона (Троицкого) {95}. Патриарха же от домашнего ареста в сентябре освободили, но документов об этом на руки не выдали и обязали "на всякое служение в Москве и на всякий выезд за ее пределы" отныне получать разрешение. При этом аресты ближайших помощников по-прежнему могли служить способом воздействия на Святейшего, не оставлявшего поддержку голодающих {96}. Тем не менее, Московская епархия приобрела тогда новых викариев - 20 сентября во епископа Клинского был хиротонисан вызванный из Тулы архимандрит Иннокентий (Летяев) {97}, а вновь созданное Богородское единоверческое викариатство с момента хиротонии 11 октября 1921 г. возглавил преосв. Никанор (Кудрявцев), настоятель Никольского единоверческого монастыря в Москве {98}.

В ноябре чекисты начали готовить ликвидацию ВЦУ и Троицкого подворья. 26 ноября уполномоченный 6-го ("церковного") отделения СО Московской ЧК М.М. Шмелев предложил начальству план ареста Патриарха, членов Синода и Московского епархиального совета (всего 25 чел.). Предполагается, что в этот недоступный для исследователей список вошли и 10 викариев Московской епархии. Был уже и доклад начальника 6-го отделения А.Ф. Рутковского о подготовке операции, но чекисты только опечатали канцелярии и архивы Синода и ВЦС {99}. Намеченные аресты Ф.Э. Дзержинский не утвердил по тактическим соображениям. Дело в том, что хотя руководством страны и был взят курс на изъятие всех церковных ценностей, и 12 ноября Совнарком создал комиссию по их сосредоточению и учету во главе с Л.Д. Троцким, однако инициативу у него перехватил И.В. Сталин, который 25 ноября начал готовить к рассмотрению на Политбюро отброшенный было вопрос о привлечении духовенства к сбору средств для голодающих. Предполагалось достичь указанных целей, используя ВЦУ и авторитет Св. Патриарха Тихона, который поможет избежать сопротивления при изъятии ценностей. Поэтому арест намеченных архиереев по решению Политбюро и отложили {100}. Тем не менее, 8 декабря 1921 г. арестовали ближайшего сподвижника патр. Тихона прот. Александра Хотовицкого {101}. При этом работа церковных комитетов помощи голодающим, возобновленная было постановлением ВЦИК от того же 8 декабря (по оценке Патриарха, "в чрезвычайно узких рамках"), вскоре же и прекратилась. Начались репрессии на местах. А завершился 1921 г. выходом декрета ВЦИК от 27 декабря "О ценностях, находящихся в церквах и монастырях". Надвигались бурные события 1922 года, напрямую, разумеется, затронувшие столичную епархию. Речь идет о продолжающемся в регионах голоде, о прикрываемой им кампании по изъятию церковных ценностей (в смысле богослужебной утвари, так как финансы были конфискованы еще при исполнении Декрета от 20.01.1918 г.), о деле патриарха Тихона и об инспирированном властями обновленческом расколе.

Уже 2 января 1922 г. вышло постановление ВЦИК "О ликвидации церковного имущества". Все материально ценное, но не имеющее историко-художественной значимости, подлежало передаче в Гохран. Чекисты продолжали активно действовать и "внутри" своей структуры (готовясь ко всему запланированному), и "вовне". 6 января они провели обыск на Троицком подворье, изъяли часть комнат и опечатали архив патриаршей канцелярии (к нормальной работе Патриаршее управление вернулось только после 19 января). Весь январь формировались особые кадры, проводилась кампания в "Правде" и "Бедноте", прогнозировалась народная реакция, создавались фонды для продажи ценностей заграницу и проч. В начале февраля ВЧК начала вербовку духовенства и переговоры с архиереями о поддержке планов властей. В эти самые дни вместо ВЧК было создано Главное политическое управление (ГПУ) в составе НКВД. Компетенция нового ведомства несколько сужалась: оно, например, уже не могло выносить решения о наказании без суда. Декрет ВЦИК "Об упразднении ВЧК" вышел 6 февраля. Однако эта реорганизация, во многом связанная с борьбой между Л.Д. Троцким и его оппонентами (Сталиным и Каменевым), ни в коей мере не остановила кампанию по изъятию церковных ценностей {102}.

1 февраля (в этот день отмечался день рождения Патриарха Тихона) умер митрополит Крутицкий Евсевий (Никольский). О причине смерти есть документальное свидетельство в следственном деле Патриарха - донос одного из обновленцев в ГПУ, датируемый приблизительно маем 1922 г.: "Евсевий на каком-то большом приходском обеде после рыбы отравился и умер". Патриарх Тихон потерял надежного друга и сотрудника, возглавлявшего заседания Синода во время его домашнего ареста (до сентября 1921 г.) и принявшего тогда на себя многие дела по управлению Церковью. Правда, в том же доносе сообщается и о желании митрополита Евсевия чтобы Патриарх удалил от себя Якова Полозова... Владыку Евсевия похоронили с северной стороны Смоленского собора Новодевичьего монастыря. На заупокойной Литургии в Храме Христа Спасителя Патриарх Тихон рукоположил во иерея Василия Петровича Виноградова - в прошлом экстраординарного профессора МДА, в будущем автора вышедшей в Мюнхене в 1959 г. работы "О некоторых важнейших моментах последнего периода в жизни и деятельности Святейшего Патриарха Тихона (1923-1925 гг.)". Собственно чин погребения возглавлял еп. Верейский Иларион (Троицкий) {103}. 12 февраля, после обсуждения на заседании соединенного присутствия ВЦУ и ВЦС, Патриарх Тихон назначил нового Патриаршего наместника. Им стал (с титулом архиепископа Крутицкого) преосв. Никандр (Феноменов). К тому времени он уже пережил ряд репрессий {104}. Были и другие претенденты на этот пост - архиепископы Тульский Иувеналий (Масловский) и бывший Варшавский Серафим (Чичагов), которого как раз недавно, 16 января, освободили из Таганской тюрьмы {105}. Последнему столичная кафедра была, как утверждают, обещана ранее. О его реакции на назначение другого кандидата свидетельствуют показания епископа Серафима (Александрова) из следственного дела Патриарха Тихона, данные в тюрьме 20 июня 1922 г. По словам этого архиерея, преосв. Серафим (Чичагов) сначала даже не верил в свершившееся, а после беседы с Патриархом обронил фразу о том, что "выброшен на улицу как собака"... Согласно этим же показаниям, "после обмена мнений высшей иерархии ему был пожалован титул Митрополита, а потом и председателем Синода".

Таким образом, в середине февраля 1922 г., когда стартовала кампания по изъятию церковных ценностей, Св. Патр. Тихон управлял Московской епархией с новым наместником - архиепископом Крутицким Никандром (Феноменовым). Епископ Подольский Петр (Полянский) находился в великоустюжской ссылке еще с августа 1921 г. Из викариев продолжали служение епископы: Дмитровский Серафим (Звездинский), Серпуховский Арсений (Жадановский), Волоколамский Герман (Ряшенцев), Верейский Иларион (Троицкий), Коломенский Феодосий (Ганицкий), Можайский Иннокентий (Бобцов), Клинский Иннокентий (Летяев), Богородский Никанор (Кудрявцев), Звенигородский Николай (Добронравов) и Сергиевский Варфоломей (Ремов).

§ 1.2. Период от ареста Св. Патр. Тихона до его преставления 7 апреля 1925 г.

Аресты среди епископата, связанные с изъятием ценностей {106}, а затем с подготовкой и осуществлением обновленческого раскола, начались в Москве 22 марта 1922 г., когда арестовали архиепископа Крутицкого Никандра {107} и епископа Верейского Илариона {108}.

Св. Патр. Тихона взяли под стражу 6 мая 1922 г., и тринадцать месяцев, которые он провел в узах, можно считать кульминационными в истории обновленческого раскола. Московская епархия как столичная оказалась в центре событий. Поначалу Первосвятитель оставался на Троицком подворье под домашним арестом {109}. К этому времени уже существовала группа "прогрессивных" петроградских, московских и саратовских священников, которая 13 мая выпустила воззвание "Верующим сынам Православной Церкви России", в котором "деятельность советской власти называлась "борьбой за благо и счастье человечества", осуждались как "контрреволюционеры" иерархи и пастыри, противодействовавшие изъятию церковных ценностей, предлагался немедленный созыв Поместного Собора "для суда над виновниками церковной разрухи, для решения вопроса управления церковью и об установлении нормальных отношений между нею и советской властью"" {110}.

К воззванию тогда же присоединился и архиерей - бывший епископ Владикавказский и Моздокский Антонин (Грановский). Уволенный в самом начале 1917 г. на покой, он пребывал в одном из московских монастырей, был известен попытками введения литургических новшеств и активно сотрудничал с властями {111}. В интервью "Известиям" 23 марта 1922 г. он заявил, что по вопросу изъятия церковных ценностей с Патриархом не согласен, и с подачи Л.Д. Троцкого был как "лояльный епископ" приглашен поучаствовать в работе государственной Центральной комиссии помощи голодающим (Помгол). Выступая за передачу властям всех ценностей включая евхаристические сосуды, епископ Антонин должен был внести в ряды духовенства раскол. Само Политбюро ЦК РКП(б) утвердило его 13 апреля 1922 г. членом ЦК Помгола - как представителя "советского" духовенства для "работы по реализации церковных ценностей". На известном Московском процессе против духовенства и мирян, обвиняемых в сопротивлении изъятию, он в конце апреля выступил как эксперт, подтверждая, что в помощь голодающим возможна полная передача всего ценного. Это дало властям дополнительное основание для смертного приговора одиннадцати обвиняемым, хотя сам же "эксперт" ходатайствовал перед ВЦИК об их помиловании.

В период 12-18 мая 1922 г., одновременно с выходом "прогрессивного" воззвания, некоторых из подписавших его священников ГПУ допустило к арестованному свт. Тихону для переговоров. Они утверждали, что избранная Патриархом линия (в управлении Церковью) неверна, что она привела к смертным приговорам на упомянутом процессе, и предлагали высшую церковную власть передать им. Свои соображения "недостойные слуги" Введенский, Белков и Калиновский облекли в форму докладной записки на Патриаршье имя. "Церковь осталась без всякого управления, что чрезвычайно губительно отражается на течении наличной общественной жизни и московской", - "тревожились" они. "Мы <...> испросивши разрешение государственной власти <...> о создании Высшего Церковного Управления, <...> испрашиваем" Ваше "благословение <...> на это" {112}. Патриарх наложил на эту записку известную резолюцию: "Поручается <...> принять и передать <...> митрополиту Агафангелу, по приезде его в Москву, синодские дела <...>, а по Московской епархии <...> Иннокентию, епископу Клинскому, а до его прибытия <...> Леониду, епископу Верненскому" {113}.

Столь скромная отведенная им роль раскольников устроить, разумеется, не могла, и пользуясь тем, что в Москву митр. Агафангела не пустили, они истолковали резолюцию по-своему: "Ввиду самоустранения патриарха Тихона от управления в городе Москве сорганизовалось высшее церковное управление в составе <...>. Применительно к резолюции патриар. Тихона ВЦУ принадлежит высшая власть в <...> Русской церкви" вплоть до Собора {114}. При этом епископ Верненский Леонид (Скобеев) присоединился к совершителям переворота и тогда же, 18 мая, был избран председателем ВЦУ {115}, которое 19 мая заняло Троицкое подворье {116}. Сразу же епископа Леонида назначили "управляющим Московской епархией" {117} (митрополией {118}), а 30 мая духовенство избрало его председателем нового "Московского епархиальные управления" (МЕУ) {119}. Деятельность обновленцев стремительно набирала обороты. В Москве состоялись тогда две подряд архиерейские "хиротонии" - одна революционнее другой. Первую на Троицком подворье совершили 5 июня епископы Леонид (Скобеев) и Антонин (Грановский). В результате "епископом Бронницким, викарием Московской епархии" стал вдовый заштатный московский протоиерей Иоанн Чанцев, принявший при этом лишь рясофор (4 июня, с именем Иоанникий), без мантийного пострига. Он в тот же день был избран членом МЕУ {120}. Вторая хиротония последовала 11 июня, на третий день после одобрившего деятельность "Живой Церкви" первого расширенного собрания {121} членов ВЦУ, МЕУ и московских благочинных. На сей раз не понадобился и рясофор: во "епископа Подольского, викария Московской епархии" Леонид (Скобеев) с Иоанникием Чанцевым рукоположили еще одного вдового протоиерея (в расколе протопресвитера) - Иоанна Альбинского, которого в тот же день ввели в состав ВЦУ {122}. Тем не менее, даже известные иерархи, включая митрополита Сергия (Страгородского), объявили о признании законности ВЦУ и призвали других следовать их примеру ("Меморандум трех" {123} от 16 июня). Призыву последовали весьма многие {124}, хотя из столичных викариев в 1922 г. уклонились в обновленчество только епископ Можайский Иннокентий (Бобцов) {125} и епископ Клинский Иннокентий (Летяев) {126}, которому Св. Патр. Тихон своей резолюцией еще недавно передавал дела Московской епархии {127}.

В этот момент, своего рода триумфальный, епископа Леонида с поста председателя ВЦУ уволили, сохранив за ним только рядовое членство (инициатива живоцерковников в лице их лидера Красницкого), и с 18 июня он лишь "епископ Крутицкий, управляющий Московской епархией" {128}. Вместо него ВЦУ возглавил Антонин (Грановский) {129}, затем 1 июля оба деятеля "удостоились" сана архиепископа {130}, но уже 6 июля Леонид (Скобеев) получил назначение "архиепископом Пензенским и Саранским" и был теперь по инициативе того же Красницкого фактически отстранен от участия в работе ВЦУ {131}. Тогда же "архиепископом Крутицким" и "управляющим Московской епархией" стал Антонин (Грановский), а 19 июля его утвердили и председателем МЕУ {132}.

Однако, одновременно возглавляя ВЦУ и столичную епархию, он попал в подчиненное положение, так как главная роль и в обновленчестве, и при практическом осуществлении "церковного управления", оставалась тогда за группировкой "Живая Церковь", к которой Антонин (Грановский) не принадлежал. Зато принадлежали белые священники - рядовые члены ВЦУ. Организационно оформились живоцерковники еще 29 мая. Их "Учредительное собрание" приняло программный документ - "Основные положения группы православного духовенства и мирян "Живая Церковь"", затем избрало свой ЦК и президиум во главе со священником Владимиром Красницким {133}. Власти видели в этом ЦК своего рода комиссариат - рычаг жесткого контроля за деятельностью ВЦУ, чем Антонин (Грановский) не мог не тяготиться. Противоречия нарастали.

С 6 по 16 августа живоцерковники под председательством Красницкого провели в Москве свой "Всероссийский съезд" (190 делегатов от 24 епархий) {134}, на котором переизбрали не только свой ЦК, но и ВЦУ, а также приняли резолюции, выражающие прежде всего близкие им "классовые" интересы обновленческого белого духовенства (брачный епископат, второбрачие священников, закрытие монастырей). Некоторые участники удостоились иерархического повышения, в частности Антонин (Грановский) - сана митрополита, а Иоанникий Чанцев - архиепископа {135}. Однако радикальные решения съезда далеко не всех делегатов удовлетворили, а у Антонина (Грановского), "убежденного" монаха, и вовсе вызвали прямой протест, подогретый, вероятно, назначением 18 августа нового "викария Московское епархии" - члена ЦК "ЖЦ" рясофорного (!) "епископа Богородского" Николая Федотова {136}. Посему, 20 августа преосв. Антонин заявил о создании "Союза Церковного Возрождения" (СЦВ) - как бы для защиты монашества и идеалов аскетизма. Есть сведения, что с этого дня основатель титуловал себя "митрополит Московский и всея России" {137}. Через четыре дня, 24 августа, в Заиконоспасском монастыре в Москве прошло собрание сторонников новой группировки (около ста представителей духовенства и трехсот мирян), где он объявил об уходе с должности председателя ВЦУ и сложил с себя полученный от живоцерковников сан митрополита (и предыдущий - архиепископа). Тут же его избрали {138} "епископом Крутицким" и председателем ЦК СЦВ, в состав которого вошли епископ Вассиан (Пятницкий), протоиерей Владимир Страхов и др. В августе к СЦВ, казавшемуся менее одиозным чем "ЖЦ", примкнул и епископ Иннокентий (Летяев) {139}.

 

Между тем, в тот же день 24 августа, когда на собрании СЦВ Антонина (Грановского) выбрали "епископом Крутицким", ВЦУ назначило на это место Иоанна Альбинского (вкупе с возведением в сан архиепископа) {140}. Несогласие развивалось. За август-сентябрь 1922 г. к СЦВ присоединились многие видные живоцерковники, включая прот. Александра Введенского, не вполне разделявшие радикальные взгляды своего лидера (Красницкого). Наконец, 22 сентября Антонин (Грановский) сделал заявление (в Заиконоспасском монастыре) о выходе из ВЦУ и прекращении с живоцерковниками "евхаристического общения". Поводом стало включение в состав этого органа такого "епископа" (Корнилия Попова), который при всех отрекся от монашеских обетов, и поддержка этого решения со стороны собственного "викария" - Николая Федотова. Все хиротонии, совершенные с подачи ВЦУ, но без своего согласия, Антонин (Грановский) объявил тогда незаконными. На следующий день ВЦУ в ответ уволило епископа Антонина со всех должностей {141}, предложив ему покинуть столицу. Когда же он не уехал, Красницкий искал содействия ГПУ: дескать, Антонин (Грановский) "становится знаменем контрреволюции" {142}. Ответа не последовало...

С одной стороны, допустив раскол в расколе и оставив без внимания доносы Красницкого на епископа Антонина, власти показали, что с некоторых пор уже не рассматривают "ЖЦ" как приоритетную обновленческую группировку, но с другой стороны, полный разлад у обновленцев в планы ГПУ не входил, в противном случае под угрозой оказывался задуманный "Поместный собор" {143} и, главное, перспектива "церковного осуждения" на нем находящегося под арестом Св. Патр. Тихона (чтобы подсудимым на предполагаемом затем процессе являлось формально гражданское лицо, а не Патриарх). В этом власти видели путь к уже неприкрытой антирелигиозной политике. В итоге Красницкому пришлось пойти на уступку, а Антонин (Грановский), по-прежнему категорически не приемлющий второбрачие духовенства и женатый епископат, 17 октября 1922 г. снова был назначен председателем ВЦУ (теперь уже коалиционного состава), "митрополитом Московским", председателем МЕУ и настоятелем Храма Христа Спасителя {144}. Во время его "отсутствия", с 23 сентября по 17 октября, Московской епархией управлял "архиепископ Крутицкий" Иоанн Альбинский {145}. Последующие месяцы, хотя противоречия и оставались, прошли в подготовке к состоявшемуся-таки в Москве с 29 апреля по 9 мая 1923 г. "Второму поместному собору Православной Российской Церкви", где Св. Патр. Тихон был "осужден" и "лишен сана" {146}.

Таким образом, говоря о первой половине 1923 г., можно констатировать едва ли не полное внешнее торжество обновленцев как в целом по стране, так и в Московской епархии. Несмотря на разногласия, они сформировали свою иерархию, которая активно пополнялась. В столице она включала "митрополита Московского" Антонина (Грановского), с 6 мая 1923 г. - "епископа" {147} (вскоре "митрополита") Крутицкого Александра Введенского {148}, "архиепископа Бронницкого" Иоанникия Чанцева, "архиепископа Подольского" Иоанна Альбинского, "епископа Можайского" Иннокентия (Бобцова). К 1923 г. относится также появление "епископа Дмитровского" Георгия Добронравова (вдовый московский протоиерей, "хиротония" 13 мая {149}) и "епископов Клинских" - последовательно Игнатия Жебровского и Николая Поликарпова {150}.

С другой стороны, законный епископат крайне поредел. Еще до Св. Патр. Тихона были арестованы архиепископ Крутицкий Никандр (Феноменов) {151} и епископ Верейский Иларион (Троицкий) {152}. В июле 1922 г. за ними последовал епископ Волоколамский Герман (Ряшенцев) {153}, а епископ Богородский Никанор (Кудрявцев) 5 августа 1922 г. ушел на покой, оставшись настоятелем Никольского единоверческого монастыря в Москве {154}. Епископ Коломенский Феодосий (Ганицкий) еще летом 1922 г. заявил Антонину (Грановскому) о своем неподчинении обновленцам и настойчиво порицал их в проповедях, из-за чего и "прошел" по делу Патриарха Тихона о сопротивлении изъятию церковных ценностей {155}. Арестовали его в декабре. Также в 1922 г. был арестован епископ Звенигородский Николай (Добронравов), настоятель Успенского собора на Крутицах (Москва). За решительное "противодействие обновленческому движению" его приговорили к 1 году ссылки в Зырянский край {156}. Туда же, на двухлетнее "вольное поселение", позднее (приговор от 12 марта 1923 г.) отправился и епископ Дмитровский Серафим (Звездинский). Арестовали его 12 декабря 1922 г., содержали сначала в Бутырской тюрьме, временами в очень тяжелых условиях {157}, в апреле перевели в Таганскую тюрьму, а в ночь под праздник иконы Божией Матери "Нечаянная радость" (14 мая 1923 г.) отправили этапом в Усть-Сысольск. Епископ Серпуховский Арсений (Жадановский) был в 1923 г. уволен по болезни и жил в Серафимо-Знаменском скиту. Таким образом, ни правящего архиерея, ни законных викарных епископов в столичной епархии не стало.

Могло показаться, что на данном этапе планы властей близки к осуществлению. Установить, как сами власти формулировали свои задачи и как характеризовали ход их выполнения, а затем сопоставить это с реальной ситуацией в Московской епархии, нам позволяет совершенно секретное циркулярное письмо, разосланное украинским ГПУ по всем своим губотделам 9 сентября 1922 г. Цитируем: "Конкретно - наша заинтересованность в победе церковно-обновленческого движения над старым реакционным духовенством состоит в следующем: 1) Разрушить организационное единство церкви, являющейся по своей сущности врагом коммунистического и вообще пролетарского движения; 2) Отстранить от влияния на широкие массы верующих реакционно-черносотенные элементы из духовенства; 3) Иметь возможность влиять на политическую сторону церковной деятельности, благодаря нашей связи с представителями прогрессивного духовенства; 4) Не останавливаясь ни перед какими мерами, удалять из церковной среды ярко выраженный контрреволюционный элемент". Констатируется, что "предоставленное самому себе это движение вряд ли дало бы какие-нибудь <...> результаты, но Советская власть была заинтересована в нем настолько, насколько оно являлось началом разложения церкви как оплота контрреволюции, и поэтому" оно "поддерживалось и поддерживается нами до сих пор". И вот, "при нашем содействии прогрессивное духовенство образовало группу "Живая Церковь" (а то и "органы ГПУ сами организовывали ячейки и группы "Живая Церковь""), которая ставит себе задачей преобразовать нынешнюю церковь на основах, приближающихся к принципам первых времен христианства: <...> 1) выборность всех священнослужителей <...>; 3) признание принципов Соввласти не противоречащими духу христианства и православия; 4) беспощадная борьба с контрреволюционным элементом, засевшим в церковных органах, причем в этой борьбе рекомендуется содействие Соввласти; 5) беспощадная борьба с "чудотворством", открыванием мощей и прочими приемами старого духовенства; 6) отрицание монашества как христианского института; 7) допущение на высшие церковные должности преимущественно представителей белого духовенства <...>. Такова, - подытоживает составитель от ГПУ, - идеология группы "Живая Церковь" (которая "по своей <...> структуре напоминает собою политическую партию").

Главной задачей группы в данный момент, - разъясняется далее, - является захват политического и идейного руководства в церкви посредством замещения всех церковных должностей, начиная свыше, своими представителями <...>. Цель эта, - утверждает ГПУ, - в значительной своей части уже достигнута. Патриарх Тихон <...> уже смещен и заменен Коллегией из прогрессистов под названием "Высшее Церковное Управление" (ВЦУ), которое находится под непосредственным контролем ЦК "Живой Церкви". Точно также во многих местах <...> старые епископы <...> заменены прогрессистами <...>".

Разумеется, прогрессисты у церковного кормила - лишь тактическая цель. Но важная. ГПУ разъясняет это дальше: "не надо, однако, ложно истолковывать это наше отношение к церковно-обновленцам в том смысле, будто мы изменили наш взгляд на религию и на вопрос об отделении церкви от государства. Ничуть не бывало. Мы по-прежнему относимся отрицательно ко всякой религии и ее внешним формам. В рассматриваемом вопросе мы просто выбираем из двух зол меньшее. Поскольку обновленцы вносят раскол в церковь, поскольку они удаляют реакционные элементы церкви от влияния на массы верующих, - постольку мы их" и "должны поддерживать". Сейчас "работа по духовенству должна быть усилена до максимума, стать ударной задачей момента". Два основных ее направления: " 1) повсеместная организация ячеек "ЖЦ" и содействие им по захвату должностей во всех церковных органах; 2) собирание и добывание материалов, уличающих представителей старого духовенства в активной контрреволюции".

Предлагалось на местах выявлять идеологически подходящих представителей духовенства и/или мирян и разъяснять им, что "Советская власть и церковно-прогрессивные элементы должны работать рука об руку в борьбе против реакции в церкви", <...> и "власть готова поддерживать это движение всеми средствами, в том числе и материальными". Денежный рычаг рекомендовался в дополнение к "идейному" - для нуждающихся священников или тех, кто "вообще проявляют жадность к деньгам". Затем ячейка избирала комитет и утвержденная высшей инстанцией "ЖЦ" местная организация становилась - в идеале - "во главе местных органов церкви", после чего "высшую инстанцию" просили несогласное духовенство уволить. "Когда организация "Живая Церковь" официально уже существует, и местные церковные органы находятся в их руках, то органы ГПУ должны держать связь с этой организацией <...> для руководства и контроля и для проведения нашей линии". Яснее не скажешь!

"Не менее важной задачей является изъятие контрреволюционного духовенства", - читаем мы далее. "Кроме обычных методов" ГПУ, рекомендуется использовать хорошую осведомленность духовенства друг о друге, и от кандидатов в действительные члены "Живой Церкви" "требовать известных доказательств преданности", "ультимативно требовать сведения и материалы об активных контрреволюционерах из духовенства". Предельно ясно говорится и о дальнейшем: "Добытые материалы должны широко использоваться для постановки гласных процессов, имеющих целью дискредитировать духовенство в глазах масс, и с другой стороны - физически уничтожить и изолировать черносотенные элементы". Если же "материал окажется недостаточно ярким для судебного процесса, то рекомендуется применять в качестве меры изоляции административную ссылку" {158}.

Сравнивая это общее начертание целей, задач и подходов "церковной" работы ГПУ в рассматриваемое время с тогдашним конкретным положением дел в Московской епархии, можно видеть практически полную реализацию изложенного как в целом, так и в отношении отдельных мест и лиц.

В частности, четко по указанной схеме власти поступили с епископом Дмитровским Серафимом (Звездинским). Владыку вызывали в исполком еще на Пасху 1922 г., планируя, по-видимому, его арест, но верующий народ, окруживший здание, добился освобождения, и все проследовали в собор "с торжественным пением "Христос воскресе"". Понимая, "что сопротивление действиям властей губительно для верующих и совершенно бесполезно для дела" епископ "никаких распоряжений препятствовать изъятию" не давал {159}, но избежать репрессий это не помогло. Теперь обвинение готовили заранее. Сначала, 25 октября 1922 г., в Лубянской тюрьме допросили дмитровского соборного священника "прогрессивных взглядов", перешедшего затем к обновленцам, - отца Георгия Богословского. Он показал следующее: "Епископ Серафим работает в городе Дмитрове с 6 января 1920 г. Пользуется большой любовью, популярностью и влиянием на верующих (заметим здесь: в одном из жизнеописаний Владыки утверждается, что в силу его огромного авторитета "во время обновленческой смуты в Дмитровском викариатстве все храмы оставались православными" {160}). Особенно сильно это влияние на женщин. Очень хороший проповедник. К изъятию церковных ценностей относился отрицательно. По поводу изъятия говорил проповедь в соборе, в которой указывал, что предметы культа, равно как иконы, ризы, священны для верующих, и потому неприкосновенны. Изъятие их он считал бы кощунством. А потому предлагал заменить их добровольными сборами пожертвований" {161}. Вызванный повесткой, Владыка прибыл на Лубянку 12 декабря 1922 г., где и был арестован. А поскольку яркости материала для судебного процесса не хватало, то к нему просто применили меру изоляции - административную ссылку. Как уже было отмечено, в ссылку тогда были отправлены и другие столичные епископы: Иларион (Троицкий) - на год в Архангельск; Герман (Ряшенцев); Николай (Добронравов) - на год в Зырянский край. Ныне они причислены к лику святых. Архиепископ же Крутицкий Никандр (Феноменов) был привлечен к суду вместе со Св. Патр. Тихоном, долгое время провел в Бутырской тюрьме, и уже в 1924 г. поехал в ссылку на 3 года. В Среднюю Азию.

Из этих частностей к июню 1923 г. сложилось в Московской епархии и целое - то, о чем выше цитировалось циркулярное письмо ГПУ: "во многих местах <...> старые епископы <...> заменены прогрессистами".

В этот-то момент последовало освобождение из-под ареста Св. Патр. Тихона 25 июня 1923 г. {162}. Это событие стало ключевым в плане преодоления обновленческой смуты и в Московской епархии, и в масштабах страны.

 

В конце июня 1923 г. из архангельской ссылки в Москву вернулся епископ Верейский Иларион (Троицкий). 5 июля, в канун престольного праздника, он освятил великим чином захваченный прежде обновленцами Владимирский собор Сретенского монастыря и, возведенный 6 июля в сан архиепископа, снова стал ближайшим помощником Патриарха и членом организованного им Временного Священного Синода. Его имя возносилось за богослужениями вслед за Патриаршим в храмах Московской епархии, которой он отныне фактически управлял. Основным его делом стало преодоление последствий обновленческого раскола. Архиепископ разработал чин покаяния бывших обновленцев и несколько сот таковых вновь принял в лоно Церкви, причем летом 1923 г. "рейтинг" обновленчества настолько быстро падал, что 5 августа ему пришлось обратиться к московской пастве с призывом при спорах избегать насилия. Сщмч. Иларион обладал даром слова, отменной эрудицией и непререкаемым авторитетом, он много и ярко проповедовал, а вне храма, на публичных диспутах, одерживал верх над самыми известными ораторами, как большевиками, так и обновленцами. В результате такой деятельности Св. Патр. Тихона и архиепископа Илариона от обновленцев вернулось подавляющее большинство столичных приходов: по данным ГПУ, в Москве к осени 1923 г. у них оставалось всего 30 храмов и 10-20% приходов в Московской губернии {163}. Под омофор Святейшего возвратились и многие иерархи: среди них - бывший епископ Клинский Иннокентий (Летяев), вновь принятый в лоно Церкви в июне 1923 г. 15 октября он был назначен епископом Ставропольским и Кавказским, проявив себя достойно и в дальнейшем {164}.

Обновился и состав московских викариев. Вместо получившего увольнение по болезни преосв. Арсения (Жадановского) {165} на Серпуховскую кафедру был назначен епископ Алексий (Готовцев) {166}, 16 сентября, вскоре после монашеского пострига, архиерейскую хиротонию от рук Св. Патр. Тихона принял о. Гавриил (Красновский), назначенный епископом Клинским {167}, а 1 октября состоялась хиротония Платона (Руднева) во епископа Богородского {168}. Кроме того, осенью 1923 г. для противодействия обновленцам было специально создано Бронницкое викариатство, и 7 октября Св. Патриарх Тихон совершил хиротонию прот. Иоанна (Василевского) {169} (1863 - 1931) во епископа Бронницкого {170}. Приобрела епархия и нового епископа Сергиевского вместо уволенного 31 октября на покой и назначенного настоятелем Высоко-Петровского монастыря преосв. Варфоломея (Ремова) {171}: таковым со 2 ноября стал епископ Амвросий (Смирнов) {172}.

В августе из великоустюжской ссылки вернулся в Москву епископ Подольский Петр (Полянский). Характерная деталь: уважая его духовные и ученые заслуги, архиепископ Иларион, хотя и старший по хиротонии, уступал ему старейшинство в предстоянии на соборных патриарших богослужениях {173}. Вскоре, 28 сентября, Святейший возвел преосв. Петра в сан архиепископа и назначил членом учрежденного в августе временного Синода при Патриархе, состоящего из нескольких архиереев. Но уже в ноябре архиепископу Петру всерьез угрожала новая высылка, и свт. Тихон энергично ходатайствовал о нем. Это помогло, но на Соловки тогда отправили архиепископа Илариона, отстоять которого уже не удалось. Арест, как потом оказалось, "окончательный", последовал 12 ноября 1923 г. {174}; новым настоятелем Сретенского монастыря стал епископ Можайский Борис (Рукин), хиротония которого состоялась тогда же - 17 ноября {175}. В январе 1924 г. архиепископ Никандр (Феноменов), проходивший со Святейшим по одному делу, буквально на несколько дней вышел из заключения и, посетив Патриарха, выразил желание покинуть Крутицкую кафедру, на которую накануне, 28 декабря, был официально возвращен с Одесской {176}. И тогда, 11 января, архиепископ Петр (Полянский) получил назначение архиепископом Крутицким и Патриаршим наместником. Вскоре, 22 марта, он вместе с двумя другими членами Синода удостоился сана митрополита - в ознаменование прекращения Президиумом ЦИК его следственного дела {177} и "за отлично полезную службу Церкви Божией" {178}. Тут и последовало новое испытание.

В тот момент деятельность ОГПУ была направлена, с одной стороны, на дискредитацию Патриаршего управления, а с другой - на его полное подчинение своему контролю. Этим целям в 1924 г. служило провокационное по сути навязывание "примирения" с главой "ЖЦ" Красницким. В обмен на его включение в восстанавливаемый Высший Церковный Совет Е.А. Тучков обещал свт. Тихону легализацию Патриаршего управления и освобождение многих из репрессированного духовенства. Первосвятитель колебался. Митрополит Серафим (Александров), член Синода, навязанный Патриарху ОГПУ {179}, держался двусмысленно, протоиерей Василий Виноградов стоял за "примирение", а митрополит Петр выступил против прямо в присутствии Тучкова и Красницкого. Видя, что Патриарх склоняется к отказу, сотрудники ОГПУ провели обыск почти у всех живших в Москве епископов, а тех, кто убеждал Святейшего не поддаваться давлению, арестовали. Это были преосвв. Феодор (Поздеевский), Гурий (Степанов), Серафим (Чичагов) и др. Двоих из восьми скоро освободили, остальных отправили в ссылку. Тогда Патриарх согласился принять Красницкого единолично после покаяния, но к нему снова стали являться депутации с просьбой не делать этого. 13 мая Красницкий приходил за окончательным ответом, но держался так нагло, что Святейший ему отказал. На следующий день в ГПУ увезли митрополитов Петра, Серафима и Сергия, обвиняя в том, что они помешали Патриарху исполнить желание советской власти. Митрополит Петр, как стало известно из письма А.Д.Самарина, подписал обязательство выехать 20 мая в Зырянский край {180}. Однако высылка его всё же не состоялась, предотвращенная, видимо, компромиссным патриаршим посланием от 19 мая {181} с призывом к архиереям организовывать Епархиальные Советы для подготовки очередного Поместного Собора, куда надлежало избрать как твердо стоявших на канонических основах Собора 1917-1918 гг. представителей духовенства и мирян, так и вновь принятых в общение лиц, состоявших до того в "Живой Церкви". Власти, заинтересованные в соглашении Патриарха с Красницким, даже выпустили досрочно иерархов, намеченных свт. Тихоном для включения в Св. Синод, в т. ч. митрополита Казанского Кирилла (Смирнова). Возвращаясь из Зырянского края, он, в нарушение предписания ОГПУ, заехал сначала к патр. Тихону и убедил его всё же не принимать Красницкого в общение. За срыв интриги Е.А. Тучкова митр. Кирилл вновь отправился в Зырянский край, а митр. Петра оставили тогда в Москве.

Оценив то, как достойно повели себя в трудной ситуации митрополиты Кирилл и Петр, Св. Патр. Тихон в очередном завещательном распоряжении, составленном им к Рождеству 1924/25 гг., в списке кандидатов в Местоблюстители Патриаршего Престола поставил на первое место митр. Кирилла, на второе - митр. Ярославского Агафангела, а на третье - митр. Петра, который и оказывался наиболее вероятным преемником, т.к. первые два, находясь далеко от Москвы, не могли вступить в управление Церковью.

Столь быстрое продвижение преосв. Петра по иерархической лестнице вызывало в церковных кругах определенное непонимание. Особенно активно против митр. Петра действовал епископ Можайский Борис (Рукин). Из его показаний начальнику СО ОГПУ Т.Д. Дерибасу, данных в ноябре 1925 г., известно, что он еще в 1924 г. открыто собирал подписки против преосв. Петра {182}, вероятно уже тогда видя в нем "конкурента". Как будет показано далее, в феврале 1926 г., епископ Борис воспользуется заключением митр. Петра и ссылаясь на определение Собора от 8.12.1917 г., по которому Патриаршей областью управляет Наместник с титулом архиепископа Коломенского и Можайского (а не Крутицкого), прямо объявит о своем вступлении в управление Московской епархией.

Таким образом, возвышение митрополита Петра вызывало, с одной стороны, зависть (явную, как у еп. Бориса, или скрытую, как у митр. Серафима Тверского), а с другой - подозрения (у церковных ревнителей круга архиепископа Феодора (Поздеевского)), поскольку в последний год своей жизни Патриарх Тихон возложил на своего Наместника дополнительную обязанность быть посредником между собой и ОГПУ {183}. Тучков тогда мог полагать, что малоизвестный за пределами Москвы, молодой по хиротонии и не имеющий в церковных кругах такого авторитета как Патриарх, Крутицкий митрополит подчинится его давлению и будет проводить угодную ОГПУ политику. Полной уверенности в этом, однако, не было, и 6-е отделение СО ОГПУ параллельно вело против митр. Петра как минимум две агентурных разработки. К концу марта 1925 г. следствие по делу "Шпионской организации церковников", возглавляемой якобы патр. Тихоном, митр. Петром и архиеп. Феодором (Поздеевским), в основном завершилось. Патр. Тихон был к нему привлечен и 21.03.1925 г. допрошен на Лубянке, а в отношении архиеп. Феодора это дело тянулось еще с апреля 1924 г. (16 апреля он был арестован, затем по постановлению от 16 ноября освобожден под подписку о невыезде без прекращения дела, 15 декабря 1924 г. вновь арестован и уже не освобождался). [По данным О.В. Косик, архиеп. Феодор арестован в октябре 1924 и попал в ссылку в Киргизию {184}]. Митр. Петр также весной 1925 г. был под следствием и, разумеется, знал и о вынесенном ему условном приговоре к трем годам высылки в Киркрай (Казахстан), и о том, как легко приговор может перестать быть условным, хотя эти факты не афишировались и обнаруживаются лишь в обвинительном заключении по его новому делу (май 1926 г.). Находящемуся, таким образом, у ОГПУ "на коротком поводке" митр. Петру власти не воспрепятствовали вступить в должность Местоблюстителя Патриаршего Престола сразу по кончине патр. Тихона 7 апреля 1925 г. Исторический акт {185} об этом подписали 12 апреля 1925 г. 60 епископов - большинство из находившихся тогда на свободе {186}. Так митрополит Крутицкий Петр возглавил Российскую Православную Церковь, одновременно управляя Московской епархией.

Глава 2. Столичный епископат в период борьбы за легализацию Московской патриархии на этапе управления ею Местоблюстителем Патриаршего Престола митрополита Крутицкого Петра (Полянского) и его заместителями.

§ 2.1. Период непосредственного управления Московской епархией митрополитом Крутицким Петром (Полянским).

Вступив в должность Патриаршего местоблюстителя, митр. Петр автоматически стал столичным епархиальным архиереем. Наместника себе он не назначал, а состав московских викариев был на тот момент следующим: епископ Можайский Борис (Рукин), епископ Серпуховский Алексий (Готовцев), епископ Клинский Гавриил (Красновский), епископ Бронницкий Иоанн (Василевский), епископ Сергиевский Амвросий (Смирнов).

Весной 1925 г. у епископа Дмитровского Серафима (Звездинского) истек срок зырянской ссылки, и 9 мая он смог выехать в Москву, поселившись по прибытии в Даниловом монастыре. Устроиться в Дмитрове не позволило НКВД, и с 8 июля 1925 г. до высылки в Дивеево 13 июля 1926 г. Владыка жил в Аносиной пустыни как бы на покое, с терпением перенося болезни и по возможности ежедневно совершая Литургию {187}. Но ближайшим помощником митрополита Петра в управлении столичной епархией он стал только с сентября 1925 г.

Этот период, начиная еще с предыдущего, 1924 года, может считаться достаточно характерным в отношении деятельности обновленцев. Властям представлялось, что теперь, после кончины свт. Тихона, будет существенно легче навязать патриаршей Церкви "примирение" с обновленцами, решая при этом сразу две задачи - подрыв авторитета "Тихоновской" иерархии и усиление контроля над ней. Обновленцы, между тем, по-прежнему позиционировались как единственная законная, легально существующая церковная структура. Читая протоколы заседаний их альтернативного МЕУ (Московского епархиального управления), мы находим, что заседали в среднем 5-7 раз в месяц, в большинстве случаев участвовали несколько представителей белого духовенства, председательствовал же, как правило, архиерей. В 1924-25 гг. таковыми являлись "архиепископы" Леонид (Скобеев) ("председатель епархиального правления Московского округа") и Иоанникий Чанцев, "епископы" Клинский Николай Поликарпов, Дмитровский Георгий Добронравов, Волоколамский Антоний Семигановский-Диальти, "митрополит Московский" Серафим (Руженцев). Обсуждаются на заседаниях чаще всего вопросы местного характера: часто кто-то из духовенства просит материальной помощи, порой настойчиво и слезно описывая свое бедственное положение, а иногда и заслуги перед обновленчеством, столь же часты прошения от духовенства перевести их из какой-нибудь удаленной епархии в столичную, всего лучше, если в какую-нибудь кладбищенскую церковь, нередки и пространные письма по поводу всякого рода конфликтных ситуаций на приходах с жалобами на засилие "тихоновцев" и друг на друга. Достаточно большой массив слушаемого - это проступки, чаще всего, конечно, "низшего звена", но есть и - представителей епископата. Например, к одному из протоколов подшита газетная вырезка "Пьяный архиепископ". Это о самом председателе - архиепископе Леониде, попавшем в милицию за неприличное поведение. Но едва ли не самое интересное - это, по-видимому, весьма низкая активность обновленческих архиереев "на местах". Практически нигде не упомянуты случаи приезда в тот или иной подмосковный город или село, зато много отказов духовенству в их прошениях - мало денег в казне, мало священнических вакансий. Единственное исключение составляет Клин. Там, прилагая, судя по всему, изрядное старание, служит "епископ" Николай Поликарпов. Он пишет в МЕУ большие содержательные рапорты, изобилующие яркими живыми подробностями. Но и тут крупнейшее достижение, как он пишет сам, бросается в глаза лишь по контрасту с той ситуацией, которая складывалась в начале его служения, когда епископу даже не нашлось места в городе, жить пришлось в какой-то деревне, служить казалось даже небезопасным, а прихожан можно было сосчитать по пальцам одной руки. Теперь же, в июне 1925 г., в результате конфликта на одном из клинских приходов, к обновленцам перешли целых 200 прихожан... И это вместо прежних 5-10 человек. Описываются приветствия, душевное волнение, даже слезы. Далее МЕУ оглашает епископу глубокую благодарность {188}... Так выявляется, что победа над обновленческим расколом совершалась единым усилием и мужественных иерархов, таких как митрополит Петр, в 1925 г. решительно отмежевавшийся от обновленцев и ставший тем самым на путь прямого исповедничества, и простого верующего народа, так и не признавшего в массе своей за обновленцами и иными раскольниками духовной власти, сколько бы власть гражданская ни стремилась их выдвигать.

В ночь с 9 на 10 декабря 1925 г. митрополит Петр был арестован.

§ 2.2. Период деятельности заместителей митрополита Петра (Полянского) до апреля 1927 г.

За 3 дня до ареста, 6 декабря 1925 г., митр. Петр оставил завещательное распоряжение, в котором указал: "В случае невозможности <...> отправлять Мне обязанности Патриаршего Местоблюстителя временно поручаю [это] <...> Сергию (Страгородскому), митрополиту Нижегородскому. <...> Временное управление Московской епархией поручаю Совету Преосвященнейших Московских викариев, а именно: под председательством епископа Дмитровского Серафима, епископу Серпуховскому Алексию, епископу Клинскому Гавриилу и епископу Бронницкому Иоанну" {189}.

Воплотить это в жизнь оказалось непросто и в первой части, и во второй, непосредственно относящейся к столице. Дело в том, что митрополиту Сергию, связанному тогда подпиской о невыезде из Нижнего Новгорода, нужно было для начала получить признание своих полномочий, ибо право Местоблюстителя подобно Патриарху назначать себе заместителей еще не было среди архиереев общепризнанным. Для этой цели следовало, как минимум, ознакомить епископат с завещанием митрополита Петра, тем самым открыто объявляя себя его сторонником и преемником, что грозило немедленным арестом. Поэтому о своем вступлении в должность митрополит Сергий объявляет осторожно - фактически в частном письме (от 14 декабря 1925 г.), указывая в нем только должность адресата {190}. Так был обойден первый "острый угол".

Между тем, назрела новая опасность. К декабрю в интригу ОГПУ против митрополита Петра, еще в мае начатую с участием епископа Можайского Бориса (Рукина), были втянуты уже многие иерархи {191}. В результате, "к моменту ареста митрополита Петра [Полянского] ГПУ уже подготовило самочинную группу епископов во главе с архиепископом Григорием [Яцковским] Екатеринбургским и епископом Борисом [Рукиным] Можайским, каковая - по примеру Живой Церкви при аресте Патриарха - немедленно же, как только был арестован митрополит Петр, созвала совещание своих заранее сговорившихся участников - 9-ти епископов, живших в Москве. Совещание это объявило, что деятельность митрополита Петра была контрреволюционной и неканоничной и что, ввиду его ареста и отсутствия, таким образом, управления Церковью, - они, т.е. собравшиеся 9 епископов, организуют из себя Временный Высший Церковный Совет (ВВЦС) и берут в свои руки управление Церковью" {192}. "Наказ" учреждаемому ВВЦС подписали 22 декабря 1925 г. десять архиереев, и в этот же день ВВЦС выпустил свое "Послание ко всем верным чадам Святой Православной Церкви" (в конце - 12 подписей) {193}. А 2 января 1926 г. создатели ВВЦС получили из административного отдела НКВД справку о том, что "от них принято на рассмотрение <...> ходатайство об организации ВВЦС <...> с местопребыванием в Москве, в помещении бывшего Донского монастыря" и что "к открытию деятельности Временного Совета, впредь до утверждения такового, со стороны НКВД препятствий не встречается" {194}.

Новый раскол возглавил архиепископ Екатеринбургский Григорий {195}, но ключевым действующим лицом был скорее епископ Борис {196}. В письме известному петроградскому протоиерею Николаю Чукову от 25 января митрополит Сергий свидетельствовал, что ВВЦС "появился [...] прямо вопреки воле Местоблюстителя, который в свое время отклонил сомнительные услуги е[пископа] Бориса и а[рхиепископа] Григория. [...] Очень жаль, особенно жаль Дамиана и самого Григория, которых, думаю, заговорил Борис, давно уже скучавший по власти или, точнее, самовластью" {197}. В Москве григорианский раскол так и называли - "борисовщиной" {198}, а епископ Борис еще с середины 1925 г. вызывал неприятие и сам говорил об этом в своих показаниях ОГПУ {199}. При таком раскладе ему трудно было рассчитывать на признание в столице, и для преодоления раскола не хватало, по-видимому, только центра, объединяющего противников ВВЦС. Таким центром и стал митрополит Сергий. Еще прежде, чем вступить в проигрышную для раскольников "дипломатическую" переписку с их архиепископом Григорием (первое письмо - от 14 января 1926 г.) {200}, он 30 декабря назначил управляющим Московской епархией (фактически своим представителем в Москве) находившегося тогда как раз в столице епископа Старицкого Петра (Зверева) {201}.

Здесь нужно напомнить, что в своем завещании митрополит Петр поручил управление столичной епархией Совету викариев во главе с епископом Дмитровским Серафимом (Звездинским), который уже с сентября 1925 г. был ближайшим помощником Местоблюстителя именно по этой части. Так вот, возглавить создаваемый Совет ему так и не удалось (видимо, не дали), и он вскоре после ареста митрополита Петра удалился в Аносин монастырь {202}, хотя в Москву периодически приезжал, обсуждая церковные дела с епископом Гавриилом (Красновским) и духовенством {203}. По свидетельству М. Губонина, "в те дни в действительности Московской епархией управлял триумвират викариев, Преосвященные: Бронницкий Иоанн (Василевский), Сергиевский Амвросий (Смирнов) и Клинский Гавриил (Красновский) вместо назначенных митр. Петром <...>. Изменение это произошло, по-видимому, в силу обычных тогда "независящих обстоятельств"... Канцелярия триумвирата, составлявшего Епархиальное Управление, ютилась в одной из сводчатых коморок в подвале приходского храма Николы "что в Кошелях" - у Яузских ворот (позже снесен); именно здесь был сосредоточен тогда церковно-административный центр патриаршего стольного града Москвы" {204}. (В храме Николы "что в Кошелях" служил тогда епископ Амвросий (Смирнов) {205}). При этом епископ Серафим официально не был никем отстранен.

Теперь же, с назначением епископа Петра (Зверева), ситуация менялась. Перемену епископ Серафим принял, и на просьбу преданных ему людей не покидать их {206} ответил, что подчиняется митрополиту Сергию безусловно, ибо и в этом есть воля митрополита Петра. Возглавлять Московскую епархию и в ней борьбу с ВВЦС епископу Петру (Звереву) довелось всего лишь неделю - до 6 января 1926 г {207}. Однако он успел объединить церковных людей в Москве против епископа Бориса, и в дальнейшем борисовцы-григориане вспоминали о нем с ненавистью. Например, осенью 1926 г. архиепископ Григорий писал, что у митрополита Сергия "имеются сообщники, которые его поддерживают, а м. б. и руководят, так как он хотя человек и не очень старый, но значительно одряхлевший. Сначала им руководил епископ Старицкий - Петр Зверев, выросший, воспитавшийся и кровно связанный с сферами органически противными сложившимся условиям нашей жизни, а затем, когда этот деятель успокоился на кафедре Воронежского архиепископа, ему на смену выступили другие, менее крупные, но не менее ретивые сотрудники вроде епископа Прилуцкого Василия Зеленцова - инициатора всяких запрещений на Украине и в Москве" {208}. Но даже отъезд епископа Петра не мог, как видно, особо помочь раскольникам утвердиться в Московской епархии. Не так уж помог им и арест 7 января 1926 г. епископа Клинского Гавриила (Красновского) {209}.

Тогда старшим из назначенных митрополитом Петром членов Совета викариев остался епископ Алексий (Готовцев), а еще оставались епископы Амвросий (Смирнов) и Иоанн (Василевский). Спустя три недели, в начале февраля, предстояло новое испытание.

29 января в своем втором письме к организаторам ВВЦС митрополит Сергий запретил их в священнослужении, а их служебные действия прямо объявил недействительными {210}. Оспорить его аргументы было сложно, и григориане пошли другим путем. В тот же день они (от лица ВВЦС) передали находящемуся в заключении митрополиту Петру доклад {211} о том, что не видя в течение двух недель никаких шагов к его замещению и тревожась об отсутствии руководства Церковью, собрались (с разрешения властей) и избрали Совет, выработав ему Наказ, и попросили у правительства его зарегистрировать. О назначении митрополита Сергия они, мол, ничего не знали. Митрополита Петра в докладе уверяли, что ВВЦС совершенно каноничен, никакого отношения к обновленцам не имеет, и к тому же "исходатайствовал у правительства свободу церковного управления, чего митрополит Сергий не имеет". Податели сего просили (разумеется, лишь до рассмотрения на Соборе) утвердить ВВЦС и аннулировать полномочия митрополита Сергия. Резолюция митрополита Петра была такой: "в интересах мира и соединения церковного, признаем полезным временно, до выяснения Нашего дела, поручить исполнение обязанностей Патриаршего Местоблюстителя коллегии из 3-х архипастырей: Николая [Добронравова] Владимирского, Димитрия [Беликова Томского], Григория [Яцковского] Екатеринбургского" {212} (отметим здесь: митрополит Сергий, не сомневаясь, продолжает исполнять обязанности заместителя Местоблюстителя и обосновывает свое решение в подробном письме заключенному митрополиту Петру {213}). Хотя архиепископ Григорий в коллегию был таки включен (вероятно, для возможности легализации), состав ее получился, мягко говоря, не тот, на который рассчитывали. Тем не менее, устроители ВВЦС попытались так выставить дело, как будто Местоблюститель их утвердил: архиепископ Григорий телеграммой известил митрополита Сергия о его отстранении {214}, а епископ Борис заявил, что ВВЦС (возникший, как известно, 22 декабря 1925 г.) был организован во исполнение распоряжения Патриаршего Местоблюстителя от 1 февраля 1926 г {215}. Далее епископ Борис от имени ВВЦС разослал московским благочинным директивы "незамедлительно, ныне же дать знать кому следует (настоятелям, председателям приходских советов, причтам и проч. духовенству, не исключая и архиереев)" о том, что он, "подчиняясь воле Патриаршего Местоблюстителя [...], принял [...] управление Московской епархией", что Можайскому викарию такая функция присвоена еще Собором 1917-18 гг, и предписал 9 февраля явиться к нему "для совещания и получения нужных распоряжений и разъяснений". Сообщал он и о том, что ВВЦС (!) устранил от управления Московской епархией... епископа Петра (Зверева) {216}.

Заметим здесь, что даже в такой обстановке оставшийся "триумвират" законных московских викариев - епископы Алексий (Готовцев), Амвросий (Смирнов) и Иоанн (Василевский) - сумели к марту 1926 г. более или менее упорядочить свою деятельность. Продолжалась она, впрочем, недолго: уже 13 мая арестовали епископа Амвросия, которому и пришлось давать об этой деятельности показания ОГПУ: "По договору с епископом Серпуховским Алексием Готовцевым, управляющим Московской епархией, и с епископом Бронницким Иоанном Василевским - я допустил производить на моей квартире прием посетителей (церковников и мирян), приезжавших из уездов к своим епископам по церковно-административной надобности, как то: за утверждением священнослужителей, направляемых приходами, причем без утверждения нашего они не могли состоять в штате и т.д. Епископ Алексий (Готовцев) принимал, как управляющий Московской епархией, по делам гор. Москвы и по делам епархии вообще. [...] Случалось, что епископ Алексий вызывал московских благочинных по делам, их касающимся, причем общего собрания благочинных ни разу не было, а собирались по частям. Точно так же приходилось беседовать по церковным делам и мне с моими благочинными, и епископу Иоанну". В ответ на вопрос "Почему Вы допустили к работе на Вашей квартире епархиальное управление и сами принимали участие в его деятельности, не зарегистрировав его предварительно в соответствующих органах управления, согласно существующих законов?" епископ Амвросий показал: "Во-первых, управление епархиальное нами окончательно организовано не было, а работало неорганизованно. Во-вторых, мы считали, что рассчитывать на утверждение такого органа трудно, а поэтому и решили действовать самостоятельно" {217}. Именно такие, совершённые без оглядки на ОГПУ, действия власть стремилась подавить, что и отразилось в обвинительном заключении от 9 сентября 1926 г.: "17-го марта сего года Смирнов поселился в подвальном помещении церкви Николо-Кощели и через некоторое время, по договоренности с епископами Алексеем Готовцевым и Иваном Василевским предоставил свое помещение для нелегального церковно-административного центра, который, по существу являлся епархиальным (губернским) управлением. [...] Здесь производились назначения, перемещения попов, отсюда шло руководство всеми попами Моск[овской] губернии. [...] Через некоторое время с согласия и при непосредственном содействии того же Смирнова здесь начал сорганизовываться нелегальный церковно-административный центр уже Всесоюзного масштаба: здесь происходили собрания епископата и обсуждались не только вопросы церковно-административного порядка, но и политического, как, например, вопрос об отношении к эмигрантской церкви". То есть, в глазах ОГПУ обычное архиерейское "руководство всеми попами" явилось уголовным преступлением, тем более, что епископы еще и говорили о церковно-политических делах. В итоге, указывает свящ. Александр Мазырин, "с "церковно-административным центром всесоюзного масштаба" в подвале храма Николы в Кошелях было покончено, а епископ Амвросий (Смирнов) получил три года ссылки в Зырянский край" {218}. В течение примерно года после этого управляющим Московской епархией продолжал состоять епископ Алексий (Готовцев), но положение его осложнилось тем, что в июне 1926 г. он был выслан в свой кафедральный город Серпухов {219}.

Несмотря на все старания поддерживаемых ОГПУ раскольников, в церковных кругах Москвы хорошо понимали, что по воле митрополита Петра епископ Борис никогда не стал бы управляющим столичной епархией, и его попытка захватить в свои руки власть в ней провалилась. К концу 1926 г. в юрисдикции епископа Бориса в Москве оставались только Владимирский собор Сретенского монастыря, где он и был настоятелем еще до уклонения в раскол, Малый собор Донского монастыря и одна часовня, а в сводке ОГПУ за март 1926 г. сообщалось, что "в Донском монастыре был случай нанесения побоев мирянами епископу, принимавшему церковь от тихоновцев" {220}. Скорее всего, речь тут именно о епископе Борисе. О ничтожных результатах его деятельности упомянул даже лжемитрополит Александр Введенский на пленуме обновленческого "Священного Синода" 16 апреля 1926 г.: "Архиепископа Бориса выводили из московских храмов. Он оказался не у дел. Популярность его падает, до резко отрицательного к нему отношения. ВВЦС считают предателями чистой тихоновщины. Их положение беспримерно труднее, чем было в начале положение обновленцев: если они обновленцы, зачем создавать новое управление, помимо Священного Синода (обновленческого - М.Г.); если же они тихоновцы, - зачем отделились?" {221}.

5 ноября 1926 г. митрополит Петр был осужден Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ; обвинение - "являлся пособником и укрывателем черносотенно-церковной организации, поставившей себе задачей использование церкви для сплочения реакционного элемента, ведения а/с агитации..."; статья ст.68 УК РСФСР. По "групповому делу..." митр. Петр получил приговор - 3 года ссылки на Урал {222}. Как было сказано в обвинительном заключении, "в Москве создалась черносотенная церковная группировка, стремившаяся разжигать и поддерживать постоянное обострение между церковью и соввластью, в надежде на иностранное вмешательство в защиту первой или на интервенцию". Эта группировка получила название "Сергиевской самаринской группировки" по фамилии бывшего обер-прокурора А.Д.Самарина, якобы возглавившего ее, включая т.н. "бывших людей" - жителей г. Сергиево, известных в церковных кругах П.Б.Мансурова, П.В.Истомина и др. Митрополит Петр был признан виновным в том, что "подчинившись руководству монархистов, деятельность свою по управлению Церковью вел по их указке [...], стараясь перевести Церковь на положение нелегальной антисоветской организации".

Первые полгода после ареста, до июня 1926 г., митр. Петра содержали во Внутренней тюрьме ОГПУ, затем в одиночной камере Суздальского политизолятора (бывший Спасо-Евфимиев монастырь), а в ноябре возвратили во Внутр. тюрьму ОГПУ. В декабре 1926 г. он был отправлен из Москвы этапом через Вятку, Пермь и Свердловск.

Между тем, еще летом 1926 г. митр. Сергий (Страгородский) обратился в НКВД с ходатайством о легализации иерархии "Тихоновской" Церкви {223}, надеясь добиться этого при сохранении внутренней свободы Церкви. Власть это не устраивало: была негласная установка предоставлять права легального существования только тем церковно-административным органам, которые готовы действовать под контролем ОГПУ.

Весной 1927 г., пробыв три с половиной месяца в тюрьме (Москва, Внутренняя тюрьма ОГПУ, декабрь 1926 - 27 марта 1927 г. {224}), митрополит Сергий согласился такой контроль допустить. После этого он смог вернуться к управлению Церковью, причем уже не из Нижнего Новгорода, как в 1926 г., а находясь непосредственно в столице.

Глава 3. Столичный епископат во время частичной легализации Московской Патриархии (1927-1943)

§ 3.1. Период от освобождения митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского) в 1927 г. до момента, когда он в 1934 г. стал митрополитом Московским и Коломенским

Сложившаяся в начале 1927 г. "церковная ситуация" нашла яркое отражение в упомянутом выше "Обзоре" Г. Косткевича. Там говорится, что "факт освобождения митрополита Сергия в тот момент, когда репрессии против Церкви по всей России все возрастали, когда участие его в деле о выборах митрополита Кирилла, за каковое целый ряд епископов поехали в отдаленные ссылки - было несомненно - сразу же возбудил ряд опасений и тревог, которые усилились, когда 22 IV 1927 был освобожден и епископ Павлин (вдохновитель сорвавшихся выборов - М.Г.) и когда 18/V в Москве был неожиданно созван Синод. Для людей дальновидных стало несомненно, что между митрополитом Сергием и Советским Правительством в лице ГПУ, во время его тюремного заключения, состоялось какое-то соглашение, которое поставило его самого и близких ему епископов в совершенно исключительное положение. <...> В то время как продолжались аресты и ссылки, когда в ответ на убийство Войкова заграницей в тюрьмы бросили по всей России не только последних епископов, но и рядовое духовенство, митрополит Сергий получил право свободно жить в Москве, каковым правом он не пользовался даже до ареста. Наконец, когда стали известны имена епископов, призванных им в Синод, о капитуляции митрополита Сергия перед советской властью не могло быть больше сомнений" {225}. Этому составу Г. Косткевич дает крайне отрицательную характеристику, подчеркивая, что в Синод вошли бывшие обновленцы, бывший беглопоповец (о нем речь впереди), а также "человек, о связях которого с ГПУ знала вся Россия, которому никто не верил" {226}. Далее, продолжает он, "начались такого же характера <...> епископские хиротонии и назначения" (приводит примеры) и "увольнение на покой ссыльных епископов", так что "первые месяцы существования "легализованного церковного Управления" протекали под знаком колоссальных перемещений личного состава иерархии". Тем самым "митрополит Сергий осуществлял ясно принцип Тучкова: ссыльные епископы в большинстве увольнялись на покой, возвратившиеся из ссылок <...> или вообще мало надёжные, с точки зрения сов. власти, - назначались на кафедры на далекие окраины. Что же касается наиболее известных и влиятельных кафедр, то туда назначались либо новые люди, либо те, кто во всеуслышание выражал готовность на принятие всех условий и на верность принципам Декларации митрополита Сергия {227}, т.е. принципам услужения сов. власти" {228}. Во всяком случае, с весны 1927 г. госбезопасность практически напрямую контролировала деятельность церковного управления в лице митрополита Сергия и его сотрудников, включая назначения, увольнения и перемещения архиереев, и Московскую епархию это миновать не могло.

Епископ Серпуховский Алексий (Готовцев), управлявший тогда по мере возможности столичной епархией и вероятно, властям неугодный, был переведен на Рыльскую кафедру и тем самым стал викарием Курской епархии, которой временно управлял уже с февраля 1927 г. {229}. После этого, 23 апреля 1927 г., состоялась хиротония архимандрита Сергия (Гришина) во епископа Серпуховского {230}. Вскоре он стал управляющим делами Синода.

Орган под названием Временный Патриарший Священный Синод был сформирован митрополитом Сергием при себе 18 мая из семи участников совещания епископов, созванного с разрешения НКВД и проходившего в Сокольниках, в доме N3/5 по Ермаковской ул., где в свое время жил и был арестован митрополит Крутицкий Петр {231}. 20 мая НКВД выдал новому органу такую же по форме справку, как ранее григорианскому ВВЦС: "препятствий к деятельности этого органа, впредь до утверждения его, не встречается" {232}. Именно тогда в состав Синода вошел бывший епископ Балахнинский Филипп (Гумилевский) {233}, новый архиепископ Звенигородский, назначенный временно управляющим Московской епархией (сам митрополит Сергий, хотя и получил возможность жить в Москве, в управление столичной епархией не вступил, и возможно, что это решение зависело не только от него). Назначение же еп. Филиппа воспринималось, мягко говоря, неоднозначно. В этом смысле показательна даже реакция обновленцев и григориан: и те, и другие припомнили ему "необычный" поступок, совершенный в самом начале 1925 г. Вот как писал об этом обновленческий "Вестник Священного Синода": "Присоединение (еп. Филиппа к беглопоповцам - М.Г.) было совершено весьма трогательно. (В своей речи он - М.Г.) указал, что теперь исполнилась его заветная мечта - послужить старообрядчеству. Филипп при этом, как будто искренне плакал, и заставил плакать всех присутствующих. В следующее воскресение была назначена хиротония архимандрита Никона во епископа, которую должны были совершить два старообрядческих епископа. Но в самый важный момент жизни беглопоповщины еп. Филипп не явился, <...> родные ответили, что он болен, пособие на лечение он взял и... с тех пор старообрядцы его не видели и никак не могут выяснить причины его отказа работать у них". Посему, "личность эта является <...> незаурядной в смысле... неустойчивости в православии и стремлении к карьеризму", и для обновленцев это - "показатель упадка Духа Христова у староцерковников". "Пусть знает верующая Москва, что во главе Московской Церкви стоит перемазанный старообрядцами епископ, потерявший через это благодать священства, отрекшийся от православия", - провозглашал "Вестник" {234}. Обновленцы затем опубликовали даже "Приемную грамоту" еп. Филиппа, получив ее, вероятно, от обманутых беглопоповцев: "Присоединение совершил священно-протопоп <...> 2-м чином, через миропомазание, в присутствии следующих лиц [...]" {235}. Во главе этих последних стоял перешедший в 1923 г. от обновленцев "архиепископ" Никола (Позднев). Позднее, в ноябре 1927 г., на съезде сторонников григорианского ВВЦС, о еп. Филиппе отозвался и Борис (Рукин): "Лицемерие и полная беспринципность м. Сергия особенно ярко и с удивительной циничностью обнаружились в назначении управляющим Московской епархией <...> епископа Филиппа", который "26-го декабря ст. ст. 1924 г. <...> явился в храм Св. Николая, принадлежащий <...> беглопоповцам, и над ним был совершен полный чиноприем в раскол старообрядчества. <...> Правда, потом он испугался и на другой день после своего предательства служить к раскольникам не пошел" {236}. Поступок еп. Филиппа подтверждается и сообщением о нем одного из докладчиков на проходившем в сентябре 1925 г. в Хвалынске "Всесоюзном Соборе старообрядцев, приемлющих священство от греко-российской церкви": "27 декабря для хиротонии был вызван из Тулы архимандрит Никон <...>, но совершенно неизвестно по каким причинам епископ Филипп Балахнинский <...> на совершение хиротонии не явился, а потому она и не состоялась" {237}. Подлинные мотивы описываемого поведения еп. Филиппа остаются пока неясными, но как бы то ни было, власти против его кандидатуры (управляющего Московской епархией) как минимум не возражали. Причиной этого мог быть известный факт секретного сотрудничества {238} архиерея с органами госбезопасности.

Перемещения иерархов в столичной епархии продолжались и далее: 13 июля на более отдаленную кафедру с подмосковной Подольской был переведен епископ Серафим (Силичев) {239}. Новым епископом Подольским стал со 2 ноября 1927 г. преосв. Иннокентий (Летяев) {240}. В том же году была основана новая Воскресенская кафедра, на которую (с Бронницкой) перевели епископа Иоанна (Василевского) {241}.

В подобном русле протекали события и на следующий год. 3 апреля 1928 г. из столицы на север перевели епископа Серпуховского Сергия (Гришина) {242}, а 25 апреля был уволен епископ Дмитровский Серафим (Звездинский), о чем он подал прошение еще в октябре. На смену ему получил назначение архиепископ Амвросий (Смирнов) {243}, но и он продержался в столице недолго - до 28 ноября. Его обязанности временно перешли епископу Сергиевскому Петру (Рудневу) {244}.

29 сентября 1928 г. ряды столичных викариев пополнились благодаря монашескому постригу протоиерея Иоанна Соколова и последующей его хиротонии во епископа Орехово-Зуевского {245}.

Новым столичным викарием - епископом Волоколамским - стал 4 июня 1928 г. архимандрит Питирим (Крылов), но в том же году он получил новое назначение - епископом Шуйским, викарием Иваново-Вознесенской епархии, и при этом управляющим делами Синода {246}. Оставаясь управделами, он год спустя вновь был определен московским викарием, и 25 сентября 1929 г. стал епископом Орехово-Зуевским. В тот же день епископа Сергиевского Петра (Руднева) переместили на Коломенскую кафедру. Обязанности епископа Дмитровского оставались за ним до 17 марта 1931 г. {247}, когда на Дмитровскую кафедру был переведен епископ Питирим (Крылов) {248}. В 1930 г. новым столичным викарием - епископом Серпуховским - стал преосв. Иоасаф (Шешковский) {249}.

Однако не только ограничения деятельности и частые перемещения беспокоили в ту пору московский епископат. Становилось явным, что достигнутая "легализация" и близость к митрополиту Сергию, и даже секретное сотрудничество с госбезопасностью, не гарантируют архиерею неприкосновенность. В феврале 1931 г. произошел арест управляющего Московской епархией архиепископа Звенигородского Филиппа (Гумилевского). Причиной стало сделанное им в частном порядке опровержение напечатанного за год до того в "Известиях" "Интервью" {250} митрополита Сергия и членов Синода. Текст обвинительного заключения гласил: "Гумилевский, будучи нашим спец[иальным] осведомом, двурушничал <...>, когда в 1930 г. митрополитом Сергием было дано интервью иностранной прессе, Гумилевский как член синода это интервью подписал, но одновременно, по истечении некоторого срока, передал зарубежным а[нти]с[оветским] кругам к[онтр]р[еволюционный] документ, опровергающий содержание интервью, и информировал папу Римского о состоянии церквей в СССР" {251}. Осенью 1931 г. последовал приговор к 3 годам концлагеря.

Но и с арестом архиепископа Филиппа ротации среди столичных викариев не прекращались. В марте 1931 г. назначение на вакантную Волоколамскую кафедру получил епископ Стефан (Гнедовский), бывший Каширский (Тульский викарий). Однако уже 15 апреля, в среду Светлой седмицы, он скончался {252}. Тогда спустя два месяца, 21 июня, во епископа Волоколамского был хиротонисан Никифор (Никольский), который тоже недолго пробыл в этом качестве {253}. 16 сентября его сменил бывший епископ Йошкар-Олинский Иоанн (Широков) {254}. Конец 1931 г. ознаменовался разрушением Храма Христа Спасителя {255}.

Только 12 мая 1932 г. был назначен новый временно управляющий Московской епархией - епископ (с 18 мая - архиепископ) Дмитровский Питирим (Крылов), управделами Синода и, как и преосв. Филипп, секретный сотрудник органов госбезопасности {256}. В 1930-е годы он жил в Москве на Бауманской ул., в одном доме с митрополитом Сергием (Страгородским). Кафедральным собором, в котором он чаще всего служил, был Дорогомиловский храм {257}. После переведенного 18 мая во Владимир епископа Иннокентия (Летяева) Подольскую кафедру осенью 1932 г. недолго занимали епископы Александр (Похвалинский) {258} и Памфил (Лясковский) {259}. В начале 1933 г. (13 февраля) архиепископ Питирим (Крылов) от управления делами Синода был освобожден, но Дмитровскую кафедру продолжал замещать еще три года (см. далее). К концу года, 4 октября, в Самару перевели епископа Коломенского Петра (Руднева). Его преемником стал после хиротонии 29 октября 1933 г. новый викарий - преосв. Сергий (Воскресенский) {260}. Вскоре, 22 ноября, на Можайскую кафедру с Серпуховской был перемещен епископ Иоасаф (Шешковский). Четыре месяца спустя его перевели в Брянск {261} на место арестованного непоколебимого борца с обновленчеством архиепископа Даниила (Троицкого) {262}, а архиепископом Можайским 5 апреля 1934 г. (уже в третий раз) стал переведенный из Калуги сщмч. Димитрий (Добросердов) {263}.

До января 1936 г. преосв. Питирим (Крылов) оставался архиепископом Дмитровским {264}, а управление Московской епархией (с новым титулом - Блаженнейший митрополит Московский и Коломенский) принял с 27 апреля 1934 г. митр. Сергий (Страгородский) {265}.

Накануне, 10 апреля 1934 г., епископ Волоколамский Иоанн (Широков) был переведен на Балахнинскую кафедру (Нижегородское викариатство), которую занимал менее месяца (одновременно в.у. Нижегородской епархией). Далее он в течение 11 дней - епископ Муромский, а с 14 мая - Орехово-Зуевский {266}.

§ 3.2. Период с 1934 г. до приостановки "большого террора" в 1939 г.

27 апреля 1934 г. в управлении Московской епархией произошло важное изменение, обставленное следующим образом. В этот день на заседании Синода был оглашен специальный адрес, обращенный к митрополиту Сергию (Страгородскому), текст которого дублировался циркулярным указом Московской Патриархии от 10 мая "о новом титуле Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Горьковского Сергия (Страгородского) и о порядке поминовения за богослужениями высшей церковной власти Российской Церкви". Было постановлено, что "особому и исключительному положению" митрополита Сергия в нашей Церкви "должно соответствовать <...> и особое иерархическое титулование не по святительской кафедре рядового епархиального города, <...> но по общеизвестному имени столичного града Москвы, олицетворяющего собою всю страну. Посему, приняв во внимание вышеизложенное и продолжающееся вдовство кафедры Первого епископа страны Митрополиты Русской Православной Церкви и члены Патриаршего Священного Синода <...> положили усвоить Вашему Высокопреосвященству <...> титул Блаженнейшего митрополита Московского и Коломенского". Подписали вышеупомянутый адрес 12 архиереев, ещё 10 "присоединились" сразу. В примечании к указу отмечено, что к адресу "присоединились все епархиальные Преосвященные Московской Патриархии" {267}. В этом списке мы находим всех тогдашних столичных викариев. Это - управлявший Московской епархией архиепископ Дмитровский Питирим (Крылов) и "присоединившиеся": архиепископ Можайский Димитрий (Добросердов), епископ Коломенский Сергий (Воскресенский), епископ Серпуховский Иннокентий (Клодецкий), епископ Орехово-Зуевский Иоанн (Соколов).

Помимо усвоения Заместителю Местоблюстителя нового титула 10 мая было решено "Преосвященному Коломенскому Сергию (Воскресенскому), викарию Московской епархии, быть епископом Бронницким, викарием той же епархии", а "распределение обязанностей по управлению Московской епархией и по должности областного архиерея предоставить усмотрению Блаженнейшего митрополита Московского и Коломенского" {268}.

С 14 мая по 4 сентября Иоанн (Соколов) - епископ Подольский {269}.

Перемещения архиереев и тогда происходили весьма часто: епископ Орехово-Зуевский Иоанн (Соколов) с 14 мая 1934 г. - Подольский, а с 4 сентября (уже до января 1936 г.) - Егорьевский; епископ Серпуховский Иннокентий (Клодецкий) {270} 6 сентября 1934 г. вновь стал Каширским.

После епископа Иоанна (Соколова) Орехово-Зуевскую кафедру с 14 мая 1934 г. занял епископ Иоанн (Широков) {271}. Именно он, будучи с 16 сентября 1931 г. епископом Волоколамским, являлся ближайшим помощником митрополита Сергия в управлении столичной епархией. Когда же последний принял в апреле 1934 г. новый титул Блаженнейшего митрополита Московского и Коломенского, епископ Иоанн с 10 апреля временно управлял Горьковской епархией вместо него (как викарий - епископ Балахнинский). После того как перебравшемуся в столицу митрополиту Сергию был найден "постоянный" преемник - сщмч. Евгений (Зернов) - преосв. Иоанн, побыв 11 дней епископом Муромским, второй раз стал московским викарием: с 14 мая 1934 г. он - епископ Орехово-Зуевский {272}. До января 1936 г.

Произошедшее в декабре 1934 г. убийство первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) С.М. Кирова послужило толчком к дальнейшему усилению репрессий. Гонения против духовенства и верующих усилились тогда особенно, и в 1935-1938 гг. нарастали непрерывно. Был взят курс на уничтожение Церкви, поставленной в один ряд с "прочей агентурой фашизма". "Журнал Московской Патриархии" закрыли летом 1935 г., а к концу года перестал существовать Временный Патриарший Священный Синод, поскольку оказалось невозможным кем-либо пополнить его состав. Московская епархия очень скоро потеряла одного из своих викариев: в 1935 г. был арестован епископ Каширский Иннокентий (Клодецкий). Его на длительный срок отправили в УхтПечЛаг {273}. Вновь покатилась волна арестов - и архиереев, и священников, и активных мирян. Соответственно участились и перемещения архиереев. В январе 1936 г. архиепископ Дмитровский Питирим (Крылов) был переведен в Великий Устюг. Вместо него назначение епископом Дмитровским и - плюс к тому - временно управляющим Рязанской епархией принял епископ Иоанн (Широков). В том же январе последовал перевод епископа Иоанна (Соколова) с Егорьевской кафедры на Волоколамскую, а полгода спустя, 17 июля 1936 г., он покидает ряды московских викариев {274}. Новым епископом Волоколамским стал с 19 июля преосв. Иоанн (Широков), а назначение на освободившуюся после него Дмитровскую кафедру получил епископ Бронницкий Сергий (Воскресенский). Ему было поручено фактическое управление Московской епархией, что он и осуществлял до перевода в Вильнюс 24 февраля 1941 г. {275}.

Таким образом, в столичной епархии накануне "большого террора", во второй половине 1936 г., на свободе помимо митрополита Сергия и епископа Дмитровского Сергия находились также архиепископ Можайский Димитрий (Добросердов) и епископ Волоколамский Иоанн (Широков). Архиепископ Димитрий жил тогда в Москве, в сторожке при церкви Илии пророка на Бол. Черкизовской улице {276}, а епископ Иоанн - на ст. Перловская Ярославской железной дороги и служил в московском храме свт. Григория Неокесарийского на ул. Бол. Полянка. Остались свидетельства о том, что жизнь он вел аскетическую, любил уставные службы, и даже каноны повечерия при нем вычитывались полностью. Сам великолепно читал и любил петь на клиросе {277}.

В 1936 г. власти пустили информацию о кончине в заключении Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра (Полянского). На самом же деле 9 июля 1936 г. Особое совещание при НКВД постановило "ходатайствовать перед президиумом ЦИК СССР Полянскому Петру Федоровичу, он же митрополит Крутицкий, продлить тюремное заключение сроком на три года" {278}. Тем не менее, назвали даже дату "кончины". Посему, в декабре 1936 г. был составлен акт о переходе прав и обязанностей Местоблюстителя митрополиту Сергию {279}, а в январе 1937 г. "в связи с кончиною митрополита Петра Полянского" вышло определение Синода о принятии к сведению его завещания о преемниках на случай кончины от 5 декабря 1925 г {280}. Тогда же митрополит Сергий издал указ о том чтобы его с 1 января 1937 г. поминали за богослужениями как "Патриаршего Местоблюстителя нашего Блаженнейшего митрополита Сергия" {281}.

Между тем, подошло время так называемого "большого террора". Антирелигиозная кампания проходила тогда под личным руководством Н.И.Ежова. Своего предела она достигла к осени 1938 г., когда Церковь как организация была фактически разгромлена. В Московской епархии остались на свободе только сам Местоблюститель митрополит Сергий и епископ Дмитровский Сергий (Воскресенский).

30 июля 1937 года вышел оперативный приказ НКВД N00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов" {282}. Уже в преамбуле говорилось о том, что "в деревне осело большое количество бывших кулаков, <...> в прошлом репрессированных церковников <...>, а часть вышеперечисленных элементов" ушла "из деревни в города". "Перед органами государственной безопасности стоит задача - самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов". В разделе "Контингенты, подлежащие репрессии" под пунктом 6 упомянуты "Наиболее активные антисоветские элементы из бывших кулаков, карателей, бандитов, белых, сектантских активистов, церковников и прочих, которые содержатся сейчас в тюрьмах, лагерях, трудовых поселках и колониях и продолжают вести там активную антисоветскую подрывную работу" (выделение - М.Г.). Далее в приказе говорилось: "Все репрессируемые <...> антисоветские элементы разбиваются на две категории: а) к первой относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках - РАССТРЕЛУ. б) ко второй относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки". По каждому региону и отдельно для лагерей НКВД указывалось "ориентировочное" "количество подлежащих репрессии". В частности, по Московской обл. в первую категорию попадали 5 тыс. чел., во вторую - 30 тыс., по Ленинградской (для сравнения) - 4 и 10 тыс. соответственно. По лагерям же НКВД предполагалась только первая категория - 10 тыс.чел. Самостоятельно превышать эти цифры на местах не разрешалось, репрессировать меньше формально не возбранялось. Предписывалось "операцию начать 5 августа 1937 года и закончить в четырехмесячный срок". Далее: "Следствие проводится ускоренно и в упрощенном порядке"; персональный состав тройки по Московской обл.: "председатель - Реденс, члены Маслов, Волков"; "Приговора по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение". Подписали приказ нарком внутренних дел Н. Ежов и его заместитель М. Фриновский.

Получалось, что находящиеся в заключении исповедники подлежали расстрелу в ближайшие четыре месяца. С огромной вероятностью та же участь ожидала и тех, кто пока ещё пребывал на свободе. Рассмотрим, что происходило в то время с архиереями Московской епархии.

Епископа Иоанна (Широкова) арестовали ещё до выхода приказа N00447 - 27 апреля 1937 г., прямо в храме во время всенощной. НКВД готовило тогда процесс митрополита Сергия, и Владыку обвинили в участии в "нелегальном центре, возглавляемом митрополитом Сергием", в составлении "списков архиереев для организации путем опроса избрания Предстоятеля Русской Церкви". Он проходил по одному делу с Великоустюжским архиепископом Питиримом (Крыловым) и управляющим делами Московской Патриархии прот. Александром Лебедевым. Им, троим главным фигурантам, предъявлялось одно и то же обвинение в принадлежности к антисоветской организации и ведении контрреволюционной агитации; каждый из них, "кроме того, будучи секретным сотрудником НКВД, расшифровался и двурушничал" {283}. Возможно, что именно применением упомянутого приказа от 30 июля и обусловлен расстрельный приговор, вынесенный епископу Иоанну Особой тройкой УНКВД по Московской обл. и приведенный в исполнение 18 сентября 1937 г. на Бутовском полигоне {284}.

Архиепископа Димитрия (Добросердова) арестовали и заключили в Бутырскую тюрьму уже в пору действия приказа - 29 сентября 1937 г. Обвинили его в "участии в контрреволюционной группировке и систематической антисоветской агитации". Виновным себя он не признал, давать показания на других арестованных отказался. По одному с ним делу проходили прмчч. Архимандрит Амвросий (Астахов) и игумен Пахомий (Туркевич), сщмч. диакон Иоанн Хренов, прмц. Монахиня Татиана (Бесфамильная), мч. Николай Рейн, мцц. Мария Волнухина и Надежда Ажгеревич. Сщмч. Димитрия и вышеперечисленных его однодельцев расстреляли в Бутово 21 октября 1937 г. по приговору той же Особой тройки при УНКВД по Московской обл. {285}. Вместе с ними казнили и другого архиерея-священномученика - епископа Иону (Лазарева) {286}. Рукоположенный в 1926 г. во епископа Велижского, викария Полоцкой епархии, владыка Иона по обстоятельствам времени так и не смог начать полноценное архиерейское служение и в том же году был уволен на покой. Жил он в Подмосковье, в селе Батюшково Дмитровского района, и служил в тамошнем Никольском храме. В 1930-е гг. епископ Иона помогал священникам - заключенным Дмитлага. Прихожане уважали и любили его. Арестовали Владыку 15 августа 1937 г. и расстреляли по обвинению в контрреволюционной агитации под видом церковных проповедей. По всей вероятности, он хорошо подходил под формулировку указа N00447: "в деревне осело большое количество <...> в прошлом репрессированных церковников <...>, а "перед органами государственной безопасности стоит задача - самым беспощадным образом разгромить всю эту банду".

Священномученики Димитрий (Добросердов) и Иона (Лазарев) вошли в ряд из семи расстрелянных в Бутово в 1937 г. архиереев. 27 сентября {287} эту участь разделил епископ Арсений (Жадановский), о котором не раз писалось в предыдущих разделах работы. В 1935-1937 гг. он, тяжелобольной, жил в подмосковных Котельниках, где ещё в 1928 г. смог благодаря помощи митрополита Сергия (Страгородского) купить дом. Заботу о нем несли келейницы-монахини Александра (Мурашова) и Матрона (Чушева). 14 апреля 1937 г. его здесь арестовали и заключили в Бутырскую тюрьму. Предъявили обвинение - руководство "контрреволюционной монархической организацией "Истинно православная Церковь"". "Вину" свою епископ Арсений "признал". По одному с ним делу расстреляли сщмч. иерея Петра Петрикова, прот. Сергия Сидорова, иерея Михаила Шика, иеромонаха Андрея (Эльбсона) и монахинь Матрону (Чушеву), Веру (Рожкову) и Валентину (Засыпкину) {288}. Арестованный, как и епископ Иоанн (Широков), до выхода указа N00447, преосв. Арсений был, как и он, приговорен к расстрелу уже по вступлении в действие этого документа.

Указ о развертывании массовых гонений непосредственно относился к любому духовному лицу, тем более к архиерею, пусть даже и оставшемуся не у дел. Выполнять предписанное указом взялись среди прочих и власти подмосковного города Орехово-Зуево, где на покое последние три года жил вернувшийся из лагеря епископ Никита (Делекторский) {289}, священномученик. Сведения о всех духовных лицах собирали при помощи обновленцев, которые служили в соборе. Арестовали Владыку 13 октября 1937 г., перевезли в Таганскую тюрьму, следствие завершили в три дня. Следователь установил, что перед ним епископ, чего оказалось достаточно для приговора к расстрелу. 19 ноября он был убит на Бутовском полигоне {290}.

27 ноября был арестован сщмч. архиепископ Николай (Добронравов), который после ссылок по истечении срока поражения в правах жил на покое в Москве. В вину ему поставили "контрреволюционную агитацию, участие в нелегальной контрреволюционной церковно-монархической организации ИПЦ" {291}. Владыку расстреляли в Бутово 10.12.1937 г. {292}. На следующий день, 11 декабря, там же был расстрелян священномученик митрополит Серафим (Чичагов) {293}. С 1934 г. он жил на покое в подмосковной Удельной. Арест с заключением в Таганскую тюрьму был произведен 30 ноября.

Последним архиереем, убитым на Бутовском полигоне, стал 29 декабря 1937 г. сщмч. Аркадий (Остальский) {294}. Он в начале 1937 г. вернулся из Соловецкого лагеря, прибыл в Москву, но потом жил в Калуге, и хотя получил назначение епископом Бежецким (викарием Калининской епархии), но приступить к служению по обстоятельствам времени так и не смог. Арестовали Владыку 22 сентября, обвинили в контрреволюционной деятельности и заключили в Бутырскую тюрьму. Расстрельный приговор тройка НКВД вынесла ему 7 декабря {295}.

Осень 1937 г. стала последней на земле и для митрополита Крутицкого Петра (Полянского). Его, к тому времени уже много лет проведшего в одиночном заключении, расстреляли 10 октября. Обвинение предъявили в том, что он "отбывая заключение в Верхнеуральской тюрьме, проявляет себя непримиримым врагом советского государства, клевещет на существующий государственный строй... обвиняя в "гонении на Церковь", "ее деятелей". Клеветнически обвиняет органы НКВД в пристрастном к нему отношении, в результате чего якобы явилось его заключение, так как он не принял к исполнению требование НКВД отказаться от сана Местоблюстителя Патриаршего престола" {296}. Сохранилась выписка из протокола N10 заседания тройки УНКВД по Челябинской обл. от 2.10.37г.: "После смерти патриарха Тихона активно продолжал к/р деятельность, возглавлял и обострял к/р активность церковников, направленную на свержение советской власти. Отбывая ссылку в гор. Тобольске, а затем в пос. Хе, свою к/р деятельность не прекратил, давал из ссылки директивные указания и направлял к/р работу, за что коллегия ОГПУ 23.07.31 г. осужден на 5 лет тюремного заключения, срок которого был продлен Особым Совещанием при НКВД СССР 9.07.36 г. на 3 года тюремного заключения. Полянского Петра Федоровича, он же митрополит Крутицкий, расстрелять, лично принадлежащее имущество конфисковать. Секретарь тройки УНКВД лейтенант ГБ Подобедов. Выписка верна: ст.инспектор 8 отдела УГБ сержант ГБ Табарданов" {297}.

Однако к концу 1938 г. открытый террор в отношении Церкви заметно ослабляется. Н.И.Ежов с 25 ноября от руководства НКВД отстранен. За этим последовал пересмотр определенного объема следственных дел, в результате чего вышли на свободу "сотни священнослужителей, в том числе несколько архиереев: архиепископ Иоанн (Соколов), епископ Иосиф (Чернов) и др." {298}. Но несмотря на это структура Русской Церкви как организации практически отсутствовала.

Советское правительство постепенно переходило от интернационально-коммунистического к национально-патриотическому "курсу": в ряде изданий появились отражающие эту тенденцию публикации, в 1938 г. вышел фильм С. Эйзенштейна "Александр Невский". Приближалась Вторая мировая война. В сентябре 1939 г. советские войска вошли в Польшу, Западная Украина и Западная Белоруссия были присоединены к СССР.

§ 3.3. Период с 1939 г. до принятия митрополитом Сергием патриаршества в 1943 г.

Некоторые перемены в антицерковной политике государства стали намечаться еще в 1939 г., но более заметными они стали только с началом Войны, коснувшись как всей Русской Церкви, так и столичной епархии. Некоторые уцелевшие представители духовенства были отпущены и даже получили возможность служить. В частности, в 1941 г. новое назначение - епископом Волоколамским - получил прошедший Соловецкий лагерь и ссылки бывший епископ Можайский Алексий (Палицын). С октября по декабрь 1941 г. он управлял Московской епархией {299}.

Также в 1941 г. вышел на свободу преосв. Сергий (Гришин) {300}. Известно, что он при эвакуации в октябре 1941 г. сопровождал митрополита Сергия (Страгородского) в Ульяновск, а потом вернулся в Москву, после чего, до февраля 1942 г. в качестве архиепископа Можайского управлял Московской епархией {301}. Вслед за ним это послушание принял и нес до самого сентября 1943 г. митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич) {302}.

В этот период продолжали постепенно пополняться ряды столичных викариев. Указом от 17 апреля 1942 г. митрополит Сергий определил протоирею Сергию (Городцову) быть после принятия монашества епископом Можайским, викарием Московского митрополита (с пребыванием в г. Ульяновске, где Местоблюститель находился в эвакуации). 29 мая 1942 г. в Казанском соборе Ульяновска митр. Сергий совершил его постриг с наречением имени в честь ап. Варфоломея. 31 мая состоялась хиротония, 1 июня возведен в сан архиепископа. В августе 1942 г., несмотря на военное время, Владыка ездил из Ульяновска в Можайск, служил в храмах Москвы. В ноябре 1942 г. назначен архиеп. Ульяновским, в военные годы был одним из ближайших помощников митрополита Сергия {303}.

В августе 1942 г. митрополит Сергий предложил архиерейство овдовевшему ярославскому протоиерею Владимиру Градусову, и 20 ноября вышло определение о том чтобы ему после пострижения в монашество быть епископом Можайским. Постриг с именем Димитрий последовал 22 января 1943 г., а хиротонию во епископа Можайского возглавил 24 января митрополит Николай (Ярушевич). Преосв. Димитрий оставался в этом качестве до 24 августа 1943 г. {304}.

Завершается рассматриваемый период совершенно особенным событием: 12 сентября 1943 г. митрополит Сергий (Страгородский) совершил первую службу в качестве Патриарха Московского и всея Руси {305}.

Заключение

Как известно, с самого начала власть не планировала сохранение в Церкви высшего, в том числе и епархиального, управления в какой-либо его форме и была готова (и то только временно) терпеть лишь приходы. Однако церковная организация в масштабах страны абсолютно полностью уничтожена не была и сохранилась в какой-то, пусть и малой, степени на всех уровнях, причем московское епархиальное управление, в отличие от многих других епархий, даже и к 1938 году реально существовало, хотя состояло только из митр. Сергия (Страгородского) и еп. Дмитровского Сергия (Воскресенского).

Во временном интервале, охваченном данной работой, со столичной епархией были напрямую связаны многие десятки архиереев. Если ограничиться теми, кто фактически Московской епархией управлял либо являлся ее викарием, а также не учитывать чисто раскольнических иерархов, то круг сужается до 48 имен. Своей смертью из них умерли только 19 (39%), и это включая Св. Патр. Тихона, митр. Макария (Невского), митр. Сергия с шестью архиереями, привлеченными им к служению в начале 1940-х. При этом только четверо из них не подверглись репрессиям. Расстреляно - 20 (уточняем: не считая тех, кто пострадал в столичной епархии, но архиерейское служение в ней не проходил), скончались в заключении - 5, убиты - 2. Двое умерли, оставшись в расколе. К лику святых для общецерковного почитания причислены 11 иерархов.

Необходимо также отметить, что с мая 1922 г. по сентябрь 1943 г. в управлении обновленческой "Московской епархией" (при учете территории, совпадающей с законной епархией) в качестве правящих и викарных архиереев приняли участие 46 иерархов. Из них своей смертью умерли 28 (61%), обстоятельства кончины неизвестны у пятерых (11%), расстреляны - 12 (26%), умер в заключении - 1. Сопоставление этих показателей с аналогичными для законных иерархов показывает, что архиереи-обновленцы преследовались властями в значительно меньшей степени. Сравнительно немногие из них (9) принесли покаяние. В 1923 г. это сделали епископы Димитрий (Добросердов) (сщмч.), Иннокентий (Летяев) (22 июня 1993 г. определением Синода Украинской Православной Церкви прославлен как местночтимый святой Харьковской епархии) и Вассиан (Пятницкий) (сщмч.). Первый был расстрелян 21 октября, второй - 14 декабря 1937 г., а третий умер в заключении 9 января 1941 г. В 1924 г. принес покаяние Св. Патр. Тихону и был принят в сане епископа рукоположенный у обновленцев "архиепископ" Иоанникий (Чанцев). Он скончался в 1933 г. законным епископом Кунгурским. Остальные случаи покаяния (5) в рядах столичных обновленческих иерархов относятся к 1940-м годам, когда это совершалось с подачи органов госбезопасности.

В результате работы было показано, как и какой ценой законный епископат Московской епархии прошел испытания рассматриваемого времени. Установлено, что подавляющее большинство иерархов преодолели этот рубеж достойно, причем четверть из них ныне во святых. Те, кто поддерживал после 1927 г. митрополита Сергия (Страгородского) и участвовал тогда в деятельности Московской Патриархии, также стремились максимально отстаивать интересы Церкви в сложнейших условиях, что однозначно расценивалось властями как антисоветская деятельность, и поэтому даже сотрудничество с госбезопасностью практически никого из них не уберегло тогда от репрессий {306}. В завершение приведем слова одного из свидетелей описываемых событий: "Итак, христианское миропонимание нудит нас со всею несомненностью, признать, что в центре мировой жизни лежит совершающийся факт спасения мира, и все разнообразные проявления ее в этом отношении похожи на волны океана, жизнь которого совершается по недоступному для человеческого наблюдения закону, положенному Творцом в глубине его" {307}.

 

Опубликованные источники

А. Церковные документы и личные свидетельства
  1. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943: Сб.: В 2 ч. / Сост. М.Е. Губонин. М.: ПСТБИ, 1994.
  2. Документы Патриаршей канцелярии 1925-1926 годов // Вестник церковной истории. 2006. N1-2.
  3. Елевферий (Богоявленский), митр. Неделя в Патриархии: (Впечатления и наблюдения от поездки в Москву) // Из истории Христианской Церкви на Родине и за рубежом в XX столетии. М.: Крутицкое Патриаршее подворье, 1995.
  4. [Косткевич Г.А.] Обзор главнейших событий церковной жизни России за время с 1925 г. до наших дней / Публ., вступит. ст. и примеч. О.В. Косик // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. Вып. 2 (23). С. 104-130.
  5. Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Вып.1-4. М., 1994. (Репр. воспр. изд.: М., 1918.)
  6. Церковная жизнь эпохи гонений глазами тайного курьера украинских епископов: Следственные показания Г.А. Косткевича 1931 г. / Вступ. ст., публ. и примеч. свящ. А. Мазырина, О.В. Косик и А.Н. Сухорукова // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2010. Вып. 4 (37). С. 70-87; 2011. Вып. 2 (39). С. 89-130.
Б. Документы государственных структур
  1. Изъятие церковных ценностей в Москве в 1922 году: Сборник документов из фондов Реввоенсовета Республики / Сост. диак. Александр Мазырин, В.А. Гончаров, И.В. Успенский. М., 2006.
  2. Мазырин А., свящ. "Требование заполнения анкеты сексота необязательно". Инструкция ГПУ Украины по организации групп "Живой Церкви". Вестник ПСТГУ. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 5 (42). С. 111-123.
  3. Оперативный Приказ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза С.С.Р. N00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов от 30 июля 1937 г. http://www.memo.ru/history/document/0447.htm
  4. Протоколы Комиссии по проведению отделения церкви от государства при ЦК РКП (б) - ВКП (б) (Антирелигиозной комиссии) 1922-1929 гг. / Сост. В.В. Лобанов. М.: Изд-во ПСТГУ, 2014.
  5. Следственное дело Патриарха Тихона: Сборник документов по материалам Центрального архива ФСБ РФ.М.: Изд-во ПСТБИ; Памятники исторической мысли, 2000.
В. Периодические издания Русской Православной Церкви
  1. Журнал Московской Патриархии. М., 1931-1935, 1943.
Г. Периодические издания и другие документы, относящиеся к обновленческой церкви и "григорианскому" расколу
  1. Борис (Рукин), еп. О современном положении Русской Православной Патриаршей Церкви. М.: Изд. автора, 1927.
  2. Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви. М., 1925-1931.
  3. Григорий (Яцковский), архиеп. Документы, относящиеся к образованию Высшего Временного Церковного Совета в Москве. М.: Изд. автора, 1926.
  4. "Дело это очень неприятное...": Показания епископа Бориса (Рукина). 1925 г. / Публ. свящ. А. Мазырина // Исторический архив. 2012. N5. С. 91-111.
  5. Живая Церковь: Православно-христианский журнал, посвященный обновлению церкви на евангельских началах. М., 1922. N1-10; 1923. N11(1).
  6. "Москва в недоумении около моего имени...": К истории раскольнической деятельности епископа Бориса (Рукина) / Вступ. ст., публ. и примеч. свящ. А. Мазырина // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. Вып. 2 (51). С. 108-127.
  7. "Обновленческий" раскол: материалы для церковно-исторической и канонической характеристики / сост. И.В.Соловьев. М.,Издательство Крутицкого подворья, 2002.
  8. Церковное обновление: Орган Рязанского Церковного Управления. Рязань, 1923-1926.

Неопубликованные источники

  1. ЦГАМ.Ф. 2303. Московское епархиальное управление. Оп. 1. Д. 10-15, 17, 18, 20, 21, 267, 268.

Список литературы

  1. Алексий (Готовцев; 1891-1936), епископ Рыльский, викарий Курской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 1. С. 664.
  2. Бронницкое викариатство Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 263.
  3. Брянская и Севская епархия // Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 286-289.
  4. Васильева Н.Ю., Шкаровский М.В. Гавриил (Красновский Всеволод Витальевич; 1885-1941), епископ Клинский // Православная Энциклопедия. Т. 10. С. 221-222.
  5. Верейское викариатство Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 7. С. 709-710.
  6. Волоколамское викариатство Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 9. С. 272-273.
  7. Воробьев В., прот. Варфоломей (Ремов), архиеп. Сергиевский, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 716-717.
  8. Все вы в сердце моем: Жизнеописание и духовное наследие священномученика Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского. 2-е изд., испр. и доп. / Сост. И.Г. Меньковой. М.: Изд-во ПСТГУ, 2007.
  9. Горидовец В., свящ. Иннокентий (Летяев), архиепископ Харьковский // Православная энциклопедия. Т. 23. С. 8-9.
  10. Дамаскин (Орловский), игум. Аркадий (Остальский), сщмч., еп. Бежецкий, викарий Тверской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 263-264.
  11. Дамаскин (Орловский), игум. Димитрий (Добросердов), сщмч., архиеп. Можайский // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 42-43.
  12. Дамаскин (Орловский), иг., Панкова Т.М., Серафим (Питерский), иером. Амвросий (Смирнов), архиеп. Муромский, викарий Нижегородской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 2. С. 152-153.
  13. Ермаков П.Ю. Алексий (Палицын), архиеп. Куйбышевский и Сызранский // Православная Энциклопедия. Т. 1. С. 670-671.
  14. Иннокентий (Клодецкий), еп.Каширский // Православная Энциклопедия. Т.23. С.8.
  15. Иоанн (Соколов), митр. Киевский и Галицкий // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 453-454.
  16. История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 года. М., 2006.
  17. Кифа - Патриарший местоблюститель священнномученик Петр, митрополит Крутицкий (1862-1937) / Отв. ред. прот. В. Воробьев. М., 2012.
  18. Косик О.В. Истинный воин Христов. Книга о священномученике епископе Дамаскине (Цедрике). М., Издательство ПСТГУ, 2009.
  19. Косик О.В., Пивоваров Б., прот. Варфоломей (Городцов), митр. Новосибирский и Барнаульский // Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 713-715.
  20. Кочетов Д.Б. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 399-401.
  21. Лавринов В., прот. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. М., Общество любителей церковной истории, 2016.
  22. Мазырин А., свящ. Большой террор и Московская Патриархия: репрессии против ближайших сотрудников митрополита Сергия (Страгородского) // XХIII Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ.М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. С. 28-35.
  23. Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195.
  24. Мазырин А., свящ. Священномученик митрополит Крутицкий Петр (Полянский) как управляющий Московской епархией (1924-1925 гг.) // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 7. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2010. С. 185-196.
  25. Мазырин А., свящ. Усвоение митрополиту Сергию (Страгородскому) титула "Блаженнейший митрополит Московский и Коломенский" в 1934 году в восприятии современников // XХ Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ: В 2 т. М.: Изд-во ПСТГУ, 2010. Т. 1. С. 316-322.
  26. Мазырин А., свящ., Хелемендик М. "Борисовщина" - григорианский раскол в Москве // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 3. М.: О-во ревнителей Православной культуры; Музей "Кадашевская слобода", 2008. С.58-73.
  27. Маштафаров А.В. Дмитровское викариатство Московской епархии РПЦ // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 449-452.
  28. Менькова И.Г. "Твой я, Господи!.." Жизненный путь и труды сщмч. Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского. М., Изд-во ПСТГУ, 2015.
  29. Мраморнов А.И. Иларион (Троицкий), архиеп. Верейский, духовный писатель, богослов, сщмч. // Православная Энциклопедия. Т. 22. С. 144-154.
  30. Никанор (Кудрявцев), епископ Богородский, (единоверческий) викарий Московской епархии / http://www.pavel-prusskiy.ru/life/nikanorkudr.html
  31. Никитин Д.Н. Евсевий (Никольский), митр. Крутицкий // Православная энциклопедия. Т. 17. С. 270-271.
  32. Никитин Д.Н. Иоанн (Широков), еп. Волоколамский // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 465-466.
  33. Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / http://www.pstbi.ru.
  34. Русская Голгофа. Бутово. Месяцеслов - синодик. М.: Храм Святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. 2004
  35. Серафим (Питерский), игум., Мелетия (Панкова), мон., Маякова И.А. Димитрий (Градусов), архиеп. Ярославский и Ростовский // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 78-79.
  36. Соловьев И., диак. Высшее Церковное Управление (ВЦУ) // Православная энциклопедия. Т. 10. С. 104-106.
  37. Соловьев И., свящ. "Живая церковь"//Православная энциклопедия. Т.19. С.168-172.
  38. Платон (Руднев), епископ Богородский, (единоверческий) викарий Московской епархии / http://www.pavel-prusskiy.ru/life/platonrudn.html
  39. Терехов А.Г. Алексий (Кузнецов), архиеп. Сарапульский и Елабужский // Православная Энциклопедия. Т. 1. С. 667-668.
  40. Трофимов А.А. Священномученик Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский: Акафист. Жизнеописание. М., Паломник, 2013. С. 170-171.
  41. Сафонов Д., свящ. Святитель Тихон, Патриарх московский и всея России, и его время. М., Фонд сохранения духовно-нравственной культуры "Покров", 2013.
  42. "Свете тихий": Жизнеописание и труды епископа Серпуховского Арсения (Жадановского): В 3 т. Т. 3. М.: Паломник, 2002.
  43. Цыпин В., прот. Борис (Рукин) - один из инициаторов григорианского раскола в РПЦ // Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 38-40.
  44. Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви. Синодальный и новейший периоды (1700-2005). М., 2012.
  45. Цыпин В., прот., Иннокентий (Павлов), игум. Антонин (Грановский), бывший епископ Владикавказский и Моздокский, деятель обновленческого раскола // Православная энциклопедия. Т. 2. С. 682-684.
  46. Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М.,Вече, Лепта, 2010.
  47. Шкаровский М.В. Герман (Ряшенцев), священномученик // Православная энциклопедия. Т. 11. С. 226-227.
  48. Я всех люблю и о всех скорблю. Житие священномученика Петра (Зверева), архиепископа Воронежского. 1876-1929. В 2-х книгах. / Сост. Монахиня Еликонида (Кушлик). М.: "Индрик", 2013.

Примечания

{1} Лавринов В., прот. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. М., Общество любителей церковной истории, 2016. С. 600. | назад

{2} Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917-1943: Сб.: В 2 ч. / Сост. М.Е. Губонин. М.: ПСТБИ, 1994. | назад

{3} Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Вып. 1-4. М., 1994. (Репр. воспр. изд.: М., 1918.) | назад

{4} Мазырин А., свящ. "Требование заполнения анкеты сексота необязательно". Инструкция ГПУ Украины по организации групп "Живой Церкви". Вестник ПСТГУ. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 5 (42). С. 111-123. | назад

{5} Оперативный Приказ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза С.С.Р. N00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов от 30 июля 1937 г. http://www.memo.ru/history/document/0447.htm | назад

{6} Протоколы Комиссии по проведению отделения церкви от государства при ЦК РКП (б) - ВКП (б) (Антирелигиозной комиссии) 1922-1929 гг. / Сост. В.В. Лобанов. М.: Изд-во ПСТГУ, 2014. | назад

{7} Изъятие церковных ценностей в Москве в 1922 году: Сборник документов из фондов Реввоенсовета Республики / Сост. диак. Александр Мазырин, В.А. Гончаров, И.В. Успенский. М., 2006. | назад

{8} Живая Церковь: Православно-христианский журнал, посвященный обновлению церкви на евангельских началах. М., 1922. N1-10; 1923. N11(1). | назад

{9} Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви. М., 1925-1931. | назад

{10} Церковное обновление: Орган Рязанского Церковного Управления. Рязань, 1923-1926. | назад

{11} Борис (Рукин), еп. О современном положении Русской Православной Патриаршей Церкви. М.: Изд. автора, 1927. | назад

{12} "Москва в недоумении около моего имени...": К истории раскольнической деятельности епископа Бориса (Рукина) / Вступ. ст., публ. и примеч. свящ. А. Мазырина // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. Вып. 2 (51). С. 108-127. | назад

{13} "Дело это очень неприятное...": Показания епископа Бориса (Рукина). 1925 г. / Публ. свящ. А. Мазырина // Исторический архив. 2012. N5. С. 91-111. | назад

{14} [Косткевич Г.А.] Обзор главнейших событий церковной жизни России за время с 1925 г. до наших дней / Публ., вступит. ст. и примеч. О.В. Косик // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. Вып. 2 (23). С. 104-130. | назад

{15} Церковная жизнь эпохи гонений глазами тайного курьера украинских епископов: Следственные показания Г.А. Косткевича 1931 г. / Вступ. ст., публ. и примеч. свящ. А. Мазырина, О.В. Косик и А.Н. Сухорукова // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2010. Вып. 4 (37). С. 70-87; 2011. Вып. 2 (39). С. 89-130. | назад

{16} ЦГАМ.Ф. 2303. Московское епархиальное управление. Оп. 1. Д. 13, 14, 15, 17, 18, 20, 21. | назад

{17} ЦГАМ.Ф. 2303. Московское епархиальное управление. Оп. 1. Д. 10, 11, 12. | назад

{18} ЦГАМ.Ф. 2303. Московское епархиальное управление. Оп. 1. Д. 267, 268. | назад

{19} История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 года. М., 2006. | назад

{20} Сафонов Д., свящ. Святитель Тихон, Патриарх московский и всея России, и его время. М., Фонд сохранения духовно-нравственной культуры "Покров", 2013. | назад

{21} Кифа - Патриарший местоблюститель cвященнномученик Петр, митрополит Крутицкий (1862-1937) / Отв. ред. прот. В. Воробьев. М., 2012. | назад

{22} Я всех люблю и о всех скорблю. Житие священномученика Петра (Зверева), архиепископа Воронежского. 1876-1929. В 2-х книгах. / Сост. Монахиня Еликонида (Кушлик). М.: "Индрик", 2013. | назад

{23} Косик О.В. Истинный воин Христов. Книга о священномученике епископе Дамаскине (Цедрике). М., Издательство ПСТГУ, 2009. | назад

{24} Менькова И.Г. "Твой я, Господи!.." Жизненный путь и труды сщмч. Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского. М., Изд-во ПСТГУ, 2015. | назад

{25} Мазырин А., свящ. Священномученик митрополит Крутицкий Петр (Полянский) как управляющий Московской епархией (1924-1925 гг.) // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 7. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2010. С. 185-196. | назад

{26} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195. | назад

{27} Мазырин А., свящ. Большой террор и Московская Патриархия: репрессии против ближайших сотрудников митрополита Сергия (Страгородского) // XXIII Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ.М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. С. 28-35. | назад

{28} "Обновленческий" раскол: материалы для церковно-исторической и канонической характеристики / сост. И.В. Соловьев. М., Издательство Крутицкого подворья, 2002. | назад

{29} Лавринов В., прот. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. М., Общество любителей церковной истории, 2016. | назад

{30} История иерархии Русской Православной Церкви. Комментированные списки иерархов по епископским кафедрам с 862 года. М., 2006. С. 306. | назад

{31} История иерархии. С. 306. | назад

{32} Маштафаров А.В. Дмитровское викариатство Московской епархии РПЦ // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 449-452. | назад

{33} Терехов А.Г. Алексий (Кузнецов Николай Николаевич; 1875 - 1938), архиеп. Сарапульский и Елабужский // Православная Энциклопедия. Т. 1. С. 667-668.

Родился в семье священника, учился в Александровском лицее, Александро-Невском ДУ и СПбДС, в 1902 г. окончил СПбДА. Канд. богословия (работа "Нравственный смысл юродства и столпничества"). Служил пом. инспектора Иркутской ДС, преподавателем рус. языка Устюжского ДУ, пом. смотрителя Белозерского ДУ. С 1904 г. иеромонах. До 1906 г. - преподаватель гомилетики в Новгородской, затем Ярославской ДС. В полемике с местным Союзом русского народа проявил независимость и по настоянию губернатора уволен от духовно-учебной службы и перемещен в монастырь в Вологду. В 1908 г. был членом Урмийской миссии. Из-за разногласий с ее начальником в ноябре вернулся в Россию. В 1909 г. жил в Яблочинском монастыре. По ходатайству архиеп. Холмского Евлогия (Георгиевского) возвращен на духовно-учебную службу и назначен преподавателем обличительного богословия Томской ДС, с июля 1911 г. смотритель Лысковского ДУ. С 29 мая 1913 г. архимандрит, настоятель Богоявленского Старо-Голутвина монастыря в г. Коломна, в 1916 г. служил инспектором Вифанской ДС, затем вновь настоятель Старо-Голутвина монастыря. | назад

{34} Дамаскин (Орловский), игум. Димитрий (Добросердов), сщмч., архиеп. Можайский // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 42-43.

Родился в 1864 г. в с. Пахотный Угол Тамбовской губ. в семье священника. Окончил Тамбовскую ДС в 1885 г. и до рукоположения во иерея к Никольскому храму в с. Мамонтово Тамбовского у. (1889 г.) был учителем земской школы. После смерти жены и детей поступил в 1894 г. в МДА, которую окончил в 1898 г. Кандидат богословия. Назначен законоучителем 4-й московской гимназии. С 1899 г. настоятель гимназического храма, действительный член Педагогического общества при Московском ун-те, с 1900 г. законоучитель земской гимназии Мин. народного просвещения, а потом коммерческих училищ в Москве, в 1907-8 гг. классный наставник 4-й московской гимназии (1907-1908). В 1908 г. назначен синодальным ризничим и настоятелем московской синодальной церкви во имя 12 апостолов. Принял монашеский постриг и возведен в сан архимандрита. Стал членом Комитета по описанию Синодальной ризницы. С 1909 г. наблюдатель послушнических школ ставропигиальных монастырей, с 1910 г. сотрудник Московского археологического института. Имел различные церковные награды. 18 мая 1914 г. хиротонисан во епископа Можайского. | назад

{35} Волоколамское викариатство Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 9. С. 272-273. | назад

{36} Кочетов Д.Б. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 399-401. | назад

{37} Верейское викариатство Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 7. С. 709-710. История иерархии. С. 154, 302, 111, 446, 83. | назад

{38} История иерархии. С. 307, 309. | назад

{39} История иерархии. С. 77, 154, 339, 687. С этого же дня до 1918 г. еп. Иоасаф номинально управлял и Варшавской епархией. | назад

{40} Маштафаров А.В. Дмитровское викариатство Московской епархии РПЦ // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 449-452. | назад

{41} Терехов А.Г. Алексий (Кузнецов), архиеп. Сарапульский и Елабужский // Православная Энциклопедия. Т. 1. С. 667-668. История иерархии. С. 154, 432-433, 586-587.

С 1917 г. викарий Вятской епархии (епископ Сарапульский, затем Слободской, с мая 1919 г. - Сарапульский и Елабужский). В сентябре 1919 г. пережил кратковременный арест. В 1924 г. выслан из Сарапула в адм. порядке. В 1925 г. арестован, приговор - 6 месяцев ИТЛ. По освобождении в 1927 г. возведен в сан архиепископа. В декабре 1928 г. арестован в Сарапуле, через 1,5 мес. освобожден. В декабре 1931 г. назначен врем. упр. Свердловской епархией. В феврале 1932 г. арестован, приговор - 3 года концлагеря (отбывал на Беломорканале). В 1933 г. освобожден. В 1935 г. назначен архиепископом Сарапульским и Елабужским. До последнего ареста 18 декабря 1937 г. жил и служил в Сарапуле. Виновным себя не признал. Расстрелян 18 декабря 1937 г. по приговору тройки НКВД Удмуртской АССР от 15 ноября 1938 г. | назад

{42} История иерархии. С.111-112. | назад

{43} Сафонов Д., свящ. Святитель Тихон, Патриарх московский и всея России, и его время. М., Фонд сохранения духовно-нравственной культуры "Покров", 2013. С. 17. | назад

{44} История иерархии. С.132. Святитель Тихон. С. 17. | назад

{45} История иерархии. С. 135, 419, 423, 456, 460, 510, 537, 730-731. Севастопольскую кафедру занимал 2 месяца. В дальнейшем был епископом Аксайским и временно Усть-Медведицким. В 1922 г. уклонился в обновленческий раскол и занимал до 1931 г. 12 обновленческих "кафедр". В 1931 г. уволен на покой в сане "митрополита" с Челябинской "кафедры". Затем по покаянии принят в общение с Церковью и 18 октября 1931 г. назначен на Уральскую кафедру. По ее упразднении, с 11 августа 1933 г., - епископ Вяземский (с 17 марта 1936 г. - архиепископ). С ноября 1936 г. до ареста 29 октября 1937 г. управлял Смоленской епархией. Расстрелян 2 декабря 1937 г. | назад

{46} История иерархии. С. 83, 785. | назад

{47} Кочетов Д.Б. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 399-401. | назад

{48} Святитель Тихон. С. 19. | назад

{49} История иерархии. С.132. | назад

{50} Маштафаров А.В. Дмитровское викариатство Московской епархии РПЦ // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 449-452. | назад

{51} История иерархии. С.132. | назад

{52} Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Выпуски 1-4. М., 1994. Выпуск 1. С. 4-6. | назад

{53} История иерархии. С. 309. | назад

{54} Маштафаров А.В. Дмитровское викариатство Московской епархии РПЦ // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 449-452. | назад

{55} Святитель Тихон. С. 614. | назад

{56} Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви. Синодальный и новейший периоды (1700-2005). М., 2012. С. 362-363. | назад

{57} Дамаскин (Орловский), игум. Димитрий (Добросердов), сщмч., архиеп. Можайский // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 42-43. | назад

{58} Кочетов Д.Б. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 399-401. | назад

{59} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / available at: www.pstbi.ru. | назад

{60} Святитель Тихон. С. 30. | назад

{61} Святитель Тихон. С. 30-31. | назад

{62} Маштафаров А.В. Дмитровское викариатство Московской епархии РПЦ // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 449-452. (Осипова И.И. "Сквозь огнь мучений и воду слез". М., 1998. С. 194-195) | назад

{63} Святитель Тихон. С. 31. | назад

{64} Шкаровский М.В. Герман (Ряшенцев), священномученик // Православная энциклопедия. Т. 11. С. 226-227. Род. в Тамбове, из семьи купца 2-й гильдии, брат Пермского архиеп. Варлаама (Ряшенцева), выпускник КазДА 1906 г., с 1905 г. иеромонах, с 1906 г. преподаватель, затем инспектор Псковской ДС. В январе 1910 г. переведен в Вифанскую ДС, в 1912 г. стал ее ректором в сане архимандрита, во время I Мировой войны был некоторое время священником в действующей армии. Имел проповеднический дар. После закрытия Вифанской ДС переехал в 1918 г. в Москву, в Данилов монастырь, где вместе с еп. Феодором (Поздеевским) составил акафист блгв. кн. Даниилу. | назад

{65} История иерархии. С. 309. | назад

{66} Святитель Тихон. С. 34. | назад

{67} История иерархии. С. 154. | назад

{68} Святитель Тихон. С. 35. | назад

{69} Кочетов Д.Б. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 399-401. | назад

{70} История иерархии. С. 154. | назад

{71} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. | назад

{72} История иерархии. С. 83, 785. | назад

{73} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. | назад

{74} История иерархии. С. 254. Место захоронения - Москва, Богоявленский монастырь, трапезная левого придела Казанского (нижнего) храма. | назад

{75} Никитин Д.Н. Евсевий (Никольский), митр. Крутицкий // Православная энциклопедия. Т. 17. С. 270-271. | назад

{76} Жития новомучеников и исповедников Российских XX века, составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Апрель. Тверь. 2006. С. 213-223. Священноисповедник Феодосий родился в 1860 г. в с. Руда Киевской губ. Из семьи священника, выпускник Киевской ДС, в 1882-1890 гг. преподавал Закон Божий в Ак-Шенхском народ. училище под Перекопом, затем до пострига в 1899 г. бухгалтер в Казенной палате. С 1899 г. иеромонах, в 1900 г. эконом Таврического архиерейского дома, настоятель Бахчисарайского Успенского скита, благочинный одного из округов и временно всех монастырей Таврической епархии, затем возведен в сан игумена и назначен настоятелем Балаклавского Георгиевского монастыря. С 1903 г. - в братстве Покровского монастыря в Москве. За мужество в условиях боевых действий во время Русско-японской войны и усердную службу (1,5-года в войсках) многократно награжден. С 1906 г. - казначей Чудова монастыря. С 1909 г. - архимандрит, наместник Златоустовского монастыря в Москве, с 1912 г. - благочинный монастырей Москвы. За особо полезные труды по облегчению положения больных и раненых в 1916 г. награжден золотым наперсным крестом с украшениями. | назад

{77} История иерархии. С. 83, 234-235, 802. | назад

{78} История иерархии. С. 199, 785. С мая 1920 до 5 октября 1923 г. - еп. Пермский, затем Вологодский (1924) и Костромской (1924-25гг.), в 1928-1931 гг. - архиеп. Калужский. Скончался в Москве 29.09.1932 г. | назад

{79} Мраморнов А.И. Иларион (Троицкий Владимир Алексеевич; 1886-1929), архиеп. Верейский, духовный писатель, богослов, сщмч. Православная Энциклопедия. Т. 22. С. 144-154. | назад

{80} Кифа - Патриарший местоблюститель cвященнномученик Петр, митрополит Крутицкий (1862-1937) / Отв. ред. прот. В. Воробьев. М., 2012. С. 347. | назад

{81} Кифа. С. 348. | назад

{82} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. | назад

{83} История иерархии. С. 302-303, 671. | назад

{84} Шкаровский М.В. Герман (Ряшенцев), священномученик // Православная энциклопедия. Т. 11. С. 226-227. | назад

{85} Кифа. С. 349; Святитель Тихон. С. 49. | назад

{86} Святитель Тихон. С. 95, подтв. История иерархии. С. 444-445, 617. | назад

{87} История иерархии. С. 177-178, 741. | назад

{88} Святитель Тихон. С. 95. | назад

{89} История иерархии. С. 161-162, 622. | назад

{90} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. | назад

{91} Святитель Тихон. С. 108-113. | назад

{92} Святитель Тихон. С. 100. | назад

{93} Пробыв там до августа 1923 г., он невольно переждал бурные события 1922 г., (кампания по изъятию церковных ценностей, арест Патриарха, захват церковной власти обновленцами). | назад

{94} Святитель Тихон. С. 106-107. | назад

{95} Святитель Тихон. С. 117-118. Еп. Иларион был привлечен Советом Народных судей по делу Коллегии Главмузея, помещен в Бутырскую тюрьму и обвинен в преступлении по должности за просьбу выдать для богослужения изъятую из Сретенского монастыря Владимирскую икону Божией Матери. Впрочем, на сей раз еп. Илариона оправдали за недоказанностью преступления. Продержав 2 месяца, его выпустили (см. Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века. Компьютерная база данных). | назад

{96} Святитель Тихон. С. 105, 117-118. | назад

{97} Горидовец В., свящ. Иннокентий (Летяев), архиепископ Харьковский // Православная энциклопедия. Т. 23. С. 8-9.

В миру Летяев Прокопий Иванович (7.07.1881, г. Бийск Томской губ. - 14.12.1937, Сибирский ИТЛ). Из семьи мещанина. Выпускник Иркутской ДС по 1-му разряду. Выпускник КазДА (1909, канд. богословия за "Опыт калмыцко-русского богословского словаря"). В 1907 г. принял постриг, с 1908 г. иеродиакон, с 1909 г. - иеромонах. Преподавал в Иркутской церковно-учительской семинарии (1909), был смотрителем Иркутского ДУ (1911). С 1913 г. - зав. Иркутской церковно-учительской семинарией, архимандрит, настоятель иркутского Князь-Владимирского монастыря. 6 марта 1914 г. назначен заведующим Александро-Николаевской церковно-учительской школой Полтавской епархии. Был настоятелем храма во имя прп. Самсона на поле Полтавской битвы. 10 апреля 1918 г. уволен от должности и назначен в распоряжение Тульского епархиального архиерея. | назад

{98} Епископ Никанор (Кудрявцев), Богородский (единоверческий) викарий Московской епархии. http://www.pavel-prusskiy.ru/life/nikanorkudr.html | назад

{99} Святитель Тихон. С. 128, 133-134. | назад

{100} Святитель Тихон. С. 134, 139. | назад

{101} Святитель Тихон. С. 137-138. Вскоре, 19 декабря, прот. Александра Хотовицкого отпустили. Он был ключарем Храма Христа Спасителя. | назад

{102} Святитель Тихон. С. 141-144, 147, 149. | назад

{103} Святитель Тихон. С. 148, 150. История иерархии. С. 254. | назад

{104} Святитель Тихон. С. 613-614.

Митр. Никандр (Феноменов Николай Григорьевич, 02.05.1872 - 14.02.1933). Из семьи священника Орловской губ. Выпускник Орловской ДС и Киевской ДА 1897 г. (канд. богословия). С 1897 г. монах, иеродиакон и иеромонах. С 1897 г. преподаватель Тульской, с 1900 г. - инспектор Кутаисской, с 1901 г. - инспектор Тифлисской духовной семинарии, с 1902 г. - ректор последней в сане архимандрита. С 1905 г. - викарный епископ (Кинешемский, с 1908 г. - Нарвский), с 1914 г. - правящий (Вятский и Слободской, с сентября 1918 г. - Вятский и Глазовский). В 1918 г. арестован в Москве и заключен в Бутырскую тюрьму без предъявления обвинения. С 1919 г. - архиепископ, в том же году приговорен к трем годам лагеря. В 1920 г. досрочно освобожден и вернулся в Москву, где вновь попал в Бутырскую тюрьму. В 1921 г. освобожден и назначен архиепископом Астраханским, но выехать туда не смог из-за подписки о невыезде из Москвы. С 1921 г. член Св. Синода. С 1922 г. архиепископ Крутицкий, ближайший помощник Св. Патр. Тихона. | назад

{105} Святитель Тихон. С. 143, 146. | назад

{106} Изъятие церковных ценностей в Москве в 1922 году: Сборник документов из фондов Реввоенсовета Республики / Сост. диак. Александр Мазырин, В.А. Гончаров, И.В. Успенский. М., 2006. | назад

{107} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. Святитель Тихон. С. 613-614.

Арестовали на Троицком подворье. В Бутырской тюрьме до 23 января 1923 г. До 20.03.1923 г. - под подпиской о невыезде, после чего вновь арестован и привлечен к суду вместе с Патриархом, митр. Арсением (Стадницким) и секретарем Патриарха П.В. Гурьевым. В 1924 г. приговорен к трем годам ссылки в Среднюю Азию. Освобожден в 1925 г. С ноября 1925 г. митр. Одесский, с 1927 г. - Ташкентский и Туркестанский. Жил в Москве без права выезда. В сентябре 1931 г. включен в число постоянных членов Временного патриаршего Свящ. Синода. Скончался в Ташкенте 14.02.1933 г. (по другим данным, в Горьком в 1934 г.). | назад

{108} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru.

Обвинение предъявили такое: "принимал близкое участие в делах правления церковного и был органически связан с высшими церковными иерархами, участие в деятельности реакционных правителей церкви". По делу "гр-на ТРОИЦКОГО Иллариона Алексеевича" начальник VI отделения СО ГПУ Рутковский составил заключение: "...Членом, так называемого, Синода и Высшего Церковного Совета, не состоит, но исполняет отдельные поручения Патриарха и митрополита. Присутствует в патриаршем подворье, где принимает всевозможных ходаков и приезжающих по делам церкви посетителей, ведя с ними деловые переговоры. Кроме того, ТРОИЦКИЙ устраивает в рабочих районах диспуты и, обладая большой эрудицией по богословским вопросам, дискредитирует выступающих против него оппонентов-рабочих. ТРОИЦКИЙ числится епископом Верейским, где по существу должен находиться. Пребывание его в Москве объяснялось громадной пользой, которую он приносит церкви и правителю ея - Патриарху. После издания Тихоном воззвания о недопущении изъятия церковных ценностей Троицкий получил командировку в уезды Московской губернии. Цель поездки Троицким объясняется, как пострижение в монашество некоторых лиц, но по агентурным сведениям, командировка носила характер инструктирования и разъяснения способов сопротивления изъятию. В среде высшего духовенства ТРОИЦКИЙ намечался на пост Московского митрополита...". Рутковский нашел "ТРОИЦКОГО И.А. причастным к преступной монархической политике, проводимой Патриархом и митрополитом". В итоге, 22 июня 1922 г. судебная Коллегия ГПУ по обвинению в "антисоветской деятельности" приговорила еп. Илариона к 1 году высылки в Архангельск по 7 (в других постановлениях по 22) июня 1923 г. В Архангельск он прибыл 10 июля 1922 г. (точнее, прибыл 4 июля, а 10-го был освобожден из тюрьмы - см. Соловецкие новомученики / Сост. игумен Дамаскин (Орловский). Москва - Соловки, 2009. С. 374). | назад

{109} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru.

Обвинение - в "сопротивлении изъятию церковных ценностей" по стт. 62 и 119 УК РСФСР.

Некоторое время Св. Патриарха содержали также во Внутренней тюрьме ОГПУ на Лубянке. | назад

{110} Соловьев И., свящ. "Живая церковь" // Православная энциклопедия. Т. 19. С. 168-172. | назад

{111} Цыпин В., прот., Иннокентий (Павлов), игум. Антонин (Грановский), бывший епископ Владикавказский и Моздокский, деятель обновленческого раскола // Православная энциклопедия. Т. 2. С. 682-684. | назад

{112} Акты. С. 216. | назад

{113} Акты. С. 217. | назад

{114} "Живая Церковь". 1922. N4-5. С. 23. | назад

{115} Соловьев И., диак. Высшее Церковное Управление (ВЦУ) // Православная энциклопедия. Т.10.С.104-106. Лавринов В., прот. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. М., Общество любителей церковной истории, 2016. С. 335, 584 | назад

{116} Соловьев И., свящ. "Живая церковь" // Православная энциклопедия. Т. 19. С. 168-172. | назад

{117} "Обновленческий" раскол (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики). Сост. И.В. Соловьев. М., Изд-во Крутицкого подворья, 2002. С. 809-810.

С 6 июля Леонид (Скобеев) - "архиеп. Пензенский и Сызранский", позднее - Орловский. На покой уволен 26.03.1923 г., с 1928 г. - "митрополит", каковым и скончался в начале 1930-х. | назад

{118} Живая Церковь. 1922. N3. С. 19. | назад

{119} Лавринов В., прот. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. М., Общество любителей церковной истории, 2016. С. 335. | назад

{120} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 12, 292. | назад

{121} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 13, 14. | назад

{122} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 14, 268-269. Соловьев И., свящ. "Живая церковь" // Православная энциклопедия. Т. 19. С. 168-172. | назад

{123} Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 / Сост. М.Е. Губонин. М.: Изд-во ПСТБИ, 1994. С. 218-219. "Мы, Сергий, митрополит Владимирский и Шуйский, Евдоким, архиеп. Нижегородский и Арзамасский и Серафим, архиеп. Костромской и Галичский, рассмотрев платформу Временного Церковного Управления и каноническую законность управления, заявляем, что целиком разделяем мероприятия Церковного Управления, считаем его единственной канонически законной верховной церковной властью и все распоряжения, исходящие от него, считаем вполне законными и обязательными. Мы призываем последовать нашему примеру всех истинных пастырей и верующих сынов Церкви, как вверенных нам, так и других епархий". Было напечатано в N4-5 "Ж.Ц.". | назад

{124} Об этом пишет, в частности, митр. Мануил (Лемешевский. См. "Обновленческий" раскол (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики). Составитель И.В. Соловьев. М., Издательство Крутицкого подворья, 2002. С. 949. | назад

{125} "Обновленческий" раскол (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики). Составитель И.В. Соловьев. М., Издательство Крутицкого подворья, 2002. С. 758. | назад

{126} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 263-264. | назад

{127} Акты. С. 217. | назад

{128} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 14, 335. | назад

{129} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 117, 584. | назад

{130} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 118, 335. | назад

{131} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 335. | назад

{132} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 118. Живая Церковь. 1922. N4-5. С. 23. | назад

{133} Соловьев И., свящ. "Живая церковь" // Православная энциклопедия. Т. 19. С. 168-172. | назад

{134} Первый Всероссийский Съезд белого духовенства "Живая Церковь" в Москве // Живая Церковь. 1922. 1-15 сентября. N8-9. С. 10-11. | назад

{135} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 14-15. | назад

{136} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 431. | назад

{137} Цыпин В., прот., Иннокентий (Павлов), игум. Антонин (Грановский), бывший епископ Владикавказский и Моздокский, деятель обновленческого раскола // Православная энциклопедия. Т. 2. С. 682-684. | назад

{138} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 15. | назад

{139} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 263. | назад

{140} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 631. | назад

{141} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 15. | назад

{142} Соловьев И., диак. Высшее Церковное Управление // Православная энциклопедия. Т. 10. С. 104-106. Заметим, что от Красницкого откололись также Введенский, Боярский и Белков. Поддержав поначалу СЦВ, они вскоре образовали свою организацию - "Союз общин древлеапостольской церкви" (СОДАЦ). Характерное для ЖЦ стремление к узкому удовлетворению отнюдь не возвышенных интересов белого духовенства теряло популярность. Среди обновленцев росла тенденция к реформе церковных порядков, направленной на своего рода "приближение к народу". | назад

{143} Соловьев И., свящ. "Живая церковь" // Православная энциклопедия. Т. 19. С. 168-172. | назад

{144} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 118. | назад

{145} Обновленческий раскол в портретах его деятелей. С. 269, 638. | назад

{146} Соловьев И., свящ. "Живая церковь" // Православная энциклопедия. Т. 19. С. 168-172. Приняты были и отвечающие программе ЖЦ постановления о закрытии монастырей, о введении женатого епископата и второбрачного духовенства. ВЦУ заменили на Высший Церковный Совет (ВЦС), тоже коалиционный, но с большинством живоцерковников в составе (10 из 18). | назад

{147} "Обновленческий" раскол (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики). Составитель И.В. Соловьев. М., Издательство Крутицкого подворья, 2002. С. 622. | назад

{148} История иерархии. С. 255, 310, 578, 603, 712. | назад

{149} "Обновленческий" раскол (Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики). Составитель И.В. Соловьев. М., Издательство Крутицкого подворья, 2002. С. 724. | назад

{150} История иерархии. С. 311; 746. | назад

{151} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. Святитель Тихон. С. 613-614.

Арестовали на Троицком подворье. Продержали в Бутырской тюрьме до 23.01.1923 г. До 20.03.1923 г. - под подпиской о невыезде, затем вновь арестован и привлечен к суду вместе с Патриархом, митр. Арсением (Стадницким) и секретарем Патриарха П.В. Гурьевым. В 1924 г. приговорен к трем годам ссылки в Среднюю Азию. Освобожден в 1925 г. С ноября 1925 г. митрополит Одесский, с 1927 г. - Ташкентский и Туркестанский. Проживал в Москве без права выезда. С сентября 1931 г. постоянный член Временного Патриаршего Священного Синода. Скончался в Ташкенте 14 февраля 1933 г. (по другим данным, в Горьком в 1934 г.). | назад

{152} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru.

Обвинение предъявили такое: "принимал близкое участие в делах правления церковного и был органически связан с высшими церковными иерархами, участие в деятельности реакционных правителей церкви". По делу "гр-на ТРОИЦКОГО Иллариона Алексеевича" начальник VI отделения СО ГПУ Рутковский составил следующее заключение: "...Членом, так называемого, Синода и Высшего Церковного Совета, не состоит, но исполняет отдельные поручения Патриарха и митрополита. Присутствует в патриаршем подворье, где принимает всевозможных ходаков и приезжающих по делам церкви посетителей, ведя с ними деловые переговоры. Кроме того, ТРОИЦКИЙ устраивает в рабочих районах диспуты и, обладая большой эрудицией по богословским вопросам, дискредитирует выступающих против него оппонентов-рабочих. ТРОИЦКИЙ числится епископом Верейским, где по существу должен находиться. Пребывание его в Москве объяснялось громадной пользой, которую он приносит церкви и правителю ея - Патриарху. После издания Тихоном воззвания о недопущении изъятия церковных ценностей Троицкий получил командировку в уезды Московской губернии. Цель поездки Троицким объясняется, как пострижение в монашество некоторых лиц, но по агентурным сведениям, командировка носила характер инструктирования и разъяснения способов сопротивления изъятию. В среде высшего духовенства ТРОИЦКИЙ намечался на пост Московского митрополита...". Рутковский нашел "ТРОИЦКОГО И.А. причастным к преступной монархической политике, проводимой Патриархом и митрополитом". В итоге, 22 июня 1922 г. судебная Коллегия ГПУ по обвинению в "антисоветской деятельности" приговорила еп. Илариона к 1 году высылки в Архангельск по 7 (в других постановлениях по 22) июня 1923 г. В Архангельск он прибыл 10 июля 1922 г. (точнее, прибыл 4 июля, а 10-го был освобожден из тюрьмы - см. Соловецкие новомученики / Сост. игумен Дамаскин (Орловский). Москва - Соловки, 2009. С. 374). | назад

{153} Шкаровский М.В. Герман (Ряшенцев), священномученик // Православная энциклопедия. Т. 11. С. 226-227.

Через год приговорен к 2-летней ссылке, к-рую отбывал в Зап. Сибири, в Тобольском окр.: до дек. 1924 г. в с. Самарове (ныне в черте г. Ханты-Мансийска), затем до авг. 1925 г. в дер. Чучелинские Юрты. По окончании срока ссылки вернулся в Москву, где 30 нояб. 1925 г. вновь был арестован. | назад

{154} Никанор (Кудрявцев), епископ Богородский, (единоверческий) викарий Московской епархии / http://www.pavel-prusskiy.ru/life/nikanorkudr.html | назад

{155} "Жития новомучеников и исповедников Российских XX века, составленные игуменом Дамаскиным (Орловским). Апрель". Тверь. 2006. С. 213-223. | назад

{156} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru.

Отбывал ссылку в г. Усть-Сысольск (Сыктывкар). По возвращении в Москву был возведен в сан архиепископа (Владимирского и Суздальского). Жил Владыка при этом в Москве (Старо-Толмачевский пер., 12/14, церковный дом) и стал одним из ближайших сподвижников Патриарха Тихона, оказывая ему помощь в защите Церкви от натиска обновленцев. | назад

{157} "Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии. Июнь-Август" Тверь, 2003 год, стр. 126-151. Составитель И.Г. Менькова. | назад

{158} Мазырин А., свящ. "Требование заполнения анкеты сексота необязательно". Инструкция ГПУ Украины по организации групп "Живой Церкви". Вестник ПСТГУ. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви. 2011. Вып. 5 (42). С. 111-123. | назад

{159} Менькова И.Г. "Твой я, Господи!.." Жизненный путь и труды сщмч. Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского. М., Изд-во ПСТГУ, 2015. С. 132-134. | назад

{160} Трофимов А.А. Священномученик Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский: Акафист. Жизнеописание. М., Паломник, 2013. С. 170-171. | назад

{161} Менькова И.Г. "Твой я, Господи!.." Жизненный путь и труды сщмч. Серафима (Звездинского), епископа Дмитровского. М., Изд-во ПСТГУ, 2015. С. 133. | назад

{162} Соловьев И., свящ. "Живая церковь" // Православная энциклопедия. Т. 19. С. 168-172. | назад

{163} Мраморнов А.И. Иларион (Троицкий Владимир Алексеевич; 1886-1929), архиеп. Верейский, духовный писатель, богослов, сщмч. // Православная Энциклопедия. Т. 22. С. 144-154. | назад

{164} Горидовец В.,свящ. Иннокентий (Летяев), архиеп. Харьковский // Православная энциклопедия. Т.23. С.8-9. | назад

{165} Кочетов Д.Б. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 399-401.

Он поселился в Серафимо-Знаменском скиту, где оставался до его закрытия 12 июля 1924 г. В 1924-1925 гг. жил в с. Кузьмёнки Серпуховского у. в доме настоятеля Успенской ц. прот. Михаила Пятикрестовского. Устроив в своей половине дома церковь, он ежедневно совершал богослужения. К епископу приезжали схиигум. Фамарь, насельницы скита, многочисленные духовные чада, в Кузьмёнках он совершил несколько иноческих постригов. | назад

{166} Алексий (Готовцев; 1891-1936), епископ Рыльский, викарий Курской епархии. Православная Энциклопедия. Т. 1. С. 664.

Из семьи протоиерея Донской епархии. Выпускник КДА (1916, кандидат богословия), затем там же профессорский стипендиат, помощник инспектора. Принял в Киево-Печерской лавре монашеский постриг, с 1916 г. - иеромонах. Духовный сын печерского подвижника иеромонаха Алексия (Шепелева). Состоял затем благочинным и членом Духовного собора Лавры. С 1920 г. архимандрит, наместник Киево-Братского монастыря. С 8 мая 1921 г. епископ Звенигородский, викарий Киевской епархии, и настоятель Михайловского Златоверхого монастыря. Аресты - в апреле 1922 г. (до ноября в тюрьме в Киеве) и в апреле 1923 г. (выслан в Москву). По освобождении в 1923 г. - епископ Серпуховский (до 1927 г.). | назад

{167} Васильева Н.Ю., Шкаровский М.В. Гавриил (Красновский Всеволод Витальевич; 1885-1941), епископ Клинский // Православная Энциклопедия. Т. 10. С. 221-222.

Из семьи московского священника, выпускник МДС (1905) и юридического факультета Московского университета (1911). До 1916 г. нес чиновничью службу, затем в армии, окончил Александровское военное училище, подпоручик. Ранен на Румынском фронте. С февраля 1917 г. - в Москве, в 1918-1919 гг. - сотрудник Наркомата госконтроля РСФСР, затем был командиром взвода в школе старших инструкторов в составе Тячевской артбригады КА и старшим делопроизводителем в составе Глав. управления военно-учебных заведений, после чего в августе 1921 г. стал священником. Рукополагал его во иерея еп. Иларион (Троицкий). Порядка двух лет нес служение вместе с отцом. | назад

{168} Платон (Руднев), епископ Богородский, (единоверческий) викарий Московской епархии / http://www.pavel-prusskiy.ru/life/platonrudn.html | назад

{169} Сайт храма Успения в Вешняках: http://храм-успения-вешняки.рф.

Настоятель храма Успения в Вешняках с 1893 г., нёс педагогические труды в школах в Выхино и был духовником 1-го округа своего благочиния; в 1918 г. окончил МДА и в том же году овдовел. Владыка Иоанн продолжал жить и служить в Вешняках. Последовательно поддерживал митрополитов Петра (Полянского) и Сергия (Старогородского). С 1927 г. был епископом Воскресенским, викарием той же столичной епархии. Детям в конце 1920-х предложили отказаться от отца. Они на это не пошли, но епископ ради безопасности близких переехал из церковного дома за железную дорогу. Маленькая внучка Люба посещала его ночами, приносила еду. Скончался преосв. Иоанн 4 марта 1931 г. от рака кишечника. Отпевание в Вешняковском храме совершил митр. Сергий в сослужении архиеп. Великоустюжского Софрония, еп. Подольского Иннокентия (Летяева) и еп. Кимрского Иоанна. Похоронен Владыка в семейной могиле у храма, слева от алтаря. | назад

{170} Бронницкое викариатство Московской епархии. Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 263. | назад

{171} Воробьев В., прот. Варфоломей (Ремов), архиеп. Сергиевский, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 716-717. | назад

{172} История иерархии. С. 445, 592. Дамаскин (Орловский), иг., Панкова Т.М., Серафим (Питерский), иером. Амвросий (Смирнов), архиеп. Муромский, викарий Нижегородской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 2. С. 152-153. Из семьи протоиерея Костромской епархии. Выпускник Костромской ДС и МДА (1899, канд. богословия), помощник инспектора Благовещенской ДС, пострижен 7 апреля 1900 г. в мантию епископом Благовещенским Иннокентием (Солодчиным), с 30 апреля - иеромонах. С августа 1901 г. помощник смотрителя Рязанского ДУ, но с этого же года - инспектор Благовещенской ДС, с 1904 г. ее ректор, архимандрит. С 1906 г. настоятель Мирожского монастыря во Пскове. С 1911 г. - епископ Михайловский, викарий Рязанской епархии, председатель епарх. училищного совета. С 26 мая 1917 г. епископ Елецкий, викарий Орловской епархии. Участник Поместного Собора 1917-1918 гг. 6 июля 1918 г. арестован. В 1921 г. епископ Брянский и Севский, арестован, в июле освобожден. Не ранее августа 1922 г. арестован за противодействие обновленчеству и выслан в Москву (проживал без права выезда). В 1923 г. еп. Рязанский. | назад

{173} История иерархии. С. 55. | назад

{174} История иерархии. С. 83-84, 307 | назад

{175} Цыпин В., прот. Борис (Рукин) - один из инициаторов григорианского раскола в РПЦ. Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 38-40.

Еп. Борис (Рукин Борис Андреевич; 24.07.1879 - 30.06.1931). Из семьи священника Донской епархии. Выпускник КазДА (1904). Кандидат богословия за соч. "Церковно-библейское учение о пастырском призвании". С 1905 г. преподавал Св. Писание в Рязанской ДС и педагогику в жен. епархиальном училище, затем - епархиальный наблюдатель церковноприходских школ (с 1909 г. - Пензенской, с дек.1916 г. - Воронежской епархии). Монашество и священный сан принял после 1917 г. В сане архимандрита был председателем "Союза православных приходов" и ректором Донской ДС в Новочеркасске (с 1920 г. - пастырские курсы). После ее закрытия в 1921 г. служил в разных храмах. В феврале 1922 г. вызван Св. Патр. Тихоном в Москву, прибыл в конце марта - начале апреля. От рукоположения во епископа Воткинского отказался, сославшись на болезнь. Из-за ареста Патриарха задержался в Москве, служил по приглашению в разных храмах. 11-12 июля 1923 г. совершал праздничное богослужение в соборе г. Клин; между службами беседовал с собравшимся духовенством о сложном положении Церкви в новых условиях. 18 июля арестован, содержался в Бутырской тюрьме. 19 сентября дело за недоказанностью обвинения прекращено. 17 ноября хиротонисан во епископа Можайского. Часто служил в московских храмах, пользовался популярностью как хороший проповедник. Был близок к Св. Патр. Тихону. Временно управлял Владимирской (8 февраля - 25 марта 1924 г.) и Могилёвской (с 25 марта 1924 г.) епархиями. После кончины свт. Тихона участвовал в организации его погребения. | назад

{176} История иерархии. С. 254, 735. | назад

{177} Акты. С. 313. | назад

{178} История иерархии. С. 307, 352. | назад

{179} История иерархии. С. 354. | назад

{180} История иерархии. С. 353. | назад

{181} Акты. С. 318-319. | назад

{182} Кифа. С. 356-357 | назад

{183} Кифа. С. 357. | назад

{184} Косик О.В. Истинный воин Христов. Книга о священномученике епископе Дамаскине (Цедрике). М., Издательство ПСТГУ, 2009. С. 81. | назад

{185} Акты. С. 413-417. | назад

{186} Кифа. С. 363. | назад

{187} "Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии. Июнь-Август" Тверь, 2003 год, стр. 126-151. Составитель И.Г. Менькова. | назад

{188} ЦГАМ.Ф. 2303. Оп. 1. Д. 13, 14, 15. | назад

{189} Акты. С. 422. | назад

{190} Акты. С. 423. "Преосвященнейшему Владыке, временно управляющему Московской епархией. <...> Прошу Вас уведомить находящихся в Москве (а по возможности и вне Москвы) православных архиереев, что я не считаю себя вправе уклониться от возложенного на меня <...> временного поручения исполнять при создавшихся обстоятельствах обязанности Местоблюстителя. О времени моего прибытия в Москву, если встретится к тому необходимость и возможность, я постараюсь известить особо, до тех же пор дела по должности <...> пусть направляются ко мне в Н. Новгород". | назад

{191} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195. | назад

{192} Акты, с. 403.

Чтобы дать представление о сложившейся тогда ситуации, М.Е. Губонин приводит в "Актах" аналитический "обзор главнейших событий церковной жизни России за время с 1925 г.", составленный в 1931 г. Из него и взят цитируемый фрагмент. | назад

{193} Акты, с. 423-426 | назад

{194} Акты, с. 427. | назад

{195} Григорий (Яцковский), архиеп. Документы, относящиеся к образованию Высшего Временного Церковного Совета в Москве. М.: Изд. автора, 1926. | назад

{196} "Москва в недоумении около моего имени...": К истории раскольнической деятельности епископа Бориса (Рукина) / Вступ. ст., публ. и примеч. свящ. А. Мазырина // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2013. Вып. 2 (51). С. 108-127. Борис (Рукин), еп. О современном положении Русской Православной Патриаршей Церкви. М.: Изд. автора, 1927. | назад

{197} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195. | назад

{198} Мазырин А., свящ., Хелемендик М. "Борисовщина" - григорианский раскол в Москве // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 3. М.: О-во ревнителей Православной культуры; Музей "Кадашевская слобода", 2008. С. 58-73. | назад

{199} "Дело это очень неприятное...": Показания епископа Бориса (Рукина). 1925 г. / Публ. свящ. А. Мазырина // Исторический архив. 2012. N5. С. 91-111. | назад

{200} Акты, с. 427 и далее. | назад

{201} Я всех люблю и о всех скорблю. Житие священномученика Петра (Зверева), архиепископа Воронежского. 1876-1929. В 2-х книгах. / Сост. Монахиня Еликонида (Кушлик). М.: "Индрик", 2013. С. 228-229.

Епископ Петр несколько месяцев перед тем (с июля) провел в Воронеже, помогая 84-летнему митрополиту Владимиру (Шимковичу), но с ноября находился в Москве по причине вызова Тучковым. | назад

{202} Звенигородского уезда Московской губернии | назад

{203} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195. | назад

{204} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195. | назад

{205} Дамаскин (Орловский), иг., Панкова Т.М., Серафим (Питерский), иером. Амвросий (Смирнов), архиеп. Муромский, викарий Нижегородской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 2. С. 152-153. | назад

{206} Трофимов А.А. Священномученик Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский: Акафист. Жизнеописание. М., Паломник, 2013. | назад

{207} Я всех люблю и о всех скорблю. С. 232-234. 6 января скончался митрополит Воронежский Владимир, помощником которого еп. Петр был перед назначением в Москву. 10 января еп. Петр приехал на его отпевание. В тот день многочисленное собрание верующих выразило преосв. Петру пожелание видеть его своим правящим архиереем. Официальное народное избрание состоялось 12 января. Изъявив свое согласие, он отправился в Москву для утверждения священноначалием. Митр. Сергий не только назначил преосв. Петра на Воронежскую кафедру, но и возвел его в сан архиепископа. Прибыл в Воронеж он к 14 февраля. | назад

{208} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195. | назад

{209} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195.

Свящ. Александр Мазырин полагает, что тем самым ОГПУ расчищало путь еп. Борису (Рукину) и ВВЦС к утверждению в Московской епархии. Ордер на арест еп. Гавриила - за подписью зам. пред. ОГПУ Г.Г. Ягоды. Следственное дело практически бессодержательно и содержит всего тринадцать листов. 28 января предъявлено обвинение: "гр[ажданин] Красновский, управляя Клинским викариатством, группировал вокруг себя реакционный элемент из церковников в к[онтр]р[еволюционных] целях и распространял ложные слухи о гонениях на церковь со стороны соввласти с целью подорвать авторитет последней перед населением". Протокол допроса в деле всего один (от 29 января, в связи с предъявлением обвинения), и там единственный вопрос и ответ: "Давно ли Вы знакомы с Саблером и с какой целью у него бывали?" - "Я слышал о Саблере как о быв[шем] обер-прокуроре Синода, но я же никогда у него не бывал, и также и Саблер у меня тоже никогда не был". Видимо, ОГПУ стремилось объединить дела (В.К. Саблер тогда проходил по одному делу с митр. Петром), но вплоть до мая 1926 г. еп. Гавриила содержали в Бутырской тюрьме, не предъявляя новых обвинений и не допрашивая. 12 мая Коллегия ОГПУ постановила: "Красновского из-под стражи освободить под подписку о невыезде из г. Москвы. Дело следствием продолжать", а 8 октября - "Дело прекратить и сдать в архив. Подписку аннулировать".

После освобождения Владыка выехал в Крым. (Васильева Н.Ю., Шкаровский М.В. Гавриил (Красновский) // Православная Энциклопедия. Т. 10. М., 2005. С. 222).

Из-под Феодосии в 1927 г. возвращен в Москву, где в апреле 1927 вновь арестован и выслан на 5 лет в Бахчисарай (Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru). | назад

{210} Акты. С. 433-435. | назад

{211} Акты. С. 435-436. | назад

{212} Акты. С. 436-437. | назад

{213} Документы Патриаршей канцелярии 1925-1926 годов // Вестник церковной истории. 2006. N1-2. С. 66 | назад

{214} Акты. С. 437. | назад

{215} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 185. | назад

{216} Акты. С. 438-439. | назад

{217} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195. | назад

{218} Там же. | назад

{219} Там же. | назад

{220} Мазырин А., свящ. Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. // Кадашевские чтения: Сборник докладов конференции. Вып. 9. М.: Луг духовный; О-во сохранения лит. наследия; Кадашевская слобода, 2011. С. 179-195. | назад

{221} Там же. | назад

{222} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. | назад

{223} Вопрос об управлении Московской епархией в период ее вдовства в 1925-1934 гг. | назад

{224} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. | назад

{225} [Косткевич Г.А.] Обзор главнейших событий церковной жизни России за время с 1925 г. до наших дней / Публ., вступит. ст. и примеч. О.В. Косик // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. Вып. 2 (23). С. 117. | назад

{226} [Косткевич Г.А.] Обзор главнейших событий церковной жизни России за время с 1925 г. до наших дней / Публ., вступит. ст. и примеч. О.В. Косик // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. Вып. 2 (23). С. 118. | назад

{227} От 29 июня 1927 г. См. Акты. С. 511. | назад

{228} [Косткевич Г.А.] Обзор главнейших событий церковной жизни России за время с 1925 г. до наших дней / Публ., вступит. ст. и примеч. О.В. Косик // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. Вып. 2 (23). С. 118-119. | назад

{229} История иерархии. С.416,446,585. Занимал Рыльскую каф. до 1932 г. В 1932-36 гг. жил в Москве, состоял на гражданской службе. Скончался от острой экземы, отпет как мирянин. Похоронен на Пятницком кладб. | назад

{230} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru.

Из крестьян Олонецкой губернии. Выпускник Петрозаводской ДС, монашеский постриг и сан иеромонаха принял уже студентом СПБДА, с 1915 г. служил полковым священником, в 1917-25 гг. - настоятелем Пафнутьева-Боровского монастыря. | назад

{231} Кифа. С. 597. | назад

{232} Акты. С. 498. | назад

{233} История иерархии. С. 178, 307, 309, 811; Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru.

Род. в Московской губ., выпускник КазДА. Около двух лет прослужил псаломщиком в русских посольских храмах во Флоренции и Риме, затем служил по духовно-учебному ведомству, к 1912 г. ректор МДС в сане архимандрита. В 1913-16 гг. настоятель русской посольской церкви в Риме, а в 1916-18 гг. - ректор Кишиневской семинарии. Хиротонию принял в 1920 г., в 1923-24 гг. - в ссылке. В 1924-26 гг. жил в Москве (как минимум часть этого времени - без права выезда). Под актом о передаче высшей церковной власти митр. Петру от 12 апреля 1925 г. подписывался. В 1926-27 гг. - в ссылке в Тамбовской губ. В 1927-31 гг. архиеп. Филипп жил в Москве (Бауманский пер., 6-1). | назад

{234} Староцерковники и старообрядцы // Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви. 1927. N7-8 (20-21). С. 29. (Цит. По "Кифа". С. 596). | назад

{235} Староцерковники и старообрядцы. (Материалы для истории разложения староцерковничества) // Вестник Священного Синода Православной Российской Церкви. 1927. N9-10 (22-23). С. 26-27. (Цит. По "Кифа". С. 596). | назад

{236} Кифа. С. 595-596. | назад

{237} Кифа. С. 597. | назад

{238} Кифа. С. 595. | назад

{239} История иерархии. С.19,389,434-435,778. Епископ (Александровский) с 1921 г., в 1922-24 гг. у обновленцев, в 1924-26 гг. Сызранский и затем Рыбинский. С 1926 г. Подольский. После 1927 г. - Азовский, Ростовский (на Дону) (1927-34 гг.), Екатеринбургский (до 1935 г.) и Саратовский (1935-36 гг., епархией фактически не управлял). Архиеп. Серафима арестовали в Саратове 28.03.1936 г. и приговорили к 7 годам заключения. Расстрелян 15.09.1937 г. | назад

{240} История иерархии. С. 389. Горидовец В., свящ. Иннокентий (Летяев), архиеп. Харьковский // Православная энциклопедия. Т. 23. С. 8-9.

До уклонения в 1922 г. к обновленцам - еп. Клинский. В июне 1923 г. принят через покаяние, с 15 октября - еп. Ставропольский и Кавказский, управлял Кубанской и Екатеринодарской епархиями, а со 2 сентября 1924 г. временно - Полоцкой и Витебской. В Витебске быстро вернул из обновленчества все приходы за искл. каф. собора. С ноября 1924 г. жил в Москве. В апреле 1925 г. среди прочих подписал акт, подтвердивший местоблюстительство митр. Петра. В том же году 7 месяцев провел в Бутырской тюрьме. 2 апреля 1926 г. подписал послание 25 архиереев в поддержку митр. Сергия, осуждающее деятельность григориан. С 20 августа 1926 г. - еп. Краснодарский и Кубанский, но вскоре выслан в Белгород. С 1 октября 1927 г. еп. Ростовский, викарий Ярославской епархии. Там возникли трудности с паствой, приверженной митр. Иосифу (Петровых). Через месяц назначен епископом Подольским, викарием Московской епархии. В дальнейшем, с 18 мая 1932 г., - епископ Владимирский и Суздальский, с 17 февраля 1935 г. - Харьковский и Ахтырский. 26 июля 1936 г. арестован в Харькове, обвинен в "антисоветской агитации среди церковников" и в хранении "антисоветской литературы" (книг С.Н. Булгакова). 27 декабря приговорен ОСО к 5 годам ИТЛ. Этапирован в Орлово-Розовский лагпункте Сибирского ИТЛ (ныне Кемеровская обл.). 25 ноября 1937 г. арестован в лагере, обвинен в участии в "контрреволюционной повстанческой военно-шпионской диверсионно-террористической организации и подготовке восстания против советской власти". Казнен по приговору Тройки от 8.12.1937 г. | назад

{241} История иерархии. С. 117-118. Просуществовала около четырех лет. Ныне воссоздана как Истринская. Епископ Иоанн занимал ее вплоть до кончины 4 марта 1931 г. | назад

{242} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. | назад

{243} История иерархии. С. 154, 592. Переведен на Вологодскую кафедру. Архиепископ Амвросий (уже тогда Муромский) был арестован 9 июня или 12 ноября 1935 г., приговорен к 3 годам ссылки в глухой угол Красноярского края, где по истечении срока был вновь арестован, приговорен и расстрелян 25 мая 1938 г. в г. Енисейск (История иерархии. С. 315). | назад

{244} История иерархии. С. 154, 155, 426, 764. | назад

{245} Иоанн (Соколов), митр. Киевский и Галицкий. // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 453-454.

Из семьи диакона г. Дмитров, род. 1.01.1877 г. Выпускник МДС (1897), был старшим учителем духовной школы при Николо-Угрешском монастыре, с 1901 г. иерей, преподаватель Закона Божия в гимназиях Москвы; в 1908-1912 гг. окончил Московский археологический институт, за диссертацию "Об особенностях богослужебных чинов Русской Церкви до XVII в. по крюковым и нотным книгам" награжден золотой медалью; в 1915 г. овдовел, с 1918 г. служил в бывш. Георгиевском монастыре на ул. Б. Дмитровка в Москве, в 1919 г. протоиерей, благочинный; в 1919-1922 гг. археолог в Гос. комиссии по охране памятников старины, также работал на пищ. фабрике N10. По принятии монашества хиротонисан во еп. Орехово-Зуевского (29 сентября 1928 г.). С 25 сентября 1929 г. еп. Кимрский, викарий Тверской епархии, с 17 марта 1931 г. вновь на Орехово-Зуевской каф. | назад

{246} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. История иерархии. С. 111,154-155,307,309,766-767. | назад

{247} История иерархии. С. 154, 155, 426, 764. С 4 октября 1933 г. - еп. Самарский, с 9 июля 1934 г. - архиепископ. Арестован 2 марта 1935 г. Приговор - 5 лет концлагеря. Попал в СЛОН. В 1937 г. его перевели на тюремный режим, потом снова осужден. Расстрелян 3 ноября 1937 г. | назад

{248} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. История иерархии. С. 111,154-155,307,309,766-767. | назад

{249} История иерархии. С. 688-689. Епископ - с 1921 г. Сначала Кашинский. Уклонялся в обновленчество в 1922 г., но осенью 1923 г. принес покаяние. Был епископом Малоярославецким (1923-25 гг.), Могилевским (1927-28 гг.), Спировским (август-сентябрь 1928 г.) и Сызранским (1930-33 гг.). | назад

{250} Акты. С. 682-689. | назад

{251} Мазырин А., свящ. Большой террор и Московская Патриархия: репрессии против ближайших сотрудников митрополита Сергия (Страгородского) // XXIII Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ.М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. С. 28-35. (С. 28-29). | назад

{252} История иерархии. С. 111-112, 793. | назад

{253} История иерархии. С. 111, 222, 487, 489, 737. С 16 сентября 1931 г. - епископ в г. Кимры (Тверское викариатство). Затем, с 7 декабря 1936 г. до ареста в 1937 г. - архиепископ Тверской. Скончался в заключении 9 февраля 1942 г. | назад

{254} История иерархии. С. 111, 191-192, 684. | назад

{255} История иерархии. С. 155. | назад

{256} Мазырин А., свящ. Большой террор и Московская Патриархия: репрессии против ближайших сотрудников митрополита Сергия (Страгородского) // XXIII Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ.М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. С. 31. | назад

{257} История иерархии. С. 81-82, 154-155, 307, 309, 767. | назад

{258} История иерархии. С. 64, 389, 581. Епископ Подольский со 2 по 20 октября 1932 г. Далее во второй раз был Нижегородским викарием (еп. Богородский) вплоть до определения на покой 24 января 1937 г. Арестован 3 ноября и расстрелян 11 декабря 1937 г. | назад

{259} История иерархии. С. 166, 389, 758. Епископ (Стародубский) с 1921 г. Занимал различные кафедры. На Подольской был с 20 октября по 6 декабря 1932 г. После 1932 г. временно управлял Курской епархией, а в 1933-36 гг. был еп. Краснодарским. 23 января 1936 г. обнаружен повешенным в саду того дома, где жил в Краснодаре. Отпет в Георгиевском храме города, что служит к опровержению официальной версии о самоубийстве. Акт судмедэкспертизы неизвестен. По-видимому, скончался как мученик. | назад

{260} История иерархии. С. 235, 780. | назад

{261} История иерархии. С.70-71,302,688-689. С 1935 г. - архиеп. Брянский и Севский. Скончался 15.12.1935 г. | назад

{262} Брянская и Севская епархия // Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 286-289. Архиеп. Даниил - брат сщмч. Илариона (Троицкого). При нем состоялось обретение мощей св. блгв. кн. Олега Брянского (Романовича). Скончался в 1934 г. в тюрьме. | назад

{263} Дамаскин (Орловский), игум. Димитрий (Добросердов), сщмч., архиеп. Можайский // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 42-43. История иерархии. С. 302, 650.

В этом качестве сщмч. Димитрий оставался до своего последнего ареста 29 сентября 1937 г. Менее чем через месяц, 21 октября, его расстреляли на Бутовском полигоне. | назад

{264} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. С января 1936 г. - архиепископ Великоустюжский и Усть-Вымский. Арестован 19 или 20 июня 1937 г., после ареста в товарном вагоне был привезен в Москву. Почти одновременно с ним были арестованы его братья, проживавшие на родине в Липецке: священник Николай, диакон Серафим и Пантелеимон. Домой из них никто не вернулся. Осужден Военной Коллегией Верховного Суда СССР 19/08/1937 по обвинению в "антисоветской деятельности", ст.19,58-8,58-11 УК РСФСР, расстрелян с группой духовенства в овраге за Стефановским кладб. г. Великий Устюг, там же и захоронен в вырытой самими убиенными яме, 1937 г. | назад

{265} История иерархии. С. 307, 309. | назад

{266} История иерархии. С. 42, 111, 315, 353-354, 684. Пребыл на кафедре до января 1936 г. | назад

{267} Акты. С. 702-705. | назад

{268} Акты. С. 704. | назад

{269} История иерархии. С. 389. | назад

{270} Иннокентий (Клодецкий), еп. Каширский. // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 8.

Род. в 1893 г. в Смоленской губ., окончил Витебскую гимназию и 2 курса на медицинском факультете; принял монашество в ныне женском Смоленском Троицком монастыре и в 1920-1927 гг. был настоятелем кладбищенской церкви в Рославле; 14 июня 1931 г. в Москве в храме Покрова Пресв. Богородицы в Красном Селе хиротонисан во епископа Белгородского, викария Курской епархии; с 30 декабря 1931 г. епископ Каширский, викарий Московской епархии, 22 ноября 1933 г. переведен на Серпуховскую кафедру. | назад

{271} Никитин Д.Н. Иоанн (Широков), еп. Волоколамский. // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 465-466.

Уроженец Казани (в миру Широков Андрей Алексеевич, род. 25 ноября 1893 г. в семье преподавателя химии и естествознания реального и промышленного училищ, в 1913 г. окончил гимназию и пожелал принять монашество, но по настоянию родителей окончил к 1917 г. историко-филологический факультет Казанского ун-та; был оставлен профессорским стипендиатом на кафедре истории Церкви; в 1920 г. поступил в КазДА, после закрытия которой в апреле 1921 г. - в организованный теми же преподавателями Казанский Богословский институт; учился с будущими архиереями Питиримом (Крыловым), Палладием (Шерстенниковым) и Серафимом (Шамшевым), в июле 1922 г. вместе с ними принят послушником в братию Казанского Предтеченского монастыря, в то время центра духовной жизни епархии и оплота борьбы с обновленчеством; в январе 1923 г. епископом Чистопольским сщмч. Иоасафом (Удаловым) пострижен в монашество и вскоре рукоположен во иерея; в июне арестован в связи с распространением воззваний епископа Иоасафа против обновленцев и контактами с митрополитом Казанским сщмч. Кириллом (Смирновым); отпущенный под подписку о невыезде, в ноябре был арестован вновь, проходил по одному делу с игум. Питиримом (Крыловым) и иеродиак. Серафимом (Шамшевым), в декабре вместе с ними приговорен к 3 годам Соловецкого лагеря, где сблизился с архиепископом Курским сщмч. Иувеналием (Масловским); после освобождения в 1926 г. направлен под надзор ОГПУ во Владимир; с ноября 1929 г. - епископ Марийский, викарий Нижегородской епархии, в 1930 г. назначался временно управляющим Казанской епархией, с июня 1931 г. епископ Чебоксарский, но приступить к служению там не смог, и с 29 июля вновь епископ Марийский). Впервые назначение Московским викарием епископ Иоанн (Широков) получил 16 сентября 1931 г. | назад

{272} Акты. С. 975. Никитин Д.Н. Иоанн (Широков), еп. Волоколамский. // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 465-466. | назад

{273} Иннокентий (Клодецкий), еп. Каширский. // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 8.

Отбывая срок в УхтПечЛаге, был вместе с епископом Кирилловским (бывш. Рославльским) Валерианом (Рудичем) привлечен по новому делу и 27 декабря 1937 г. приговорен к расстрелу. Тогда в местах заключения проводилась операция по "репрессированию антисоветских элементов", находившихся в них. Не зная о смерти еп. Иннокентия, Патр. Сергий 27 октября 1943 г. ходатайствовал о его освобождении и возвращении к архиерейскому служению. | назад

{274} Иоанн (Соколов), митр. Киевский и Галицкий. // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 453-454.

С июля по октябрь 1936 г. временно управлял Брянской, а затем, до мая 1937 г. - Вологодской епархией, потом был епископом Архангельским. С 1938 г. - архиепископ. Был арестован, но вскоре по отстранении от руководства НКВД Н.И. Ежова освобожден. Жил на даче у родственников в Московской обл. как частное лицо. В эвакуации в ноябре 1941 г. сопровождал митр. Сергия и был назначен архиепископом Ульяновским. В числе других подписал 28 марта 1942 г. судебное определение по делу Поликарпа (Сикорского) - главы неканонической Украинской автокефальной Православной Церкви. С августа 1942 г. архиепископ Ярославский и Ростовский. Участник Архиерейского Собора РПЦ 8 сентября 1943 г., избран постоянным членом Свящ. Синода. С 1944 г. митрополит Киевский и Галицкий, экзарх Украины. Руководил возвращением в Московскую Патриархию приходов, в оккупацию перешедших в автокефалистские расколы (деятельность еп. Поликарпа (Сикорского) и "архиереев", незаконно поставленных запрещенными в служении епископами). Одно время был на Украине единственным архиереем Московского Патриархата. В 1946 г. активно участвовал в воссоединении униатов с РПЦ. Часто служа в храмах и монастырях Украины, произносил простые и назидательные проповеди, его службы запоминались особой молитвенностью. Заботился о ремонте храмов, открытых в войну. Когда в 1964 г. в Киеве закрыли Лавру и осталось лишь 8 из 25 действующих храмов, митрополит Иоанн вынужденно ушел на покой. Мирно преставился ко Господу в 1968 г. Похоронен в Киеве, на Байковом кладбище. | назад

{275} История иерархии. С. 154, 402, 780.

Затем он был митрополитом Виленским и Литовским, экзархом Латвии и Эстонии в условиях немецкой оккупации и главой Псковской духовной миссии. | назад

{276} Дамаскин (Орловский), игум. Димитрий (Добросердов), сщмч., архиеп. Можайский // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 42-43. | назад

{277} Никитин Д.Н. Иоанн (Широков), еп. Волоколамский. // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 465-466. | назад

{278} Акты. С. 705. | назад

{279} Акты. С. 705. | назад

{280} Акты. С. 705, 707. | назад

{281} Акты. С. 707. | назад

{282} Оперативный Приказ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза С.С.Р. N00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов от 30 июля 1937 г. http://www.memo.ru/history/document/0447.htm | назад

{283} Мазырин А., свящ. Большой террор и Московская Патриархия: репрессии против ближайших сотрудников митрополита Сергия (Страгородского) // XXIII Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ.М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. С. 31. | назад

{284} Никитин Д.Н. Иоанн (Широков), еп. Волоколамский. // Православная Энциклопедия. Т. 23. С. 465-466. История иерархии. С. 111-112, 154, 684.

О расстреле еп. Иоанна известно не было, поэтому Патриарх Сергий 27 октября 1943 г. ходатайствовал перед Советом по делам РПЦ о его амнистии для привлечения к церковной работе. Власти тогда сообщили о смерти Владыки в заключении. | назад

{285} Дамаскин (Орловский), игум. Димитрий (Добросердов), сщмч., архиеп. Можайский // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 42-43. | назад

{286} Дамаскин (Орловский), игум. Иона (Лазарев), сщмч., епископ Велижский. // Православная Энциклопедия. Т. 25. С. 430-431.

В свое время владыка Иона, сын сельского священника, служившего под Тихвином, по окончании Новгородской семинарии получил по распределению место надзирателя в духовном училище в подмосковном Звенигороде и в том же 1892 г., 23-летним, принял монашеский постриг. Подвизался он тогда в Саввино-Сторожевском монастыре. Уже иеромонахом, в самом конце 1899 г., его перевели казначеем и ризничим в Полоцкий архиерейский дом. Ходатайствовал об этом тогдашний епископ Полоцкий Тихон (Никаноров), тоже будущий священномученик. В 1900 - 1911 гг. о. Иона служил настоятелем Спасо-Преображенского Невельского и Михаило-Архангельского Сковородского (под Вел. Новгородом) монастырей, в 1903 г. его возвели в сан архимандрита. В 1911 г. он вернулся в Подмосковье: получив назначение настоятелем Ново-Иерусалимского монастыря, прослужил в этом качестве до самого января 1918 г., когда обитель закрыли. Тогда о. Иона был направлен "в распоряжение" к давно ему знакомому преосв. Тихону (Никанорову), на тот момент архиепископу Воронежскому и Задонскому. 29 января 1926 г. состоялась хиротония архимандрита Ионы во епископа Велижского, викария Полоцкой епархии. Однако приступить к архиерейскому служению ему по обстоятельствам времени (вероятно, засилие обновленцев) не удалось, и уже 14 мая он был уволен на покой. | назад

{287} Русская Голгофа. Бутово. Месяцеслов - синодик. М.: Храм Святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. 2004. С. 31. | назад

{288} Кочетов Д.Б. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской, викарий Московской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 399-401. | назад

{289} Дамаскин (Орловский), игум. Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии. Ноябрь. // Тверь, 2003. С. 77-82.

В 1926 году епископ Никита назначен московским викарием - на Орехово-Зуевскую кафедру. В Орехово-Зуево он приобрел многих духовных чад и остался там жить даже после ухода на покой в 1927 г. Хранил крайнюю нестяжательность. Во время посещения Москвы в 1930 г. был арестован и попал на строительство ДнепроГЭСа. Из заключения вернулся в 1934 г. | назад

{290} Русская Голгофа. Бутово. Месяцеслов - синодик. М.: Храм Святых Новомучеников и Исповедников Российских в Бутове. 2004. С. 38. | назад

{291} Дамаскин (Орловский), игум. Жития новомучеников и исповедников Российских XX века Московской епархии. Ноябрь. // Тверь, 2003. С. 264-273. | назад

{292} Русская Голгофа. С. 43. | назад

{293} Русская Голгофа. С. 45. | назад

{294} Русская Голгофа. С. 46. | назад

{295} Дамаскин (Орловский), игум. Аркадий (Остальский), сщмч., еп. Бежецкий, викарий Тверской епархии // Православная Энциклопедия. Т. 3. С. 263-264. | назад

{296} Дамаскин (Орловский), игум. // Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 2. Тверь. 2001. С. 341-369 | назад

{297} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / www.pstbi.ru. | назад

{298} Шкаровский М.В. Русская Православная Церковь в XX веке. М., Вече, Лепта, 2010. | назад

{299} Ермаков П.Ю. Алексий (Палицын), архиеп. Куйбышевский и Сызранский // Православная Энциклопедия. Т. 1. С. 670-671. История иерархии. С. 111, 302, 307, 309. 588.

В миру Палицын Василий Михайлович (1881-1952). Из семьи священника Рязанской губ. Выпускник Рязанской ДС (1903), преподавал в образцовой семинарской школе, потом учился в ветеринарном институте в Харькове. С 1913 г. послушник в Киеве, с 1914 г. иеродиакон, вскоре иеромонах в московском Донском монастыре, в 1922 г. стал его настоятелем. 1 февраля 1924 г. назначен еп. Суздальским, в. у. Владимирской епархией, но 4 февраля от назначения освобожден и оставлен наместником Донского монастыря. В 1924-1926 гг. в ссылке (Нарымский край). 28 марта 1926 г. рукоположен во епископа Можайского, после чего арестован, попал на Соловки, затем в ссылке. В 1941 г. назначен архиеп. Волоколамским, осенью 1941 г.- в. у. Московской епархией. С 1942 г.- архиеп. Куйбышевский. Активно участвовал в сборе средств на фронтовые нужды, заботился об открытии храмов, активизации церковной жизни (в каф.соборе в праздники приходилось совершать по три литургии, в городе крестили более половины детей). Имел медали - "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг." и "За оборону Москвы", но считался властями нелояльным, вошел в перечень архиереев, которые в 1947 г. не прислали телеграмму-поздравление с 30-летием октября. В последние 2 года перед кончиной (от кровоизлияния в мозг) был тяжело болен. Похоронен в г. Самаре, в Покровском соборе. | назад

{300} Новомученики, исповедники, за Христа пострадавшие в годы гонений на Русскую Православную Церковь XX века. Компьютерная база данных. / available at: www.pstbi.ru.; До 3 апреля 1928 г. - епископ Серпуховский, управляющий делами Св. Синода, затем месяц еп. Петрозаводский и Олонецкий, в 1928-1932 гг. еп. Полтавский, с 21.03.1932 г. - архиеп. Киевский, с 26.06.1934 г. (когда столицу Украины и кафедру экзарха перенесли из Харькова в Киев) - Харьковский, 23.10.1934-5.02.1935 - Вышгородский, затем до 26.04.1936 г. (дата ареста) - Владимирский. 21.09.1936 г. приговорен к 5 годам ИТЛ. Прошел по одному делу с архиеп. Филиппом (Гумилевским) и еп. Афанасием (Сахаровым). Пребыл в лагере в Новгородской обл. до начала войны, работал конюхом. | назад

{301} История иерархии. С. 302, 523, 780. С 31 мая 1942 г. он архиеп. Горьковский. В сентябре 1943 г. получил назначение в Харьков, но 14 октября скончался в Москве от брюшного тифа (похоронен на Введенском кладб. в Москве, уч.23-7, ориентир: Штарк справа от тропы, высокий черный крест на постаменте). По неофициальным данным тех лет, пользовался особым доверием Патриарха Сергия и был указан им (на случай кончины) как преемник, о чем будто бы существовал соответствующий акт. В итоге акт был составлен новый - с назначением Патриаршим Местоблюстителем Ленинградского митрополита Алексия (Симанского). | назад

{302} История иерархии. С. 307, 309.

В период эвакуации Местоблюстителя в Ульяновск Патриарший экзарх Украины. | назад

{303} Косик О.В., Пивоваров Б., прот. Варфоломей (Городцов), митр. Новосибирский и Барнаульский. // Православная Энциклопедия. Т. 6. С. 713-715. История иерархии. С. 302, 342, 617.

Прот. Сергий Дмитриевич Городцов (1866-1956) - из семьи священника Рязанской губ. Выпускник Скопинского ДУ (1880), Рязанской ДС (1886), затем СПбДА (1890), где учился с будущим митр. Сергием и сохранил дружбу с ним на всю жизнь. Служил в Тифлисе, Баку, прошел Соловецкий лагерь и ссылки, с 1941 г. жил в Калиниской обл., пережил оккупацию. Впоследствии архиеп. Варфоломей благодаря личным духовным связям способствовал воссоединению с Грузинской Церковью в 1943 г. 26 июля 1943 г. назначен в Новосибирскую и Барнаульскую епархию, включавшую всю Зап. Сибирь; временно управлял и всеми сибирскими епархиями, лишенными архиереев, в 1947 г. - сначала Владивостокской, а затем и Красноярской епархиями; с кон. 1950 по 1951 г. - также Семипалатинской. Только в 1944-1948 гг. осуществил порядка тридцати поездок, служа в храмах Иркутска, Тюмени, Тобольска, Ишима, Омска, Барнаула, Бийска, Красноярска, совершая освящения храмов и иерейские хиротонии, организуя помощь Армии. Запомнился как приверженец уставного богослужения, проповедями за каждой службой, крестными ходами, внебогослужебными беседами по воскресным вечерам, возобновлением активного почитания Сибирских святых (по его ходатайству мощи свт. Иоанна Тобольского в 1947 г. перенесли из музея в Покровский собор Тобольска, он же составил Святителю службу, организовал ее издание и рассылку по храмам Сибири), заслужив от новосибирского уполномоченного такую характеристику "фанатично религиозный человек с глубоко консервативными взглядами, большой приверженец русской старины... стремится всеми средствами расширить влияние церкви, упрочить ее положение, уберечь духовенство и верующих от всякого прогрессивного влияния извне. В этих вопросах он неутомим, несмотря на свой возраст... много читает церковных книг, богословских трудов и книг по истории России... Всякое ходатайство об открытии церкви поддерживает без разбора". Активное служение нес до последнего (почти до 90-летнего возраста): последний визит - на Алтай - совершил в марте 1956 г. Скончался 1 июня 1956 г. Владыка погребен в Серафимовском приделе Вознесенского собора Новосибирска. Он - автор многих пастырско-богословских работ: первые из них созданы под впечатлением наследия прав. Иоанна Кронштадтского и напечатаны в "Могилевских Епарх. Вед."; ряд статей о служении пастыря, о проповеди, о патр. Сергии, о святых Сибири вышли в "ЖМП" в 1940-50-х гг. Он же составил акафисты прав. Иову, свт. Филиппу Московскому, св. первомч. ахидиак. Стефану (неопубл.), также не изданы его труды: "Размышления о созидании в себе внутреннего человека", "О богословствовании Святейшего Патриарха Сергия", "Объяснение чуда исцеления Гадаринских бесноватых". | назад

{304} Серафим (Питерский), игум., Мелетия (Панкова), мон., Маякова И.А. Димитрий (Градусов), архиеп. Ярославский и Ростовский. // Православная Энциклопедия. Т. 15. С. 78-79. История иерархии. С. 302, 419, 424, 561, 569, 650.

С 6 сентября 1943 г. - еп. Ульяновский, позднее - Рязанский и Шацкий (там он заметил двух юнош - будущих митр. Никодима (Ротова) и архимандрита Авеля (Македонова)), с 1945 архиепископ, с 13 января 1947 г. - Ярославский. С 31 июля 1954 г. на покое. За 6 дней до кончины, последовавшей 10 апреля 1956 г., принял схиму с именем Лазарь. | назад

{305} ЖМП. 1943. N1. С. 51-52. | назад

{306} Мазырин А., свящ. Большой террор и Московская Патриархия: репрессии против ближайших сотрудников митрополита Сергия (Страгородского) // XXIII Ежегодная Богословская конференция ПСТГУ.М.: Изд-во ПСТГУ, 2013. С. 28-35. | назад

{307} Елевферий (Богоявленский), митр. Неделя в Патриархии: (Впечатления и наблюдения от поездки в Москву) // Из истории Христианской Церкви на Родине и за рубежом в XX столетии. М.: Крутицкое Патриаршее подворье, 1995. С. 175. | назад

Оглавление

Введение 3
Глава 1. Епископат Московской епархии накануне избрания и при жизни Св. Патр. Тихона 8
§ 1.1. Период от начала Февральской революции до ареста Св. Патр. Тихона в мае 1922 г. 8
§ 1.2. Период от ареста Св. Патр. Тихона до его преставления 7 апреля 1925 г. 21
Глава 2. Столичный епископат в период борьбы за легализацию Московской патриархии на этапе управления ею Местоблюстителем Патриаршего Престола митрополита Крутицкого Петра (Полянского) и его заместителями 34
§ 2.1. Период непосредственного управления Московской епархией митрополитом Крутицким Петром (Полянским) 34
§ 2.2. Период деятельности заместителей митрополита Петра (Полянского) до апреля 1927 г. 35
Глава 3. Столичный епископат во время частичной легализации Московской Патриархии (1927-1943) 42
§ 3.1. Период от освобождения митрополита Нижегородского Сергия (Страгородского) в 1927 г. до момента, когда он в 1934 г. стал митрополитом Московским и Коломенским 42
§ 3.2. Период с 1934 г. до приостановки "большого террора" в 1939 г. 48
§ 3.3. Период с 1939 г. до принятия митрополитом Сергием патриаршества в 1943 г. 54
Заключение 56
 
Опубликованные источники 58
Неопубликованные источники 59
Список литературы 59
 
Примечания  

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: