Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
 
Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Юлия Чугай
Александра Полянская
Елена Гончарова
Елена Резник
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Леонид Григорьян
Геннадий Трофимов
Мирон Этлис
Май Август
Сергей Смайлиев
Евгений Инютин
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
 
Стихи из "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
Очерки из "ЛК"
"Литературный Кисловодск", N53 (2014г.)

Евгений Инютин

Кисловодск

ОТЕЦ

Лет до сорока пяти он помнится шутником, заядлым охотником и рыболовом. Любил книги. У нас была неплохая библиотека - Толстой, Чехов, Достоевский, Пушкин, Лермонтов, Есенин, Золя, Мопассан, Гашек... Из советских книг помню только "Звезду" Казакевича. Запомнилась привязанность отца к радиоприёмнику, вернее к западным радиостанциям: "Би-би-си", "Немецкая волна", "Свобода". Был у него шанс остаться на Западе, когда их, узников концлагеря, освободили американцы, но жизнь на чужбине не укладывалась в голове.

Естественно, мы с братом расспрашивали отца о войне. Его рассказы вызывали у нас удивление и страх. После окончания школы младших командиров в возрасте двадцати четырёх лет летом 1941 года младший лейтенант Анатолий Грибков был мобилизован. В первом же бою под городом Ржевом (Тверская обл.) их часть попала в окружение, и отец оказался в плену. Он был хорошим рассказчиком и подробно передал, как это произошло. Психическая атака поддатых эсэсовцев. Шли в полный рост, заложив пилотки под погоны, с автоматами наперевес. Многие новобранцы не выдерживали: бросали оружие, бежали.

В лагере для военнопленных под немецким городом Дахау отец пробыл несколько месяцев, совершив оттуда первый побег. Но далеко уйти не удалось. Наказание - лагерь "Майданек" в Польше. Пленных гоняли на работу в угольные шахты. Здесь, в нечеловеческих условиях, он и заработал силикоз (засорение лёгких угольной пылью). После второго неудачного побега его и еще одного пойманного пленного, избитых и измученных, бросили в карцер. Шёл 1942 год. Отца, как дважды бежавшего, отправили в концентрационный лагерь "Бухенвальд", где он работал на разборке разбитой военной техники, которую затем отправляли в переплавку. В "Бухенвальде" ему выкололи номер заключённого на груди. После войны он закрыл его татуировкой: летящий орел держит в когтях женщину. Особенно тяжкой в концлагере была процедура отбора каждого десятого из строя узников в зондеркоманду, которая занималась выгрузкой трупов из газовых камер с последующим сжиганием их в печах. После чего команду расстреливали. Уничтожали в основном еврейское население, в том числе детей, женщин стариков. Прибывшим очередным эшелоном говорили, что надо помыться с дороги в бане. Раздетых донага загоняли в газовые камеры.

Летом 1943 года отец с напарником Петром решились на побег, воспользовавшись вывозом разбираемой ими военной техники. Несколько недель, отлёживаясь днём в укромных местах, а ночью, проникая иногда в жилые дома в поисках пищи, шли к своим. Их выдали жители одного из селений. После третьего побега отцу грозила неминуемая гибель, но немцам, видимо, нужна была рабочая сила. И его отправляют в лагерь смерти "Освенцим". Отец был крепким мужиком, но, рассказывая о пребывании в этом лагере, порой не выдерживал и плакал не стыдясь. К русским относились, как к скоту. Кормили - хуже некуда, часто - отбросами. Узникам из других стран разрешалось получать посылки по линии Красного Креста. Мучения закончились в 1944 году, когда узников освободили американцы.

Ему довольно часто везло. Ну хотя бы в первом лагере, когда на команду: "Коммунисты, командиры, евреи! Шаг вперед!" - никто не вышел, а немец, проходя мимо отца, ткнул в того пальцем: "Юда?" Спасло то, что немного помнил немецкий: "Наин, найн. Их бин рус, Анатолий". Не бог весть какой ответ, но немца устроил. За три побега он не был казнён. Не попал и в зондеркоманду. А разве не везение, что после войны он не отведал советских лагерей? В органах госбезопасности оказался земляк, который на свой страх и риск скрыл годы пребывания отца в лагерях, и не нашлось "доброхотов" ковыряться в отцовской биографии. Не последнюю роль сыграла и смена фамилии, возможно, по совету того же земляка. Инютин - фамилия отчима.

Умирал отец очень тяжело. Забитые угольной пылью легкие спровоцировали туберкулез. Я учился в институте и вся забота об отце легла на мать и брата. Всего 55 лет отмерила ему судьба...

 

Стихи Евгения Инютина

 

Последнее изменение страницы 24 Apr 2019 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: