Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "ЛК"

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки

Страница "Литературного Кисловодска"

Стихи из "ЛК"
Избранные стихи авторов "ЛК"
Стихи из "ЛК" (авторские страницы)
Рассказы из "ЛК"
Поэмы из "ЛК"
краеведческие и Биографические очерки из "ЛК"
Литературоведческие очерки из "ЛК"
Непрочитанные поэты России
Полемика о "ЛК"

Страницы авторов "ЛК"

Светлана Цыбина
Светлана Гаделия
Александра Полянская
Анна Мотенко
Юлия Чугай
Наталья Рябинина
Игорь Паньков
Геннадий Трофимов
Лев Кропоткин
Май Август
Сергей Смайлиев
Иван Аксенов
Иван Зиновьев
Давид Райзман
Василий Помещиков
Лидия Аронова
Галина Маркова
Тамара Курочкина
Валентина Кравченко
Иван Гладской
Маргарита Самойлова
Станислав Подольский. Стихи
Станислав Подольский. Проза
Ст.Подольский. Новочеркасск 1962
Евгений Сычев. Чукотские истории
Марина Туманова

Марина Туманова

(1951 - 2023)
Москва

Марина Ивановна Туманова (1951-2023) родилась во Владимирской области, в маленьком посёлке, в семье сельских учителей. Окончила Московский институт тонкой химической технологии, работала в научно-исследовательском институте. Стихи писала с детства. Первые публикации - в школьные годы в районной газете. Первая взрослая публикация - через тридцать лет - в журнале "Радуга". Первая поэтическая книжка "Перед немыслимой разлукой..." вышла в Киеве в 1996 г.

 

Литературный Кисловодск, N84 (2023г.)

СПЛОШНАЯ ПЕСНЯ

Очеловечиваем Бога,
чтоб проще было всякий раз
окликнуть, коль нужна подмога,
и укорить в недобрый час,

и помянуть в хмельном веселье,
из храма унеся домой
и рождество, и Воскресенье,
и восхититься: "Бог ты мой!.."

Очеловечиваем Бога
не для мгновенья ль одного -
взглянуть у смертного порога
в глаза бездонные Его?

Пускай поишь из горькой чаши,
но припадаем к ней опять:
"Продли, Господь, несчастье наше,
коль счастья нам не можешь дать!"

Продли тоску в сердечном стуке
и слезной затяни плевой
воздетые прощально руки
и крылья туч над головой.

Продли бесплодные мечтанья
о том что брезжило вдали,
и все бессонные метанья,
и безнадежность эту дли!..

А ропот наш, и вопли наши,
и жар языческий в груди
прости, Господь, - и горькой чаши
от жадных уст не отводи.

* * *

Плетение словесного узора,
вершение лукавого труда.
И, в общем, даже из того же сора,
и точно уж без всякого стыда...

Занятно, занимательно, игриво
Бежит строка, метафорой дразня.
Но нет в прекрасной вычуре порыва,
а только имитация огня.

Игра ума - высокая забава.
Для тех кто в ней не смыслит ни шиша.
Игра ума достойна криков "браво",
но не играет ни во что душа.

* * *

Прости меня, Господи! мне
жилось и живется несладко:
на сердце непрочная латка,
усталость в согбенной спине,

и, в общем, пусты закрома.
Держал меня в неге и холе,
а воли, а соли, а боли -
сама возжелала, сама!..

За то что иной судия
лишает то силы, то меры,
за то что и с верой - без веры,
прости меня, Господи, а?..

ПОДБЕРЁЗОВИК

Подберёзовик-нетверёзовик!
шляпа мятая, жись сломатая -
пнули походя, хоть и видели:
никудышненький.
А обидели.

* * *

Просчитался Главный Демиург,
или подвели дела другие?
Сериал "Бандитский Петербург"
завершит "Бандитская россия".

* * *

Посиди на вокзале,
посмотри на людей:
есть горючей печали,
есть обиды лютей.

Посмотри, как старухи
тянут тачки свои
из последней разрухи
до последней скамьи.

А у тех и поклажи
никакой - лишь беда,
груз единственный нажит
и езда - в никуда.

Посиди на вокзале.
Посиди. Посиди.
Пусть иные печали
угнездятся в груди.

Пусть и радость по-майски
дрогнет в талой нелжи.
И поплачь, и помайся,
и спасибо скажи...

* * *

Соскучусь по стихам,
как по ручьям овраги,
по мятым ворохам
исчёрканной бумаги,

как инок по грехам,
обет принявший вскую,
соскучусь по стихам,
измаюсь, затоскую!..

О, эта благодать,
о, наважденье это -
хвататься за тетрадь
в предчувствии ответа,

ломиться в дверь: "Сезам!" -
не вынося отсрочки,
бросаясь по следам
новорождённой строчки!..

* * *

Стихи придут, когда вернутся слезы,
недужный дар, ненужный ворох слов
среди гулящей неподъемной прозы,
придут, когда совсем не до стихов,
придут как наказанье, как расплата,
незваные, совсем-совсем не те,
которых я так жаждала когда-то
в безоблачной, бесслёзной пустоте.

* * *

Умереть внезапной смертью!
мудрой - не смогу.
А - рассыпанною медью
на пустом снегу

стану.
И совсем не злая
бедная рука
соберёт монеты, зная
цену медяка.

ДЕВОЧКИ

фотограф, мгновенье лови,
пока они вполоборота!..
лет пять или шесть до любви,
подумать, всего-то, всего-то.

По-птичьи легки и худы,
на нежных чертах позолота.
лет пять до случайной беды,
ах, Боже, всего-то, всего-то.

лет пять беззаботных утех,
смешных ожиданий. лови же -
пока так прозрачен их смех -
все то что нечаянно вижу!

Поймай на лету, сохрани -
за все их горючие ночи -
тот миг, когда с горки они
бегут и хохочут, хохочут!..

* * *

"Я устала, как собака!"
А собака спит себе -
негде ей устать однако
в городской своей судьбе.

Ну, а если есть причина -
растянувшись у окна:
"Я устала, как марина!.. " -
не подумает она.

* * *

Я пью твои лекарства,
мне предстоит пройти
через твои мытарства
по твоему пути.

Лечусь постыдно, зная,
что грош тому цена,
что эта боль сквозная
навеки мне дана,

что нет такого средства,
и, как ни мельтеши,
а разорвётся сердце
под тяжестью души.

* * *

С невеселым опытом,
ворохом проблем
пропади я пропадом,
пропади совсем!

Знаю всё заранее,
вижу наперед...
Радости мне знание
это не несет.

Не найду. Напрасно я
жажду забытья.
жизнь моя прекрасная,
горькая моя!..

Литературный Кисловодск, N85 (2024г.)
ЖИЗНЬ МОЯ...

СЕРЁЖЕ

Живу как все, в 2009-м,
несу свою печаль, свою вину.
Живу как все.
А сын идёт солдатом
на давнюю огромную войну.

Он ищет тех кто вписан в миллионы.
Седеет на ничьих костях роса...
Он смертные находит медальоны,
а в них - давно умерших адреса...

Гремят оркестры, лакируя даты,
враньё рекой, привычное вполне...
А я всё: "не ходил бы во солдаты"!..
А он идёт. и нет конца войне...

2009

ДЕТСКИЙ САД

То же всё: ограда
и деревьев ряд...
в здании детсада
горвоенкомат.

ни при чём досада,
вставший в горле ком -
вырос для детсада
чудный новый дом,

ну а этот, латан-
перелатан, вот
для военкомата
только и сойдёт.

но стою горбато
среди всех затей,
словно бы в солдаты
проводив детей.

ЧЕТВЁРТЫЙ

Бог не дал мне четвёртого сына,
кровью смыл без подмоги врачей,
человечьим не меря аршином
и не слушая бабьих речей.

Отнял дар - за минуты смятенья,
за усталость? - не всё ли равно,
но четвёртому даже и тенью
было стать на земле не дано.

верно, скажут: а тётка с приветом,
вишь, четвёртый мерещится сын!..
Только нет арифметики в этом,
каждый сам по себе и один.

...входит первый походкою твёрдой,
вот второй, да и третий мой вот.
А четвёртый, четвёртый, четвёртый
не идёт, не идёт, не идёт...

* * *

Писать о радостном стихи,
хотя бы изредка, немножко!..
Есть у меня собака, кошка -
для них ничто мои грехи!

Есть у меня забавный внук,
не ведающий, как забавен!..
Есть дом, в котором нету ставен,
чтоб защитить от воя вьюг.

Есть где-то далеко друзья,
меня запомнившие тою,
с какой, пожалуй, и не стою
сегодня сравниваться я...

Есть, навсегда, с моим в ладу,
большое преданное сердце,
есть за холстом в каморке дверца,
да ключик утонул в пруду...

Есть творчества немая дрожь,
всех бед моих первооснова.
Как много у меня смешного!..
А вот весёлого - на грош.

* * *

Лесок, где мне не заблудиться,
ну, словом, крохотный лесок.
А в колеях стоит водица...
и в поле детский голосок
напомнит вдруг, что до финала
совсем немного...
Боже мой,
я жить ещё не начинала,
а Ты уже зовёшь домой...

* * *

Вспоминай меня, сынок, за картошкой:
как сажала, как полола, пекла...
Как дрожала на ветру понарошку,
то седея, то алея, зола.

Как сливался с кожурою шершавой
рук тяжёлых огородный загар.
Как потом водой болотною ржавой
заливали затухающий жар.

Будет жизнь другой,
должно быть, немножко,
ну а может, не похожей ничуть...
всё же помни и костёр, и картошку,
лучше что-нибудь другое забудь.

ВОЗРАСТ

всё маме девочкой кажусь!..
Как будто ни морщин, ни внуков,
как будто всё лечу-кружусь,
не зная бремени недугов,
как будто не бреду с трудом
под грузом бед!..
С упрёком к маме
я обернусь, забыв о том,
что четверть века между нами.

.. .Опять застигнута врасплох
(сижу, потерянно-сутула) -
вскочу, её услышав вздох,
как будто в чём-то обманула!

* * *

в неуюте вагона пустого
ледяных сквозняков беготня.
вот у дачницы хлопоты снова
с хризантемами цвета огня:

вырыт куст, упакован умело
и, в цветении пламенном тих,
чуть дрожит, а хозяйка сомлела
от забот огородных своих.

на подлёте зима, по прогнозу
север крылья уже распростёр,
и увозит она от мороза
шелестящий холодный костёр,

обнимая озябшей рукою,
освещая себя и меня
этой радостью, этой тоскою -
хризантемами цвета огня.

* * *

Себя не судим строго,
до смертушки греша,
когда окликнет Бога
пропащая душа.

Окликнет, обмирая,
боясь узнать ответ,
вдруг нет не только рая,
но даже Ада нет.

* * *

Проставлю даты под стихами
и, может, удивлюсь сама
всему тому, что было с нами,
сводило и свело с ума...

А может, уберу все даты,
порву в клочки черновики,
оставив смутное когда-то
над безоглядностью строки...

Литературный Кисловодск, N86 (2024г.)
ВСПОМИНАЙ!

ГРОЗА

Лидии Петровой и Михаилу Грозовскому

Гроза! Привилегия лета -
разрядка, разгадка - гроза!
И кто-то опустит роллеты,
и кто-то зажмурит глаза...

Гроза!.. Первобытная штука,
застала, настигла врасплох,
и снова и сладко, и жутко, -
нелепый, но переполох!..

Такая душевная смута,
такое прозренье и мрак -
тебе одному, не кому-то,
слепящий разящий зигзаг!..

И что-то себе напророчим,
и, кажется, сможем дерзнуть!..
Гроза никогда - между прочим,
всегда - восхищенье и жуть!

...Уходит. И глубже дыханье,
и ломится солнце в окно!
А в сердце ещё полыханье -
то зряче, то слепнет оно...

ТЫ

Ты бы сразу ушёл, и повестки б не ждал.
Ты меня бы с собою не взял на вокзал.
Ты бы скупо писал о делах фронтовых.
Ты не дал бы узнать мне о ранах твоих.

А потом, через долгих четыре весны
ты ко мне бы, родной,
не вернулся с войны.

НАТАЛИ

Всё смотрят на её портрет
и восхищённо, и сердито,
на плечи, перси и ланиты,
и безупречность чистых черт.

И, взглядами пригвождена,
не понимает и поныне -
обыкновенная богиня
и заурядная жена,

Чего исполнить не смогла,
в своём излишнем совершенстве,
орудием какого зла
была, запутавшись по-женски...

Совсем не прост её удел,
ни дня покоя светской даме...
Ах, Пушкин, как ты надоел,
как ты наскучил ей стихами!..

* * *

Половодье. Скворцы прилетели.
У порога апрель золотой.
И семь пятниц на этой неделе,
и, пожалуй, не меньше на той...

Но откроется вдруг, что зависим
в час незнаемый, час роковой
не от встреч, не от ласк, не от писем -
от известья: жива и живой!

И, мудры целый миг в самом деле,
платим самой высокой ценой
за семь пятниц своих на неделе,
даже ежели нет ни одной...

 

Страница Марины Тумановой в "Журнальном зале"

 

Страница "Литературного Кисловодска"

Страницы авторов "Литературного Кисловодска"

 

Последнее изменение страницы 3 Jun 2024 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: