Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Страница Лидии Ароновой
 
Только ветер гудит в проводах...
Трижды восемь
Черт в юбке
Китайская хрень...
Из очень раннего детства
Чего по ночам носитесь?
Нюся
Дорога (сказка)
Кефир в шоколаде
"Литературный Кисловодск", N69 (2019г.)

Лидия Аронова

ЧЕРТ В ЮБКЕ
или
ВЕРА ДЕЛАТЬ ДОБРО

Люська к религии относилась никак... Она была атеистка. Но когда она была на работе, то при сложных метеоусловиях стоя на балконе, она вспоминала всех Богов! Так это же по работе. А по жизни у нее Богами были родители, друзья, Солнце, Луна и Земля - Природа! Родители для Люськи были самые главные Боги: верить в справедливость, действовать по совести, трудиться - не лениться, отдай - вернётся вдвойне, за правое дело в бой - смело! Вот некоторые принципы жизни у Люськи, которые заложили ей родители. Когда были отступления по той или иной причине, она очень огорчалась. Она часто спорила с верующими друзьями, но, не находя слов и объяснений своей "ВЕРЫ", замолкала и меняла тему разговора. Люська удивлялась своей подруге: та по молодости была в комсомоле, потом в Коммунистической партии. В смутные 90-е годы примкнула к баптистам, не пробыв там и года, сбежала. Когда к ним в село приехали православные служители из Магадана, она примкнула к ним. Во как побросала жизнь!

К Люське тоже подгребались, но на вопрос: "Когда же ты наденешь платочек на голову и придёшь к Богу, в церковь?" - отвечала: "Может к годам 80 или 90 и приду. Когда меня, уже старую, никто не будет любить, и мне некого будет любить. Но есть но! Если встанет вопрос выбирать поездку в Париж или церковь, выберу Париж". Люська в существование Бога не верила. Да, она предполагала, что, возможно, ну очень давно, жил Человек. Хороший и добрый, он нёс в душе любовь к людям. Верил в дружбу. Жил по совести. Видимо, тоже боролся за справедливость, а потом - взял и ляпнул свою правду своим правителям. А кому ж ПРАВДА-то понравится? А жестокие времена были! Вот и пошла легенда гулять по Миру. Она высчитала, что Бог был "Козерогом", родился в год "Обезьяны", и правящая планета его была Сатурн, всё как у Люськи.

Когда позвонила её подруга Лариска и попросила помочь отправить в соседнее село их отца Николая, Люська для приличия повозмущалась. А чего к ней-то за помощью? Пусть молитву почитает, Богу помолится - и улетает, хоть на луну. А как чё, так сразу к ней!.. Она не Бог. Что ж это за отец такой, что его молитвы ему же и не помогают?

- Ну хорошо, пусть завтра приходит этот ваш отец, - сказав хорошо, Люська знала, что она, конечно, договорится с майором Василием, и он поможет. Соседи-пограничники часто выручали гражданское население в те тяжелые годы. Ага, значит молитвы не помогают? И в Люське вдруг проснулась обезьяна.

Она достала свою любимую чёрную юбку, длинную, до самой щиколотки, с большим разрезом сзади. Юбка была куплена в Москве, в Гумме, и стоила, по тем меркам, просто с ума сойти как дорого

- шесть знаков!.. Отрезная до бёдер, отороченная чёрной тонкой атласной полоской, по фигуре. А у Люськи фигура - зашибись. Достала свои французские чёрные туфли на шпильке. Эх, где Франция и где Чукотка! Посмотрела в зеркало. Пойдет! Можно охмурять отца Николая. На работе с утра закружилась, и казалось, что даже забыла за этого "Отца". Но когда к ней поднялся мужчина, скромно одетый, очень бледного вида, она догадалась: это он. Она давно заметила такую особенность: что баптисты все ходят скромно одетые, женщины в платочках, все бледные на лицо, ну прямо такое впечатление, что они свои молитвы читают на коленях день и ночь. Когда же они видят солнце? А вот православные священники наоборот: щёки наетые, румяные, сами бородатые, глазки бегают. В одеждах длинных и просторных. Где-то она прочитала, что прячут они там, под одеждой, свои "Посты" от своих прихожан.

- Проходите. Садитесь, - сказала Люська, как можно вежливо. Отец Николай прошел и сел напротив, на диванчике.

- Бог в помощь! - сказал отец Николай.

- Вам также, - оттараторила Люська.

Она всегда терялась, когда вот так вот с ней. "В помощь... да... в помощь, кто поможет? Работает уже второй год одна - и никакой помощи ни от какого Бога". Она спросила, как его зовут. Сказал - отец Николай. На что Люська ответила:

- Вы извините, но у меня один отец - Николай Кириллович.

Тогда он сладко пропел:

- Зовут меня в миру Николай Андреевич.

- Ну, это другое дело, а то отец, - буркнула Люська. Надо сказать, что она иногда была чересчур бесцеремонна.

Беседа была живенькая. Он спрашивал про неё, она спрашивала в ответ про него. Но для чего же была надета юбка с разрезом? Конечно, для смущения этого самого отца Николая. Что ли он не мужик? И Люська, хитрющая, почти не сидела за столом. Ей по работе приходилось и так много двигаться, а тут по пять раз за полчаса она подходила к барометру, чуть наклоняясь, отсчитывала давление и записывала на листочке. Конечно, откуда было знать этому Отцу, что Люська просто выпендривается.

- Как, у вас пять деток? И жена беременна шестым? Ужас! Как же вы живете? Сколько лет вашей жене? - Вопросы сыпались за вопросами.

- Скоро тридцать, - ответил собеседник.

- Ой, ужас-то какой! Чем она занимается? Увлекается?

- Ничем, только детьми. Вот недавно блажь в голову ей засела, - сказал Отец Николай, - захотела она кожаный плащ.

Люська, сразу представила свой гардероб. Сколько там всего, она и сама не помнила. Однажды её очень хороший друг-путешественник спросил: "Если мы ещё на недельку задержимся по непогоде, у вас кофточек новых хватит?"

- Хватит-хватит...

- Да за пятерых детей вы ей уже должны пять кожаных плащей, а уж кофточек и юбочек - так это само собой.

- Она должна ходить как все прихожане, может даже и скромнее, - пропел отец. Люська живо представила эту молоденькую девочку с пятью детишками на руках и просящую у мужа всего лишь кожаный плащик. Вот жадина! И она тут же стала уговаривать его купить жене этот кожаный плащ. Время шло. Они сидели и говорили, он о Боге, а Люська о плаще, при этом не забывая снимать показания барометра. Ну, раз сто она отсчитала давление, это точно! Она уже почти была готова пожертвовать своим кожаным плащом, хотя он ей самой очень нравился! Но прилетел вертолёт. Люська договорилась, чтобы взяли этого жадного отца и увезли в другое село. "Видишь ли, он сказал, что молился, чтобы она, Люська, уговорила майора, и чтобы майор в свою очередь не отказался забрать его с собой. Выкрутился! Да если бы она не пошла просить Василия, то сидел бы он ещё незнамо сколько в нашем селе... Бог помог!? А Богом в этом случае был майор Василий!"

Люська рассказывала, когда уходил отец Николай, он попрощался и пошел к выходу, но потом повернулся и сказал с улыбкой:

- А у вас чёрт в юбке! Вот так!

Надо же, Люська никогда не видела чёрта, а он, оказывается, был совсем рядом, у неё в юбке.

Прошло года два. Люська улетела на материк, вышла замуж и жила счастливо. Но как-то на Метео зашел мужчина. Поздоровался и спросил про Люську.

- Да нету. Улетела наша обезьяна!

- Ну, вы ей передайте, пожалуйста, что плащ кожаный я купил своей жене. Передадите?

- Да, конечно...

Ах, вот оно что? Значит, Люськино слово запало в душу этому отцу Николаю. Была бы Люська рядом, она сказала бы: "Вот, пожалуйста, победила моя "ВЕРА"! ВЕРА делать ДОБРО!"

 

Последнее изменение страницы 29 Sep 2020 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: