Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Страница Лидии Ароновой
 
Только ветер гудит в проводах...
Трижды восемь
Черт в юбке
Китайская хрень...
Из очень раннего детства
Чего по ночам носитесь?
Нюся
Дорога (сказка)
Кефир в шоколаде
"Литературный Кисловодск", N73 (2020г.)

Лидия Аронова

КЕФИР В ШОКОЛАДЕ

Станиславу Подольскому, писателю

Спиридон Иванович, по прозвищу Мастер (так его называли в писательских кругах за его мастерство и любовь к творчеству Михаила Булгакова), вздрогнул от неожиданного телефонного звонка: "Кому я ещё нужен?" Ищущим взглядом окинул комнату - мобильника нигде не было: "Но где-то же звенел! Если сейчас его не найду, прекратятся гудки, и я не узнаю, кто же звонил". К счастью, звонок повторился и привёл его на кухню. Вода, текущая из крана напомнила ему: "Да я ж его тут и оставил, когда пытался вызвать сантехника!"

- Алё, слушаю...

- Здравствуйте, это Маргарита Сергеевна. У меня есть рассказы, и мне сказали, что вы Мастер в издательском деле. Это так? Или я ошиблась? Я мечтаю о книге для друзей. Вы меня понимаете?

- Ещё бы мне вас не понять... Записывайте адрес и привозите рукопись.

Он неторопливо продиктовал свой адрес.

- Хорошо, - ответили в трубке, - буду через полчаса.

Мастер давненько занимался писательской деятельностью, состоял в Союзе российских писателей и успешно редактировал рукописи. Его знали, к нему обращались. А что тут такого? "Денег лишних не бывает" - любил приговаривать он при случае, хотя особой любви к этим бумажкам не питал... В последнее время ему крупно везло: он был просто завален работой. Народ сходил с ума. Наступил издательский бум. Все кто в школе мало-мальски писали сочинения на твёрдую тройку, рванулись в писатели. Приходилось редактировать и стихи. Тут уж местных поэтов буквально захлестнула любовная лирика. Все поэты разом влюблялись и тут же все разом страдали...

По правде говоря, звонок его не особо обрадовал, хотелось немного отдохнуть от работы, но всё же интерес вызвал, поскольку дама, представившись, обронила, что она прилетела с Востока. "Это любопытно". Он не успел даже выработать тактику поведения с незнакомкой, как в дверь позвонили. "Быстро! Что ли на метле прилетела?" - подумал Мастер, открывая дверь.

- А вот и я! Ещё раз здрасьте в вашем доме! - пропела чуть хриплым голосом незнакомка. Перед ним стояла женщина в лёгкой спортивной курточке, синих узких джинсах и кроссовках. О возрасте женщин не говорят и тем более не спрашивают, поэтому эту тему мы просто опустим. Незнакомка протянула руку:

- Маргарита Сергевна!

- Для начала, может, кофе? С колбасой? - предложил Мастер, сам не понимая, почему с колбасой-то?

- А не откажусь!

И Маргарита Сергеевна впорхнула в комнату и присела за круглый стол.

- Ооооо! У вас и машинка пишущая, прямо настоящая, старинная, как у Мастера? Как интересно!

- Может, коньяк по случаю знакомства?

- Ну, если самую малость....

Ухаживая за новоявленной "писательницей", Мастер не мог отогнать мысль - дама явно ему когото напоминала. Эти чуть волнистые седые волосы, когда-то, вероятно, были цвета спелой пшеницы. Зелёные глаза, манера разговаривать. "Да - старею, если не могу уже вспомнить..." За час общения были выпиты и коньяк, и кофе, съедена колбаса. Порешали судьбу рукописи. Мастер даже пригласил Маргариту Сергеевну на заседание литераторов в "Погребок". Может, под впечатлением встречи, или ещё Бог знает чего...

Ближе к заседанию Маргарита Сергеевна позвонила и поделилась:

- Вы, знаете, сегодня ездила на рынок и купила зефир. Как вы думаете, если я принесу на "посиделки", это нормально?

Мастер не всё расслышал: временами пропадала связь, но поддерживая разговор, спросил:

- А почему на рынке? Его лучше в магазине покупать...

- Нет-нет. В магазине я его не нашла. Только на рынке. Здесь он продаётся в шоколаде.

- Какой прогресс! Его уже научились в шоколаде производить?

- Так давно уже производят. А вы что ли его ни разу не пробовали в шоколаде?

- Вы хотите сказать, Маргарита Сергеевна, - продолжал Мастер, - что будете им угощать нас в "Погребке"?

- Ну, да! Тут тебе и сахар, и шоколад!

- Ну, если с сахаром, то я пробовал, только он как-то по-другому называется. Дай Бог вспомнить...

- Как по-другому? - возмутилась в трубку собеседница. - Ничего подобного! Он так и называется

- зефир в шоколаде. А бывает ещё и белый, и розовый...

И тут только Спиридон Иванович чётко расслышал, что разговор идёт о зефире. Вот влип! Подумает ещё, что я глухой.

- Вы знаете, извините! Я почему-то расслышал первоначально слово "кефир" и подумал, что вы нас там, в "Погребке", будете поить кефиром в шоколаде...

В трубке послышался смех: действительно, чего только не бывает с этой связью...

Рассказы Маргариты Сергеевны были яркие, захватывающие. Отредактировав очередной рассказ, хотелось узнать, что же там такого сочинила в следующем? Ему приходилось много править текстов, и они были разные. Он видел, как многие "писаки" подражают знаменитым писателям. Многие хотят славы, но не все получают её. Слава - капризная девочка. А здесь, в этой рукописи, видно, о славе не особо заботились: ошибок было море, но они не мешали удивляться историям, изложенным на бумаге. Не удивительно, что Мастер справился с работой за каких-то неполных три дня. Редактируя рассказ "Чего по ночам носитесь?", Спиридон Иванович, вдруг в Лильке - героине рассказа - узнал свою первую любовь. Да, это была она - его Тоня, Тонечка, в полупрозрачной кофточке-разлетайке, белых джинсиках, смелая! И те же зелёные глаза... Как же он сразу не сообразил?

Мастер был давно женат, была у него дочь. Но эта первая любовь волновала его. И чем старше становился, тем острее он её чувствовал. Сколько лет в толпе прохожих он выискивал знакомое лицо, но тщетно. Моему читателю, который был влюблен или любил, знакомо это чувство и это желание встретить Её или Его из далёкой юности. Но не всё получается, как мы хотим. Если бы все желания исполнялись!.. Но что же дальше?

А дальше Маргарита Сергеевна всё же сдала книгу в печать, махнула ручкой из уходящего поезда и умчалась на свой Восток. Вот и вся история. Самое интересное, что Маргарита Сергеевна даже не догадывалась о том, что творилось на душе у Мастера. Она была вся в книге, муже и друзьях. А ведь он по поводу, а иногда и без повода, приглашал её к себе в дом, усаживал за круглый стол и задавал ей, как ему сейчас казалось, дурацкие вопросы. Она с удовольствием и без жеманства отвечала на них, полагая, что это нужно для литературного дела. Он заваривал ей кофе, а сам смотрел с каким наслаждением она пила. Однажды он чуть себя не выдал: когда на её вопрос: "А вы сами что ли пить не будете?" - ответил: "Я буду сидеть и смотреть на вас". И эти "холодные руки" при прощании на вокзале, и его слова о горячем сердце. Бред, какой-то!

"Да, как хорошо, что Маргарита Сергеевна такая недогадливая", - размышлял Мастер, возвращаясь с вокзала домой. Впереди столько дел.

Спиридон Иванович неторопливо открыл двери, и что же он увидел: на кухне стояла возвратившаяся из санатория, отдохнувшая и похорошевшая его жена Лорка и командовала сантехником, который крутился у протекающего крана. На круглом столе около его старинной печатной машинки стояла бутылка кефира, на тарелке лежал зефир в шоколаде.

- Жена у меня красавица! Волосы цвета спелой пшеницы, зелёные глаза. С этой загруженностью на работе - рядом прекрасного не рассмотреть! Как же я раньше не замечал?

- Родной, мой! Тебе обязательно нужно попробовать. Тебе понравится. - Перехватив его взгляд на кефир и опережая вопрос, проговорила Лорка. - Ты знаешь, оказывается это так вкусно - кефир вприкуску с зефиром в шоколаде.

Мастер усмехнулся. Он знал.

 

Последнее изменение страницы 29 Sep 2020 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: