Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница
Номера "Тёмного леса"
Страницы авторов "Тёмного леса"
Страницы наших друзей
Литературный Кисловодск и окрестности
Тематический каталог сайта
Новости сайта
Карта сайта
Из нашей почты
Пишите нам! temnyjles@narod.ru
 
на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы авторов "Темного леса"
 
Страница Евгения Кенемана
Стихи Юрия Насимовича
Дидактические стихи Юрия Насимовича
Ю.Насимович - натурфилософия
Ю.Насимович - краеведение
Страница Ольги Таллер
Страница Валерия Кушниренко
Стихи Алексея Меллера
Александр Богданов. "В ожидании дня"
Александр Богданов. "Подходите к моему костру"
Страница Галины Дицман
Песни Михаила Чегодаева
Стихи Михаила Чегодаева
Стихи М.А.Чегодаевой
Статьи М.А.Чегодаевой
Стихи Ольги Городецкой
Стихи Анатолия Переслегина
Стихи К.В.Авиловой
Страница Людмилы Темчиной
Страница Александра Косарева
Страница Ильи Миклашевского
Блиц-стихи
Восьмистишия лафанцев
Лимерики

                         АЛЕКСЕЙ МЕЛЛЕР
_________________________________________________________________



   ***

   Под свод небес голубоватых
   из ада дух поднялся злой
   и звал врагов своих заклятых
   на грозный страшный смертный бой.

   В ответ ему из врат небесных
   малютка-ангел вылетал
   и, сжав врага в объятьях тесных,
   в уста его поцеловал.

                                1973


   ***

   Дорога узкая, прямая
   среди житейской суеты,
   меж всякой скверны пролегая,
   ведёт вас в царство красоты.

   Земные страсти, наслажденья
   отринув сильною рукой,
   идёте вы тропой лишенья
   с поднятой к небу головой.

   Цепями вражьими сковали
   вам непокорные уста
   затем, чтоб братьев вы не звали
   идти дорогою Христа.

                              1973


   ***

   Отшельник виноградный,
   я принял твой совет
   и с песнею отрадной
   пройду весь белый свет.

   В твоей несложной речи
   нашёл я, что искал,
   и распрямивши плечи,
   свободно зашагал.

   Без мудрости излишней
   пройду я целый свет.
   Я сбросил груз давнишний,
   давивший много лет.

                        1974


   ***

   Я не знаю, как мне быть:
   я наплёл такую вязь,
   что нельзя бесследно смыть
   след её, как с тела грязь.

   Я не знаю, как мне быть:
   сеть мне надо расплести,
   и вину бы искупить,
   и дорогу бы найти.

   Да идти бы и идти,
   не сбиваяся с пути.
   Только где дорога та?
   Кто нашёл её? Когда?

                       1974


   ***

   Когда вокруг один гранит,
   отчаянье тебя берёт.
   Да будь хоть трижды он полит,
   на нём ничто не прорастёт.

   И не берись его пахать,
   лишь время попусту истратишь...

                              1974


   ***

   Лезем на гору, стараемся,
   спотыкаемся,
   срываемся,
   ну а если залезаем,
   то других с горы толкаем.

                        1974


   ***

   Как в тумане, проходят дни,
   и тащу я сквозь них себя,
   и твержу я себе: не усни
   и не дай усыпить себя.

                          1974


   ***

   В ночи хорал раздался,
   приснился, может быть,
   но так он и остался
   в душе смятенной жить.

                     1975


   ***

   В ночи пастухи охраняли стада,
   сияли им звёзды с небес,
   от бурь, беспокойств не осталось следа,
   и время пришло для чудес.

   Внезапно явился, горя красотой
   и славой престола творца,
   им ангел господен, и в трепет святой
   привёл их простые сердца.

   И ангел промолвил: "Не бойтесь меня,
   я радость хочу возвестить,
   что ныне Господь, обещанье храня,
   пришёл свой народ посетить".

                                      1975


   ***

   Вдохновение, как вихрь,
   налетело на меня.
   Заплясало сердце лихо
   зыбкой тенью от огня.

   В глубине рождалась песня,
   выливалася в слова.
   Ей внутри уж было тесно,
   и горела голова.

                         1975


   ***

   Опять пожаловал мороз,
   трескучий и скрипучий,
   оскалил зубы, словно пёс,
   и лижется...
                 Колючий!
   А снег вовсю под башмаком
   вам распевает оды.
   Теперь его не слепишь в ком
   и не лишишь свободы.

                          1976


   ***

   "Вставай!" - невидимый сказал,
   когда валялся я в пыли.
   Меня те звуки привлекли,
   и я послушался и встал.

   И я пошёл сквозь жар и зной
   на голос по дороге пыльной.
   С тех пор всегда он надо мной
   звучит, таинственный и сильный.

                              1976


   ***

   Пять шагов до двери,
   поворот к окну.
   Сотни раз измерю,
   если не засну.

   Время растяжимо.
   Бесконечна ночь,
   тянется резиной.
   Кто бы смог помочь?

                  1976


   ДОРОГА

   Посмотрел я прямо - стелется дорога,
   посмотрел направо - плещется вода,
   посмотрел налево - лес, застывший строго,
   оглянулся - сзади прежние года.
   Посмотрел я кверху, в небо голубое -
   солнце улыбнулось, тучи растопив,
   посмотрел на землю, прямо под собою -
   и во мне родился радостный мотив.

                                        1976


   ***

   Во сне найдёшь успокоенье
   и мир таинственной мечты,
   во сне найдёшь освобожденье
   от ненавистной суеты.

   Пусть сон скорей сойдёт прохладой
   восточных рощ, долин, ручьёв,
   и наслажденьем, и отрадой
   ночного пенья соловьёв.

                                1978


   ***

   Час безмолвный, час ночной
   выступает тихо, плавно
   и таинственный покой
   обещает всем он равно.

   И даёт он чудный дар -
   золотые сновиденья.
   В них исчезнут, словно пар,
   все тревоги и волненья.

                          1978


   ***

   Сердце стонет и трепещет,
   всё отчаяньем полно.
   Только редко луч заблещет,
   а затем опять темно.

   Как я жажду и желаю
   обрести души покой,
   но лишь мучусь и страдаю
   непонятной всем тоской.

   И кидают мира страсти
   океанскою волной,
   разбивая ум на части,
   меня на берег земной.

                        1978


   ***

   Где смех, там слёзы рядом,
   где слёзы - рядом смех.
   Так есть и, значит, надо:
   в природе нет прорех.

                         1979


   ***

   Когда ко мне приходит друг,
   и протекают наши встречи,
   со страхом замечаю вдруг,
   что иссякают мои речи.

   Но вот уходит друг опять,
   и опускает ночь покровы.
   Тогда мне хочется кричать
   от недосказанного слова.

                          1979


   ***

   Ступень за ступенью,
   подъём и паденье,
   и снова восход к небесам.
   Сквозь бездну сомнений
   моё восхожденье,
   и главный противник - я сам.

                           1979


   НОЧНЫЕ СТИХИ

   1
   Ночь ползёт неторопливо,
   расстилаясь на ходу.
   Время тянется тоскливо,
   ты же мечешься в бреду.

   Смерив комнату без счёта
   машинально сотни раз,
   ненавидишь ты до рвоты
   свой ночной безумный пляс.

   2
   Если тебе неймётся,
   время ползёт улиткой,
   словно оно смеётся,
   видя тебя под пыткой.

   Мечешься, словно хищник,
   клеткой стальной пленённый.
   Время сейчас опричник,
   жёсткий и непреклонный.

   3
   Ночью трудно думать
   о своих проблемах.
   Мечешься, как пума,
   вопиёшь гиеной.

   Бешеным оленем
   мысль мчит галопом
   в тьму без просветлений
   по гористым тропам.

   4
   Ночь подошла, раскрыв свои объятья,
   и приняла  всех изнемогших днём,
   сняла с людей назойливые платья
   и наградила долгожданным сном.

   Но если ты не принял приглашенья,
   то не на шутку разъярится ночь.
   И будешь, раб, при тусклом освещеньи
   минуты ночи медленно толочь.

   5
   Только несколько шагов
   от окна до двери,
   и за несколько часов
   сотни раз измерю.

   Ночь ползёт, как сонный зверь,
   медленно и вечно.
   Изучу окно и дверь
   за ночь безупречно.

   От настольной лампы свет,
   от меня - лишь тени
   и пространный винегрет
   мыслей и сомнений.

   6
   Шагаешь, как тигр  в зоопарке,
   по клетке несносной снуёшь.
   Завариваешь в кофеварке
   божественный кофе и пьёшь.

   И чувствуешь бодрость и лёгкость
   каких-нибудь десять минут.
   Затем наступает неловкость
   и снова внутри неуют.

   Клубится дымок сигареты,
   а ночь ещё так глубока,
   и так далеко до рассвета,
   что, кажется, минут века!

                               1980


   ***

   Признаться должен я сначала,
   что до сих пор о чём писать
   не знаю. Мыслей слишком мало,
   и очень хочется мне спать.

   Но обстановка: ночь, чернила
   и очинённое перо
   располагают. Тихо. Мило.
   Итак, пишу поэму про...

   И остановка. Что такое?
   Трамвай проехал за окном
   и весь настрой опять расстроил,
   перевернул его вверх дном.

   Опять, макнув перо в чернила,
   я вдохновения жду зло.
   Но лишь чуть-чуть душа вспарила,
   глядь, а на улице светло.

   Ползут невыспанные лица
   на огнедышащий завод.
   А мне пусть крепко-крепко спится.
   Во сне Пегас за мной придёт.

                                1980


   ***

   Нет более муки, чем утром вставать,
   и если же ад существует,
   то грешникам там не дают утром спать,
   в раю же лишь сон торжествует.

                                    1980


   ***

   Всё на свете белом зыбко:
   счастье, горе, плач и смех.
   Золотая где-то рыбка,
   но она одна на всех.

   И ложатся тихо строки
   на тетрадный белый лист,
   посылая то упрёки,
   то восторженный присвист.

   И на свете белом-белом
   всё давным-давно бело
   и бело любое дело,
   даже если это зло.

                         1980


   ПИСАТЕЛЬ

   Хочу напомнить вам о том,
   что я пишу роман.
   Пока всего лишь первый том,
   но ход сюжету дан.

   Всё происходит в старину
   давным-давным-давно,
   но
   смысл к сегодняшнему дню
   восходит
         заодно.

   У нас в стране давно всё зло
   метлою сметено,
   но за границей не бело,
   там существует дно.

   На дне простой рабочий люд,
   что кормит богачей.
   Капиталисты их гнетут
   и мучают, ей-ей.

   И вот на Западе контраст.
   Нацелен мой роман,
   он бой буржуям ихним даст,
   а мне -
       перепадёт в карман.

                            1980


   РАБОЧИЙ

   Сегодня суббота и день выходной,
   на улице мало народа,
   когда деловито иду к проходной
   родного до боли завода.

   Мне всё здесь знакомо. Всё радует глаз.
   Здесь столько оставлено мною,
   что, кажется, можно сказать без прикрас:
   я сросся с заводом душою.

   Вахтёрша кивает с улыбкой стальной,
   один я шагаю по цеху.
   Нетоплено, ветер гуляет шальной,
   но это труду не помеха.

   Пускай тунеядцы смеются в глаза,
   мне гордое имя - рабочий,
   а лозунг рабочего - смело дерзай,
   ответ тунеядцам и прочим.

                                     1980


   ***

   Буду краток, буду точен -
   я общение люблю,
   но не нравится мне очень
   утро, если ночь не сплю.

   Голова шумит кастрюлей,
   закипевшей на плите,
   и качаешься на стуле
   в необъятной пустоте.

                        1980



   ***

   Что могу поведать миру?
   Что могу сказать тебе?
   Притупил свою секиру,
   стёр подошвы при ходьбе.

   Голос мой намного тише,
   опустела голова,
   и рука сегодня пишет
   чужеродные слова.

                       1981



   ***

   Мой друг, спеши!
   Жизнь не длинна;
   как океанская волна,
   она вскипает, а потом
   по брегу катится пластом
   и замирает средь камней,
   как мы среди тягучих дней.

                         1983


   ***

   Мне хотелось бы в свободу
   окунуться словно в море,
   погрузиться в её волны,
   ощутить её величье.

   В мире нет прекрасней доли
   быть свободным человеком
   и владыки над собою
   не иметь помимо Бога.

                         1983


   ***

   Станем чище, станем лучше -
   в этом мире столько зла,
   Богом мир добру научен,
   суета добро смела.

   Пламенеют континенты,
   горе, кровь со всех сторон,
   и сквозь шум аплодисментов
   еле слышен чей-то стон.

                          1983


   ***

   Прими в подарок от меня
   надежду и тревогу,
   нетерпеливого коня
   и дальнюю дорогу.

   Возьми с собою в долгий путь
   из дома только флягу,
   чтоб на привале зачерпнуть
   колодезную влагу.

   Пусть резвый конь летит стрелой,
   вздымая пыль горою,
   и не горюй, что пыльный слой
   черты твои покроет...

                               1983


   ***

   День ли, ночь ли - всё едино,
   всё без смысла суета.
   То ли пламя, то ли льдина,
   полнота ли, пустота...

   Всё быстрее мчатся годы,
   пропадая без следа,
   и сменяет моду мода,
   ерунду - белиберда.

                            1983


   ***

   Всё подвержено погоде,
   тает, тает без следа,
   что-то новое приходит,
   что-то старое уходит
   и уходит навсегда.

   И когда к тому, что было,
   возвращаешься порой,
   видишь - время краски смыло,
   то, что ярко так светило,
   ныне стало пустотой.

                           1983


   ***

   Что писать, совсем не знаю,
   и грызу я карандаш,
   рифмы, ритмы проклинаю,
   сочиняя ералаш.

   Час проходит незаметно,
   и слипаются глаза,
   рифмы смотрят неприветно,
   словно жмут на тормоза.

   Засыпаю, засыпаю,
   удержаться не могу,
   сонно-сонно сочиняю
   стихотворное рагу.

                          1983


   ***

   Безморозная зима,
   как скрипучая телега.
   Всюду бурая земля
   проступает из-под снега,

   всюду талая вода,
   всюду каркают вороны.
   Только ветер иногда
   снег собьёт с высокой кроны.

                           1983


   ***

   Поместить бы всех в казармы
   и работой загрузить -
   все трудились бы с азартом
   и не смели бы грустить.

   Рой фамилий необъятный
   отменить давно пора
   и на спины аккуратно
   всем повесить номера,

   чтобы все ходили строем
   на работу и в кино.
   Вот тогда мы и построим
   то, чем грезили давно.

                          1983



   СТАНСЫ
   *
   Что ты потеряешь,
   то только на время:
   взойдёт урожаем
   упавшее семя.
   *
   Удача - мираж,
   сотворённый пустыней:
   дотронешься раз -
   растворится и сгинет.
   *
   Не жалуйся в горе,
   успехом не хвастай.
   Ведь жизнь, словно море,
   меняет окраску.
   *
   Всё в жизни подвластно
   одним переменам:
   усилья - напрасны,
   мир - царствие тлена.
   *
   Прилив и отлив
   чередуют друг друга,
   а мир - это миф,
   сотворённый с натугой.
   *
   Меняю работы:
   то дворник, то грузчик.
   Вся жизнь - лишь забота
   о хлебе насущном.
   *
   И знаю: рождён
   в этот мир для другого -
   растёт под дождём,
   распрямляется слово.
   *
   Ты в радости плачешь
   и в горе смеёшься,
   а что это значит,
   потом разберёшься.
   *
   Смешался с толпою,
   пере-
        тасовался,
   но так уж устроен -
   всё тем же остался.
   *
   Намного сложнее
   цепочка последствий.
   Не только евреи -
   причина всех бедствий.
   *
   Всё в жизни проходит,
   но всё остаётся...
   Ведёт пароходик
   таинственный лоцман.
   *
   В пустыне, от жажды,
   тащусь, изнывая,
   оазисом каждый
   мираж называя.
   *
   Твердя непрестанно
   молитву, - незримый -
   по вражьему стану
   пройдёшь невредимый.

        Между 1982 и 1987


   ***

   Ко мне придёт сегодня друг,
   по делу, но придёт,
   как прежде, сядет на сундук,
   надкусит бутерброд...

   И раскалится плитки круг,
   и чайник запоёт...
   Ко мне придёт сегодня друг,
   по делу, но придёт.

                           1986


   ***

   Свеча горит... Сгорит свеча,
   и нету больше сил
   рубить сплеча, жить сгоряча,
   растрачивая пыл.

   И холод-холод-холодок
   пронизывает грудь,
   и замерзает в ней упрёк,
   готовый упорхнуть.

   И чинный-чинный разговор
   струится не спеша.
   Остроты сыплются, как сор,
   блаженствует душа.

                           1986


   ***

   Жил в скорлупке я когда-то,
   вылез я из скорлупы.
   Оказался мир рогатый:
   есть бутоны, есть шипы.

   Было - на небе ни тучки,
   но нарушился покой.
   Робко трогаю колючки
   непривыкшею рукой.

                          1986


   ***

   Остынь, мой пыл!
   Я так устал,
   я молод был,
   а ныне - стар.

   За тридцать мне,
   и позади
   горят в огне
   мои пути.

               1986


   ***

   Чем больше денег,
   тем больше хочешь их,
   и жадность сменит
   все чувства прочие.

   Растут вложения
   в моей сберкнижке
   и подозрения
   к друзьям и близким.

                    1986


   ***

   От жары мозги размякли,
   мысли вялые текут.
   Но одно мне непонятно -
   как же в Африке живут?

   От мороза стынет кожа,
   замерзает мыслей пруд.
   Но одно меня тревожит -
   как на Севере живут?

                      1986


   ***

   После бессонной ночи
   я выхожу из дома.
   Начался день рабочий,
   до мелочей знакомый.

   Снова метла и веник,
   снова скребу ступени.
   Было бы много денег,
   всё бы отправил к фене.

                      1986


   ЧУДЕСА

   От метро до работы
   пятнадцать минут,
   но не нравится что-то
   мне этот маршрут.

   От работы к метро
   те же четверть часа,
   но летишь, как патрон,
   и поёшь...
              Чудеса!

                     1986


   ***

   Деньги, деньги, вы в почёте
   у мужей и дам,
   но за милю обойдёте
   тех, кто честен, прям.

   И обходите стыдливо
   кров простых семей.
   Член партийного актива
   вам куда милей.

                          1986


   ***

   Мороз и снег - зимой,
   а летом - пыль глотаю;
   лопатой и метлой
   зарплату наскребаю.

   Запуган нищетой.
   Она, как наважденье,
   маячит за спиной
   костлявым привиденьем.

                     1986


   ***

   Строчка за строчкой
   ложится на лист,
   ставится точка.
   и дальше скользишь.

   Лист за листом
   наполняю я словом...
   Что же потом?
   Только мусоропровод!

                   1986


   ***

   Я не боюсь судьбы ударов,
   спокоен к милостям её.
   Лёд станет влагой, влага - паром,
   изменит всё лицо своё.

   И жизнь потоком своенравным
   мчит средь широких берегов,
   мешая грустное с забавным,
   друзей меняя и врагов.

   Один поток к морской пучине
   вершит свой бег, сливаясь с ней;
   другой - теряется в пустыне
   среди песка, среди камней.

   Куда меня несёт - не знаю,
   я вёсла выбросил давно
   и на теченье уповаю,
   плыву по жизни, как бревно.

                               1986


   ***

   Покуда вне критики кто-то и что-то,
   то гласности нету, как тут ни верти:
   поются статьи по указанным нотам,
   ругают на заданный сверху мотив.

                                   1986


   ***

   Запах дождя вперемешку с бензином
   ноздри щекочет слегка.
   Мокрый асфальт отражает машины,
   здания и облака.

   У светофора, пронзительно взвизгнув,
   транспорт замрёт, как солдат.
   Из-под колёс грязноватые брызги
   вправо и влево взлетят.

   Ветер тряхнёт тополиную крону,
   душем прохожих облив.
   С тополя радостно каркнет ворона,
   шум городской перекрыв.

   Мчится ручьями вода дождевая,
   мусор упрямый влача,
   кучки песка на пути намывая,
   в люки вливаясь, ворча.

   Стало светлее, и синие дыры
   в серых растут облаках.
   Скоро всё небо заблещет сапфиром
   в солнечных ярких лучах.

                               1986


   ***

   Весна, весна... Мороз крепчает...
   Бегут ручьи, но это днём,
   а ночью лужи покрывает
   неровным грязноватым льдом.

   Окурки, спички и обёртки
   примёрзли так - не отодрать,
   и апельсиновые корки...
   Ничто метла не может взять.

   И дворник бешено колотит
   метлой по льду, но толку нет,
   а детвора над ним хохочет,
   а он ругается ей вслед.

                               1986



   ***

   Я в память углубился
   по лестнице крутой,
   к истокам я спустился
   в мир ясный и простой.

   Наверно, все мы знаем
   далёкий детства зов.
   Сквозь шум машин, трамваев
   и грохот поездов

   мы тянемся душою
   и напрягаем слух.
   Но вспыхнул звук свечою
   мгновенье... и потух.

                          1987


   ***

   Будут молодость и старость,
   будут радость и беда.
   Только б что-то оставалось
   от души моей всегда.

   Только б мучило сомненье,
   так ли правильно живу,
   и - лилось стихотворенье
   не во сне, а наяву.

                          1987


   ***

   Я поневоле лицемерю
   порой, с друзьями говоря,
   чтоб не будить в душе их зверя,
   не растравлять их душу зря.

   Когда мой друг грохочет рьяно,
   пытаясь что-то доказать,
   предпочитаю я изъяны
   в его словах не замечать.

   Когда заводится порядком
   мой друг и рубит сгоряча
   очередную правду-матку,
   выслушиваю, промолчав.

   Зачем нужны все эти споры,
   перерастающие в крик.
   От них давленье 240,
   и дело ведь совсем не в них.

                             1987


   ***

   Чёрною тьмою всё объято;
   лишь красавица-луна
   светом бледно-желтоватым
   на земле отражена.

   Шелест, шорохи и вздохи...
   Словно дышит темнота
   и нашёптывает строки
   из-за каждого куста.

                         1987


   ОТВЕТ Ю.Н.

           Не Бог над нами, а бездушный рок,
           но рок не страшен, если дух высок,
           а Бог - лишь совокупность этих истин,
           удобный для употребленья слог.
                                            Ю.Н.

   Душа - совокупность качеств,
   а Бог - совокупность идей.
   Моя совокупность плачет,
   тоскует который день.

   Идей совокупность, где ты?
   К тебе вопиют все качества,
   одна ты - источник света,
   других отметаю начисто.

                           1987


   ***

   Утро было пасмурным,
   дождик моросил.
   Видно, кто-то насморком
   небо заразил.

   Вечером раздвинуло
   солнце облака,
   луч с улыбкой кинуло
   нам издалека.

                      1987


   ***

   Поверь мне, жизнь так коротка,
   так мало в ней минут,
   когда свободна и легка
   душа парит без пут,

   когда заботы далеки,
   и только небеса
   теченьем сказочной реки
   вливаются в глаза,

   когда застынет мир земной,
   не шелохнётся лист,
   и воздух, сдобренный сосной,
   прозрачен, свеж и чист...

                             1987


   ***

   Я под дамокловым мечом
   живу который год,
   и только внешне нипочём
   мне лезвие невзгод.

   Хотя порою мир корю
   из тёмного дупла,
   но бью поклоны алтарю
   довольства и тепла.

                      1987


   ***

   Ну сколько можно возвращаться
   всё время на круги своя,
   всегда чего-нибудь бояться -
   того, что можно и нельзя.

   Проходит день, неделя, месяц...
   Всегда куда-нибудь спешу;
   поклон начальнику отвесив,
   негодование гашу.

   А вечером скриплю зубами,
   бессильной яростью томим,
   и жизнь вздымается, как пламя,
   но я вдыхаю только дым.

                              1987


   ***

   Когда мне было тридцать лет,
   от старших принял я совет:
   не спорить никогда ни с кем
   и сторониться теорем,
   не изливать другому душу,
   а только слушать, слушать, слушать.

                                  1987


   ***

   Тиранов на Руси хватало
   ещё с языческих времён.
   О них рассказано не мало.
   При жизни - каждый восхвалён.

   И чем властитель был ужасней,
   чем больше крови проливал,
   тем восхвалялся сладострастней,
   тем выше ставил пьедестал.

                              1987


   ***

   Я до первых петухов
   грозно хмурю брови -
   пристаёт насчёт стихов
   Юра Насимович.

   Прицепился, словно рак,
   и щекочет кожу;
   мол, не то - духовный крах
   и душевный тоже.

   Напрягаю потрохи,
   шевелю бровями.
   Нелегко писать стихи,
   посудите сами.

                         1987


   ***

   Пустые разговоры
   вести я не могу.
   От них одни засоры
   рождаются в мозгу.

                 1987


   ***

   Мы всем существом
   обкатались во лжи,
   без жизни живём
   и творим миражи.

   И правда, и ложь
   воедино сплелись,
   и не разберёшь,
   где мираж,
   а где жизнь.

                1987


   ***

   - Несут ахинею
     с трибуны...
   - Ну что ты!
     Начальству виднее
     все наши заботы.

                  1987


   ***

   За всё хватаюсь
   сгоряча,
   а время тает,
   как свеча.

   Успех коснётся
   или нет -
   за всё придётся
   дать ответ.

              1987


   ***

   Ты яростно
            шпагой
   не тыкай,
            покуда
   не знаешь,
            где благо,
   не знаешь,
            где худо.

                 1987


   ***

   Был ярок мир, был звук высок,
   но звук уплыл, а мир поблёк.
   Я помню дни свои былые,
   остались пни и те гнилые.
   Пылал в груди моей восторг,
   всё в мире было чудом,
   но оказался мир протёрт
   меж пальцами Иуды.

                            1987


   ***

   Закон очень чёток,
   горюй, не горюй:
   рабочий - работай,
   начальник - воруй.

                 1987


   ***

   Ломая старые привычки,
   их пыль отряхивая с ног,
   взлечу однажды вольной птичкой,
   покинув тягостный острог.

   Взметнувшись в небо голубое,
   я растворюсь в голубизне
   и стану вновь самим собою,
   как был когда-то в детском сне.

                              1987


   ДВА ПОРТРЕТА: ОТЕЦ И СЫН

   1

   У меня знакомый -
   не чета другим:
   должность, два диплома,
   летом - взморье, Крым.

   Речь ведёт с апломбом,
   важности не счесть -
   об одном и том же
   раз по пять, по шесть.

   Кандидат, профессор,
   доктор и доцент...
   У него из прессы
   был корреспондент.

   Знает всех на свете,
   трижды награждён.
   Вот учитесь, дети,
   будете, как он.

   2

   Что-то неясное видел
   не наяву, не во сне.
   Может быть, просто литий
   выдал реакцию мне.

   Может быть, что-то другое:
   аминозин, циклодол.
   В общем, сижу расстроен,
   мрачно гляжу на пол.

   С полки схвачу кассету,
   магнитофон включу
   и закурю сигарету,
   если и не хочу.

   Скроюсь в дыму табачном,
   пепел стряхну я в склянку.
   Ох, на душе как мрачно,
   жизнь моя - жестянка.

                         1987


   ***

   Напрасно ты грохочешь,
   растрачивая пыл.
   С таким же пылом точно
   другое раньше бил.

   Ещё не раз ты образ
   изменишь, став другим:
   был злым, так станешь добрым,
   был добрым - станешь злым.

   Наденешь чью-то маску,
   затем её сожжёшь,
   доказывая страстно,
   что всё другое - ложь.

                            1987


   ***

   Три десятка долгих лет
   в ореоле славы
   правил Русью людоед,
   вурдалак кровавый,

   пережёвывал людей,
   мрачно сдвинув брови...
   Только хруст стоял костей,
   терпкий запах крови.

   И сливались славословья
   в оглушительный концерт,
   барабанной бодрой дробью
   заглушая крики жертв.

                         1987


   ***

   В красный цвет окрашена
   наша вся символика,
   и напрасно спрашивать,
   сколько крови пролито,

   и напрасно взвешивать:
   стоило - не стоило;
   с кровью перемешано
   всё, что здесь построено.

   Море крови плещется
   под ногами нашими,
   словно сбылось вещее
   предсказанье страшное.

                        1987


   ***

   Вся в вышках граница,
   нигде не прокрасться,
   и скоро у птицы
   потребуют паспорт.

   Пусть делает вызов
   знакомый в Алжире,
   и, может быть, визу
   оформят в ОВИРе.

   Печатей штук десять
   и подписей тридцать,
   и можешь на месяц
   лететь за границу.

                   1987



   СТАРЫЙ АРТИСТ

   О, Париж! Какие вкусы!
   О, Париж! Какие нравы!
   Обхожденье, платья, бусы
   и салонные забавы!

   Я влюблён в Париж безбожно,
   мне родиться бы в Париже,
   ну а если невозможно,
   то хотя бы чуть поближе.

                          1988


   ***

   Уйду я. Плакать нет причин.
   Зальёт дождями мой камин,
   погаснет взгляд, замолкнет речь,
   но будет жизнь, как прежде, течь,
   и так же, как всегда, точь-в-точь,
   сменяться будут день и ночь,
   затем недели и года...
   Всё будет так же, как всегда.

                                 1988


   ***

   От недосыпания
   красные глаза.
   Бред развился, мания...
   Попросту - шиза.

   Чем-то раздвоили ум,
   плавает мой взор,
   и уже консилиум
   вынес приговор.

   Два словечка сказаны -
   Белые Столбы.
   Руки крепко связаны,
   рядышком - жлобы.

                     1988


   БОГОСЛОВ

   Как речь твоя умна, правдива
   и мысль логически красива...
   Вдыхаю мудрость я твою,
   табачный дым и запах пива.

                           1988



   Р У Б А И,
   написанные
   в 1988 г.
   *
   Искал я сахарный песок,
   чтоб запастись продуктом впрок.
   Домой вернулся поздно ночью
   и без продукта, и без ног.
   *
   Я от работы стал горбатый,
   придатком сделался лопаты,
   но час придёт - растает снег,
   считаю дни до этой даты.
   *
   Меня приветствуют мечты,
   они давно со мной "на ты",
   мне дарят пышные букеты,
   но вянут в комнате цветы.
   *
   Не плачь о том, что мир жесток,
   не причитай: "А где же Бог?!"
   Бог видит всё и всё он слышит,
   но каждой вещи разный срок.
   *
   Всё просто, только сложность в том,
   что очень сложно мы живём,
   что жизнь ажурно усложняем,
   постичь желая всё умом.
   *
   Всё было раньше ясно так,
   где друг, а где коварный враг,
   а нынче всё перемешалось -
   в мозгах сумбур и в душах мрак.
   *
   Мне снится пса голодный взор,
   и в нём звучит немой укор:
   как ненасытный твой желудок
   не разорвётся до сих пор.
   *
   Опять безумная тоска,
   и смерть колотит у виска,
   и снова осень и ненастье,
   а цель была совсем близка...
   *
   Пришли болезнь и нищета -
   псалмы твердят мои уста,
   но лишь Фортуна улыбнулась,
   и снова манит суета.
   *
   "Потом, - мы думаем, - потом."
   И так проходит день за днём,
   и вот уже в окошко наше
   смерть барабанит кулаком.
   *
   Я думал: сделаю дела,
   тогда отмоюсь добела.
   Дела я долго-долго делал,
   и смерть меня к себе взяла.
   *
   Был некогда я очень строг,
   читал мораль, где только мог,
   но вот проснулось подсознанье,
   и восторжествовал порок.
   *
   Передо мною сто дорог,
   я ни одной избрать не смог.
   Пока на месте я топтался,
   прошёл отпущенный мне срок.
   *
   Пришла пора платить долги.
   Но только сам себе не лги,
   а то заблудишься во мраке,
   и станут тёмными мозги.
   *
   Попал я в жуткий переплёт:
   судьба меня, как губку, жмёт
   и выжимает жизнь по капле,
   а мне всё грезиться полёт.
   *
   Всего пятнадцать лет назад
   мне в жизни не было преград,
   шагал я бодро по дороге,
   и привела дорога в ад.
   *
   Похож на резвого мальчишку,
   за жизнью я бегу вприпрыжку,
   и, сблагодушничав порой,
   мне жизнь подбросит кочерыжку.
   *
   Завяз в грехах я, как в грязи;
   кричу кому-то: вывози, -
   кого-то громко обвиняю,
   что сбил меня с прямой стези.
   *
   Я думал день, я думал ночь,
   как человечеству помочь,
   но нет условий для работы:
   мешают мне жена и дочь.
   *
   Ведёт дорога в никуда,
   но, впрочем, это не беда:
   иди, не думая о цели, -
   не ошибёшься никогда.
   *
   Как опротивела судьба!
   Жизнь - бесконечная борьба,
   в борьбе теряешь дух и душу,
   и превращаешься в раба.
   *
   Я лбом по цели шлю мячи
   и разбиваю кирпичи -
   я головой умею много,
   и даже мысль в ней бренчит.
   *
   Философ мудрствует о том,
   что нам лишенья нипочём,
   но вот пайка его лишили,
   и вся теория на слом.
   *
   Здесь произносят много слов
   о потрясении основ.
   Поговорят и разойдутся.
   Спокойной ночи! Будь здоров!
   *
   Взгляни на жизни наши, брат,
   они как будто водопад
   падут и нет, и только брызги
   на окружающих летят.
   *
   Твержу я всем на все лады,
   что грех доводит до беды,
   но мне за это многословье
   не избежать сковороды.
   *
   Я прав и ты, наверно, прав,
   и каждый тычет в свой устав.
   Ну что ж, прими без колебаний
   противоречий этих сплав.
   *
   Встречаем вместе Новый Год,
   а завтра полон день забот,
   но завтра - это будет завтра...
   Пусть день сегодняшний идёт!
   *
   В моём кармане нет монет.
   Где денег взять? Кто даст совет?
   Но все молчат, считают деньги,
   и до меня им дела нет.
   *
   Жизнь - словно горная тропа:
   парит над пропастью стопа;
   что миг грядущий мне готовит,
   увы, не знаю я пока.

                              1988


   ***

   Чем чище дух, тем пуще плоть
   стремится дух перебороть.

                           1989


   ***

   А дни, как лошади, бредут,
   и где-то вожжи и хомут,
   и где-то свет, и где-то мрак,
   и кто-то друг, и кто-то враг,
   и по колено путь в снегу,
   и завтра вновь сулят пургу
   и небывалый снегопад...
   Заметены пути назад!

                            1989


   ***

   Хотя надежды все сгорели,
   и жизнь мне кажется пуста,
   есть у меня иные цели,
   иная тайная мечта.

   Она ведёт меня незримо.
   Дорога кажется длинна,
   но вижу я, за слоем дыма
   встаёт души моей страна.

                         1989


   ***

   Построишь дом и на засов
   запрёшь его без лишних слов,

   а за полночь, когда все спят,
   ты на охоту выйдешь в сад,

   и будешь спелые плоды
   рвать под покровом темноты.

   Но с первым утренним лучом
   дом изнутри запрёшь ключом.

   Так день за днём, за годом год
   без нервотрёпки жизнь пройдёт.

                              1989


   ***

   Устал неведомого ждать.
   Возьму перо, возьму тетрадь,
   зажгу неяркий свет... И вот
   неторопливо мысль течёт,
   и тихо тикают часы -
   минут отпущенных весы.

                           1989


   ***

   Льстив и обманчив
   путь жизни земной.
   Тешится мальчик
   житейской игрой.

   Тешится парень -
   бицепсы точит,
   бьёт по гитаре
   изо всей мочи.

   Сплюнет не мало
   поживший старик,
   скажет устало:
   жизнь - это миг.

                1989


   ***

   Не знаю, как мне дальше жить,
   не знаю, что мне дальше делать.
   На части рвётся жизни нить,
   и рвётся прочь душа из тела,
   и рвётся, рушится вокруг
   всё, что привычным было взору,
   и пара самых милых рук
   уже не может дать опору,
   и вот унынье и тоска,
   как горький яд, бегут по венам.
   Мечта казалась так близка,
   но уподобилась сиренам.

                              1989


   ***

   Былое кажется обманом,
   каким-то тяжким пьяным сном,
   а мир - обшарпанным шалманом,
   где всё повёрнуто вверх дном,
   где люди ходят вверх ногами
   и топчут мысли сапогами.

                            1989


   ОТШЕЛЬНИКИ

   На краю сосновой рощи
   обитал отшельник тощий.

   Под сосною на полянке
   жил он в маленькой землянке,

   и ходил в одёжке жидкой,
   и питался только сныткой.

   Рано утром он садился
   и до вечера молился.

               А напротив через ельник
               очень толстый жил отшельник,

               и в бревенчатом домишке
               целый день жевал коврижки,

               и, покуривая трубку,
               осушал за час по кубку,

               и ругался, что есть силы,
               так что дьявола мутило.

                    1889 (совместно с Ю.Н.)


   ***

   Хрустит на зубах песок,
   и ноздри щекочет пыль,
   и вертится колесо
   судьбы, продолжая быль.

   И что там за тем холмом,
   не может постичь мой взгляд,
   покуда не грянет гром,
   покуда не хлынет град.

   А дальше?.. А дальше - мрак
   и свет, что горит в ночи...
   Но, если себе не враг,
   об этом пока молчи.

   В бессмыслице смысла нет.
   Уходит вода в песок.
   Предвестником новых бед
   идёт по земле пророк.

                         1989

   ***

   Куда бежать, не знаю я -
   на сотни миль одно и то же,
   огонь внутри, мороз по коже,
   однообразность бытия.

   Дорога пыльная ведёт,
   неумолимо тащит в бездну,
   в которой скоро я исчезну,
   как неудачный анекдот.

                           1989


   ***

   Рождество Иоанна Предтечи.
   Пробужденье от долгого сна.
   Распрямились усталые плечи,
   и не чувствует груза спина.

   Рождество. Ожидание чуда.
   И пока проступают едва
   иорданские волны, Иуда
   и отрубленная голова.

                          1989


   ***

   Заметает следы метель,
   на сегодня ей власть дана.
   Рвётся ветер сорвать с петель
   створки запертого окна.

   Мир закутался в белый снег
   и растаял за пеленой,
   и ведёт сквозь метель ковчег
   новоявленный старец Ной.

                            1989


   ***

   Всё на свете банально
   повторяется вновь,
   на кровати двухспальной
   распинают любовь.

   Ожидание чуда
   и усталость опять.
   Надоевшие блюда
   начинают менять.

   Сколько можно крутиться
   на одном колесе?
   Обалдевшая птица
   быть не хочет как все.

                      1989


   ***

   Смело иди вперёд.
   Видишь - тропа крутая
   за горизонт ведёт,
   в небо перерастая.

                    1989


   ***

   Души потери
   смывает дождь.
   Кому поверишь,
   за тем пойдёшь.

   Ревут в экстазе
   сто тысяч крыс,
   но в каждой фразе
   двоякий смысл.

   И в каждом слове
   таится ложь
   и запах крови...
   За кем пойдёшь?

               1989


   ***

   Веруй в то, что невозможно,
   в то, что неосуществимо.
   Станет рано или поздно
   каждый город Третьим Римом.

   Веруй в то, что было свято
   для дремучих наших предков
   и топталось бесновато
   многократной пятилеткой.

   Копошатся всюду черви,
   много чёрных дел творится,
   но в ладоши хлопнет дервиш,
   и рванёт на волю птица.

   В каждый дом придёт веселье,
   в каждом сердце радость будет,
   а пока что в тёмной келье
   просто веруйте о чуде.

                             1989


   ***

   Каждый хочет что-то значить,
   каждый хочет пирога,
   а не прыгать, словно мячик,
   под ударом сапога.

                          1989


   ***

   Ещё Россия не проснулась,
   в тяжёлый сон погружена;
   ещё безумствует Дракула,
   и балом правит Сатана.

   Ещё, по мненью самозванцев,
   мы - только пища для клопа,
   и на погостах в пьяном танце
   ревёт безмозглая толпа.

   Ещё стоит швейцар с табличкой,
   что больше нет свободных мест,
   но в синем небе вольной птичкой
   летит над Русью благовест.

                              1989


   ***

   Гаснет день короткий,
   только пятый час,
   и мелькают сводки
   с телетайпа ТАСС.

   Тянет рыба леску
   и уходит вниз.
   Рвётся Чаушеску
   пострелять на бис.

   До седьмого пота
   он грозит всему,
   славная охота
   чудится ему.

                   1989


   ***

   В какие-то дальние дали
   катился мой велосипед,
   со скрипом вращались педали
   под гнётом нерусских штиблет.

   Мелькали поля и деревни;
   и храм, как предание, древний,
   взметнувший главу до небес,
   возник над рекой и исчез.

   Без всякого смысла и цели,
   без всякого рода причин
   я нёсся быстрее газели
   когда-то,
           куда-то,
                  один...

                             1989


   ***

   Что-то голову припекло,
   и от мыслей сплошной облом.
   Как вместить и добро, и зло,
   записать их одним числом?

   В мире много путей-дорог,
   но ведут они только в Рим.
   Их пройти до конца не смог
   ни один ещё пилигрим.

   И клубится дымок костра,
   и на лица ложиться тень,
   и скрывается до утра
   отработанный втуне день.

                          1989


   Р У Б А И,
   написанные
   в 1989 г.
   *
   Скриплю зубами, землю ем,
   но не вернуть душе эдем;
   я руки к небу простираю,
   но Бог и холоден, и нем.
   *
   О, как далёк и труден путь!
   И нету сил с пути свернуть,
   и нету сил остановиться,
   и нету сил передохнуть...
   *
   Я над разбитой жизнью плачу,
   другим судьба даёт удачу,
   а мне судьба даёт... зарплату,
   и ту - до первого утрачу.
   *
   "Мы - не рабы, рабы - не мы," -
   вещают гордые умы,
   но кто действительно свободен,
   тот не боится стен тюрьмы.
   *
   Живу в объятиях греха,
   в душе моей одна труха,
   не трижды - триста раз отрёкся
   до третьей песни петуха.
   *
   Не плачь, дружище, не тужи,
   что мы не птицы, а ужи -
   не хуже птицы перевалим
   любые горные кряжи.
   *
   Я выпил водку и коньяк,
   одеколон, лосьон и лак,
   я Новый Год отлично встретил
   и вам желаю всяких благ.
   *
   В мой дом, разбив ударом дверь,
   беда врывается, как зверь,
   и плачь - не плачь, но горький жребий
   не переделаешь теперь.
   *
   Ну кто несчастнее меня:
   живу, судьбу свою кляня,
   душа кричит, и сердце просит
   коня, пол царства за коня.
   *
   Узнал я, что такое счастье,
   но всё пропало в одночасье.
   К богам взываю криком я:
   остаток дней слезами скрасьте!
   *
   О, сколько надо сделать дел!
   И я лежал, и я пыхтел,
   и размышлял, и строил планы,
   и день тихонько пролетел.
   *
   Затоплен был весь шар земной,
   волна плескалась за кормой,
   а на корме стоял угрюмо
   седобородый старец Ной.
   *
   Напрасный труд пытаться сразу
   объять весь мир. Не внемлет разум.
   Что смысла в том, когда порой
   понять не можешь даже фразу.
   *
   Одни танцуют и поют,
   от умиленья слёзы льют,
   другие сваи забивают,
   комфорт для первых создают.
   *
   В меня вселился мелкий бес,
   в глаза и уши он залез,
   и шепчет, шепчет мне чего-то,
   и отвращает от небес.
   *
   Пока земным наполнен взор,
   проникнет бес, как хитрый вор,
   души сокровища похитит,
   а в пустоту насыплет сор.
   *
   Планы сложные плетёшь,
   результат упорно ждёшь,
   но всего не рассчитаешь,
   не получишь даже грош.
   *
   Усталость тела, боль души
   вином и брагой заглуши -
   ещё не ночь, ещё не вечер,
   ещё наполнены ковши.
   *
   В полночной тьме горят огни
   и будоражат ум они,
   покуда молод и не знаешь,
   что это лишь гнилые пни.
   *
   Читаю ряд истлевших строк:
   придёт на землю лжепророк,
   и соблазнённых будет много,
   и в залах загрохочет рок.
   *
   Мои грехи, как снежный ком,
   всё нарастают с каждым днём,
   но час придёт - грехи отмою
   чефиром, брагой и вином.
   *
   Хочу я покинуть пределы норы
   и взглядом проникнуть сквозь блеск мишуры,
   хочу я постигнуть все тайны Вселенной,
   но мухи нервируют и комары.
   *
   В чём смысл рожденья - вот вопрос -
   когда за дверью реки слёз,
   когда за смехом или шуткой
   сердца отстукивают "SOS"?
   *
   Страх рождает новый страх,
   он растёт, как на дрожжах,
   и жиреет, как прислуга
   на райкомовских пайках.
   *
   Когда все мысли вкривь и вкось,
   когда душа и тело врозь,
   тогда махнёшь на всё рукою
   и скажешь русское "авось".
   *
   Проходит дней калейдоскоп,
   их одноглазый жрёт циклоп,
   сожрёт он и тебя, наверно,
   пока в раздумьи морщишь лоб.
   *
   Голодным брюхом движим волк,
   любовник знает в страсти толк,
   но если будешь чуть умнее,
   тогда полюбишь сердцем долг.
   *
   Когда под гнётом неудач
   безвольно катишься, как мяч,
   когда в себя уже не веришь,
   тогда придёт небесный врач.
   *
   Река - стекло. Сплошная гладь.
   Нигде движенья не видать.
   И только рыбы правду знают,
   но нам не могут передать.
   *
   Плетусь давно я сквозь туман,
   все предсказания - обман,
   но тайно всё же я надеюсь,
   что этот путь зачем-то дан.
   *
   У событий я плетусь в хвосте.
   Дни проходят в жалкой суете.
   Прочь унынье! - друг сидит напротив,
   и мурлычит чайник на плите.
   *
   О, Боже, дай немного сил...
   Меня любили, я любил,
   но растерялось всё во мраке,
   и дождик всё куда-то смыл.
   *
   Мы до смерти боимся, что смертью умрём;
   так от страха дрожа, мы до смерти живём;
   только способ один этот страх пересилить -
   о небесном радеть, позабыв о земном.

                                         1989


   ***

   Снова падает с неба снег,
   и дела уж не так плохи;
   если новый начать разбег,
   то простятся твои грехи.

   Сыплет хлопьями мокрый снег
   на печальный Нескучный Сад,
   дом, который построил зек,
   ковыряющих лёд солдат.

   С неба падает белый снег,
   на земле превращаясь в грязь,
   и прохожий ругает ЖЭК,
   исполком и другую власть.

   Сыплет хлопьями снег с небес,
   нет сегодня других забот,
   и не будет других чудес,
   только снег над Москвой идёт.

                            1990


   ***

   Я измучен до предела,
   если есть такой предел;
   рвётся прочь душа из тела,
   оказавшись не у дел.

   Рвётся вскачь по чисту полю
   необъезженным конём.
   Если вырвется на волю,
   вряд ли кости соберём.

                          1990


   ***

   От уныния к надежде
   и опять из рая в ад
   пробираешься, как прежде,
   как и много дней назад.

   Заметает вьюга поле,
   против шерсти гладит лес.
   Над моей зловещей долей
   в темноте хохочет бес.

                        1990


   ***

   Когда уже не двадцать,
   а тридцать на хвосте,
   как трудно пробираться
   на ощупь в темноте.

                     1990


   ***

   И опять об одном и том же
   повторяю угрюмо я,
   что блуждаю усталым бомжем
   по окраинам бытия.

   Странствуй по миру и надейся...
   Но одно только понял я:
   возвращаешься, как ни бейся,
   каждый раз на круги своя.

                              1990


   Р У Б А И,
   написанные
   в 1990 г.
   *
   Студенту выдали диплом
   за то, что был пять лет ослом,
   за то, что он мозги наполнил
   разнообразным барахлом.
   *
   Ты сильных мира жалкий раб
   и раньше старости ослаб,
   но не печалься: власть и сила -
   к познанью мира шаткий трап.
   *
   Я сам решаю: быть - не быть
   и как на белом свете жить.
   Всё сам! А что желают боги?
   Мой крёстный путь благословить.
   *
   Нам дух и разум дал Господь,
   а не одну живую плоть,
   чтоб мы смогли свои желанья
   его желаньем побороть.

                              1990


   ***

   Спешу поздравить, старый друг,
   тебя с приличной датой.
   Не стал ты доктором наук
   и даже кандидатом.

   Поэтом признанным не стал,
   писателем известным...
   И жизнь упрямо занимал
   трудом сугубо честным.

                             1991


   ***

   Что же делать, если ты
   стал слугою суеты;
   что же делать, если, если
   ты забыл свои мечты.
   На душе и блажь, и тишь,
   и уверенно стоишь,
   но внутри скребётся кто-то,
   то ли совесть, то ли мышь.

                          1991


   ***

   Это очень неприятно,
   и совсем не ерунда:
   дни уходят безвозвратно,
   растворяясь без следа.

   Не посадишь дни на цепи,
   не закроешь на засов.
   Хлещут сердце точно плети
   стрелки бойкие часов.

                        1991


   ***

   Открыта общая тетрадь,
   слегка скрипит диван,
   и время побежало вспять,
   и я от мыслей пьян.

   Покорен лишь карандашу,
   дух рвётся к небесам,
   и вот убористо пишу,
   а что - не знаю сам.

   Сжимает сердце сладкий страх,
   и чувств не обуздать,
   а в небесах,
   а в небесах
   такая тишь да гладь.

                            1991


   ***

   Я утверждать не перестану,
   что в мире есть такие страны,
   где всем бананы по карману,
   где по карману всем бананы,
   и где трудящиеся массы
   едят на завтрак ананасы.

                            1991


   Р У Б А И,
   написанные
   в 1991 г.
   *
   Я еле ноги волочу
   и от усталости мычу,
   хочу я только лишь покоя,
   но даже он не по плечу.
   *
   Уходят дни водой в песок
   в борьбе за собственный кусок.
   Блажен, кто вырвался из круга,
   но шанс на это невысок.
   *
   В руках лопата и метла,
   сгорит душа моя дотла,
   пока уныло соскребаю
   объедки общего котла.
   *
   Закон природы очень прост:
   родился, вырос и - в компост,
   на элементы распадёшься
   и силу дашь чему-то в рост.
   *
   Плывут неспешно облака,
   а на земле одна тоска,
   и трепыхаешься, как рыба
   в сетях злодея-рыбака.
   *
   Привык удары получать,
   привык на них не отвечать,
   привык в душе копить обиды,
   привык обиды всем прощать.
   *
   Я вниз по течению жизни плыву,
   надеясь увидеть мечты наяву,
   но, может, когда-нибудь, я поумнею:
   оставив мечты, наконец заживу.

                                  1991


   ***

   Я долго бился в стену лбом
   с разбега или без,
   но вот чуть-чуть подрос умом
   и...
        стену перелез!

                            1992

   ***

   К деньгам питать презренье мог,
   покуда ел чужой пирог;
   покуда ел харчи чужие,
   от денег я не видел прок.

                              1992


   ***

   Смотрю я на белый свет
   и вижу сплошную тьму:
   нет денег и счастья нет -
   всё сводится к одному.

                        1992


   ***

   На север, запад, юг, восток,
   печатая свой шаг,
   шагает множество сапог -
   полки крутых вояк.

   Идут с ружьём наперевес,
   оскаля хищно рот
   и пыль взметая до небес -
   вперёд, вперёд, вперёд!

   Идут отряды и полки,
   идёт на брата брат.
   Какие там большевики! -
   пискливый детский сад...

                       1992


   ***

   И дни, и ночи напролёт
   удары щедро раздаёт
   судьба моя без передышки,
   а я ещё ползу вперёд.

                        1999


   ***

   Исчезли печали
   под сенью Креста.
   Мы снова в начале
   Святого поста.

   Другие проблемы
   лежат на весах.
   Уста будут немы,
   а дух в небесах.

   И так шаг за шагом,
   и так день за днём,
   со сломанной шпагой,
   но к цели придём.

                   1999


   ***

   О, бедный Иуда,
   несчастный стукач,
   он смотрит оттуда,
   где скрежет и плач.

   Из сумрачных недр он
   взирает на нас
   и шепчет: "Я предал
   единственный раз."

   И жалобный крик
   извергают уста:
   "Ведь вы каждый миг
   предаёте Христа!"

                  1999


   ***

   Роптать себе дороже,
   покуда ты в пути.
   Проси: помилуй, Боже;
   помилуй и прости.

   И если что-то можешь
   ещё произнести,
   проси: помилуй, Боже,
   помилуй и прости.

                    1999


   ***

   День прошёл и ночь настала,
   всё вокруг объяла тьма,
   лампы сильного накала
   освещают мрак ума.

   Мысли, мысли, вы откуда?
   Вы откуда и куда?
   Мчатся прочь от чуда-юда
   мыслей дикие стада.

   Мчатся, всё с пути сметая,
   только пыль стоит столбом.
   Встрепенись, душа пустая,
   хватит биться в стенку лбом.

                           1999


   ***

   Наша песня не спета,
   продолжается ночь,
   и опять до рассвета
   воду в ступе толочь,
   и опять всё сначала,
   вечный круговорот:
   если меч на орало
   кто-то перекуёт,
   если точно награда -
   долгожданная смерть,
   если все силы ада
   превращают нас в персть,
   если мысль о покое
   от зари до зари,
   если чувство шестое
   шевельнулось внутри...

                       2000


   ***

   Опять февральские метели,
   всеобжигающий мороз,
   вновь без определённой цели
   брожу среди замёрзших грёз.
   Разнообразные причины,
   и мне ни охнуть, ни вздохнуть,
   и безобразные личины
   не позволяют видеть суть.

                             2000


   ***

   Полный финиш вместо старта.
   Время катится назад.
   Снегопад восьмого марта,
   запоздалый снегопад.

   Где весна с её ручьями?
   Где же птичьи голоса?
   Вместо этого снегами
   разразились небеса.

   Заметает снегом город,
   лупит снегом по лицу.
   Впечатление, что скоро
   приближаешься к концу.

                          2000


   ***

   Я прошу о том,
   что не знаю сам.
   Разломился дом
   ровно пополам.

   Где теперь искать
   ту иглу и нить,
   что могли опять
   всё соединить.

   Как же ночь длинна!
   Что же делать с ней?
   Пей же всё до дна,
   эту горечь пей.

                   2000


   ***

   Снег заметает все следы
   и хлещет по щекам,
   и ты давно уже не ты,
   а кто, не знаешь сам.
   И сквозь весенний снегопад,
   чуть голову прижав,
   идёшь неспешно наугад
   туда, где будешь прав.
   Туда, где будешь принят ты
   таким, каким ты есть.
   Но это только лишь мечты,
   а сбудутся - бог весть...

                          2000


   ***

   Опять весенние мотивы
   над непроснувшейся землёй.
   Кому-то дан билет счастливый,
   кому-то выпал жребий злой.
   И кто-то должен с кислой мордой
   груз одиночества нести,
   а может быть, с улыбкой гордой
   шептать последнее "прости"...

                              2000


   ***

   Снова по весне
   тает снежный слой.
   Отчего же мне
   выпал жребий злой.

   Видно, смерть близка;
   жизнь вся кувырком.
   Съела грусть-тоска,
   съела целиком.

   И понять нельзя
   жизни злой каприз;
   как она, скользя,
   покатилась вниз.

   Покатилась вниз,
   словно снежный ком.
   Плачь теперь, молись,
   бейся в стену лбом.

   И дела плохи,
   и тяжка вина,
   за свои грехи
   заплатил сполна.

   Снова дождь и снег,
   март вступил в права.
   Я пропал навек,
   как в печи дрова.

   Жизнь то бьёт ключом,
   то плывёт, как сон.
   Только нипочём
   ей весь этот стон.

                    2000


   ***

   Последние песни допеты,
   последние дни сочтены,
   последние в жизни обеты
   сегодня произнесены.
   Сегодня тоска разлитая
   вздымается через края,
   и линия жизни витая
   проходит слои бытия.

                      2000


   ***

   Мне не много надо,
   надо мне чуть-чуть:
   чтобы был бы рядом
   друг какой-нибудь.

   Надо мне немного,
   ну совсем пустяк:
   чтобы за порогом
   не таился враг.

                  2000


   ***

   Мелькают дни и даты,
   недели и года.
   Усталый и горбатый,
   сползаю в никуда.

   Скажи - чего ты хочешь?
   Открой - чего ты ждёшь?
   В глубоком мраке ночи
   смешались с правдой ложь.

   Ты знаешь всё на свете
   и знаешь, что к чему,
   и будущих столетий
   предчувствуешь кайму.

   Но вот души глубины
   не ведаешь порой.
   В ней сплёлся воедино
   противоречий рой.

   Блуждаешь, как ракета,
   в космической глуши
   и требуешь ответа
   у собственной души.

                        2000


   ***

   Быль это или небыль,
   истина или ложь...
   Строили что-то деды
   но притупили нож.

   Нет подходящей смены,
   чтобы достроить дом.
   Ныне покрыты стены
   плесенью или мхом.

   Сыплется штукатурка,
   трещины в потолке.
   Два или три придурка
   пиво пьют в уголке.

   Ветер - хозяин дома,
   дует со всех щелей.
   Нам это всё знакомо,
   так что ещё налей.

                   2000

   ***

   По краю бездны
   тропа ведёт.
   Здесь бесполезны
   ум и расчёт.

   Голодным волком
   бредёшь вперёд,
   не зная толком,
   где твой черёд.

   Жизнь - поле брани,
   мир полон зла,
   и выстрел грянет
   из-за угла.

   Сорвёшься в пропасть
   в единый миг.
   Собьётся в шёпот
   прощальный крик.

   И с каждым шагом
   трудней стезя,
   но белым флагом
   махать нельзя.

                   2000


   ***

   Оставь слова пустые,
   пусть будет речь проста.
   Настали дни святые
   Успенского поста.

   Дни слёз и покаяний,
   дни пламенных молитв.
   Пост - это поле брани
   незримых миру битв.

   Гнев, ненависть и ярость
   оставим за бортом,
   пока болезнь и старость
   не грянут словно гром,

   пока ещё не вечер,
   и ползаем чуть-чуть,
   пока ещё диспетчер
   открытым держит путь.

                       2000


   ***

   Оставлена берлога,
   а может - сень дворца.
   Теперь одна дорога -
   дорога без конца.

                     2000


   ***

   Дождь идёт и всё смывает -
   радость, горе и печаль.
   Всё на свете покрывает
   водянистая вуаль.

   И бегут, бурлят потоки
   по щербатой мостовой.
   Исчезают наши склоки,
   унесённые водой.

   Исчезает всё на свете,
   скрыто мокрой пеленой.
   Мы же судим о предмете
   по подсказке чей-то злой.

   Не судите, не рядите:
   всё исчезнет без следа -
   адвокат и обвинитель,
   слов безумных чехарда...

   Всё исчезнет, испарится,
   словно капельки воды,
   и аукнутся сторицей
   эти спешные суды.

                        2000


   ***

   Дождь на улице сильнее,
   занавешено окно.
   Ночь войти сюда не смеет,
   ей пока запрещено.

   Я кричу безмолвным криком:
   не оставь и помоги.
   Мой язык не вяжет лыко,
   и расслаблены мозги.

   Я не пьян, не пил как будто,
   только наперекосяк
   всё смешалось - ночь и утро,
   каждый вздох и каждый шаг.

   Барабанит дождь по крыше,
   бьётся каплями в стекло,
   и рука чего-то пишет
   самому себе назло.

                           2000


   ***

   Нет ни энергии, ни сил,
   безвольно руки опустил,
   и прекратил борьбу, и сдался,
   и вот в конце-концов поплыл.

                            2000


   ***

   Всё подвержено печали,
   жизнь земная - это миг.
   Нас в младенчестве качали,
   останавливая крик.

   Нас качали, песни пели,
   ублажали, как могли.
   Мы в уютной колыбели
   были просто короли.

   Но уходят безвозвратно,
   тают годы на бегу,
   и, взрослея многократно,
   превращаешься в слугу.

                       2000


   ***

   Сквозь радость-плач,
   сквозь слёзы-смех
   смешалось всё и вся у всех,
   смешалось всё, что только можно -
   и даже праведность и грех.

                                2000


   ***

   Между нами опять стена,
   и размыло тропу дождём.
   Где-то рядом хрипит струна
   или вороны над жнивьём.

   Бесконечен осенний дождь,
   как потоки пустых речей.
   Только изредка бросит гроздь
   солнце бледных своих лучей.

   Ночь осенняя так длинна,
   будто нет у неё конца.
   Разделила опять стена
   наши раненые сердца.

                           2000


   ***

   Белый камень и серый снег...
   Белокаменная Москва...
   Только камень давно поблек,
   белый цвет различим едва,
   проступает повсюду грязь,
   лезет серость со всех щелей.
   Белым цветом свой дом покрась,
   белой краски не пожалей.

                              2000


   ***

   Снова осень. Идут дожди.
   Небо спряталось в облаках.
   Выдан на руки мне вердикт -
   жёлтый лист я верчу в руках.

   Небо серое всё в слезах,
   вспоминает июньский зной.
   Слёзы капают на пейзаж,
   чуть затронутый желтизной.

                          2000


   ***

   Жил я бедно, жил богато,
   но не в этом жизни суть.
   Всё кончается когда-то,
   всё пройдёт когда-нибудь.

   Всё пройдёт, и в мире этом
   постоянства не найти,
   даже если пистолетом
   (или раньше - партбилетом),
   словно знаменем трясти.

                                2000


   ***

   Темно за окном опять,
   проносится тоннель.
   Вагон качает, словно мать
   качает колыбель.

   И в полудрёме, в полусне
   глубоко под Москвой
   я отражению в окне
   киваю головой.

                        2000


   ***

   День последний сентября.
   Солнце светит, но не греет.
   Гроздья алые горят
   на рябиновой аллее.

   И сверкает янтарём,
   и блистает перламутром,
   тронут солнечным лучом,
   жёлтый лист сентябрьским утром.

   Лист ложится на асфальт
   и на плиты парапета.
   Сохрани мою печаль,
   спрячь до будущего лета.

                              2000


   ***

   В этом мире большом
   думать нам недосуг.
   Мы на ощупь живём,
   совершая свой круг.

   И туманом покрыт,
   потерялся во мгле
   полный мелких обид
   грустный путь по земле.

                      2000


   ***

   Рассудок чтобы сохранить,
   не тронуться умом,
   ночь до рассвета пережить,
   опять вожу пером.

   Нет сил противиться судьбе,
   бороться нету сил,
   и смысла нет в моей мольбе,
   в ней холод, а не пыл.

                          2000


   ***

   Снова осень золотая
   засыпает нас листвой.
   Разноцветных листьев стая
   кружит в танце над Москвой.

   Кружат медленно и быстро,
   листья вертятся юлой.
   Гонит ветер их со свистом,
   гонит дворник их метлой.

   Скоро-скоро прекратится
   разноцветный листопад.
   Будет новая страница,
   загрустим на зимний лад.

                          2000


   ***

   Волны бьются в твердыню скал,
   разлетаясь фонтаном брызг.
   Может, я насовсем пропал
   или пьяный сегодня вдрызг.

   Как мне жить посреди обид,
   как обиды преодолеть.
   Можно сделать небрежный вид,
   можно просто переболеть.

   Можно молча поводья грызть
   в ожидании седоков.
   Можно птицей взметнуться ввысь,
   раствориться меж облаков.

   День закончился, ночь грядёт.
   Тьма над миром, как сень шатра.
   И не ведаешь наперёд,
   как докатишься до утра.

                              2000


   ***

   Деревья облетели,
   невзрачен их наряд.
   Одни лишь только ели
   зелёные стоят.

   Деревья тронет солнце,
   раздарит по лучу,
   как будто важный спонсор
   похлопал по плечу.

   Октябрь всё подчистит;
   посмотришь поутру -
   последний жёлтый листик
   трепещет на ветру.

   В молчании глубоком
   дрожит унылый сад,
   склонившись перед роком,
   не знающим преград.

                       2000


   ***

   То холодный дунет ветер,
   то проглянет солнца лик.
   Всё меняется на свете
   каждый час и каждый миг.

   Утром иней, словно проседь
   золотого октября.
   Шаг за шагом тихо осень
   отступает за моря.

   И короче день осенний,
   и всё больше в сутках тьмы,
   и ноябрь сочится в сени,
   с ним - дыхание зимы.

                          2000


   ***

   Зима всё время ближе;
   как выйдешь на крыльцо,
   морозец лёгкий лижет,
   кусает за лицо.

   И вот снежинок стаю
   по воздуху несёт,
   но все снежинки тают,
   закончив свой полёт.

   Ни рыба и ни мясо,
   ни снег и ни вода,
   но с каждым днём и часом
   всё ближе холода.

   И всё кругом застыло,
   и всё тревожно ждёт
   зимы, порой как милость,
   порой - наоборот.

                       2000


   ***

   Осень, осень, такие дни:
   то депрессия, то тоска.
   Сил немножечко сохрани
   для последнего марш-броска.

   Будет утро, туман и грусть;
   день, заполненный суетой.
   Может, к вечеру я вернусь
   рука об руку с темнотой.

   Поверну я в замке ключом,
   тихо скрипнет входная дверь...
   Только трудно понять, о чём
   говорю вообще теперь.

   Всё смешалось: зима и грусть,
   осень поздняя и тоска,
   лишь на сердце тяжёлый груз,
   стук навязчивый у виска.

   И не знаешь: где сон, где явь,
   где тут вымысел, где тут быль.
   Так что крепкой рукою правь,
   если катит автомобиль.

   И докатишься, может быть,
   до страны голубой мечты.
   Зиму только бы пережить
   да весной посадить цветы.

                            2000


   ***

   Приступы усталости,
   на душе тревожно,
   и дожить до старости
   очень будет сложно.

   Каждый хочет нежности
   и любви без края,
   по своей небрежности
   это всё теряя.

   Некогда печалиться,
   нету сил бороться,
   и плывёшь отчаянно
   через море скотства.

                    2000


   ***

   Дней печальных вереница,
   череда тоскливых дней,
   и размытая граница,
   и зима скользит по ней.

   С каждым днём зима всё строже,
   тайной ярости полна,
   но ступить через порожек
   не решается она.

   Мелкий дождик, грязи, топи...
   Осень водит хоровод,
   а зима обиду копит
   и за пазуху кладёт.

                            2000


   ***

   Был печален сад осенний,
   сбросив лиственный наряд,
   но на несколько мгновений
   озарило солнце сад,
   оживило, побежало
   между веток по стволам,
   и ушли печаль и жалость,
   разлетелись по углам.

                        2000


   ***

   Изречения-пророчества
   не сбываются на мне,
   только приступ одиночества,
   неосознанный вполне.

   Только разочарования,
   только пыль от шумных встреч,
   и отсутствие желания
   даже малым пренебречь.

   И отсутствие энергии,
   и присутствие тоски.
   Преподобного ли Сергия
   призывать мне - помоги!

   Мир покрылся ночью чёрною,
   затаился чуть дыша.
   Поросла травою сорною
   суетливая душа.

   Не измерить расстояние
   бесконечного пути,
   только скажешь на прощание
   еле слышное "прости".

                         2000


   ***

   Шлёт поздняя осень
   прощальный привет,
   и в этом вопросе
   сомнения нет.

   Затихла природа,
   по первым снегам
   Мороз-воевода
   пожаловал сам.

   Мороз недоволен;
   как сонный медведь,
   ворчит он: доколе
   мне осень терпеть.

                  2000


   ***

   Опять пришёл декабрь с дождём.
   Везде ручьи да лужи.
   Того гляди, ударит гром,
   и молния закружит.

   Растаял снег, повсюду грязь.
   Уныло, безнадёжно.
   Торчат помойки, не таясь
   везде, где только можно.

   И солнце в серых облаках
   свой лик упрямо прячет.
   Не скажешь в нескольких строках,
   как мир сегодня мрачен.

   Не скажешь в нескольких словах,
   на сердце что творится.
   Лишь в необъятных небесах
   кричит прощально птица.

   Пусть встреч согреет нас тепло.
   Печалиться не надо,
   что поломать не можем зло,
   посеянное адом.

   Пусть наши жизни, как река,
   текут неторопливо.
   Мы можем жить ещё пока,
   и даже это диво.

                              2000


   ***

   То ли бродишь дикой степью,
   то ли мечешься средь стен -
   всё проходит длинной цепью
   бесконечных перемен.

   То ли утро, то ли вечер,
   то ли ночь раззинет пасть...
   Только крыть мне больше нечем,
   не даётся в руки масть.

                             2000


   ***

   Снег, и снег, и один лишь снег
   на земле и на небесах,
   и декабрь завершает бег -
   Новый Год на моих часах.

   И хрустит под ногами снег,
   и хромает печально слог.
   Новый Год или новый век,
   новый тысячелетний срок.

   И марает бумагу стих,
   и не рифмы, а просто смех.
   Я стараюсь и правлю их
   в уповании на успех.

   Мысль вращается точно дрель;
   мало времени мне дано,
   но утихнет к утру метель,
   разрисует мороз окно.

   Не заглянешь никак вперёд,
   предсказания стоят грош,
   и вслепую как будто крот,
   глубоко под землёй ползёшь.

                           2000


   Р У Б А И,
   написанные
   в 2000 г.
   *
   Нет сил испытывать судьбу,
   нет больше сил вести борьбу,
   нет сил совсем, и остаётся
   ворчать: бу-бу, бу-бу, бу-бу.
   *
   Пищал вокруг меня комар,
   и я рукой нанёс удар.
   Комар пищит и негодует:
   разбой, насилие, кошмар!
   *
   Я не могу постичь умом,
   как, почему, зачем живём,
   и знаю только несомненно,
   что мы родились и умрём.
   *
   Жизнь пролетит, как сон больной,
   но не печалься и не ной:
   когда мы в землю возвратимся,
   отличный выйдет перегной.
   *
   Нам рассуждать привычно вслух,
   что тело есть, душа и дух;
   дух вверх стремится, тело - в землю,
   душа скорбит меж этих двух.
   *
   Дух воспаряет к небесам,
   сползает тело вниз, к страстям,
   а душу крутит, и швыряет,
   и разрывает пополам.
   *
   Задача жизни столь проста -
   она в несении креста.
   Блажен, кто понял это рано,
   пока душа ещё чиста.
   *
   Ведёт куда-то колея -
   работы, хлопоты, семья;
   и только с грустью понимаю,
   что я давно уже не я.
   *
   Я превращён судьбой в прислугу,
   как пони бегаю по кругу,
   не в силах я зайти к друзьям
   и позвонить не в силах другу.

                              2000


   ***

   Рождество с дождями,
   с крыш течёт вода,
   и за облаками
   спряталась звезда.

   Тает лёд на крыше,
   тает грязный снег.
   Мокрой злобой пышет
   Двадцать первый век.

                   2001


   ***

   За окном выводит вьюга
   звуки полные тоски.
   Мы не смотрим друг на друга,
   сердце рвётся на куски.

   Но представим всё иначе.
   Тоже вьюга за окном,
   вслед за вьюгой сердце плачет
   и тоскует о былом.

   И возможно по другому,
   вот и третий вариант.
   Режут звуки по живому,
   глушит вьюга мой талант.

                            2001


   ***
                         Ю.Н.

   Мой единственный читатель,
   не кляни меня чем свет:
   лишь бумаго-я-маратель
   и, конечно, не поэт;
   не стихи пишу - стишата,
   как Илья Великий рек;
   мой удел, скорей, - лопата
   и московский грязный снег.
   Мой талант среда сгубила,
   подрубила на корню,
   а таланта сколько было!!!
   Я во всём среду виню.

                         2001


   ***

   Заметает всё на свете,
   третий день метёт метель,
   то играет на кларнете,
   то запляшет под свирель.

   То завоет страшным басом,
   то пискливо запоёт.
   День за днём и час за часом
   третьи сутки снег идёт.

   Сыплет, сыплет снегом белым.
   Город спрятался в снегу.
   Снег идёт над миром целым.
   Даже скрыться не могу.

   А за снежной пеленою
   растворились небеса.
   Вот и я пою да ною
   на любые голоса.

                           2001


   ЗУБНАЯ ПОЭМА

   Одолела зубная боль
   или попросту сожрала.
   Я таблетки жую и соль,
   только помощь от них мала.

   Невозможно ни пить, ни есть,
   забываю свою тоску.
   Я на стену готов залезть
   или бегать по потолку.

   И не ночь предстоит, а жуть,
   и мечусь я, почти крича,
   и не знаю, как дотянуть
   до какого-нибудь врача.

   Сон урывками в пять минут.
   Сновидений калейдоскоп.
   Завершается страшный суд,
   и нахмурен судейский лоб.

   Объявляется приговор:
   боль зубная на сорок лет.
   Лучше просто бы на костёр
   или враз под кабриолет.

   Просыпаюсь я весь в поту.
   Слава богу, что это сон.
   Только зуб мой больной во рту
   всё звучит, как набатный звон.

   Сны короткие до утра,
   и уходит неспешно мрак.
   В чёрном зубе моём - дыра,
   и таится в ней лютый враг.

                             2001


   ***

   Промелькнёт за окном зима,
   но ведь всё-таки надо жить,
   нету права сойти с ума,
   руки права нет опустить.

   Нету права влачить судьбу,
   доживая свой жалкий срок,
   и везти на своём горбу
   прошлогодних обид мешок.

   Нету права в ночи стонать,
   лить о прошлом потоки слёз,
   и винить всех, и обвинять,
   если к прошлому сам прирос.

   Нету права... Есть только долг
   груз прошедшего одолеть,
   даже если совсем умолк
   голос твой, и не можешь петь.

   Даже если твои мечты
   вызывают лишь только смех.
   Даже если не можешь ты
   и надеяться на успех.

   Путь-дорога лежит во мгле.
   Жизнь не сказочное кино.
   Я на этой живу земле,
   и другого мне не дано.

                             2001


   ***

   Вот окончилась длинная осень,
   и как будто настала зима.
   И страданья снопами колосьев
   заложили в мои закрома.

   То, что раньше казалось кошмаром,
   вдруг реальностью стало в судьбе.
   Получаю удар за ударом,
   но лишь крепну я в этой борьбе.

   И страдания новые ищешь,
   колосятся они словно рожь,
   но становишься крепче и чище,
   если с мужеством их перейдёшь.

                                2001


   ***

   Ну, зима: то мороз, то оттепель,
   всё решается "быть - не быть",
   и понять невозможно, что теперь
   сможешь в памяти сохранить.

   Забываются дни осенние,
   скрыты снежною пеленой,
   но стараешься, тем не менее,
   повторить их мотив больной.

   Грусть-тоска меня съела заживо,
   по душе взад-вперёд скользя,
   и во мне всё давно разлажено -
   то, что можно и что нельзя.

   Память, память, куда ты денешься,
   намешала ты с правдой ложь,
   но на чудо всегда надеешься,
   даже если его не ждёшь.

   И причины порой от следствия
   нет возможности различить.
   И хотел бы вернуться в детство я,
   но висит на пути "кирпич".

   Невозможно жить не по правилам,
   и нельзя изменить маршрут,
   но зима нас всех позабавила
   несуразностью амплитуд.

   До весны ещё путь не пройденный,
   и не рано встаёт заря,
   и шевелится чувство Родины -
   за Россию пьют и царя.

   И клубятся воспоминания,
   сигаретный дым и тоска,
   и колышется дурь бескрайняя
   от порога до потолка.

   Много слов непонятных сказано,
   мыслей вслух произнесено,
   и поймёшь их всегда по-разному,
   если только понять дано.

                              2001


   ***

   Я на мир гляжу из укрытия,
   новостей не смотрю давно,
   не волнуют меня события,
   стал бесчувственным, как бревно.

   И плыву я куда-то медленно,
   и уносит меня река,
   и питает сплошными бреднями,
   убаюкивая слегка.

                               2001


   ***

   Прости меня, я в диком трансе,
   душа моя горит в огне,
   и как в каком-нибудь романсе
   поётся: нет покоя мне.

   Покоя не было, не будет,
   и жизнь в терзании сплошном,
   а разум скареден и скуден,
   и слишком глуп судить о том.

   Не может он помочь советом,
   и никудышный разум врач,
   а только служит туалетом
   газет и телепередач.

                             2001


   ***

   Силы, силы, куда вы делись?
   Замирает в гортани крик,
   и с трудом шевелится челюсть,
   еле двигается язык.

   Раскололся мой бедный разум,
   развалился, как старый пень,
   и не можешь составить фразу -
   всё получится набекрень.

   А на улице правит вьюга,
   задаёт невесёлый тон,
   заревёт она, как белуга,
   затрубит, как болящий слон.

   Дребезжащий звук из окошка,
   налипает на стёкла снег,
   и лениво мурлычет кошка,
   давит груз на поверхность век.

   Приоткрыть я пытаюсь очи,
   но напрасен сизифов труд,
   и валяешься, обесточен,
   как ненужный в хозяйстве жгут.

                              2001


   ***

   Ноль градусов по Цельсию,
   и тает всё кругом.
   Февраль идёт на пенсию,
   а март стучится в дом.

   Но всё так переменчиво,
   везде такой поп-арт,
   и топчется застенчиво
   снаружи месяц март.

                        2001


   ***

   Я надеюсь, пройдёт печаль,
   и растает снег по весне.
   Закаляется крепче сталь,
   передержанная в огне.

   И надеюсь, что поутру
   мне послышится, например,
   слово, сказанное Петру:
   что смущаешься, маловер.

   Стихнет ветер, уйдёт печаль,
   и рассеется в сердце мрак,
   и почувствуешь невзначай,
   до чего же ты был дурак.

                           2001


   ***

   Снег не падает, а валит,
   заметает снегом двор,
   и дома, и магистрали,
   и трёхцветный светофор.

   Снег идёт без остановки,
   не видать ему конца,
   и без некоей сноровки
   нелегко сойти с крыльца.

   Кружат снежные потоки,
   мчатся наперегонки.
   Завтра дворнику - мороки...
   Не запил бы он с тоски.

                          2001


   ***

   Хромаю, обессилев
   и с комплексом вины.
   Торчат обломки крыльев
   из-за моей спины.

                      2001


   ***

   Под ногами снег и слякоть,
   на термометре плюс пять,
   но не стоит горько плакать
   и сто раз переживать.

   Кто же знал, что разразится
   этот мокрый снегопад.
   Снова вешняя столица
   зимний меряет наряд.

                          2001


   ***

   От хлопот повседневных укрыться в ночи
   мы, наверное, были бы рады,
   а пока прилетевшие с юга грачи
   прошлогодние тянут рулады.

   И во всём и везде проступает весна
   и присутствует всюду незримо,
   и под снегом ручей пробудился от сна,
   будто лёгкий румянец под гримом.

   Уменьшается снежный покров на глазах,
   тает грязный сугроб у забора,
   и весеннее солнце, лучами скользя,
   всё ласкает кругом без разбора.

   Небо синее манит в бескрайнюю даль,
   рвётся дух из усталого тела.
   Жизнь расстроена, будто бы старый рояль,
   но до этого нету мне дела.

   Завтра утром, быть может, прихватит мороз
   ручейки, что струятся повсюду.
   Впрочем, это не очень серьёзный вопрос,
   и об этом особо не буду.

                                        2001


   ***

   Брат недоволен братом.
   Ругань со всех сторон.
   Катимся мы куда-то.
   Плотно набит вагон.

   Дальний свет или ближний,
   жребий мой освяти.
   Каждый желает в жизни
   значимость обрести.

   Каждый желает в жизни
   существовать без бед.
   Каждый желает лишний
   перехватить билет.

   Времени очень мало.
   Но до конца пути
   в добрый десяток баллов
   будет вагон трясти.

                      2001


   ***

   Жизнь - бездорожье.
   Живя с оглядкой,
   во всё бульдожьей
   цепляйся хваткой.

                 2001


   ***

   Я в роли мула
   тащу поклажу.
   Жизнь промелькнула -
   лови пропажу!

                    2001

   ***

   Мир полон дряни,
   а мозг стал урной.
   Избыток знаний
   влияет дурно.

                 2001


   ***

   Заново конь подкован,
   спала слегка жара.
   Так что, наверно, снова
   трогаться в путь пора.

   Скоро уйдёт на отдых
   солнце. Луна взойдёт.
   И разукрасят звёзды
   россыпью небосвод.

   Только грустить не надо,
   но помахай рукой.
   Ночь снизойдёт прохладой
   и принесёт покой.

   Путь впереди далёкий,
   ночь до утра длинна.
   Разве же могут строки
   выразить всё сполна!

   Всё рассказать не в силах.
   К этому не готов.
   Полночь нас поглотила
   полностью и без слов.

   Лунным залиты светом
   майские спят леса,
   и соловьи дуэтом
   пробуют голоса.

   Кажется эфемерным
   этот аллюр в ночи.
   Конь мой, товарищ верный,
   к ясной заре скачи.

                        2001


   ***

   Нам с тобою не по пути.
   Это грустно, но это факт.
   Друг у друга мы не в чести,
   разыгрался последний акт.

   Драма кончена. Браво. Бис.
   Дрогнул занавес и упал.
   И взираем из-за кулис
   на перевозбуждённый зал.

   Город в сумерках за окном;
   и немыслимая жара
   прерывается кратким сном
   и жужжанием комара.

   Шепчут губы: не позабудь,
   душу грешную помяни.
   Но предчувствие давит грудь,
   и тревожный сигнал звенит.

                           2001


   ***

   Всё кончается когда-то;
   перекроется струя,
   и ворвёмся нагловато
   в пласт иного бытия.

                     2001


   ***

   Когда душа черным-черна
   от горя и тоски,
   и только мрачные тона
   становятся близки,
   когда обложен точно волк
   флажками егерей,
   когда ни в чём не видишь толк,
   зажги свечу скорей;
   и оживают образа
   при отблесках свечи,
   и тихо катится слеза
   без видимых причин,
   и растворяется тоска
   с претензией к судьбе,
   и ноша крестная легка,
   и радостно тебе.

                             2001


   ***

   Кто ты, странник, и где твой дом,
   и далёко ли держишь путь.
   Ночь осенняя за окном,
   и к нулю потянулась ртуть.

   Дождь и капает, и стучит
   по железу и по стеклу,
   и размеренно кот урчит
   вопреки мировому злу.

   Чайник песню поёт с плиты,
   обещая душистый чай.
   Кто ты, странник, откуда ты,
   но не хочешь - не отвечай.

   Завтра утром - опять сума,
   посох страннический в руке,
   а за осенью вслед зима
   замаячила вдалеке.

   Заметутся твои пути,
   затеряется в поле след,
   но не можешь ты не идти,
   даже если надежды нет.

                       2001


   Р У Б А И,
   написанные
   в 2001 г.
   *
   Как мысли жалки и пусты,
   мы все паяцы и шуты,
   и все кривляемся чего-то,
   и топчем райские цветы.
   *
   За разговором разговор,
   язык молотит полный вздор,
   и нет ни кнопки, ни педали,
   что сможет вырубить мотор.
   *
   Хочу познать я смысл и суть
   и предназначенный мне путь,
   хочу понять себя, поверить,
   но в душу страшно заглянуть.
   *
   Здесь слёзы льют, а рядом бал,
   кто жил, а кто существовал,
   но все сравняемся когда-то,
   и смоет всё девятый вал.
   *
   Есть простота от естества,
   что с небом в степени родства,
   но простота глупца бывает
   порою хуже воровства.
   *
   Здесь через силу каждый шаг,
   а в сказках русских - просто так
   Емеля печку погоняет,
   на царство сел Иван-дурак.
   *
   Мечтал о дальних берегах
   и о вершинах гор в снегах,
   но коррективы вносит время,
   и ныне грёзы о деньгах.
   *
   Судьба моя - полнейший мрак,
   непредсказуем каждый шаг;
   сегодня прыгаешь по краю,
   а завтра скатишься в овраг.
   *
   Я, мира этого изгой,
   дорогу в мир ищу другой,
   но постоянно спотыкаюсь,
   задев за что-нибудь ногой.
   *
   Старо предание, как мир:
   везде сулят бесплатный сыр,
   где он бывает - каждый знает,
   но помани - бегом на пир.
   *
   Судьбу злословить нет причин,
   здесь каждый - полный властелин,
   и если плевелы посеешь,
   то вряд ли вырастит жасмин.
   *
   Несётся крик, что мир негож,
   что всюду лесть, обман и ложь,
   что всё не так, что всё не этак...
   Короче, вынь да и положь!
   *
   Мы жвачку вечную жуём:
   узнать хотим - зачем живём,
   и рыщем все по белу свету
   при свете солнца с фонарём.
   *
   Душа - как разорённый храм:
   навален кучей разный хлам,
   и остаётся только силы
   раскинуть мусор по углам.
   *
   Вращаюсь я который год
   среди бесчисленных забот;
   среди проблем и дел житейских
   куда-то путь меня ведёт.
   *
   Я презирал комфорт и быт,
   но вот меня настиг артрит,
   и я теперь с трудом пытаюсь
   изобразить небрежный вид.
   *
   Опять довёл меня до слёз
   неутихающий артроз,
   и сердце вместо бодрых маршей
   в груди отстукивает "SOS".
   *
   На сердце пусто и в душе,
   и сам как из папье-маше,
   а вместо мыслей - трафареты,
   разнообразные клише.
   *
   Всё в жизни суета сует.
   Как жить? Ответа тоже нет,
   и только вертишься по кругу
   за предбегущими след в след.
   *
   Как червь, мне душу грех грызёт,
   взрыхляет сердце словно крот,
   и ничего не производит
   мой разорённый огород.
   *
   Душе построена тюрьма,
   и вместо веры - культ ума,
   и вместо чувства - страсть и похоть,
   и вместо света - полутьма.

                                   2001


   Р У Б А И,
   написанные
   в 2002 г.
   *
   Не расслабляясь ни на миг,
   я всё своим трудом достиг,
   и вот на лаврах почиваю -
   седой измученный старик.
   *
   В пух-прах развеяны мечты...
   Совсем не конкурс красоты -
   жизнь, проведённая на кухне
   у электрической плиты.
   *
   Как разум скуден и убог,
   и смысл уходит между строк:
   постичь пытаешься причины,
   но тычешь пальцем в потолок.
   *
   Ученье вряд ли будет впрок -
   не осознается урок,
   когда душа мертва, и сердце
   закрыто прочно на замок.
   *
   О, легкомысленный язык!
   Болтаться ты во рту привык,
   произнося слова и фразы,
   в которых мало что постиг.
   *
   Оставить в жизни хочешь след,
   но жизнь земная - цепь сует,
   и, дни былые вспоминая,
   кряхтит на печке старый дед.
   *
   Всем правит в мире жребий злой;
   по жизни крутишься юлой,
   и только голову осталось
   посыпать пеплом и золой.
   *
   За службу долгую даны
   награды, почести, чины
   и атрофия чувства, чтобы
   прожить без комплекса вины.
   *
   Лопата, веник и метла;
   мечты, сожжённые дотла,
   и только жадно соскребаешь
   остатки с общего стола.
   *
   Семья и школа, детский сад...
   Всевышний тоже виноват,
   что я ленивый, жадный, глупый
   и во-об-ще - дегенерат.

                            2002


   ***

   Гуляй по свету,
   пари, как птица.
   Покоя нету,
   он только снится.

   Жизнь в повседневных
   делах-заботах,
   конфликтах нервных
   и анекдотах.

   Мелькают годы...
   Что нам осталось?
   Закон природы,
   и завтра старость.

                   2002


   ***

   Весна дождём унылым
   прокладывает путь.
   Прошу немного силы,
   энергии чуть-чуть.

   Так быстро, незаметно
   растаяли снега.
   Зима боролась тщетно
   и бросилась в бега.

                    2002


   ***

   Нет, ещё не растрачен пыл,
   и ещё не оставлен путь.
   Просто нету ни грамма сил,
   просто хочется отдохнуть.

                         2002


   ***

   Смеясь безбожно
   над всем святым,
   совсем несложно
   прослыть крутым.

               2002


   ***

   Душа - клубок эмоций.
   Судьба моя слепа.
   Извилистая вьётся
   над пропастью тропа.

   Путь пройденный ничтожен,
   хвалиться ни к чему,
   везде одно и то же -
   ни сердцу, ни уму...

   Везде одна картина,
   унынье и тоска.
   Но лента серпантина
   ведёт за облака.

   Изменчивы морали,
   но истина одна -
   заоблачные дали,
   небесная страна.

   И кажется, нет дела
   до мелочных забот,
   и дух сильнее тела,
   а не наоборот.

   И мнится, одолеешь
   гряду высоких гор,
   и станет жить светлее,
   и выйдешь на простор.

   Но все мечты мечтами,
   а жизнь берёт своё.
   Сожжёнными мостами
   дымится бытиё.

   И колокол набатный
   напрасно душу рвёт.
   Завален путь обратный,
   обрушен путь вперёд.

                     2002


   ***

   Жизнь - лотерея.
   Тяни билет.
   Быть может, фея
   пришлёт привет.

   Охота пуще
   цепей раба.
   В кофейной гуще
   лежит судьба.

   Роптать негоже.
   Махни рукой.
   Всего дороже
   души покой.

              2002


   ***

   Я потерял координаты,
   старо предание как мир,
   и только праздничные даты -
   последний мой ориентир,
   и пью вино из полной чаши,
   и знаю только лишь одно:
   стихии правят миром нашим,
   стихиям всё подчинено.

                     2003-2004


   ***

   Короче дни осенние,
   октябрь красит лес,
   и мучают сомнения
   по поводу и без.

   И листья разноцветные
   кружатся над землёй.
   Желания заветные
   забудутся зимой.

   За белым снегом скроется
   земля для сладких снов.
   Была недавно Троица,
   и вот уже Покров.

                   2003-2004


   ***

   Всё вокруг неповторимо
   и творит себе под стать.
   Умножается незримо
   благодать на благодать.

                  2003-2004


   ***

   Чреда запретов
   и полумер -
   Страна Советов,
   СССР.

   Достичь границы
   и пересечь -
   чужие лица,
   чужая речь.

          2003-2004


   ***

   Когда сползает мир с пути
   к вселенской катастрофе,
   электрочайник вскипяти
   и пей спокойно кофе.

   Пусть правит всем кромешный ад,
   историю верша,
   вдыхай кофейный аромат,
   блаженствуй неспеша.

                         2003-2004


   ***

   Чуть алеет во тьме восток.
   Выпадает бокал из рук.
   Наступает последний срок,
   завершается жизни круг.

   Что увижу за той чертой,
   называемой словом смерть -
   ожидаемый ли покой
   или новую круговерть?

   Рассуждения ни к чему
   разум жалкий не приведут.
   Зорко всматриваясь во тьму,
   жду нелицеприятный суд.

                     2003-2004


   ***

   Искушений столько! -
   ими сыт вполне.
   Мужество и стойкость
   требуются мне.

   И безумно сложен
   выбор мой теперь:
   я кругом обложен,
   точно дикий зверь.

               2003-2004


   ***

   Снова осень пришла с дождём.
   Стая листьев кружит в полёте.
   Повторяется день за днём
   в бесконечном круговороте.

   Утро, вечер и снова ночь,
   неизменная цепь явлений,
   и не может себе помочь
   даже самый великий гений.

                       2003-2004


   ***

   Жизнь разбивается о риф.
   Ни денег.
   Ни перспектив.
   Ни счастья.
   Ни покоя.
   Есть только чувство будто жив.

                        2003-2004


   ***

   Всё в жизни с горем пополам
   и наперекосяк.
   Но несомненно, только сам
   себе я главный враг.

   Дороги нету в райский сад,
   но чья же в том вина?
   Давным-давно координат
   система задана.

                      2003-2004


   ***

   Непрочно счастье, как фаянс,
   во всём полнейший дисбаланс,
   но для печали нет причины:
   дарует жизнь за шансом шанс.

   Всё чудо - каждый жест и вздох,
   скрещенье судеб и эпох.
   Всё чудо, если я душою
   и не ослеп, и не оглох.

                         2003-2004


   ***

   Среди благоухавших роз
   вдали от всяких бед
   в оранжерее тёплой рос
   я много-много лет.

   Но всё кончается, и вмиг
   рассыпалось стекло.
   И я в унынии постиг,
   что в мире правит зло.

                  2003-2004


   Р У Б А И,
   написанные
   в 2003-2004 гг.
   *
   "Нет, счастье жизни не в деньгах,
   богатство - это пыль и прах," -
   твердит богач, и зубочисткой
   икру исследует в зубах.
   *
   Душа горит, душа в огне,
   гнездятся страсти в глубине,
   и обжигает пламя ада,
   и на войне как на войне.
   *
   Грядут лихие времена,
   и скоро будет всем хана.
   Зовут пророки к покаянью,
   и море плещется вина.
   *
   Кто прав - судили мудрецы -
   Конфуций или Лао-цзы.
   А рядом жёны обсуждали
   с концами как свести концы.

                     2003-2004


   ***

   В этой жизни всё смешалось,
   закружилось, понеслось.
   Бесконечная усталость.
   Дух, душа и тело врозь.

   И цепляться бесполезно,
   лишь соскальзываю вниз
   и уже над самой бездной
   не без трепета завис.

   Кувыркаясь неуклюже,
   понимаю - это крах.
   Душу сковывает ужас
   и охватывает страх.

   А внизу бурлят потоки,
   пар клубится водяной,
   и высвечивают строки
   в голове моей больной.

   Взял историю болезни
   врач, профессор-старичок,
   и прокашлял: "Вам полезней
   не писать бы этих строк."

   И ещё сказал: "Лекарство -
   лучше больше пили бы,
   а не то вас на мытарства
   прямо в Белые Столбы."

                         2005


   ***

   Солнце печёт с утра,
   вялость не побороть.
   Лето. Москва. Жара.
   Изнемогает плоть.

   Синего неба гладь.
   Воздух почти застыл.
   Руку не приподнять,
   шаг сделать нету сил.

                    2005


   [ЧЕТЫРЕ НАБРОСКА
   К ПОРТРЕТУ ЗНАКОМОГО]
   1
   Если вырос неучем,
   морда кирпичом,
   радоваться не о чем,
   если не о чём.
   2
   Я одет с иголочки,
   сладко ем и сплю
   и дипломов корочки
   запросто куплю.
   3
   Горе-воспитатели,
   глупая родня
   времени затратили
   уйму на меня.
   4
   Поисками крайнего
   заняты брюзги;
   видно, с детства раннего
   высохли мозги.

                       2005


   ***

   Средь лжи и фальши
   моя стезя.
   Что будет дальше,
   понять нельзя.

   Тропа крутая
   и волчий вой,
   воронья стая
   над головой.

   Амбициозно
   жить не дано.
   Реальность грозно
   стучит в окно,

   и разрушает
   все миражи,
   и заставляет
   жить не по лжи.

                2005


   ***

   Хотя далеко не дети,
   но взрослости нет порой,
   играется каждый третий,
   а может быть, и второй.

   И смотрим угрюмым взглядом,
   и чувства клокочут зло,
   и вечно чего-то надо,
   как будто не повезло.

                          2005

   ***

   Моросящий дождик в лицо,
   ветер листья несёт кружа,
   и пронизывает свинцом
   холод, и не до куража.

   Только сердце стучит в тиши,
   невозможно его унять,
   и заполнила боль души
   всё пространство за пядью пядь.

                              2005


   ***

   Со свиным пытаюсь рылом
   я в калашный ряд залезть,
   забывая то, что было,
   и не помня то, что есть,

   и не зная то, что будет,
   что последует затем,
   потому что разум скуден
   для подобных теорем.

                       2005


   ***

   Расскажи мне старый друг,
   отчего душа тоскует,
   отчего мятётся всуе
   и страшится адских мук,

   отчего на сердце так
   одиноко и печально.
   Знаю твой ответ, молчальник:
   сам себе ты - первый враг.

                           2005


   ***

   Премудрость прячется, как дичь,
   запутывая след.
   Хотел бы я её достичь,
   на всё узнать ответ.

   Одни и те же вижу сны:
   прицел берут стрелки,
   капканы сооружены,
   расставлены силки...

                              2006


   ***

   Хотел бы я на склоне лет
   по среднему пути
   без поражений и побед
   остаток дней пройти.

                        2006


   ***

   Никому не веря,
   спрятался в углу.
   Ощипали перья
   бедному орлу.

                2006


   ***

   Полвека прожил
   - шестой десяток -
   всё лез из кожи,
   лепя достаток.

                  2006


   Р У Б А И,
   написанные
   в 2005-2006 гг.
   *
   Сказали в проповеди нам,
   что деньги - это грязный хлам,
   и вот я недоумеваю,
   как можно жертвовать на храм.
   *
   Я только силы трачу зря:
   везде флажки и егеря;
   но лучше птицей быть, не волком,
   и жить немного воспаря.
   *
   Ругать не стоит жребий злой;
   посыпал голову золой,
   но средь бушующего моря
   будь неподвижною скалой.
   *
   Повсюду тучей вороньё
   кричит и каркает: "Моё!"
   А между тем неотвратимо
   сползает жизнь в небытиё.
   *
   Молчанье - золото, и вот
   богаче я из года в год,
   а серебро звенит в утробе,
   но крепко я сжимаю рот.
   *
   Печальный взгляд, унылый вид,
   томится дух, душа скорбит,
   и жизнь становится похожа
   на неоплаченный кредит.
   *
   Я молод был и полон сил,
   но как бессмысленно я жил.
   С годами мудрость обретаю,
   но нет уже размаха крыл.
   *
   Дела мои совсем плохи;
   достоинств нет - одни грехи.
   И только что и остаётся -
   в тетрадь записывать стихи.

                           2006


   Р У Б А И,
   написанные
   в 2007 г.
   *
   Живу без планов или схем
   среди бесчисленных проблем.
   Все знают, что мне надо делать,
   и только я тупой совсем.
   *
   Мелькают прожитые дни
   и тянут в прошлое они,
   и я ищу опоры точку
   и безопасности ремни.
   *
   Настал сегодня строгий пост,
   пора начать духовный рост.
   Я о молитве поболтаю,
   скажу о праведности тост.

                             2007


   ***

   Конечно, жить можно и как-нибудь.
   Живут и кролики, и овца.
   Но всё же лучше бы этот путь
   пройти осмысленно до конца.

   И каждому дар в жизни этот дан.
   Никто талантом не обделён.
   И от бесконечных душевных ран
   лишь наполняется смыслом он.

   Мелькают годы, недели, дни,
   уходит время водой в песок.
   Жизнь быстротечную измени,
   пока не полностью занемог.

                                2008


_________________________________________________________________

                     ПЕРЕВОДЫ С АНГЛИЙСКОГО
_________________________________________________________________


   ТЕЧЕНЬЕ РЕКИ
                      Из Элеоноры Ферьен

   Теченье реки,
   теченье реки,
   теченье живёт в глубине.
   Я видел круги
   на глади реки -
   теченье вздохнуло во сне.


   КОРОЛЕВСКОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ
                      Из Яна Серрейлера

   На двух принцессах был женат
   король наш молодой.
   Я королева и ты королева -
   кто пойдёт за водой?


   ВЕТЕР
                      Из Джеймса Ривса

   Могу я проникнуть сквозь дверь без ключа
   и дуб вековой повалить сгоряча,

   могу облака гнать и башни трясти,
   сквозь сад проскользнуть и следы замести.

   Я двигать могу и топить корабли
   и пыльную тучу поднять от земли.

   Когда я тружусь, я рассержен и лих,
   когда отдыхаю - приветлив и тих.


   КОГДА Б МОГЛА ЛЕТАТЬ СВИНЬЯ...
                      Из Джеймса Ривса

   Когда б могла летать свинья,
   то я, покинув дом,
   на ней в далёкие края
   отправился верхом.

   Я повидал бы Ганг и Нил,
   Неаполь и Багдад,
   в Аддис-Абебе погостил
   и прилетел назад.

   Я приземлялся бы в пути
   везде, где захотел;
   по Гонолулу мог пройти
   и в Конго залетел.

   И недоумевал народ,
   заметив над землёй
   мой необычный самолёт,
   визжащий подо мной.

   Конечно, кто-то закричит
   - всегда так в мире было! -
   увидев несколько копыт,
   узнав свиное рыло,

   и станет звать и мам, и пап,
   и нос щипать, щипать...
   Эх, славно было бы, когда б
   свинья могла летать!

          (Перев. совм. с Ю.Н.)


   ***
   Дождик! Дождик! Прочь от нас!
   Капай в следующий раз.
   Я играть хочу сейчас.

          (Народные заговорные стихи,
          из песенок Старой Гусыни,
          перев. совм. с Ю.Н.)



   ПЕРЕВОДЫ АНГЛИЙСКИХ НАРОДНЫХ ЛИМЕРИКОВ

   ***
   Удивительно тонкую леди
   пригласили на праздник соседи,
   гости пили вино
   сквозь соломинку, но
   провалилась в соломинку леди.

   ***
   Молодой англичанин по имени Джон
   проживал в окружении сразу трёх жён.
   Говорил он друзьям:
   "Жить с одной - это срам,
   а с двумя - запрещает суровый закон."

   ***
   Наша тётя любила на годы ворчать,
   говорила: опять бы сначала начать,
   и опять, и опять,
   и опять, и опять,
   и опять, и опять, и опять, и опять.

   ***
   Жил да был старикашка, мерзавец и хам,
   он устроил в квартире бардак и бедлам,
   танцевал он на шкапе,
   чай заваривал в шляпе,
   выводя из себя джентльменов и дам.

   ***
   Жил на свете бродяга по имени Мак,
   и приснилось ему, что жуёт он башмак,
   он проснулся в поту,
   он пощупал во рту,
   и увидел, что это действительно так.

   ***
   Жил на западе Чехии в городе Пльзень
   молодой человек, обожающий лень.
   "Лень, - твердил он, - не мышка,
   но такая малышка!" -
   и готовил обед на двоих каждый день.


 

ПОДЕЛИТЬСЯ: