Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница
Номера "Тёмного леса"
Страницы авторов "Тёмного леса"
Страницы наших друзей
Литературный Кисловодск и окрестности
Тематический каталог сайта
Новости сайта
Карта сайта
Обзор сайта
Из нашей почты
Пишите нам! temnyjles@narod.ru
 
на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
Главная страница
Страницы авторов "Темного леса"
 
Страница Евгения Кенемана
Стихи Юрия Насимовича
Дидактические стихи Юрия Насимовича
Ю.Насимович - натурфилософия
Ю.Насимович - краеведение
Страница Ольги Таллер
Страница Валерия Кушниренко
Стихи Алексея Меллера
Александр Богданов. "В ожидании дня"
Александр Богданов. "Подходите к моему костру"
Страница Галины Дицман
Песни Михаила Чегодаева
Стихи Михаила Чегодаева
Стихи М.А.Чегодаевой
Статьи М.А.Чегодаевой
Стихи Ольги Городецкой
Стихи Анатолия Переслегина
Стихи К.В.Авиловой
Страница Людмилы Темчиной
Страница Александра Косарева
Страница Ильи Миклашевского
 
Избранные стихи лафанцев
Блиц-стихи
Восьмистишия лафанцев
Двенадцать строк
Сонеты лафанцев
Лимерики
 
Об авторах

ВОСЬМИСТИШИЯ
ЛАФАНЦЕВ

(книга для друзей)

1999


ОЛЬГА ГОРОДЕЦКАЯ


* * *

Качаясь, плывут красноватые листья,
В бутонах ещё ароматная слива.
Кто вновь подведёт мои брови красиво,
От снов обветшалых мне душу очистит?
Мне больше не слать тебе длинные письма,
Меж нами бескрайние горы-потоки,
Свиданий несбыточных кончились сроки,
Исписана тушь и обломаны кисти.

  Ланьлинский Насмешник,
  XVI век.
  Перевод с китайского
  Ольги Городецкой,
  опубликовано в 1994 г.

* * *

Нет. У меня не грустные стихи.
В них радость. Но она от боя,
от невозможности, ненужности покоя
и быстрой смены холода и зноя.

Мне жизнь легка,
    мне жить задорно
среди мучений и тревог,
бежать всегда,
    бежать упорно
по сотням, тысячам дорог.

  1984


АЛЕКСАНДР БОГДАНОВ


* * *

Розы в огне. Лепестки как огонь красны.
Розы в огне. Не видать лепестков в огне.
Розы в огне улетают в дымные сны.
Розы в огне. Эти розы горят во мне.

Горький костёр. Но огонь согревает меня.
Кажется мне - это всё только сон, не всерьёз.
Кажется мне, что не розы горят от огня.
Хочется мне, чтоб огонь полыхал от роз.

  1981

ВЫСОХШАЯ ЁЛКА

Среди своих подруженек зелёных
стоит она, раздетая, одна
и тонкой сеткой веточек склонённых
трепещет, наготою смущена.

И стыд, и боль, и вызов, и смятение...
Безмолвный, но естественный упрёк.
Ты виноват, и нет тебе прощения
за то, что ты её не уберёг.

  1981

* * *

Давай не будем торопиться,
ведь счастье - лёгкая жар-птица,
вдруг улетит, не возвратится,
и будет нам лишь только сниться,
и будет там вдали кружиться,
раз трудно ей у нас прижиться...
Давай не будем торопиться.
Давай не будем торопиться.

  1981

* * *

Как яростно ты цепи обрываешь
с души моей! Как их упорно рвёшь!
Ты думаешь - меня освобождаешь,
на самом деле - в плен меня берёшь.

И я сдаюсь безмолвно и покорно,
и не способный противостоять,
пленённый, жду, что снова ты упорно
сорвёшь все цепи, чтоб надеть опять.

  1983

* * *

Я не пришёл Вас провожать,
и Вы заплакали растерянно.
Я не хотел Вас обижать,
я это сделал ненамеренно.

Простите. Я тогда не знал,
как это дорого - последнее...
Последний взгляд - прощальный знак,
души и памяти наследие.

  1984

* * *

Просто приступ весенней тоски,
просто ты от меня далеко,
просто рвёт мою душу в куски
одинокость седых облаков.

Я и так без тебя одинок,
а с весной одиноко вдвойне.
Солнца луч, словно острый клинок,
полоснул мою тень на стене.

  1991

* * *

С каждым годом я совесть свою продаю всё дороже,
так как опыт и страх
    тянут чашу весов всё сильнее.
Я уже понимаю - по совести выжить не сможем,
но совсем без неё не хочу, не умею, не смею.

Я за каждый свой принцип
    дерусь озлоблённо и больно,
и порой в этой схватке другой незаметно теряю.
Равновесия нет в этом мире, и снова безвольно
я, как маятник тяжкий,
    из крайности в крайность ныряю.

  1996


НАТЕЛА ГАДЕЛИЯ


МИФ

В наготе над пустынной землёю
архаичное солнце вставало.
А в зените - на нём золотое
ослепительное покрывало.

Нагота человеческих истин
родилась и дана на рассвете;
а теперь - украшения числим,
ожерелья бесчётные эти!

ВОДОПАД

В тишине грохочет водопад.
С веток даже хлопья не слетят.
Рокотом не растревожит он
белоснежный бесконечный сон.

Подо льдом скрываются ключи.
Водопад срывается, кричит,
что водой должны быть эти льды!..
Ниспадает, разбиваясь в дым.

* * *

Ты ткань соткал -
в ней недруг щеголяет.
Ты сделал нож -
его убийца взял.
Ты хлеб растишь -
и ест его нахлебник...
Ты пишешь книгу -
только для друзей.

* * *

Обратная перспектива.
Какие ТАМ великаны!
Там даже речная галька -
крутая сестра Монблана.

Гора же с тобою рядом -
незначащая, как кочка;
и в пересеченьи линий
тебе достаётся -
    точка.

* * *

СОЛНЦЕ
Раскинув указки-лучи в небосвод,
оно объясняет и преподаёт:
всё ясно для самого слабого взгляда,
терзаться не надо и думать не надо.
ЛУНА
Где чащи колодезной тьмою полны,
раскиданы бледные блики луны.
Для вымысла место! Простор для ума!
Тебе намекнули, а думай - сама.


ГАЛИНА ДИЦМАН


ЛЕТНИЙ ЭТЮД

Солнце.
    Небо.
        Свет пылающий.
Люди
    в мареве жары.
Ивы.
    Над обрывом - кладбище.
Жизнь
    без примеси игры -

И ребёнок,
    в жизнь играющий,
свой не ведающий срок, -
весь в свету.
    Под тенью - кладбище.
Небо.
    Ветер.
        И песок.

  1981

ЧЕЛОВЕК ВОСЬМИДЕСЯТЫХ

Жертва стресса и прогресса,
весь в расчёсах аллергии,
суетливый, бедный чудик
в свой желанный выходной
с обезьяньим интересом,
позабыв дела другие,
собирает Кубик-Рубик,
стоя к пропасти спиной.

  1981

ЛИРИЧЕСКИЙ МОМЕНТ

Это ж просто курам насмех -
нету времени влюбиться!
Я бы в вас влюбилась наспех -
по привычке торопиться.

Но опять у сына насморк
и проблемы на работе...
Я бы в вас влюбилась насмерть
да душа моя в цейтноте!

  1985


ЕВГЕНИЙ КЕНЕМАН


* * *

Отчего в груди такое жжение
и тяжёл пустой стакан?
Струится шелест напряжения
по немеющим рукам...

Неужели Мир наказан
видеть Истину в вине?
Быть слепым -
    страшней проказы,
зрячим быть -
    страшней вдвойне!

  1975

* * *

Выпиваю свой утренний кофе,
листаю лениво газеты -
не волнуют газеты нисколько
величайшего в мире поэта.

Не волнуют меня катастрофы,
плюю на статьи об искусстве...
Выпиваю свой утренний кофе
и вижу,
    что это вкусно.

  1975

КОГДА?

Не хочется думать, что всё пройдёт,
пройдёт бесследно...
Утягивает мир под лёд -
всплывёт он летом.

Однажды
    лишь заблещет луч в росе,
всплывёт он ясным чистым утром
и явится во всей своей красе...
Хотелось бы,
    чтоб всплыл не трупом.

ИЗ "ПЕСЕНКИ ДЛЯ ДУШИ"

Все, как один,
    в свой час
откинем в ночь копыта.
"Изыди, пропади!" -
    при виде нас
завоют демоны, не ждавшие визита.

Все, как один,
    в свой час
протянем дружно ноги.
"Кто там ещё? Входи!" -
смеясь,
    нас встретят с доброй чаркой боги.

* * *

Мостовая в позолотце
от бурой грязи.
НА ВОСТОКЕ тлеет солнце
кровавой язвой...

Откуда столько света
и тепла?
Как жирная котлета,
НА ЗАПАДЕ луна...

  1977


АЛЕКСЕЙ МЕЛЛЕР


* * *

"Вставай!" - невидимый сказал,
когда валялся я в пыли.
Меня те звуки привлекли,
и я послушался и встал.

И я пошёл сквозь жар и зной
на голос по дороге пыльной.
С тех пор всегда он надо мной
звучит, таинственный и сильный.

  1976

* * *

Когда ко мне приходит друг,
и протекают наши встречи,
со страхом замечаю вдруг,
что иссякают мои речи.

Но вот уходит друг опять,
и опускает ночь покровы.
Тогда мне хочется кричать
от недосказанного слова.

  1979

* * *

Пять шагов до двери,
поворот к окну.
Сотни раз измерю,
если не засну.

Время растяжимо.
Бесконечна ночь,
тянется резиной.
Кто бы смог помочь?

  1976

* * *

Ночь ползёт неторопливо,
расстилаясь на ходу.
Время тянется тоскливо,
ты же мечешься в бреду.

Смерив комнату без счёта
машинально сотни раз,
ненавидишь ты до рвоты
свой ночной безумный пляс.

  1980

* * *

Если тебе неймётся,
время ползёт улиткой,
словно оно смеётся,
видя тебя под пыткой.

Мечешься, словно хищник,
клеткой стальной пленённый.
Время сейчас опричник,
жёсткий и непреклонный.

  1980

* * *

Ночью трудно думать
о своих проблемах.
Мечешься, как пума,
вопиёшь гиеной.

Бешенным оленем
мысль мчит галопом
в тьму без просветлений
по гористым тропам.

  1980

* * *

Ночь подошла, раскрыв свои объятья,
и приняла всех изнемогших днём,
сняла с людей назойливые платья
и наградила долгожданным сном.

Но если ты не принял приглашенья,
то не на шутку разъярится ночь.
И будешь, раб, при тусклом освещеньи
минуты ночи медленно толочь.

  1980

* * *

Мне хотелось бы в свободу
окунуться словно в море,
погрузиться в её волны,
ощутить её величье.

В мире нет прекрасней доли
быть свободным человеком
и владыки над собою
не иметь помимо Бога.

  1983

* * *

Безморозная зима,
как скрипучая телега.
Всюду бурая земля
проступает из-под снега,

всюду талая вода,
всюду каркают вороны.
Только ветер иногда
снег собьёт с высокой кроны.

  1983

* * *

Ко мне придёт сегодня друг,
по делу, но придёт,
как прежде, сядет на сундук,
надкусит бутерброд...

И раскалится плитки круг,
и чайник запоёт...
Ко мне придёт сегодня друг,
по делу, но придёт.

  1986

* * *

Остынь, мой пыл!
Я так устал,
я молод был,
а ныне - стар.

За тридцать мне,
и позади
горят в огне
мои пути.

  1986

* * *

Чем больше денег,
тем больше хочешь их,
и жадность сменит
все чувства прочие.

Растут вложения
в твоей сберкнижке.
Змея сомнения
шипит на близких.

  1986

* * *

От жары мозги размякли,
мысли вялые текут.
Но одно мне непонятно -
как же в Африке живут?

От мороза стынет кожа,
замерзает мыслей пруд.
Но одно меня тревожит -
как на Севере живут?

  1986

* * *

После бессонной ночи
я выхожу из дома.
Начался день рабочий
до мелочей знакомый.

Снова метла и веник,
снова скребу ступени.
Было бы много денег,
всё бы отправил к фене.

  1986

ЧУДЕСА

От метро до работы
пятнадцать минут,
но не нравится что-то
мне этот маршрут.

От работы к метро
те же четверть часа,
но летишь, как патрон,
и поёшь...
    Чудеса!

  1986

* * *

Деньги, деньги, вы в почёте
у мужей и дам,
но за милю обойдёте
тех, кто честен, прям.

И обходите стыдливо
кров простых семей.
Член партийного актива
вам куда милей.

  1986

* * *

Чёрной тьмою всё объято;
лишь красавица-луна
светом бледно-желтоватым
на земле отражена.

Шелест, шорохи и вздохи...
Словно дышит темнота
и нашёптывает строки
из-за каждого куста.

  1987

ОТВЕТ Ю.Н.

    Не Бог над нами, а бездушный рок,
    но рок не страшен, если дух высок,
    а Бог - лишь совокупность этих истин,
    удобный для употребленья слог.
      Ю.Н.

Душа - совокупность качеств,
а Бог - совокупность идей.
Моя совокупность плачет,
тоскует который день.

Идей совокупность, где ты?
К тебе вопиют все качества,
одна ты - источник света,
других отметаю начисто.

  1987

* * *

Я под дамокловым мечом
живу который год,
и только внешне нипочём
мне лезвие невзгод.

Хотя порою мир корю
из тёмного дупла,
но бью поклоны алтарю
довольства и тепла.

  1987

* * *

Мы всем существом
обкатались во лжи,
без жизни живём
и творим миражи.

И правда, и ложь
воедино сплелись,
и не разберёшь,
где мираж,
    а где жизнь.

  1987

* * *

Был ярок мир, был звук высок,
но звук уплыл, а мир поблёк.
Я помню дни свои былые,
остались пни и те гнилые.
Пылал в груди моей восторг,
всё в мире было чудом,
но оказался мир протёрт
меж пальцами Иуды.

  1987

* * *

Ломая старые привычки,
их пыль отряхивая с ног,
взлечу однажды вольной птичкой,
покинув тягостный острог.

Взметнувшись в небо голубое,
я растворюсь в голубизне
и стану вновь самим собою,
как был когда-то в детском сне.

  1987

* * *

Уйду я. Плакать нет причин.
Зальёт дождями мой камин,
погаснет взгляд, замолкнет речь,
но будет жизнь, как прежде, течь,
и так же, как всегда, точь-в-точь,
сменяться будут день и ночь,
затем недели и года...
Всё будет так же, как всегда.

  1988

* * *

А дни, как лошади, бредут,
и где-то вожжи и хомут,
и где-то свет, и где-то мрак,
и кто-то друг, и кто-то враг,
и по колено путь в снегу,
и завтра вновь сулят пургу
и небывалый снегопад...
Заметены пути назад!

  1989

* * *

Хотя надежды все сгорели,
и жизнь мне кажется пуста,
есть у меня иные цели,
иная тайная мечта.

Она ведёт меня незримо.
Дорога кажется длинна,
но вижу я, за слоем дыма
встаёт души моей страна.

  1989

* * *

Куда бежать, не знаю я -
на сотни миль одно и то же,
огонь внутри, мороз по коже,
однообразность бытия.

Дорога пыльная ведёт,
неумолимо тащит в бездну,
в которой скоро я исчезну,
как неудачный анекдот.

  1989

* * *

Рождество Иоанна Предтечи.
Пробужденье от долгого сна.
Распрямились усталые плечи,
и не чувствует груза спина.

Рождество. Ожидание чуда.
И пока проступают едва
иорданские волны, Иуда
и отрубленная голова.

  1989

* * *

Заметает следы метель,
на сегодня ей власть дана.
Рвётся ветер сорвать с петель
створки запертого окна.

Мир закутался в белый снег
и растаял за пеленой,
и ведёт сквозь метель ковчег
новоявленный старец Ной.

  1989

* * *

Я измучен до предела,
если есть такой предел;
рвётся прочь душа из тела,
оказавшись не у дел.

Рвётся вскачь по чисту полю
необъезженным конём.
Если вырвется на волю,
вряд ли кости соберём.

  1990


ИЛЬЯ МИКЛАШЕВСКИЙ


ИЛЬЕ В ДЕНЬ ЕГО 25-ЛЕТИЯ

Первый жёлтый лист кружится
над твоим двором,
глядь, ледок засеребрится,
ляжет снег потом,
всё окутает, проклятый,
не найдёшь пути.
Но покамест зелен сад твой -
так гуляй, не жди.

  1981

* * *

Человек человеку - не друг,
человек человеку - не волк,
человек человеку - комар,
надоедливых тварей полк.

Человек человеку - не друг,
человек человеку - не враг,
человек человеку - баран,
шерсти клок - от барана толк.

  1991

ЭПИЛОГ

Был ленив и труслив я с детства,
руки-крюки, мозги сухи,
так куда же мне было деться -
оставалось писать стихи.

Но бездельников Бог не любит,
наказал меня немотой,
ничего не сказал я людям,
только брызгал в лицо слюной.

  1982


ЮРИЙ НАСИМОВИЧ


ЛЕКЦИОННОЕ ВОСЬМИСКУШИЕ

Скучно скушать скуку скучную,
скучно выскучать скушок.
Расскучай скучищу душную,
скучь её в скучной мешок.

Эх, не скучишь, не расскучишь:
Скук поскукивает пальцем
и показывает скукиш
заскучавшимся скучальцам.

  1971

* * *

Под окном читальни плац,
а в читальне муть.
Так сиди зубри абзац,
не вникая в суть,
и смотри: профессор строг,
а полковник туп.
А по плацу стук сапог:
труп - труп - труп.

  1975

* * *

Не открывать свою влюблённость,
для новых встреч искать предлог,
лелеять неопределённость,
когда ступаешь на порог,

и скомкать фразу от испуга,
и что-то там недоучесть...
И - боже мой, какая мука! -
казаться лучше, чем ты есть.

  1976

* * *

Последний день, прощальный вальс!
Фигуры - вычурны и жалки.
Прыжки на месте двести раз
под нечто вроде дребезжалки.

Ни синих глаз, ни карих глаз,
зато какие туфли, платья...
В последний раз я вижу вас
и шлю прощальные проклятья.

  1976

* * *

Идти! - куда?   Успеть! - но что?
Само собой ничто не делается,
и жизнь сама собой не делится
на то, что нужно, и не то.

И день кончается виня,
и нету чувства облегчённости.
Есть только чувство удручённости
от незаконченности дня.

  1976

* * *

Резец природы безупречен
и остроты не утерял.
Ему от века обеспечен
разнообразный материал.

В тисках смертей, страстей и пыток
лицо становится лицом
и улыбается с открыток,
и ноет мрамор под резцом.

  1976

* * *

Жизнь - это девушка, мой друг;
покуда ты играешь с ней,
она твой ветреный досуг
украсит ласкою своей.

Но только нос твой вознесётся,
и, честолюбца невзлюбя,
она мгновенно отвернётся
и не посмотрит на тебя.

  1976

* * *

Ах, эта лёгкая влюблённость!
Она всегда со мной, как хмель.
Как пошло - целеустремлённость!
как низко - выспренняя цель!

Я просто счастлив - Вашим смехом,
я просто Вашим светом - жив
и отвечаю звонким эхом
на каждый солнечный призыв.

  1976

МЫ СО СВЕТКОЙ

Мы со Светкой вместе в садик ходим,
вместе мы играем, вместе - шкодим;
и на небо слазим мы со Светкой.
Спрятавшись за самой верхней веткой,
перочинным ножиком украдкой
от луны отрежем ломтик сладкий,
пару сочных звёзд сорвём при этом
и запьём прозрачным лунным светом.

  1979

* * *

У многих молодости нет.
Есть затянувшееся детство.
В нём столько лени и конфет,
мороженого и кокетства!

У многих молодости нет.
Где мысль и труд, любовь и ярость?
Проходит детство в тридцать лет,
и сразу наступает старость.

  1980

* * *

Прочитай стихи свои - себе
в комнате холодной
о своей загадочной судьбе,
грустной и свободной.

Прочитай, пугая тишину
безответным словом,
и ступай готовиться ко сну
и к сомненьям новым.

  1980

* * *

Смотри, как эта печь тепла,
хотя давным-давно погасла.
Не станет пламенем зола,
не раздувай её напрасно.

Довольно с нас пожатья рук,
довольно с нас улыбки тёплой,
мой старый друг, хороший друг,
мой спутник ласковый и добрый.

  1984

СЕЛЬСКИЙ ПЕЙЗАЖ

Две коровы на лугу,
две вороны на суку,
две старухи у крыльца,
у соседа два лица.

Два крыльца и два сука,
от соседа два пинка,
два соседа, две жены,
в синем небе две луны.

  1985

НОВЫЙ МИР

Откричали лозунги
прадеды и деды,
правнуки и внуки
в рубище одеты,

холодно и сыро
в пьянствующих избах,
а над клубом тряпка
о великих "измах".

  1988

* * *

Год за годом - от рождения
и до смерти - мчится жизнь.
Огоньки и отражения
за окном переплелись.

Стёкла поезда качаются,
отзываясь на толчки,
но пока что не кончаются
в тёмных далях огоньки.

  1994

* * *

Нелепы дети, алчны и убоги,
их речь - кудахтанье бескрылых птиц,
но есть меж ними маленькие боги
с немой отточенностью лиц.

Сверкает шпага, и незримый конь
проносит их сквозь наш угар и дым.
Они берут из прошлого огонь,
а пепел остаётся остальным.

  1998

СЧИТАЛОЧКА ДЛЯ ЛОПУХОВ

Между нами, лопухами,
вышел спор в помойной яме:
кто кого из нас умней,
кто кого из нас главней.

Чтоб не спорить, чтоб не драться,
мы решили посчитаться:
я - лопух и ты - лопух,
ну а ты - лопух за двух.

  1989

* * *

Стучат-стучат весёлые колёса,
и поезд всё торопится на юг:
то сосенки помашут нам с откоса,
то речка промелькнёт под этот стук.

Летим-летим полями да лесами,
глядим-глядим из поезда в окно,
а солнце к югу едет вместе с нами,
как будто на верёвочке оно.

  1996


АНАТОЛИЙ ПЕРЕСЛЕГИН


* * *

Ты прав под солнцем,
    я - под луной.
Как нам в согласие прийти с тобой,
когда мы оба будем рады,
когда сойдутся наши взгляды.

Ты видишь тени,
    я вижу свет.
Кто даст обоим нам благой совет,
как быть, чтоб все мы были рады,
когда сойдутся наши взгляды.


ЛЕВ РАЗУМОВСКИЙ


* * *

Подумайте, вам гнев не вырвет веки:
двух судеб не совпала череда,
немного отклонились в жизни вехи,
и этот сдвиг остался навсегда.

Как это унизительно и страшно -
им трещины во времени не скрыть,
взаимность обернулась днём вчерашним,
не совместить, не склеить, не простить.

  1983


ОЛЬГА ТАЛЛЕР


МОЛОДОЙ СПЕЦИАЛИСТ

Мне нужен солнечный свет и пенье,
сияющий взгляд...
А мне говорят: имей терпенье,
рисуй фасад.

Я лететь хочу в золотые дали,
в туман и дождь...
А мне работу новую дали:
закончишь - уйдёшь.

ПОЭТЕССА

Не думай о моих стихах,
я им сама не рада, -
а вспомни о моих долгах
и о моих нарядах.

Ведь каждый ищущий поэт,
не знающий покоя,
всегда с иголочки одет
и каждый день - в другое.

* * *

Как тяжело мы шли с Учителем
к вершине жизни по росе,
считая каждый год мучительно
последним годом жизни всей.

И вот вершина. Выше - некуда.
А под гору тропа легка.
И сник Учитель, как от "неуда"
любимого ученика.

* * *

Запел, зазвенел ручей.
Глаза выбирают свет!
Не слушать ничьих речей -
не нужен ничей совет.

Теперь, как ручей, пою,
с горы, как ручей, сбегу,
следов цепочку свою
оставлю на старом снегу.

  1988

* * *

Ты осторожен, ты далёк,
лесной напуганный зверёк...
Но есть пора, когда ты смел,
когда решимости предел
прошёл, когда слепит весна,
когда небес голубизна
реальней пищи и жилья...
И зарождается семья.

* * *

Небрежность, презревшая сущее, -
весеннее свойство твоё,
уже безразличье несущее, -
сужает моё бытиё.

И тщетно борясь с немотой,
и болью отметив небрежность,
стою перед бездной-чертой,
замкнувшей мою центробежность...

  1989


ПОСЛЕСЛОВИЕ ДЛЯ НЕПОСВЯЩЁННЫХ

Во-первых, кто такие лафанцы?

Это литературный кружок с журналом "Тёмный лес" в центре. Не все, кто помещал стихи в "Тёмном лесе", считают себя лафанцами, но это их трудности.

Во-вторых, почему именно восьмистишия? А потому что писатель нынче пошёл хилый: короче - не умеет, длиннее - ленится. Да и читатель соответствующий: короче - не понимает, длиннее - засыпает. В общем, восьмистишия - оптимальная форма, хотя некоторые жульничают - записывают свои восьмистишия лесенкой...

 

Последнее изменение страницы 31 Mar 2020 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: