Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Рассказы из "ЛК"
 
Елена Довжикова. Рассказы
Иван Зиновьев. Трудные годы детства
Иван Аксёнов. Галоша
Лидия Анурова. Памяти детства
Валентина Кравченко. Мои первые книжки
Иван Наумов. Перышко
Иван Гладской. Старость
Нина Селиванова. Маршал Жуков на КМВ
Михаил Байрак. Славно поохотились
Лариса Корсуненко. Ненужные вещи
"Литературный Кисловодск", N58

Иван Зиновьев

РЫБАЦКИЕ ИСТОРИИ

Течёт река памяти моей жизни. И проплывают в ней то спокойные трудовые будни, то шумными перекатами звенят редкие праздники, то утомляют напряженные дни, где итожишь прожитое, раскладывая по полкам что сделано хорошего, а что хотелось бы переделать. И в этой реке памяти приятно вспоминаются удачные рыбалки на милой мне Куме, реке моего детства, к которой приезжаю каждое лето, чтобы вновь пережить счастливые, но уже наполненные грустью дни.

НУ, МОЙ!

Проплыли ставропольские изнуряющие духотой и зноем июльские дни, где всё живое до вечера искало спасительную тень и с нетерпением ждало прохладных августовских рассветов и тёплых закатов. И вот наконец-то потекли долгожданные дни. Радуясь благодати и золотистому вечернему небу, шёл сельский народ к берегам реки, кто обмыть своё грешное тело, кто "сообразить" на троих, а многие, свесив ноги с обрывистых берегов, ждали очередной поклёвки, надеясь на нехитрое рыбацкое счастье. В такие вечера я искал непуганые места, где по вечерам выходила кормиться более осторожная рыба.

В один из таких вечеров я долго бродил среди рыбацкой братии, но ни у меня, ни у них клёва не было, и я ушёл искать удачливое место. За мостом на излучине уселся с удочкой на небольшой обрывчик, чтобы впитать в себя остатки благодатного дня. Неожиданно поплавок дёрнулся и плавно пошёл по воде поперёк реки. Напряглось всё тело. Схватив удилище и немного подождав, я сделал подсечку, но что-то мощное потащило удочку в глубину. Тугой струной зазвенела леска, и я мгновенно сообразил, что такую рыбину на себя тащить нельзя: лопнет леска. И я стал выворачивать нос рыбы то влево, то вправо, изматывая добычу и постепенно подводя её к берегу. У берега увидел, что это большущий и уже порядком уставший сом. Когда голова его уткнулась в илистую полоску под обрывчиком, я спустился к нему и приготовился подсунуть ладонь под жабры и выбросить сома на берег. И только я торжествующе подумал про себя: "Ну, мой!", - как сом так мотнул в сторону головой, что лопнула струной натянутая леска, и сом плавно, не уходя в глубину, поплыл по поверхности воды к другому берегу. Отчаянно хотел броситься в воду, чтобы схватить его, но остановила мысль, что сома, даже небольшого, за туловище не удержать: уж очень они скользкие. Долго после сидел у воды, горевал и корил себя за раннее торжество: ну зачем мысленно произнёс "Ну, мой!".

С тех пор, когда рыба бьётся на крючке, я приговариваю: "Пока ещё не моя". А уж если - в траве на берегу или в сумке, вот тогда я и произношу своё заветное: "Ну, теперь моя!"

ОБМАНУЛ

Догорел августовский закат. Стало смеркаться. Ничего не ловилось, и я неторопливо шёл домой, обдумывая промахи сегодняшней рыбалки. У моста под обрывом увидел, как от илистой отмели пошли небольшие волны, и я понял, что спугнул кормившуюся здесь рыбу. Решил ещё немного порыбачить. Забросил удочку так, чтобы поплавок лёг на отмель у самой воды, а наживка была в воде. Затаился, надеясь перехитрить пугливую рыбу. Прошло много минут, и вот поплавок шевельнулся и пополз по илу к воде, потом поплыл поперёк течения и ушёл в глубину. После подсечки сомёнок долго метался, стараясь уйти под корягу, но я удачно уводил его от неё. "Ну, теперь мой!", вслух, довольный, произнёс я, когда добыча уже барахталась в сумке.

После такого везения азарт охватил меня, и я у моста спустился к воде и вновь забросил свою нехитрую снасть. Берег здесь был засыпан большими каменными валунами, и крючки часто цеплялись за них. Я терпеливо поправлял наживку и ждал очередной поклёвки, хотя уже становилось скучновато от частых забрасываний. Время подходило к полуночи, когда вновь удача посетила меня - снова поймал небольшого сомёнка. У самой воды поставил сумку на камень, чтобы вымыть грязные руки. Зря, конечно, поставил. Первый сом, услышав всплески воды, так ударил мощным хвостом по сумке, что она свалилась в воду. Сумку я успел поймать, но уже пустую. Но я почему-то в тот вечер совсем не расстроился, а наоборот, был доволен, что рыба ушла, и что этот вечер подарил мне много чудесных событий.

ТРОЙНАЯ УДАЧА

Разные бывают рыбалки, то удачные, то так себе, а то и вовсе такие, что и промокнешь, и промёрзнешь, но всё же встаёшь затемно и продираешься сквозь мокроту к заветным местам, чтобы вновь и вновь увидеть зарождение нового дня. И не количество пойманного увлекает настоящего рыбака, а сам процесс охоты, охоты на дичь, грибной охоты, охоты за редкими растениями. Конечно же, намного приятнее, когда к такой страсти прибавляется и количество добытого. Такие дни запоминаются надолго.

В один из ненастных ветреных дней направился я к реке с небольшой сеткой, так называемой "хваткой", чтобы наловить разной мелкоты на жаркое. Забредал я с этой хваткой на перекаты, подводил под коряги, но набралось с пригоршню пескарей да плотвичек. От такой работы я скоро устал и решил перед уходом последний раз зачерпнуть сеткой в небольшой заводинке, где торчали два прогнивших столбика от старой забойки. Подвожу сетку к этим столбам и чувствую: бьётся в ней что-то живое и тяжёлое. Живо поднял и кинул хватку с добычей подальше от берега. Это был большущий сом, и непонятно, как он поместился в такой малой сетке. Долго я пристраивал его к своему поясу, так как в мою малую сумочку даже его голова не помещалась. Взял в руки сетку и подумал: "А дай-ка я ещё разок здесь забреду". Подвожу к столбам, поднимаю. И что же! Бьётся в ней сом, но поменьше первого. Снова горит в душе азарт удачи. Нанизываю его на свой пояс к первому собрату, а уже просверливает нахальная мысль: а не забрести ли и в третий раз. Ведь стоят столбики, смущают. Читали заголовок этого рассказа?! Вытащил третьего, поменьше первых двух, но тоже очень приличного сомёнка. Такая удача, говорят, бывает раз в жизни. Много было у меня разных хороших рыбалок, но эта запомнилась сильнее других, так как она действительно произошла со мною всего один раз, и грех было бы не похвастаться.

ЧЕРЕПАШКА

Было одно время модное увлечение - держать в квартире черепах. И попросила меня дочка поймать и ей небольшого черепашонка, чтобы не отстать в этом хобби от подруг. А я как раз в те годы увлёкся поездками на Отказненское водохранилище, где мне почти всегда удавалось неплохо порыбачить. Чаще всего я бродил с удочкой не у плотины, где всегда было много рыбаков а в верховьях озера, у многочисленных пней, торчащих из воды от спиленных деревьев. И всегда на этих пнях грелось на солнышке много разного возраста черепах. Я всегда удивлялся, как такие неуклюжие создания вскарабкиваются на скользкие стволы, выступающие над водой почти на метр. Долго не удавалось мне приблизиться к ним: как заправские ныряльщики прыгали они со своих трамплинов и скрывались в густых водяных зарослях. Пришлось хитрить. Приблизившись на критическое расстояние, я откинулся назад, а ногу под водой вытянул поближе к нужному мне столбику. Потом мгновенно бросился к черепашонку и поймал его у самой воды. Посадил его в сумку к ранее пойманным мною четырём карасям и приличному сазану. Довольный, по пояс в воде, стал пробираться среди камышей к суше. У самого берега почуял, что сумка с добычей стала почемуто очень лёгкой. Заглянул в неё и опешил: исчезла черепаха и вся рыба. Остался один сазан, да и тот, трепыхнувшись, тоже плюхнулся в воду. Вот тебе и черепашка! Оказывается, она прогрызла в сумке дыру, и вся моя добыча на прощанье радостно помахала мне хвостами.

Потом я всё же привёз дочке черепашку, но она неделю ничего не ела, и пришлось выпустить её в родные места. Позже я узнал, что водяные черепахи могут кормиться только в воде.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: