Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Литературный Кисловодск и окрестности
Страница "Литературного Кисловодска"
Страницы авторов "ЛК"
Рассказы из "ЛК"
 
Елена Довжикова. Рассказы
Иван Зиновьев. Трудные годы детства
Иван Аксёнов. Галоша
Лидия Анурова. Памяти детства
Валентина Кравченко. Мои первые книжки
Иван Наумов. Перышко
Иван Гладской. Старость
Нина Селиванова. Маршал Жуков на КМВ
Михаил Байрак. Славно поохотились
Лариса Корсуненко. Ненужные вещи

Иван Зиновьев

СОВСЕМ КАК ЛЮДИ

Природные новеллы
к оглавлению
"Литературный Кисловодск", N43

ЭКЗАМЕН НА ЗРЕЛОСТЬ

В Кисловодске на улице Широкой живёт моя дочка с мужем: их квартира на четвёртом этаже. Перед их окнами на верхушке берёзы построили сороки гнездо, но почему-то его не заселили. На следующую весну они разобрали пустое гнездо и вновь восстановили, но снова его не обжили. Это заинтересовало зятя и дочку, т. к. разбирали и строили гнездо две пары сорок. Наверное они из-за бесконечных ссор не поделили жильё, решили они. Весной стали специально наблюдать за сварливыми птицами. И им открылась тайна сорок.

Одна, видимо пожилая пара, не носила веточек, а просто сидела и наблюдала за другой (прошлогодним молодняком), которая всячески старалась угодить придирчивым взрослым. Старшие голосами то подбадривали молодых, то недовольным стрекотанием требовали переделки уже построенного. А одна из них - самочка - часто не выдерживала, выбрасывала негодные, по её мнению, веточки, а пригодные вплетала в гнездо на свой лад, всем своим видом показывая презрение неумехам. Молодые возмущались, но терпели засилье родителей. Часто вечером взрослые разрушали построенное, и на другой день всё снова, повторялось.

Наконец мытарства молодых закончились. Появляется несколько пар взрослых; тщательно всё осматривается, обсуждается и одобряется. Посуматошившись, все надолго замолкают и потом молча разлетаются. Экзамен принят.

И мокнет пустое гнездо на берёзе до следующей весны, ждёт новых молодых строителей.

ХИТРАЯ СОРОКА

Растёт у нашего крыльца большой орех. Осенью щёлкают его плоды по крыше и асфальту, радуя новым урожаем. Я лезу на дерево, трясу ветви и собираю звонкие дары осени. Сороки тоже не дремлют, прячут их впрок по укромным местам. Собрать всё с крыши мне трудновато, и часть орехов остаётся там зимовать.

Глубокой осенью, в предзимье, хватает сорока на крыше орех и бросает его на дорожку, надеясь расколоть. Но она не может, как ворона, подняться на большую высоту, и орехи часто не раскалываются. Тогда она долго и терпеливо долбит их на крыше или земле, стараясь пробить хотя бы небольшую щель, а вокруг суетятся синицы, надеясь поживиться крохами от её обеда.

Но больше всех удивил нас дятел. Он, вместо того, чтобы добывать личинок из-под коры, наловчился долбить орехи. Хватает лапами орех, вставляет его в развилку абрикоса, что растёт под нашим окном, быстро пробивает скорлупку и пиршествует.

Долго терпела такую несправедливость сорока и однажды решилась. Любуемся мы, как дятел расправляется с орехом, а сорока притаилась на соседнем дереве, выжидает. Пробил дятел в орехе большую дыру, только было собрался лакомиться вкуснятиной, как с криком, шумом налетела на него сорока. Опешил от такой неожиданности дятел и улетел. Схватила сорока свою добычу и скрылась за соседским домом.

Немного погодя спохватился дятел, вернулся. Ищет, осматривает ствол дерева и недоумевает: куда пропал его обед? Погоревав, притащил новый и стал деловито укреплять его в ту же развилку, не видя хитрой сороки, что уже притаилась за углом. Вот тебе и сорока!

ЗИМНИЕ ЗАБОТЫ

Трудно птицам зимой, голодно. Лепятся поближе к жилью человека, ёжатся от холода, пищат, просят еды.

Крошим им хлеба, сыплем семечек у летней кухни, смотрим. Налетают стайками, теснятся, выхватывают корм друг у друга, клюют слабых. Нахальничают воробьи - гоняют чижей и синиц.

Вычитал в журнале, что для синичек корм нужно подвешивать, чтобы раскачивался, тогда ни воробьи, ни чижи не смогут его клевать. Взял пластиковые бутылки полуторалитровые, вырезал с двух сторон окна немного выше дна, подвесил на шнурах к веткам, насыпал семечек. Красота! Рады синички, а воробьи и чижики им завидуют, боятся такой вертлявой кормушки; покрутятся, полетают вокруг - и в сторону. Сыплем им корм отдельно на землю. Мы с женой довольны: установили порядок, утихомирили драчливых.

Но не прошло и месяца, как наловчились воробьи, а затем и чижи цепляться за такие "качели" и брать корм из бутылок. И вот уже три стайки: синиц, воробьев и чижей, наперебой, с лёту, ныряют в раскачивающиеся оконца, хватают семечки и освобождают место очередным. В каждой стайке есть своё хулиганьё: залезет такой в кормушку, растопырит крылышки и яростно отбивается от нападающих - ни себе, ни другим. А очередники не теряются: тащат из-под наглеца семечки и клюют его с двух сторон, живо выдворят такого прочь. Удивила одна синичка, самая маленькая из всех, но такая задиристая, что никому спуску не давала пока не насытится.

Теперь у нас во дворе каждую зиму весёлая суматоха синиц, воробьев и чижей. Покормятся, а потом, сытые, греются на ветках в прохладных лучах низкого зимнего солнца. И всем нам становится теплее и легче ждать прихода весны.

 

"Литературный Кисловодск", N44

НЕСПОКОЙ

Всё хорошо в меру. Даже количество соседских псов. Терпимо, если они умные, сообразительные, а от "пустобрёхов" покоя не жди. Вот так получилось и у нас.

Завела соседка двух глуповатых дворняжек: кобелька и сучку. И, к несчастью, следующие жильцы тоже обзавелись парой таких же туповатых псов. Теперь у нас круглосуточное "веселье". Наловчилась сучка соседки лазать по кошачьему через сетчатые заборы и стала частенько наведываться в гости к двум новым "женихам". Те, довольные, осыпают ласками приходящую, а "законный" мечется за сеткой, оглашая всю улицу гневными воплями. Те отвечают ему тем же и неистово грызут проволочное препятствие, стараясь достать зубами противника. Поиздевается сучка над своим "сердечным другом" и лезет по сетке домой, чтобы утихомирить вконец истрёпанного сожителя. Отдохнув, парами начинают метаться вдоль сетки, ища лазейку, чтобы наконец-таки выяснить свои отношения...

На многое можно не обращать внимание, но когда такие концерты непрерывно звучат дни и ночи, то терпение частенько лопается, и я выскакиваю, швыряю в них комья земли и обзываю разными "ласковыми" словами, чтобы хотя бы минуту послушать звон ночной тишины.

ПТИЧЬЯ РАДОСТЬ

Приболела моя жёнушка, заскучала. И стала наша младшая дочка прогуливаться с ней по аллеям парка. Устанут и садятся отдыхать на любимой скамейке, где меньше прохожих и веселее шумит Ольховка. Там их уже поджидала синичка-мама. Пищит недовольно: "Чего, мол, сегодня припоздали, полдень уже скоро, а вас нет?" "Не сердись, - успокаивает её дочка, - будет вам обед". Достаёт моя Дёнка (жена) семечки и на ладошке протягивает синичке. Та берёт одну, тут же торопливо шелушит её, летит к кусту и суёт в раскрытый рот орущему от нетерпения птенцу.

Начинается птичья трапеза. Самец сидел рядом и зорко осматривался вокруг. Когда у ног копошились голуби он сидел спокойно, но стоило появиться собаке или кошке, пролететь сороке, как он подавал тревожный сигнал, и вся семья исчезала в кустах, пережидая опасность. Вскоре птенец осмелел и сам стал подлетать к щедрой ладошке, но долго не мог взять семечку и отшелушить ядрышко.

Так продолжалось недели две. Дёнка уже сама торопилась в парк угощать своих подопечных, которые радостным писком встречали свою кормилицу.

Наконец птенец окреп, стал самостоятельно кормиться. Тогда семья присоединилась к стайке синиц, живущих в этом месте парка, но долго ещё радостно встречала и провожала двух больших и добрых друзей.

Вот такую простую птичью историю поведала мне моя жёнушка и просила написать об этом.

ЛИСЕНОК

В Кисловодском парке часто можно было встретить фотографов с разной живностью: орлами, осликами, обезьянками. Но вялость этих животных, грусть и подневольность их чувствовалась всеми, и я никогда не видел, чтобы отдыхающие охотно фотографировались с ними, разве что дети. Люди чаще всего стояли, смотрели и жалели тоскующих по свободе "зазывал".

Вот и у фотографа, что у "Красных камней", был одно время молодой лисёнок, весёлый и общительный. Все его любили и охотно с ним фотографировались. К осени лисёнок подрос и стал линять, готовясь к зиме. Прибыль фотографа поубавилась, и он, не дождавшись новой зимней шубки своего подопечного, просто прогнал его. Голодный лисёнок, облезлый и худющий, стал выпрашивать еду у отдыхающих. Но бездомные собаки не потерпели конкуренции и быстро вытеснили его за пределы парка. Больше лисёнка никто не видел.

Прошла осень, прошла зима. Все думали, что лисёнок погиб. Но весной на самых дальних тропах терренкура стала выходить к людям молодая, красивая лисица, доверчиво брала угощение и быстро скрывалась в густой чаще леса, И приятно думать, что это и есть тот самый жизнерадостный лисёнок, не потерявший доверия к людям.

 

"Литературный Кисловодск", N52

ДВОЕЖЕНЕЦ

Весна. Прилёт скворцов. День птиц. Постройка и развешивание скворечников. Кто не помнит милой сердцу картины детства и юности, когда каждое утро тебя встречало ласковое солнце и задорные рулады вернувшихся с юга птиц. Скворцов прилетало так много, что почти в каждом подворье висело по нескольку скворешен. Осенью, сбившиеся в громадные стаи, они тучами поселялись в степи у кошар и животноводческих ферм, тренируя там свою молодь и готовясь к перелёту на зимовье.

Так было много лет. Но потом их становилось почему-то всё меньше и меньше, пока они почти что совсем не исчезли. Объясняли это тем, что начали везде опылять поля ядохимикатами, и у нас, и в краях их зимовья, (в Англии, Франции, Испании и других тёплых странах).

Прошло несколько десятилетий. И вот снова появились у нас эти весёлые весенние гости: сначала единицы, но с каждым годом их становилось всё больше и больше. Снова замелькали на деревьях скворечники, снова зазвучали по весне задиристые рулады самцов, которые прилетают первыми, осматривают понравившееся им жилище, чистят их, и песнями привлекают самочек, прилетающих позднее. Те придирчиво осматривают скворечник и делают свой выбор.

Сложившаяся пара начинает основательно строить своё семейное благополучие: устилают гнездо пухом и отбиваются от агрессивных соседей, старающихся нахально захватить чужую квартиру.

В прошлую весну мой зять, Иван, сколотил несколько скворечников и развесил их в селе на даче. Один, двухэтажный, прикрепил на тутовине. Вскоре прилетел скворец и поселился в нём. И теперь целыми днями звенели его призывные песни: и мяуканье котов, и блеянье коз, мычанье коров, и вообще что-то заморское и непонятное. Примерно через неделю появилась и будущая хозяйка жилья. Стали обустраиваться.

Второй этаж скворечника несколько дней пустовал, а потом в нем поселилась другая скворчиха и стала тоже устраивать своё жилище, не нашла она, видно, нигде свободного самца. И что же? Звонят нам наши родные и сообщают, что не прогнали её первые жильцы, приняли в своё сообщество. Мало того, самец теперь старался за двоих: то пух к себе несёт, то к соседушке. А когда самки сели на яйцекладки, то ему пришлось кормить обеих. Довольны зять с дочкой, любуются, хвастаются перед соседями такой диковинкой.

Вывелись вскоре птенцы, пищат, высовывают горластые рты из летков, корма требуют. Мечутся самки, стараются накормить прожорливое потомство. Тяжело пришлось и "двоеженцу", но не сдался, выдюжил.

Когда окрепла орущая молодь, малость оперилась, то покинула скворечник, и несколько дней птенцы перепархивали с ветки на ветку, стараясь первыми перехватить корм у подлетавших родителей, которые уже не могли разобраться, где свои, а где соседские. Кормили всех...

Заканчивалось лето. Каждый день табунок птиц, переночевав на тутовине, улетал кормиться на луга у реки, а потом все объединились в большую стаю и поселились в степи у реки Карамык, где стали готовиться к отлёту на зимовку...

Но каждый год, за день до отлёта, прилетают они к своим гнездовьям прощаться с родными местами. И тогда целый день мы слушаем их тихую прощальную песню. Видно и им тяжело расставаться со своим домом, со своей малой и по своему любимой родиной...

На другой день ранним утром осиротеют их скворечники...

НАХОДЧИВЫЙ ДЯТЕЛ

Загрустила осень, заплакала моросью. Испугались ласточки, заметались, сбились в табунок и хмурым утром покинули родные края. Улетели и скворцы. Грустно стало на даче.

Мечется дятел, ищет место, где бы ему перезимовать. Присмотрел он пустующий синичник, сунулся в него: всем хороша тёплая квартира, да уж больно узкая дверь, не пролезешь. Примерялся дятел, примерялся и решился подогнать её под свои габариты.

Вышла дочка посмотреть, что за стук такой во дворе. А это дятел долбит и долбит крепкую доску синичника. Не стала мешать ему дочурка, в дальний угол сада пошла работать. Несколько дней слышалась барабанная дробь дятла. И вот по вечерам стала хозяюшка замечать, как дятел, осмотревшись, не подглядывает ли кто, быстро залезал в своё новое жильё и устраивался в нём до утра. Сперва опасался работающих внизу, а потом так осмелел, что стал нетерпеливо покрикивать на дочку с зятем, чтобы не мешали ему заниматься своими делами, и сердито верещал на соседскую кошку, которая постоянно вертелась внизу, выпрашивая себе что-либо на ужин...

Прошла зима. Зазвенели ручьи. Пробилась на пригорках первая зелень. И вот задористо раскатились первые звонкие рулады прилетевших скворцов. Началась новая волна подготовки к появлению молодой нарождающейся жизни. А нашему дятлу не повезло: прогнал его скворец, которому понравился такой удобный синичник. Удивлялись мы: как такой крупный дятел, с таким мощным клювом спасовал перед каким-то скворцом, который на вид казался слабее его. Но, что было, то было, и мы в это лето очень редко видели мелькавшего среди веток знакомого нам дятла.

ДОБЫЧА

Был грустный день. Не потому, что я на рыбалке ничего не поймал. Наоборот, и клёв был хороший, и улов приличный, и день ласковый, тёплый. Смотрел я, как в садке плещутся пойманные мною усачи, пара сазанов и сомёнок приличный среди них хвостом шевелит, сердце радует. Вновь и вновь смаковал минуты азарта, когда видел уходящий под воду поплавок, упругий удар подсечки, пронизывающий током руку, дугой изогнутое удилище и звон натянутой лески, со свистом разрезающей воду. И, наконец, финал - бьющуюся на суше рыбу - мою законную добычу. В такие моменты хотелось, чтобы кто-нибудь увидел улов и позавидовал бы моему везению и умению.

Но настоящий рыбак не очень-то делится своими секретами и прикормленными местами. Вот и я мало обрадовался парню, который появился недалеко от меня и стал стрелять из "воздушки", целясь во что-то невидимое на другом берегу реки.

Приходил он и вчера, и позавчера, и мне было непонятно и интересно: во что же он целится. И вдруг, после очередного выстрела, что-то затрепыхало, закувыркалось, и по воде поплыла подбитая им дикая утка. Я опешил, а парень быстро разделся, перешёл вброд реку и подобрал свою добычу. После он оделся и, довольный, отправился с уткой домой.

А для меня день внезапно погас - ни тепла, ни солнца, ни радости улова. Стало грустно: а что же я здесь делаю? Чему радуюсь? Жаль было утку, а за рыбу почему-то не переживал, привык, видимо, уже...

После окончательно успокоился: что же, теперь ничего не есть?

Ведь всё кругом живое. И - философское - пользуйся, человек, но не жадничай, будь душою добр.

 

"Литературный Кисловодск", N54

ГРУСТНЫЕ ПЕСНИ

В моём рассказе "Двоеженец" о скворцах говорилось, что вновь, после почти полного их исчезновения, они расплодились, и каждой весной село наполнялось их ликующими руладами. Но в эту весну не слышно было призывных песен. Что произошло с сельской стаей, неизвестно, но прилетело их очень мало, и большинство скворечников весь март пустовали, пока их не заселили воробьи.

И вот в начале апреля ранним утром зазвенела призывная песня скворца. Целую неделю он готовил к новоселью скворечник, прихорашивался и свадебными песнями зазывал к себе самок. Но их почему-то не было. На второй неделе к нему присоединился другой самец. Сперва они азартно дрались между собой и старались песнями перещеголять друг друга, но к концу недели, грустные, молча сидели, теряя надежду на счастье. Вскоре второй улетел искать удачи в другом месте, а первый остался, но песни его становились всё тише и печальнее. Так прошло ещё две недели.

Сейчас он не поёт. Присоединился к стайке воробьев и вместе с ними копошился в огороде, отыскивая корм. Грустно смотреть на его вялые движения и какое-то безразличие к окружающим событиям. Жаль его, и непонятно почему весна осталась без их звонких, задиристых песен. Где остальные, и как им помочь - душа не находит ответа.

На днях вернулась с дачи дочка и дополнила эту историю. Перед вечером пролетала мимо небольшая стайка скворцов. Увидев её, наш горемыка встрепенулся и вновь запел свою призывную песню, в ответ пролетавшие гневно ответили и улетели. Но вскоре вернулась одна самочка, села от него невдалеке и недовольно пыталась ему что-то пояснить. Видно, звала примкнуть к стае, но, не получив согласия, улетела... Таков конец этой истории.

О СОВЕ И СОВЯТАХ

Этой весной большинство скворечников пустовало, и в них поселились воробьи. Вскоре запищало их потомство. Закопошились воробьи в огороде, отыскивая корм. Тащат его в гнездовья, кормят горластую свою ораву, а сами зорко смотрят по сторонам: нет ли где какой напасти. А горя у воробьев полным полно: то сорокопут кого схватит, то ястребок молнией налетит и выхватит из стаи зазевавшегося, то сорока заметит и добьёт ослабевшего, то сычик ночной ухает, страху нагонит, из постели очередного вытащит. А в это лето появилась на даче сова. Нахально, даже днём, усядется на скворечник, заглядывает в леток и время от времени жутко ухнет и ждёт: не выпорхнет ли на свою погибель ошалевший от страха воробей, не высунется ли любопытствующий глупый молодняк. И частенько удаётся ей поживиться свежатиной. Один раз даже взрослого воробья за голову схватила, но из летка не смогла вытащить. Так и остался он, полуразорванный, внутри, пока его не вытащили и не выбросили вниз сородичи.

Возмущаюсь я такой обстановкой, говорю зятю и дочери, чтобы прогнали наглую сову, но не слушают меня, поясняя, что и совам кормиться надо, а воробьи, мол, давно ко всему приспособились, под крышей гнездятся. А сову эту с двумя совятами сосед от себя прогнал, вот они здесь и поселились.

И продолжает ухать сова над скворечниками, а совята рядом пищат и рты от голода разевают. Я бы, конечно, не выдержал таких баталий, отогнал бы подальше эту наглую компанию, заступился бы за воробьиное, беззащитное, по-моему, племя, но у молодых своё понятие о справедливости. А жаль: слабые всё-таки нуждаются в защите.

ПЕРВЫЕ ПЕСНИ

Мало кто знает, что в Кисловодске первыми весной запевают дрозды. Примерно со средины февраля в тёплые дни воздух наполняется тихой и нежной мелодией. Ещё не веришь, вслушиваешься, но уже понимаешь: это первые, пробные голоса идущей к нам долгожданной весны. Стоишь, вслушиваешься и делишься новостью с прохожими.

Через несколько дней к песням дрозда присоединяется робкое треньканье синиц. И вскоре весь парк наполняется их разноголосым жизнеутверждающим пением. "Скворцы прилетели, скворцы поют", - часто слышу я голоса отдыхающих. И многие не верят, когда я поясняю, что это не скворцы поют, а дрозды. Ну да бог с ними, главное, что все радуются и весне, и их дружному пенью.

Недавно отмечалось 220-летие со дня рождения А.С. Пушкина. В парке у его памятника играл оркестр, выступали известные литераторы, местные поэты читали свои стихи. На другой стороне Ольховки расположились на скамейке мы с женой и дочкой, смотрели и слушали их выступления. Рядом с нами сидел на ветке дрозд и каждый раз сильно негодовал, когда играл оркестр, всем своим видом и поведением показывал, как ему не нравится, по его мнению, плохая игра. Когда у памятника всё замолкало, дрозд начинал так вдохновенно петь, как будто показывал всем образец для подражания. Отдыхающие удивлялись и одобряли такое поведение дрозда, его доверчивое отношение к рядом сидящим и проходящим людям, хотя такое доверие не всегда безопасно.

Построили этой весной дрозды гнездо в неработающем старинном стеклянном фонаре, что стоит у родника недалеко от "Стеклянной струи". Спокойно сидела дроздиха в гнезде, высиживая потомство над головами прохожих, которые могли даже рукой до неё дотянуться. Отдыхающие удивлялись такой доверчивости и старались спокойно пройти мимо. Но нашлись всё же глупые, скорее всего подростки неразумные, выпотрошили гнездо и бросили его на тропе. Грустно, конечно, но в жизни ещё и не такое бывает.

СОДРУЖЕСТВО

В рассказе "Находчивый дятел" говорилось, как он расширил леток синичника и заселил его. Сперва живущие вокруг птицы, особенно воробьи, всячески сопротивлялись его появлению, но со временем притерпелись и не обращали на него никакого внимания, как бы приняв в своё сообщество. Но этой весной, когда он улетел по своим делам, неожиданно всполошились воробьи, заметались у синичника, облепили его, даже пытались протиснуться внутрь, стараясь кого-то оттуда выгнать. Долго стоял гвалт во дворе, пока не вернулся с кормёжки дятел. Он смело ворвался в своё жилище и быстро расправился с новосёлом. Им оказался небольшой, другой породы дятел, который, ощипанный, бросился наутёк, сопровождаемый воинственной ватагой воробьев, не давшей уже "своего" соседа в обиду. Так впервые поняли мы, что окружающие, даже разномастные, образуют сообщества, чтобы противостоять различным невзгодам нелёгкой их жизни.

 

"Литературный Кисловодск", N62

НАХАЛЬНЫЕ СОРОКИ

Живёт с нами наш друг и помощник - Рыжик. Много лет уже живёт, состарился, но всё ещё бодрый, облаивает всех, проходящих мимо наших ворот, гоняет по саду соседских котов и ревниво оберегает свою миску с едой от назойливых сорок, которые приспособились ловко и нахально таскать у него кусочки мяса, которыми щедро его угощаем. Сытый Рыжик давно к этому привык и равнодушно смотрит на настырность таких воровитых соседей, как сороки, которые смело выхватывали лакомые кусочки из-под самого его носа. Скоро сороки обнаглели от такой вседозволенности и гнали от миски всякую другую летающую мелкоту.

Терпение моё закончилось, когда они и на Дёнку стали так неистово верещать, отгоняя от заветной миски, что я комьями земли охладил их яростный пыл.

С этого дня стоило мне выйти на крыльцо, как сторожевая сорока подавала тревожный сигнал, и вся их непоседливая компания надолго покидала кормное место, и тогда остальная летающая мелкота начинала суетиться у еды, попискивая и тревожно оглядываясь по сторонам.

КОШАЧЬЯ ДРУЖБА

Все знают, что собаки не любят кошек и везде их гоняют. Но бывает и много исключений. Вот одно из них, рассказанное мне дочкой и зятем, живущими летом на даче в моём родном селе.

Этим летом прижилась с ними небольшая приблудная собачонка и стала их везде сопровождать. Идут ли они на речку (а они оба заядлые рыболовы) или в лес, она всегда рядом, даже речку переплывает, чтобы быть вместе. А когда они в отъезде, то приблудная терпеливо ждёт у калитки их возвращения.

Соседский кот, которого дочка постоянно балует пойманной рыбкой и молочком, долго фыркал на непрошенную гостью, но постепенно смирился и так к ней привязался, что стали они вместе есть из одной миски и спать, прижавшись друг к другу. Теперь они вдвоём сопровождали взрослых на рыбалку у реки.

Очень Таня с Иваном удивились, когда кот стал облизывать мордочку у собаки после еды и приглаживать на ней помятую шерсть.

Вот тебе и дружба кота с собакой! Даже соседи приходили смотреть на такое редкое явление, как неразлучная дружба кота и собаки.

Лишний раз приходится удивляться: как много в нашей повседневности бывает нового и интересного.

О ВОРОНЕ

Слушаешь рассказы бывалых людей и убеждаешься: нет, не глупая вокруг нас всякая живность, а очень даже сообразительная и находчивая. Вот к примеруповесть о вороне, рассказанная мне знакомым рыбаком.

Пошёл он однажды зимой на рыбалку. Пробил несколько лунок, наживил крючки, опустил снасти в прорубь, закрепил на льду лески и стал невдалеке пробивать новые лунки. Машинально оглянулся на оставленные снасти и удивился. Сидит у лунки ворона, хватает клювом у воды леску, подтягивает её к себе и прижимает ко льду лапой, чтобы не скользила обратно в воду. Так и вытягивала ворона леску, пока не показалась небольшая рыбёшка. Схватила она её, сорвала с крючка и проглотила. Разжала лапу, и леска вновь соскользнула в воду, а ворона спокойно отправилась к следующей лунке.

- Очень удивился я её сообразительности, - рассказывал потом рыбак, - но всё-таки прогнал умнющую птицу: не оставаться же мне без улова!

ПТИЦЫ КИСЛОВОДСКОГО ПАРКА

Каждый день основной людской поток вливается в Кисловодский парк через его главный вход - Колоннаду - и старается пройтись вдоль говорливой Ольховки к источникам целебной воды. Потом многие из них садятся на скамейки, слушают успокаивающий шелест зелёной листвы, шум небольших водопадов, воркование голубей, подбирающих брошенный им корм, и копошащихся в траве чёрных дроздов. И кажется, что вот оно единение человека и природы, вот оно умиротворение и спокойствие. Так думал и я, пока повнимательнее ко всему не присмотрелся.

Вот возится в траве дрозд, кормится, ищет и вытаскивает из земли дождевых червячков. Подлетает к нему другой и тоже начинает искать пищу. Первый яростно набрасывается на непрошенного гостя и гонит его со своей территории. Это его владения, и он не потерпит чужака, даже своего сородича. Другая полянка - другой хозяин. И так по всему парку. Что интересно - каждый пробует полакомиться на территории соседа: им, как и людям, думается, что у других - вкуснее.

Точно такие же сражения и среди голубей, которые, в отличие от дроздов, держатся небольшими стайками, так легче заметить опасность - их зорко высматривает небольшой ястребок, выбирая удобный момент для атаки. Небольшая стайка голубей выпрашивает корм непосредственно у Нарзанной галереи, путаясь у людей под ногами, основная масса - за картинами для продажи, следующая - у поворота тропы к Красным Камням. Остальные распределены группами до мостика капризов, даже несколько пар выпрашивают корм на дороге к музею Ярошенко. Есть ещё несколько групп по дороге к Красным Камням, да и в остальных местах встречаются тоже. Как говорится, свято место пусто не бывает.

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: