Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы авторов "Темного Леса"
Страница Ольги Таллер
 
Стихи
Избранные стихи
"Дом на озере"
"Мозаика 2011"
"Облики-состояния"
"Архит"
Фотографии и рисунки
Акварели - 1
Акварели - 2
Фото Москвы
Ольга Таллер

Ольга Таллер

СТИХИ


к оглавлению



* * *

Как даль морская долог в детстве час.
Минуты-волны и секунды-брызги
медлительно-ажурно каждый раз
вздымаются, объёмны, ярки, близки;
имеют запах, вкус и цвет, - звучат
и, замирая, длятся в нас часами...
Так, радостью приковывая взгляд,
идёт волна в картине Хокусаи.
___

И длятся годы - лишь до тридцати,
а после - мчатся, скорость набирая...
Так незаметно может год пройти!
Вот снова осень, хмурая, сырая,
а я ещё от прошлой, золотой
не отряхнула листья с плеч и мыслей...
Я не прошу мгновение: постой,
мечтаю лишь: не убегай так быстро...
___

О, Время! Как же за тобой успеть,
не торопясь ни в мыслях, ни в поступках, -
сыграть, построить, вылепить и спеть
всё в тех же, уменьшающихся, сутках?
Мы всё ещё растём, и нам тесны
становятся не платья, а недели.
И, оставляя прелести весны,
влетаем в новогодние метели...

    1987-1988



БОТТИЧЕЛЛИ. ВЕСНА. РОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ.

Движенье линий, движенье струй,
лучей танцующих лёгкий свет.
Улыбки, тающие вослед
пенью невидимых тонких струн.

Улыбки, тающие вослед
неведомому. Что впереди? -
Мгновенное! - и иного нет
времени.
    Юность! Не уходи,
танцуй, прозрачная, в голубой
долине, в лучах и цветах весны,
на морском берегу -
    и, пленясь тобой,
вновь золотые увидим сны.

    1985



* * *

На поэтический "юг"
еду. Часы проходят,
но остаётся след.

Цепочка следов не вдруг
на водопой приводит -
может быть, - много лет

двигаться неуклонно,
чтобы испить глоток
свежей воды холодной.

Так я ищу поток
чистый, незамутнённый,
блещущий водопад.

И километры строк,
макулатуры тонны -
поисков результат.

    13 февраля 2006г.



ОСТРОВ

Удары волн, порывы бурь
терпел мой остров,
где зелень рощ, воды лазурь,
закаты пёстры,

где я с друзьями... И напев
давно звучащий,
метаморфозы претерпев,
приходит чаще

из толщи лет, из забытья,
минуя волны,
и год спустя, и век спустя -
тем и довольны...

Французским словом "isola"
привычный образ
и способ жизни назвала
и новый возраст...

Порыв реальности сдержав,
мои плотины
крепки, замок надёжно ржав -
так инстинктивно

скрываюсь за оградой строф...
Сюда, отчаясь,
с других волшебных островов
я возвращаюсь.

    25 окт. 2007



НЕСЕБР

Вступая под тёмные своды,
забыть мы пытались о том,
что снова потянутся годы,
когда мы не будем вдвоём.

Мгновенья ловили - старались
мы счастье в руках удержать.
Мы за руки крепко держались,
чтоб лучше друг друга понять.

По улицам старым Несебра,
где мы проходили вдвоём,
промчалась крылатая зебра,
которую - жизнью зовём.

По белой полоске ступали,
неспешно, неслышно скользя,
дышать мы боялись, но знали:
минуты продлить нам нельзя.

Мы видели ясно границу
той сказочной белой черты,
где ждёт чёрных дней вереница,
где наши оставим мечты.

И всё ж - до последней минуты
рука оставалась в руке.
Не верилось нам почему-то,
что счастье уступит тоске...

Уходят Несебра соборы,
стирается в памяти день,
и, грустные радуя взоры,
двойная плывёт наша тень.

    1979



ВОЗВРАЩЕНИЕ

На годы меня погрузил ты в печаль.
И волны печали омыли меня,
и скрыли от света и дня.

Но суть моя - радость.
Она пробивалась
сквозь волны печали -
и близкими стали размытые дали,
и я на поверхности
вновь оказалась.

И солнце земное меня ослепило.
Какими цветами меня окружило,
какими глазами, какими друзьями!

О, сила любви есть волшебная сила.

    1980



* * *

Как скоро я поверила в тебя,
о, краткое моё живое счастье!..
Тебя как птицу в дом мой залетевшую,
к груди я прижимала с восхищеньем
и трепетом.
    Она не улетала,
не билась, не рвалась из лёгких рук,
сокровищем жила в руках моих...
И я привыкла к мысли, что она -
моя, со мной останется навеки...
Вдруг, вырвалась из рук живая птица,
неприручённой, дикой в небо взмыла.

И молча наблюдаю я полёт
чудесной птицы, быстрой и свободной.

    1980



ИМПРОВИЗАЦИЯ

Мы производим звуки чудесные,
недолговечные как цветы -
они взошли, распустились песнями,
и вот - забыли их я и ты.

Природой быть не дано им вечными -
не монументы возводим мы,
игрушки дарим, дети беспечные,
то брызги света средь вечной тьмы.

Как солнца лучи, неуловимые,
улыбку счастья рисуют нежно.
И как сокровища, нами любимые,
мы их теряем, бросая небрежно.

    1980 (1981)



* * *

Играй, моя флейта, звучи.
Для мира божественный звук,
небесного света лучи
ты веером сеешь вокруг.

Не многие стали добрей,
согретые звуком твоим.
Но всё же мы песней своей
хоть чьи-то сердца веселим.

На звуки твои корабли
идут, покоряясь мечте.
Безумцы плывут от земли,
свой путь посвятив красоте.

Стремятся, беды не боясь,
и гибнут на этом пути.
Но гибнут - победно смеясь.
И равных им вновь не найти.

Забыть я готова мечту!
Друзья, вы погибли в волнах...
Ища лишь одну красоту,
я вас потеряла в мечтах...

Стою на пустынной черте.
И выпала флейта из рук,
уже неподвластных мечте,
и замер божественный звук.

Мечта - это бред, это сон,
ушедшего солнца лучи,
то сердца беспомощный стон...
Не пой, моя флейта. Молчи.

    1980 (81)



В РАКОВИНЕ

Живём в перламутре.
Лишь нежные краски
на нас отраженье бросают своё,
и эти оттенки - лишь бледные маски
миров, средь которых мы строим жильё.

Любовь, что слепит и сжигает как пламя,
и дружба, как солнечный свет золотая,
сквозь плотные створки проникли случайно,
как розовый отблеск и палевый отсвет.

А чёрная пропасть отчаянья, страха,
жестокости смерч безнадёжно-свинцовый
для нас отражаются бледным экраном
в глаза - мимолётною серою тенью.

Ярчайшее синее небо свободы,
тот мир беспредельный и недостижимый
нам видится в наших бликующих стенах
едва-голубым, разбелённо-прозрачным...

О, если бы звонкой струною, аккордом
хотя бы на миг наша жизнь зазвучала!
Мы видим так мало, мы слышим так слабо,
и чувствуем мы осторожно и вяло.

    1980



ВОСПОМИНАНИЕ

(скользящая терцина)
Покрыты горы снежной пеленой,
и на восходе алая вершина
господствует над смутной белизной,

но белизна растёт неудержимо -
и алый пик теряет остроту,
красу и яркость, что нерасторжимы.

Восходит солнце - тёмных скал гряду,
ущелий складки превратив в единый
мир без теней и красок - всё в свету!

Но не забыть нам ясную картину,
как луч-предтеча вспыхнул, озарив
огнём небес холодную вершину.

И, память нам навек обогатив,
дня наступающего алый вестник
растаял, как вступительный мотив

в лучах-аккордах светозарной песни!..

    1982



СОНЕТ

Моя любовь жила в сияньи дня,
в надежде и в счастливых совпаденьях,
среди весны желания храня,
мечтою в неосознанных решеньях.

Кружилась от дыхания земля,
надёжною казалась эфемерность.
С камней сойдя на путь из хрусталя,
сместилась тяжких дней закономерность.

И приближенья ненавистной тьмы
не замечала долго я, пылая...
Как далеки внезапно стали мы,

как призрачны желанья, исчезая...
Спустилась тьма - забыла я мечту,
беззвучно погрузилась в темноту.

    1980



БАЛЛАДА

I

На холме высоком замок стоял,
Завершая пейзаж удачно.
Заходящего солнца луч освещал
Комнаты в башне мрачной.

В той башне уныло принцесса жила
И жизнь свою проклинала,
Во тьме просыпалась, в полусвете спала,
Всё о мире большом мечтала.

Ожидала: появится принц у ворот,
Украдёт её из светлицы
И при ярком свете женой назовёт,
И поселит её в столице.

В тесной башне металась, а солнечный луч
Озарял и красил покои.
Но застывший взор её был колюч,
Она руки ломала с тоскою.

II

Вот принц появился на белом коне -
Властитель грёз полуночных.
Ах, всё сбылось, что являлось во сне -
Все виденья грёз непорочных.

Вдвоём на могучем своём скакуне
То лесной, то горной тропою
Они скачут, и принц к молодой жене
Обратился с речью такою:

О ты, что годы меня ждала,
К тебе сквозь годы я ехал -
И за лесом лес, за скалою скала
Отзывались радостным эхом.

Впереди - столица, и шум, и свет,
И власть, и жизнь, а не грёзы...
И так же звучен принцессы ответ,
И счастья сияют слёзы.

III

И вот она - жена короля.
В столице она живёт.
О, как богата её земля,
Послушен её народ.

Как чуден дворец - убранство и вид -
О нём вокруг говорят.
А взгляд королевы радость дарит,
И пышен её наряд.

Ко дворцу стекаются, к ней идут
За справедливостью все -
И она вершит соломонов суд
В величавой своей красе.

Король гордится своей женой.
Он полмира ей подарил.
Любовью, могуществом, новизной
Он ей дорог, он вечно мил.

И полон наследников их дворец -
Как их голоса звенят!
А старший из них - большой молодец -
Читает все книги подряд.

IV

И годы летят, довольство даря,
Исполняя её желанья...
О чём она грезит, когда заря
Пробуждает её сознанье?

Всё чаще теперь вспоминает она
С нежностью и волненьем
Как отзвук свирели волшебного сна
Как отсветы звёзд - с сожаленьем

Дни девичества в тесной светлице своей
На вершине каменной башни
И солнца лучи, приходившие к ней,
Грёзы чистые - день вчерашний...

    1981



* * *

В тиши и чистоте под тонким слоем пыли
алмазной - жёсткой и сверкающей, под слоем
блестящей, тонкой и нарядной скорлупы
надёжно спрятано, таится "я" второе
от взоров вечно-невнимательной толпы.

О нём не ведают, кто знал - и те забыли...
Под оболочкой так гулять ему просторно -
не ограничено и не запрещено,
оно по-прежнему резво и непокорно,
незримое, не успокоится оно.

    1981



* * *

Лесная дорожка, лесная тропа,
которой касалась людская стопа
легко и нечасто, нас манит приветно -
то шире она, то в траве чуть заметна...

Скользнули по ней под еловый навес -
и солнце как будто исчезло с небес:
лучи золотые у леса прервались,
лишь редкие блики в корнях затерялись.

А солнце над полем всё так же висит,
и так же надрывно кузнечик звенит...
Но там продолжается сказка иная,
а нас ожидает тропинка лесная.

    1981



* * *

Лесная весёлая сказка!
С оленями, зайцами, белками,
листвы бархатистою лаской,
ручьями прозрачными мелкими

и тенью - глубокой и плотной,
ветвей кружевной плетёнкой,
с запутанной, длинной, дремотной
ведущей нас нитью тонкой.

Как долог наш путь к счастью!
Обрывается часто сказка...
Но свяжем отдельные части
и - вновь далека развязка!..

    1981



ПО ТЕЧЕНИЮ

По Абаве тихой, по мелкой реке
впервые плывём в надувном челноке.

Столь узкою речка в лугах зарождалась,
что лодка едва в берегах умещалась,
с трудом удавалось направить весло,
но лёгким течением вдаль нас несло.

Луга перелесками тихо сменялись:
и сразу за ними опять продолжались,
по ходу реки расстилаясь, луга,
и чуть расступались её берега.

Вот начали плавно они повышаться,
и стал наш обзор постепенно сужаться:
осокой, кустами пейзаж заслонён,
и вётлы склонились с обеих сторон.
Плывём в коридоре зелёном, в широкой
тенистой аллее - зеркальной дорогой.

По Абаве - тихой ленивой реке -
беззвучно скользим в надувном челноке.

Струится вода, навевая покой,
не речкой змеистой - широкой рекой.
Уже берега далеко расступились,
откосы высокие их обнажились,
и, тёмной стеною венчая откосы,
стояли прямые деревья-колоссы.
Густея, чернел их пушистый навес.
Казался угрюмым неведомый лес.

Пленясь чернотою таинственных елей
и вёсла оставив, на лес мы глядели.
В нём, замкнутом, целый скрывается мир:
разбойник весёлый справляет ли пир,
волшебники ль, в мантиях, мохом покрытых,
творят заклинания богом забытых,
от взоров сокрытых безвестных существ
иль варят напитки из хвойных веществ,
а может, внутри там не чаща глухая -
страна в глубине существует лесная,
и с давних времён там еловый народ,
никем не замечен, доселе живёт...

Что там обитают иные созданья,
сомнения не было. Все ожиданья
стремились в суровый загадочный лес,
а яркое солнце светило с небес.
Под этим весёлым ликующим светом
лес виделся белою сетью одетым.
Как свежей листве бархатистость дана,
так старому лесу к лицу седина.

Но что это, ели? С какими сетями
вы тёмными соприкоснулись ветвями?
Прозрачнее марли лесной крепдешин
легчайшей фатой ниспадает с вершин.
Кто мастер искусный, что ткал драпировку?
Быть может, мы сделаем здесь остановку,
узнаем, кто место сие населил,
кто шалью тончайшею сверху укрыл?

Волшебным покровом окутаны ели...
Увы, мы проникнуть туда не посмели.
Молчаньем нездешним нас к лесу влекло,
теченьем неспешным нас мимо несло...

Уже не увидим волшебников умных,
уродцев еловых, разбойников шумных
и тех, что представить себе не смогли, -
они в тот же миг в небылое ушли.
Помедлите, вдруг ещё встреча возможна!..
Но наша решимость минутна, ничтожна -
ведь мы не бывали в волшебных лесах,
и борются в нас любопытство и страх;
последний - сильнее. Хоть мы не спешили,
но странное место покинуть решили.
А солнце всё так же светило с небес.
И мы миновали таинственный лес.

Сюда мы уже никогда не вернёмся.
Мечте уплывающей вслед улыбнёмся...

По Абаве, медленной тихой реке,
лениво скользим в надувном челноке.

    1981



ГНОМЫ

Посвящено А.П.

1

В небе - маленькие гномы.
Колпачок - звезда.
Согласятся ль астрономы
с этим? - Никогда.

Но живёт под звёздным небом
молодой поэт,
старый друг мой, тот, что не был
у меня сто лет, -

он согласен, он согласен
на луну шагнуть.
Ах, надёжен и прекрасен
славный звёздный путь!

2

Если ты с поэтом дружен, -
опасайся бед.
Всех он любит, всем он нужен,
всем он даст совет.

То порхает беззаботно,
то безмерно удручён,
принимает сам охотно
и от нас советы он, -

но своё имеет мненье.
Хоть изменчиво оно
и подвластно настроенью, -
всё же спорить мудрено.

3

Шарик - каждая планета, -
поучает астроном.
Вечно пуст карман поэта,
если он - не эконом.

Не согласен с астрономией
плоский лунный круг.
Не согласен с экономией
мой безумный друг.

Ходит он на все рожденья,
он дары приносит всем.
Но какое невезенье -
пуст карман его совсем.

4

На луну мудрец уставился,
взгляд его застыл...
А мой друг туда отправился,
со звездой уплыл

и, как видно, стал недавно
с гномами дружить.
Как светло! Легко и славно
звёздочки дарить.

Денег нет - он их не тратит.
Выпрямляясь во весь рост,
звёзды рвёт... а вдруг не хватит
всем добытых с неба звёзд?

Всем - конечно же не хватит
сорванных им звёзд...

    1981



ОСЕНЬ

поэма

I. Ночная песня

Я жить без тебя не хотела.
Земля опустела.
Ждала - с полпути обернёшься,
опомнясь, вернёшься...
И зов мой безмолвный
услышала звёздная россыпь,
и в море сквозь волны
осколки луны разбегались
дорогой змеистой,
апсарой, танцующей в блеске
своих украшений, -
смеющейся, тающей в пляске...
И звать бесполезно -
ведь звук потеряется в шуме
прибоя, а слёзы
сливаются с морем солёным.
И тьма повторяет:
потерян! - о страшное слово,
что губы смыкает...
И ночь повторяется снова.

II. Утренняя песня

Начинаю полёт, -
весела, светла, безмятежна.
Я встречала восход.
Было море светло и нежно.
И солнце смеялось,
от моря в венце отделяясь...
И всё сначала.
Год прошёл - вновь я солнце встречала,
что над морем висело
в венце - и в воде повторялось,
сияло и грело,
над болью и тьмой смеялось!
Начинаю в печали, -
легка и светла наружно.
Лес и горы венчали
меня короной жемчужной,
и в этом венце возношусь,
легко отрываясь
от земли, по которой,
хотя и едва касаясь,
я всё же ходила
и всё же земного желала...
Но - с этим кончено, милый.
Пою сначала.

III. Полдень

Как курганов холмы
обрастаем цветами, друзьями -
их приветствуем мы
и готовы заняться делами...

Только, - милый, - костёр не погас,
он горит, незаметный,
потому лишь, что полдень сейчас,
а не миг предрассветный,

тот, где солнца чарующий лик
мы с тобой разглядели, -
колдовской, ослепительный миг -
отчего ж мы не смели

чуть продлить его, веру храня,
тихо сдались без боя?
И в безжалостной яркости дня
мы расстались с тобою?..

Тот мучительный день не погас,
продолжается ныне,
разделяя несхожестью нас
в многолюдной пустыне...

Новых дружб молодые ростки
обещают спасенье
от привычной глухой тоски
воскресенье.

Если станут цветами,
им вечно цвести с этих пор,
если станут деревьями,
брошены будут в костёр,

он вновь разгорится,
а тьма и туман растают...
О забытые лица!
Друзьями как встарь обрастаю.

    1981



ОТШЕЛЬНИК

    От людей я далёк,
    я остыл, и в берлоге своей,
    и в огромной толпе,
    одинаково я одинок.

    Страстно к людям стремлюсь,
    но без них отдыхаю душой.

    Мне без них - невозможно,
    но как трудно с людьми!
    Хочешь с ними дружить,
    а они - обижаются...
    хочешь их разозлить,
    а они - улыбаются!
    А захочешь понять -
    заплутаешься словно в лесу
    в их словах и делах -
    не поймёшь, не найдёшь,
    только в сеть попадёшь,
    и чем глубже в сеть завиваешься,
    тем больше от них отдаляешься!

    И тем больше домой мне хочется!
    Но и дома мой путь не окончится.
    Дома - снова душа,
    беспокоя, спеша,
    снова к людям зовёт...
    Независимость - слабый оплот.

    1981



ПОЧТИ СОНЕТ

Нам холод тщетно демонстрировал искусство:
нас согревало наше радостное чувство,
в нас расцветая и стремительно, и смело,
в глазах сияло; сердце билось и горело.

Воспоминание о том со мной осталось.
Увы, но топливом негодным оказалось
для сердца - в душу проникая, леденило,
свет застилало; и весна была уныла,

и лето высечь не смогло ничтожной искры,
и путь не греет, хоть иду легко и быстро.
И в светло-жарко-ослепительной пустыне
в глазах темнеет у меня, и сердце стынет.

    1981



* * *

Детство - игра -
прочь со двора!

Мне легко идти,
весело в пути.
Резвость затаю -
медленней пою:

Строчки удлинив,
изменю мотив, -
и плывёт напев
юношей и дев,

что пленяет, тая,
над землёй взлетая -
он крылат и вечен,
звонок и беспечен...

Строчки удлиняются -
вновь мотив меняется:
звук теплеет, ширится,
со Вселенной мирится,
Землю обнимает,
мощно нарастает -
в нём звенят прекрасные
подголоски страстные.
В вихре вариаций
блеск импровизаций -
то многоголосное
поле цветоносное.

А строчки разрастаются
и новый ритм является:
то музыка спокойная,
торжественная, стройная.
Степенный строгий полонез -
прохладный августовский лес.

Но, многоцветье покоряя,
растёт мелодия другая:

Музыка вальса звучит вдалеке.
Мы уплываем за ней по реке,
тихо скользим. Отразясь в глубине,
лодка качается в такт на волне.
Лес окружает, слепит, золотист.
Тихо слетает, вальсирует лист.
Медленно пышный спадает покров,
к морю уплыть по реке он готов -
в кружеве чёрном, змеится, ярка,
гордо течёт золотая река.

Лес обнажённый затих, замирает...
Дождь подхватил и мотив продолжает:
капли стучат, ксилофону вдогонку,
ритмы сбивая настойчиво-звонко.
Всё заглушая, трещит мороз.
Вместо прозрачных и чистых слёз
белые мухи на белом парят,
шьют над землёю - спускают наряд.
Снегом одевшись, земля отдыхает.
Треск барабанный вдали затихает...
В воздухе синем кружатся искристые,
звёздам равны мотыльки серебристые.

Небо темнеет, темнеет... темно.
В доме мерцает большое окно.
Ветер - в окно, партитуру листая:
зал полутёмный и сцена пустая.
В яме оркестра грустно и чисто
тихо играют два строгих флейтиста.
Музыканты другие ушли незаметно:
своё отыграли - и скрылись бесследно.
Чуть светят в ночи
две тонких свечи.
А эти двое играют усердно:
звуки прозрачны, и лица бледны...
Чуть слышно шепча,
погасла свеча.
Один остался - сильнейший из двух,
но и он едва переводит дух,
на фразы длинней
не хватает дыханья.
Время, постой,
подари состраданье...

Но время бежит.
И в конце, как в начале,
торопит, спешит
и не знает печали.

Его заклинанье:
короче, короче!
Рвётся дыханье
в морозной ночи.

    1981



БАЛЛАДА О РАВНОДУШИИ

От всех невзгод надёжный щит -
спасительное равнодушье:
и оборону, и оружье
оно в себе таит.

Да не проникнет зло в тебя!
Твой щит спокойно отражает
его. Но люди окружают,
волнуясь и любя.

Ты и от них закрыт снаружи!
Но отражённым злом - стократ,
щит, ощетинясь наугад,
разит живые души.

Уже прирос к тебе твой щит,
в тебя корнями проникает,
а корни - стрелами венчает!
И душу вдруг пронзит...

И то, чем прикрывался ты,
душой становится твоею
и всё смелее и смелее
преследует мечты.

Не сохранился даже след
их нежных тонких очертаний...
Без ярких и живых мечтаний
тебя, былого, нет!

Посылка

Страшись паденья и удушья!
Во тьме ночной, при свете дня
грозит, незрима, западня
губительного равнодушья.

    1982 (1989)



* * *

В восторге замер на вершине
и смотришь вниз:
Там - далеко внизу - в долине
туман повис,

скрывая зелени кипенье
от глаз твоих,
леса, равнины, свет и пенье,
и нас двоих,

бредущих узкою тропою,
в руке рука...
Пойми, ведь это мы с тобою!
Но свысока

глядишь, - увяз в мечтах бесплодных,
в снегах своих
среди сверканья льдов холодных
и голубых

озёр, бесстрастно-неподвижных...
Молю, - проснись,
с вершин мечты, увы, не ближних,
ко мне спустись.

Туман рассеется, укажет
короткий путь,
тропинку в будущее наше...

    1982



ПЬЕСА ДЛЯ ФОРТЕПИАНО

Осенние листья - бескрылые птицы,
полёт их беззвучен. Земле возвратится
богатый убор усыпляемой чащи -
роскошным ковром, под ногами звучащим:
он глушит шагов беззастенчивый топот,
но слышен дубов нескончаемый ропот,
и жалобы сосен
(им ветер несносен),
и тонких осин замирающий шёпот.
    Ветер стволы их как струны колеблет,
    кроны-страницы листает и треплет,
    листья последние весело рвёт -
    синий полёт - золотой хоровод.
Кружатся листья,
кружатся головы,
кружевом голых ветвей окруженные,
веток плетением,
листьев смятением,
тихим падением заворожённые.

    1982



МОЛОДОЙ СПЕЦИАЛИСТ

Мне нужен солнечный свет и пенье,
сияющий взгляд...
А мне говорят: имей терпенье,
рисуй фасад.

Я лететь хочу в золотые дали,
в туман и дождь...
А мне работу новую дали:
закончишь - уйдёшь.

    1982



* * *

Нарушен мой покой, -
удобное и обжитое здание,
знакомое до мелочи,
привычкой
уютно окружившее сознанье, -
и всё же
изрядно обветшавшее с годами:
достаточно малейшего порыва
ласкающего ветра -
и здание разрушено.
С обрыва
летят, кружась, обломки и детали,
спускаясь в пропасть прошлого...
Свободна!
(Как в детстве от покоя улетала!)
Свободна я -
от стен и штор привычек
(в них добровольно
скрывалась я от мира,
но и мир
закрыт был для меня)
Свободна я -
передо мной открытия,
вокруг - простор,
над головою - небо.
С этих пор
довольно мне деревьев, солнца,
ветра,
наивных ощущений перемен,
восторга новизны.

    1982



ОСЕННИЙ ГОСТЬ

Долгожданный, неузна`нный,
мой вечерний гость!..
Тяжесть дня легчает странно,
отпускает злость.

День как день - в рывке, в движеньи,
в суете-борьбе...
О трудах, о достиженьи
расскажу тебе...

Слушал долго и с улыбкой
друг весёлый мой:
"День прошедший был ошибкой
и забыт тобой, -

так оставь старушке-лире
эту канитель...
Не пора ль, подруга, шире
постелить постель?..

Долго шёл я меж смирений -
мне не надо слов -
жизнь милее уверений
и богаче снов!..

    1982



КАРГОПОЛЬ. БЕЛАЯ НОЧЬ.

Лета северного милость
предвечерняя
молочно
светом в полусвет продлилась,
гладью озера открылась
в глубине полупрозрачной
белой ночи.
Неба цвет, почти утрачен,
повторяется в зеркальной
неподвижности озёрной.
Силуэт еловый, чёрный
распадается лекальной
кривизной ветвей провисших -
дуги сих ресниц печальных
прячут взоры истин высших.
Эти истины укрыты
тишиной лиловых далей,
леса тонкою границей
между небом и землёю...
Молчаливы часовые -
кони, птицы, травы, корни,
избы редкие, седые.
Эти истины хранятся
в сочетаньях и скопленьях
валунов округлых,
чаек -
белых - сонных, неподвижных.
долог взгляд до горизонта.
Свет и тайну
приближает к нам случайно
до полуночи дорога
в голубых полях бескрайней
белой ночи.

        1982-1987
        Каргополь, озеро Лача



* * *

Под колесом бескрайним время длилось,
вилось, текло и вдруг - остановилось.
Глаза в глаза устремлены с испугом:
узнает ли?
И - назовёт ли другом?
....................................

Но в тот же миг - соединились руки -
мы снова замкнуты,
мы в новом круге!
И в этом круге нам кружиться б вечно!

        1982



СОНЕТ 21 СЕНТЯБРЯ 1982 ГОДА

Багровым, рыжим, золотым горя,
вдруг что-то вспомнив, к нам вернулось лето:
ошеломила нас теплом и светом
вторая половина сентября.

Осеннее насмешливое солнце
к нам благосклонно повернуло лик -
он в сутки равноденствия проник,
осыпав землю сотнями червонцев.

На красно-жёлтом праздничном ковре
стоим, поверить радости не смея...
Ах, скоро мы опять простимся с нею

в лесу прозрачном, в смутном октябре.
И в призрачно грядущем ноябре
тепло забудем, серебро на смену...

        1982



* * *

Тихо кончился год, начинается новая сказка,
прежней сказки искристой серебряное продолженье.
И, завесу подняв, расширяю границы участка,
что, себе очертив, я наполнила сном и движеньем.

Круг общенья, летучий театр над горами, над лесом
выбирает площадку и тихо идёт на посадку,
чтобы действием судьбы зажечь и творящим процессом
усложнить и запутать старинную жизни загадку.

Сцена круглая, купол и зальчик воронкообразный...
И вздымается зал, поднимается сцена, вращаясь,
и ролями меняются зритель с актёрами в разных
ситуациях, жизнью и мыслью рождённых,
улыбаясь и плача,
встречаясь,
любя
и прощаясь...

Безучастны холодные звёзды, но под ними в ущелье
мы трепещем, взирая на них, ощущеньями полны,
и всегда вспоминаем их свет - и в тоске, и в весельи
к их холодному свету несут нас фантазии волны.

        1982



ВЕСЕННЯЯ ПОЭМА

1

Грядёт апрельская поэма,
дыханья новая волна.
Легка, воздушна эта тема:
конец снегам, сияй, весна.

Пока - ты серая картинка
китайской тушью и пером,
капелью плачущая льдинка
над размороженным двором.

Но - день ли, два пройдут, весна,
полунезримая вначале -
ты просияешь, ты одна
в невыразимом идеале.

Листвой нежнейшей прорастёшь,
травою - ландышем - жасмином...
Уже - невидных почек дрожь
в московском дворике старинном.

2

Прощай, чужое облаченье,
покров чистейшей белизны!
Встречаем вздохом облегченья
грозящий аромат весны

и падаем. Паденья наши
легко простятся нам; даны
как дар небесный, света краше -
тьмой бытия облечены.

Мы падаем... Но это вздор -
мы стали на ступеньку выше
всего лишь. И конца с тех пор
я восхождению не вижу.

3

Ступеньки мудрости круты.
Взбираясь, падаем и плачем...
Как изменяются черты
в игре удачи с неудачей!..

В начале длинного пути,
стихи направо и налево,
хотела сбиться и сойти -
другого не было напева, -

сойти с дороги, в сон, траву,
зарыться, вжаться, отлежаться,
не отзываться вновь... Зовут!
Куда же, малой, мне деваться, -

без уговоров бытиё
схватило с хохотом и злостью:
"Вы все мои! Возьму своё.
Здесь я хозяин, вы - лишь гости..."

4

Всего лишь гости. И к чему
стремиться, двигаться, метаться, -
ещё ни разу никому
не удавалось здесь остаться...

Минуту слабости - долой!
Вновь бытиё влечёт и дразнит,
своей восторженной хвалой
нам воздаёт - дарует праздник

и возрожденье. Сколько сил
внутри взрывается пружиной!
Но - меркнет день и гаснет пыл,
вновь зарастаем паутиной

мельчайших сплетен и забот,
ничтожных радостей-игрушек...
Проходит так за годом год,
и нас не разбудить из пушек...

О, мы роскошно зарастём
осиной-тополем-жасмином...
Засели прочно мы гвоздём
в московском дворике старинном.

        1984-1985



* * *

Спасеньем были для меня стихи,
рождённые от бурь, - слабы, тихи.
Но перестали мне они являться -
я вновь во власти собственных стихий.

        1984



СНОВА О ВЕРЕ

Когда улыбка - усилье,
а песня - за гранью сил,
молитва лишь в изобилье
творится (кто не творил...)

Молитва, - но не благая,
молитва не в Высь, а в Глубь,
что жаждет, изнемогая,
молитвы горящих губ -

к душе. В голове повинной
одна родится мольба
к душе, тишине глубинной,
что так преступно слаба:

- От бед, крушений, провалов,
от бурь, обид и потерь
спасенье одно: как бывало -
вперёд, и как прежде - верь!,

что нет лебединой песни,
что лучшее - впереди,
и это значит: воскресни,
и снова, и вдаль иди.

Верь - и мир озарится
твоим золотым огнём,
и чёрных дней вереница
забудется светлым днём.

        1984



* * *

Маленькие сказки.
Как будто изразец.
На одной странице
начало и конец.

Сказки-назиданья,
сказки-уговоры,
сказки на прощанье,
сказки-коридоры,

сказки-настроенья,
сказки-описанья,
сказки-построенья
призрачного зданья,

сказки-монологи,
сказки-истязанья,
сказки по дороге
и воспоминанья.

Маленькие сказки,
ласки для сердец.
Вот одна. Не будьте
строги к ней. Конец.

        1984



* * *

...Были грозы по весне,
бури-грёзы летние,
ярких молний голоса -
кратких радостей краса;
и блистали небеса,
а теперь последние
бури затихают...
После этих бурь
что-то не сияет
небесная лазурь...
И под серым небом -
широко и слепо
мелко сеет сроками
наша осень ранняя,

осень - маска строгая,
слабое дыхание
не скрывают в тишине
ясно слышимое мне
грозное далёкое
грома громыхание.

        1984



К ЗОЛОТОМУ XXI ВЕКУ

(летняя поэма)

1

Что впереди?
узнать нам важно.
Переходи
мосты отважно.

Рассеем тьму
зовущим взглядом -
быть посему
с грядущим рядом.

2

А смены у природы
так быстры!
Не дни мелькают - годы
как искры,

как огоньки стихают
в болотной топи,
как стёклышки порхают
в калейдоскопе...

Как непохожи! Каждый
своё соцветье
вновь раскрывает с жаждой -
чем мы ответим?..

Красивейшие годы
мелькают - мимо!
Любимейшие годы
неумолимы!

Что ж - без следа сгорают
мечтой бумажной?..
Что ж - как снежинки тают
красою влажной?..

3

И всё-таки бумажные листы,
которым мы вверяли
свою мечту о мире красоты, -
с годами не увяли,

напротив -
воплощаются мечты.

4

А мы и не мечтали
о воплощеньи.
А мы и не считали
к нему ступени.

Не ждали. Не бежали
дорогой краткой -
по лестнице ступали,
крутой и шаткой.

Куда ведут ступени,
клянусь, не знали,
но шли мы вверх.Терпенье
плелось в начале.

Оно нас обгоняло!
И мы молчали
в надежде очень малой,
в большой печали,

где каждый день - усилье,
а ночь - успенье,
обильно мы вкусили
тебя, Терпенье.

Наш друг, кормилец, пастырь,
наш миг удачи,
нас, безнадёжных, спас ты,
переиначил.

Усилья и ученья
теперь достойны.
Терпенья, отреченья
шаги спокойны

вдали от круговерти,
от лиц и знаний...
и только начат, верьте,
наш путь бескрайний.

        1984



* * *

Я слышу музыку полёта:
звучит мелодия простая -
и сердце в рёбра-переплёты
как птица рвётся, вырастая.

И, наполняя плечи силой,
сей гимн неведомо-бездонный
поток чудес, что век просила,
несёт волной неугомонной...
...........................
Легко от тверди отделиться,
познать чистейшее паренье...
Но - редко слышится иль снится.
Но - ждать не буду повторенья.

        1984



* * *

Каким восторженным порывом,
таинственно-нетерпеливым,
могучим, цельным
        нас влекло
друг к другу! сколько утекло
с тех пор воды неторопливой...
А я не сделалась счастливой.
И от действительности скрыв,
лишь сны приходят, озарив,
найдя в реке забвенья броды
и пробуждение природы
вовне, во мне - и как светло,
но словно свет через стекло
в моём сознании разрыв...
Угас последний мой порыв,
прошла последняя невзгода
тому назад четыре года.

        1985 (1980)



ПЕСНЯ

Лесная глубь, лесная тишь,
лесная сень, судьбу таишь
и околдовываешь, глушь
лесная...

Свою тропу в глуши найду,
по ней пойду и пропаду
без дел - без отдыха - без дум -
без сна я...

Судьба в лесу мне помогла.
Оберегающая мгла,
ты растворяла, стерегла,
сгущаясь, -

и скрыть отчаянье потом,
когда последний раз вдвоём
прошли тропу цветущим днём,
прощаясь.

Лесная быль, лесная даль,
лесная толща... О, как жаль
с тобой расстаться, колыбель
лесная!

Тропа ведёт меня на свет,
где вихри радостей и бед
сметут с тропы мой лёгкий след...
Хочу ли я, чтобы мой след
был пощажён теченьем лет? -
Не знаю...

    1985



* * *

Жизнь моя, тоска и праздность,
ты опять остановилась...
Дней, страстей, событий разность
в вихрь единый закрутилась!

В этом вихре, в этом смерче
ни на шаг я не продвинусь,
он захватывает крепче
в лицедействующий минус,

чем влекущее, куда-то
уносящее теченье,
чем, грозящее утратой,
золотой сирены пенье...

Заполняет время, губит
это мёртвое движенье,
чашу дней моих пригубит,
видя в ней лишь отраженье -

суету, мельканье пены,
исчезающей, скользящей...
Выплеснусь ли вновь из плена
в реку жизни настоящей?..

    1985



СООТВЕТСТВИЕ

Каждое мгновение надевает на меня маску.

Я - в ловушке соответствий.
Каждый миг являюсь разной.
То не худшее из бедствий
в суете многообразной.

Невозможно сохраниться
ни в одном из воплощений,
что, являясь вереницей,
новых ищут выражений,

(изменений, раздвоений...) -
соответствовать им нужно,
лёгкости приспособлений
плавно следовать наружно.

Постоянством я грешила,
целостностью построений...
Ныне - верной быть решила
каждому из настроений!

Но теперь я не знаю своего настоящего лица.

    1985



РОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ. БОТТИЧЕЛЛИ.

Над желаньями - Красота
(их волненья придут позднее).
Вновь язычество - после Христа! -
возрождается вместе с нею.

Тонкость линий - струй и лучей.
Свет и нежность печали зыбкой,
что в начале любови ничьей
нерождённой скользит улыбкой.

Покорён Красотою мир...
Замедляется ход прилива,
и неистово-дерзкий Зефир
дует тихо, неторопливо

направляя неслышный бег
тонкой раковины раскрытой -
и рождается человек -
олимпийцев мечта, Киприда.

    1985



ПЕСНЯ НА ЗАКАТЕ

В вечерний лес без страха, без робости войдите -
не думайте, что мало чудес в росистой мгле.
Тончайшей паутины мерцающие нити -
игрушка заходящего солнца на земле.

С короткой встречи этой начнётся узнаванье
всего, что днём сияло, превесело смеясь, -
все краски изменились с недавнего свиданья,
когда земли поверхность - играющая вязь.

Как радостные вскрики рубины земляники
в ней редко пробивались сквозь мощный изумруд...
Теперь - в траве и листьях загадочные лики
всю ночь меняться будут, но так и не умрут.

О чём вам шепчет дерева силуэт ветвистый
и чем благоухает травы ночной узор -
наутро засверкает - алмазом, аметистом
и в изумруде - золотом обожжёт ваш взор.

Вернувшись на опушку, последний раз взгляните:
с лесной проститесь тканью, пока ещё видна,
пока ещё мерцают играющие нити,
пока с небесной тканью не сблизилась она.

        1985



БОТТИЧЕЛЛИ. ВЕСНА. РОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ.

Движенье линий, движенье струй,
лучей танцующих лёгкий свет.
Улыбки, тающие вослед
пенью невидимых тонких струн.

Улыбки, тающие вослед
неведомому. Что впереди? -
Мгновенное! - и иного нет
времени.
        Юность! Не уходи,
танцуй, прозрачная, в голубой
долине, в лучах и цветах весны,
на морском берегу -
        и, пленясь тобой,
вновь золотые увидим сны.

        1985



* * *

Крутые гранитные своды
скрывают притихшие воды:
в пещеры вошли на минуту они
и здесь затаились на годы.

Своей покоряясь природе,
сюда спелеологи входят,
теряясь в заманчивом полуплену,
в таинственной полусвободе.

Рискуют, печальны и хмуры.
Но страх не изменит натуры:
"Внутри нам остаться дороже, чем вне
магической архитектуры".

    1986



В.В.

Там, где холод вечный
воду в твердь сковал,
человек беспечный
шёл и рисковал...

Верим ему
        и любим,
слушаем
        и поём...
Он обращён был к людям.
Мир отражался в нём.

Мужествен
        и обилен,
явью владел
        и сном.
Был он автомобилем,
волком и скакуном... -

Передать сумел он
мира существо -
мир вторично сделан
песнями его.

        1986



* * *

Всё в жизни в свой черёд придёт -
и ничего не повторится.
Понять бы это в двадцать лет!
Мы понимаем только в тридцать.

Мы рвёмся в юности: вперёд!,
не видя, что сейчас творится...
Всё понимая,
        в свой черёд
творим ошибки мы и в тридцать.

    1986



* * *

Откуда, сердце, этот гимн
ликующий - в сырую осень,
в дождливый полдень, что своим
вторым дыханием возносим?..

Забыт запрет, сомнений нет,
глаза открыты, речи прямы.
Сияет нам незримый свет -
к нему стремимся мы упрямо.

Не сбросив груза прошлых дней,
легко идём, презрев погоду, -
и с каждым шагом всё видней
свет, означающий свободу.

    1984-1986



ТАТЬЯНЕ

Интеллекту, смыслу неподвластна
дружбу сохраняющая сила:
даже если с другом разногласны,
даже если врозь судьба носила, -

постоянно держим в поле зренья,
мысленно всегда сопровождаем,
не наскучим другу повтореньем
и в надеждах не разубеждаем.

Если нет давно звонков-известий -
пустота возникнет, в ней - тревога,
даже если знаем: друг на месте...
даже если знаем: друг в дороге...

    1986



А.ДОЛЬСКОМУ

Лето и осень в дождях отсырели:
трепет листов, соловьиные трели,
звонких лугов золотые свирели
тихо слились с бормотаньем дождей...

В городе - словно на Марсе - картина:
улиц серебряная паутина
сетью каналов став - резво иль чинно
переполняет моря площадей.

Капельки с неба рвались к нам, летели,
видно, любя, растворить нас хотели...
Но приближается праздник метели -
вот и последний день ваш, дожди.

Яростней! Крыш и зонтов не жалейте,
плачьте, стучите, отчаянней лейте,
ваши аккорды нужны моей флейте...
Вслед вам играю: весна впереди...

    1986



ПОЭТЕССА

Не думай о моих стихах,
я им сама не рада, -
а вспомни о моих долгах
и о моих нарядах.

Ведь каждый ищущий поэт,
не знающий покоя,
всегда с иголочки одет
и каждый день - в другое.

    1986



* * *

Прощай, везение - свеча,
сгоревшая дотла!

сквозь снег, - тонка и горяча,
сквозь тьму ночей, - светла,
меня влекла.
                Все разбрелись,
я в тон зиме - бела,
не как бумаги чистый лист -
как пепел, как зола...

Стремясь ожить,
                без лени я
хоть падала, но шла,
и вот - осуществление:
в том мире, где жила,

опять ручьи весенние
мне круглый год поют
о сказочном везении
прошедших неуют,

о солнечном сознании
постигших боль и труд,
о мудрости в изгнании,
где силы вновь берут...

Прощай, везение - свеча,
горевшая всю ночь!
Ты помогла найти очаг,
метели превозмочь.

        1986



* * *

Небожительнице юной
                обещал я, воспылав,
украшенья для короны
                снять со всех церковных глав,

а потом подняться выше,
                где Олимпа остриё,
и сокровища Гефеста
                положить к ногам её,

а потом из тел небесных
                выбрать лучшие - для бус...
Но в огне смеются бесы,
                что напрасно в небо рвусь.

В старом доме, где ни газа,
                ни водопровода нет,
в тёмном доме, где ни разу
                не блеснул небесный свет,

кротко мне она внимала,
                кудри-кольца распустив,
не встревожена нимало
                красотою перспектив.

И такой простой, домашний,
        утешительный очаг
трепетал-пылал в манящих
        неземных её очах.

        1987



ТИТАНЫ

Не ждите нас, боги, - мы к людям идём, -
их путь неустаннее,
пусть краток и горек,
                пусть ночью и днём
темны их искания.

Танцуют и трудятся,
                словно во сне...
Мельканьями серыми
им грезятся - чудятся - словно вас нет -
лишь тени с химерами.

Для них мы всесильны -
                мы чудо свершим
(живёт оно жестом в нас),
для них не боимся спуститься с вершин,
утратить божественность.

Но вы, оставаясь на пике своём,
в блаженство играете,
кому-то пути расчищая копьём,
победу вещаете.

Мгновенья измерьте, -
                тщета, суета;
от слёз не избавлены...
Упейтесь бессмертьем,
                но в нём пустота, -
ведь лишь для себя оно.

        1987



* * *

Не слушай наставлений -
твори, твори, твори!
Пусть вовсе ты не гений -
как можешь, говори.

Найди один единый
свой стиль - и в нём твори -
стихи, детей, картины
с восхода до зари!
(с заката до зари...)

        1987



* * *

Не потеряй с друзьями связь,
шутя - играя...

Свой путь наверх, не торопясь,
стреми у края,
и тихой музыкой тревожь
в пути заснувших -
но ты спешишь и связи рвёшь
в морях и сушах.

Друзья вдали, внизу теряются -
отстали...

В тебе же нечто появляется
от стали -

вот увенчал твой силуэт
вершину лихо...

Но что с тобою? - Силы нет.
И слишком тихо.
Ты на вершине - одинок,
скажи на милость...
И снежная печаль у ног
твоих копилась.

Сокровища своих потерь
найди-ка в бездне -
не вспомнишь музыки теперь
той тихой песни...

Под небом грозным ты летишь
без слёз, без смеха
сквозь свет, простор -
                с тобою тишь,
да тень, да эхо...

        1987



ГАДАНИЕ

Холод крещенский
смыкает ресницы
Суженый-ряженый, верю, приснится

(сложен колодец из брёвнышек-спичек:
вглубь заклинанье шепните - и спите...)
.......................................
Мне одиноко, тебе одиноко
Нам суждено непредсказанно много

В круге скитаний, встреч, узнаваний
наши пути не имеют названий

Что в них - познания поиск ли вечный,
сон, карнавальным обманом расцвеченный?..

Сон, нас сводящий на льду под луною, -
только начало: ты снова со мною...

А впереди, бесконечно и строго,
чёрное небо над белой дорогой

    1987



* * *

Современная жизнь такова,
что легко ложится в слова, -
ни подтекста, ни музыки нет:
беглый очерк она, - не сонет...

    1987



ЭЛЬ-ЧОКЛО

(арбатское танго)
На лето в городе остаться - как сраженье,
что нам даёт в жару земное притяженье,
хитрим как можем, избегаем мы движенья,
но эти ритмы
                сильнее нас.

Под вечер город накаляется настолько,
что с ног сбивает даже слабая настойка,
и даже каменный становится нестойким, -
приди, желанный
                вечерний час.

Не приводите африканских параллелей -
взгляните: красок ярких здесь не пожалели,
чтоб заходящие лучи всегда алели
и к вам глядели
                сквозь облака.

А если таете в туманной атмосфере,
сквозь текст читаете, упорны в страстной вере
или работаете в пламенной манере, -
нагрузка лета
                для вас легка.

И мы танцуем, мы живём-бежим, танцуя,
бежим, от солнечного плавясь поцелуя,
его жестокие лучи нас не минуют,
весь день преследуя,
                как Дафну Аполлон...

По нашей улице, раскрашенной и длинной,
я удаляюсь перспективою старинной,
чтоб затеряться и в тени застыть невидной
кариатидой
                между колонн...

        1987



ГОРОД

Я многотел, многоголов, умножен,
по вечерам в экранах отражаюсь,
в дома рассован, в темноту задвинут -
и вижу только тени, отраженья,
туманности из лиц и антуражей...
В разноэтажный хаос погружаясь,
я окружён, обременён, раздавлен,
всё дальше мне, однако, суждено
ночами продолжать своё движенье,
испытывая ужас непрерывный
перед прошедшим, нынешним, грядущим...
Но кажется, но верится, но снится
другое настоящее цветное,
рассветом позлащённое - и небом,
росой и ароматом расточаясь,
медлительно-свободное, взлетает
огромной бабочкой - над океаном,
над лесом, над горами и лугами, -
и дышит, и сверкает, и поёт.

        1987-1988



ЛЮБОВЬ

секстина
Капель апреля застучала,
свирель апреля зазвучала
и трель высокую взяла.

Запели в лад душа и тело,
и в цель стрела уже летела -
легка, отточена и зла.

        1987



ПОЭТЫ

Искрится снег под фонарями -
так улыбается зима.
Она богатыми дарами
укрыла тёплые дома.
Деревья тонкими ветвями
даров не в силах удержать.
Им - только разводить руками,
недоумённо головами
качать - и до весны дрожать.

        1987



* * *

Вот хобби - высший пилотаж,
тобой достигнутый этаж,
но не на лифте, а пешком
и непременно босиком,
чтобы почувствовать верней
рисунок встреченных камней,
чтобы усталость - не каприз
и чтобы отдых - как сюрприз,
чтобы награда - как финал,
который ты не ожидал,
чтобы этаж за этажом -
ступени ввысь в пути большом...

        1988



* * *

Где я? -
И там - и здесь,
нигде - вполне.
Есть жизнь вовне -
есть мысль во мне -
самостоятельны вполне.
Их параллельность - не кошмар,
а явь -
как солнце,
дождь,
комар,
болото,
одиночество,
серебряная ночь из звёзд,
из блеска сотканная ночь,
сырое утро,
дом
и дочь, -
которая была во мне, -
самостоятельна вполне,
так быстро входит в мир она,
мечтой и действием полна...

        1988



СЛЕДЫ НА ВЕСЕННЕМ СНЕГУ

Запел, зазвенел ручей.
Глаза выбирают свет!
Не слушать ничьих речей -
не нужен ничей совет.

Теперь, как ручей, пою,
с горы, как ручей, сбегу,
следов цепочку свою
оставлю на старом снегу.



* * *

Тонкий смех льдинок
и сосулек плач -
весенний поединок!
Сиянье глаз не прячь!



* * *

Как возникает этот шум
воды, бегущей меж камней?..
Он будоражит сонный ум,
он приближается ко мне,
весной разбуженный ручей,
её прозрачный тихий смех,
восторг речей и свет очей,
доныне скрытый ото всех...

        1988



* * *

... И снова я берусь за карандаш
и за тетрадь. О, где добыть терпенье -
и привести в порядок ералаш,
нестройных дум бессвязное кипенье,

меж суеты во тьме нащупать нить
в своём ещё мерцающем рассудке...
Ещё хочу немного удлинить
короткие, как судороги, сутки...

... Мы - голые осенние стволы.
Надежды, наши листья, облетели.
Морозы украшенья нам сплели,
нам новые одежды шьют метели...

Нимало не постигнут мир вовне,
в себя глядеть, как прежде, нет охоты...
Испытаны восторги не вполне,
но снова ждёт тоска у поворота.

Всё светлое, всё лучшее - звучит
всё реже, глуше, лишь - дивертисментом.
Из туч как будто просятся лучи...
Живу и дорожу одним моментом.

Но тем или иным иду путём -
томится здесь моя душа немая.
Мы с нею вдаль, как пьяные, бредём
и ждём, - зачем мы здесь, не понимая.

Бывало, свет ловили мы в очах
единственных, любимых, ярких, нежных...
Надежды обменяли на очаг...
А что могли найти взамен надежды?..

        1988



* * *

Ты всё молчал - любовь сама
сказала этими устами,
водила этими перстами,
определяя слог письма.

Ты написал - и словно сны
тех слов я вижу начертанье,
мне их значенье, их звучанье -
живой волшебный дар весны.

Ты обращаешь реку вспять,
к незамутнённому истоку...
Ты обращаешь душу в строку -
"а душу - можно ль рассказать?.."

Названье снам, стихам, слезам
своим - найти я не решаюсь -
и вновь с надеждой возвращаюсь
к царящим надо мной глазам.

        1988



ИДЕНТИЧНОСТЬ

    У музыки флейты
    есть зрительный образ -
    это пламя свечи:
    трепещет
    колеблется
    гаснет
    растёт...
Под тёплым дыханием флейта поёт.
Звук (или пламени язычок)
вздыхает
колеблется
тает
(и тает в нём свечка, и пламя поёт)
волнуется - и нарастает
в нём сила, упругий свободный полёт!..
Волнуется - и затихает.

        1988



ДУХ ЛЕСА

Новые лесные песни

1

Тропа, ведущая в лесной
как будто дремлющий покой
зелёно-золотой мечты -
(вокруг - ажурные щиты,
резной трепещущий навес
от огнедышащих небес), -
внеси, укрой меня в глуши
и пыл напрасный потуши,
моей души недужный жар,
сей дар небес - ненужный дар...
Но и в царящей здесь тени
таятся, в зарослях, огни.

2

Ты осторожен, ты далёк,
лесной напуганный зверёк...
Но есть пора, когда ты смел,
когда решимости предел
прошёл, когда слепит весна,
когда небес голубизна
реальней пищи и жилья...
И зарождается семья.

3

Итак - в тепло,
к расцвету, к свету!
Весны ярчайшую примету
вам сообщаю по секрету:
ещё ручей в снегу не вьётся,
а сердце, радостное, бьётся,
глаза - пронзительного неба
яснее, солнца веселее!
Всегда в себе весну ищите
и не мечтайте о защите,
вам всё равно не уберечься...
Так трудно, греясь, не обжечься!

4

Тускнеет день,
сереет небо.
Уходят в тень
и быль, и небыль.
Давно ль гроза
цвела-блистала...
Ещё глаза
блестят устало,
но опустилось
солнце в серость.
Запущенность
и опустелость.
И я в тени.
Сливаюсь с фоном.
Биенье сердца -
тихим звоном
становится
(от мыслей глохну),
вдруг остановится -
не охну,
как будто к этому
стремилась:
отдаться (ведомо!)
на милость
реальностей
неумолимых,
необходимых,
не судимых,
уйти от ярких
сновидений
в прохладу арочных
сплетений...

5

... И от мелких прегрешений
я решительно устала.
Соломоновых решений
время, кажется, настало:
разделила на две части
жизнь, весёлую и злую,
и в спокойствии, и в страсти...
тихую - и удалую...
В двух различных полушарьях
я синхронно существую,
каждым мигом отвергая,
каждым шагом протестуя...

    1989



* * *

Ложь волшебна и пригожа:
сон, театр, вино и ложе.
Правда - зла, страшна до дрожи
и обходится дороже.

    1989



* * *

Уйти от ярких сновидений
в прохладу арочных сплетений,
в успокоительные тени,

где голова не разболится:
там, поднимая к небу лица,
всё понимаем: небылица -

то, в чём своё существованье
лишь видели, с чем расставанье
не мыслили: очарованье

любви - зовётся эта бездна!
Зовёт! опасна, всем известна:
земное кажется небесным...

    1989



* * *

Пронзительный весенний свет!
Он серых буден пыль сметает,
он жизнь даёт и - отнимает...
Он - восхищенье и совет:
Смотри из-под тенистых арок
на этот день, что слишком ярок,
не приближайся,
вдруг - убьёт...
Для тех, кто занавешен плотно
(то - живописные ль полотна,
запреты, что сильней границ
или зашторенность ресниц...),
нет выбора! -
есть щит и латы:
Снегурочки лишь миг крылаты
и живы - миг
в огне веселья
или светясь в луче весеннем,
любя и тая...
И, когда
своё увидишь воплощенье
цветным, живущим настоящим,
останься здесь! в тени стоящим
под этой аркой - не сливайся
с тем освещённым двойником,
горячим, ветреным...
Тайком
за ним следи и - улыбайся...

    1989



* * *

О, страсти! Лишь тела берите!
Но души бродят в лабиринте,
держась за ниточку эмоций
в напрасном, непрерывном спринте...

    1989



НАЧИНАЮЩИЙ ПОЭТ

Апрельским утром, майским утром,
прозрачным воздухом дыша,
вся в ожидании немудром
полурасцветшая душа.

И близким кажется - и новым
отчаянно цветущий мир...
И так легко нарушить словом
весны трепещущий эфир.

И вновь, несдержанны, нестроги,
приходят в страсти новизны
катастрофические строки
о наступлении весны.

    1989



* * *

С каким трудом, с каким усильем
несём в себе весенний взрыв!..

Себя покорно обескрылим
и, в небеса пути закрыв,
влачимся, маемся и таем
в прослойке околоземной...

Назло предначертаньям тайным
надежда странствует со мной.

Неистребим и не излечен
наш сокрушающий недуг,
где взлёт души восторгом встречен
и эхом - сердца тихий стук...

    1989



* * *

О чём мы сокрушаемся, неверные -
о том, что дней весенних не вернуть...
Но - тающих сосулек звуки нервные
вонзаются в предутреннюю ртуть.

К чему мы устремляемся, не первые -
восторженно над пропастью шагнуть...
Но - струй воздушных шум, касанья нервные
бездонной жутью сковывают грудь.

Чего мы не хотим, страшимся, смертные, -
в зелёных водах Леты утонуть...
Но - наших строчек россыпи несметные
во тьме бродящим освещают путь.

    1989



* * *

... Забытое море - синее и ближе -
собакой лохматой мне ноги оближет
и встретит, шумя, торжествуя, ликуя...
К волнам, осыпающим пену, лечу я! -
И - прикосновенье, слиянье, забвенье -
ступени познанья, стихии владенья...
... Мы - пленники вальса, и денно, и нощно:
паденье - легко, вознесенье - возможно...
Прозрачной волны изумрудный подъём
и звон оглушающий - в сердце моём...

    1989



* * *

Могла бы думать я, что родилась в сорочке,
уйдя от стольких встреч, задач, разлук, погонь...
Но - безответные мои, косые строчки -
тебя зовущий свет, ласкающий огонь.

Могла бы думать я, что родилась в сорочке:
явление твоё - небес нежданный дар...
Но - безответные мои, косые строчки -
меня сжигающий безжалостный пожар.

    1989



* * *

Зачем обманываться дольше,
коль чаша выпита до дна...
Где ж мой источник, mia dolce,
зачем весна была дана?

Родник весенний не был вечен,
казалось лишь - не иссякал...
Быть может, мой приходит вечер,
и путь унылый между скал
не приведёт к огню жилому,
во тьме загадочно скользя?
И поздно уж, и тяжело мне, -
остановиться бы... - нельзя!..

Ложатся строки. Годы строги:
не повторим, не обновим...
но перепутываю сроки
вторым дыханием своим...

И зимы долгие я помню,
и ледяных ночей печать...
...И - после осени - дано мне
весну сбежавшую встречать!

        1989



ДРЕВНИЙ ОЛИМП

(фрагменты)

Пролог

Мифы - древняя фотография.
Человечеству слишком известная
круговая порука небесная,
олимпийская грозная мафия!

Что один из них напророчит,
то другие исполнят в точности -
и тем самым основы прочности
и порядка не опорочат.

Как бы мы ни боролись, ни плакали,
но - усердно гнут свои линии
девы-Мойры, девы-Эринии,
и темнят грамотеи-оракулы.

И как часто лжецам и обидчикам,
и как редко героям и правым
достаются удачи и лавры:
помогают боги любимчикам...

Андрогины

И чем же провинились андрогины
пред сонмом олимпийских воротил?..
Их гармоничный мир был опрокинут,
разбит, раздроблен под огнём светил.

И тысячи людей в тоске безбрежной,
в плену телесном совершают путь:
найдись, явись, единственный и нежный,
найдись, приди, - случайный, кто-нибудь...

И в миг слиянья - предстаёт забытый
тот мир сверкающий - и радостный покой...
... На тысячи осколков свет разбитый
живёт своею древнею тоской.

Зевс и Даная

- Отчаянно стуча по кровле,
я золотым дождём вошёл.
... Волненья страсти, слёзы, кровь ли...
но влажен был покрова шёлк.

- В затворничестве и смятеньи
я, обречённая, ждала.
Своё земное тяготенье
отцу богов я отдала...

- Что для меня лишь миг единый,
то для неё весь путь земной.
С ней - страсти, ранние седины,
а силы юные - со мной.

- ... чтоб сын родился, богу равный,
пророчество исполнить смог,
чтоб вновь был славен Зевс державный,
чтоб миром правил правый бог.

- Ещё не раз меняя облик,
войду в дома, в моря, в леса...
Не счесть проклятий, слёз и воплей -
так воплотятся чудеса.

Амфитрион я, лебедь, бык ли -
предела воплощеньям нет.
Амфитеатр - наш мир. Привыкли
к победной музыке монет.

Аполлон

Лучей и музыки потоки
к нам, совершенные, несущий, -
с тобою в море и на суше
блистают девы светлоокие...

Певцы, поэты, ясновидцы,
смотреть на солнце мы не вправе:
кто нами правит, - нас отравит...
Нам недосуг остановиться.

Непримиримый и жестокий!..
Но близ него мы обитаем,
стремясь познать искусства тайны,
его дары, его истоки...

Эрот (Амур)

Даже того, кто озлоблен и хмур,
может коснуться стрелою Амур.
... Подставь свою грудь этим стрелам волшебным,
потом - не шарахайся к травам целебным, -
страсти владеть своим сердцем позволь,
знай: не смертельна звенящая боль.

        1989



* * *

Из многолетнего пути
запомнишь несколько недель,
а всё остальное - как ни крути -
зелёно-серая канитель.

        1989



* * *

Если решаешь на годы вперёд
существовать, страсти зарыв,
уцелеть не надейся: тебя убьёт
из глубин души неизбежный взрыв.

        1989



ЮБИЛЕЙНОЕ

(себе)
О, где мой яркий взгляд
и прежний тонкий стан
и во все стороны подряд
фантазии фонтан?..

Могла войти в Страну Чудес,
откинув край небес,
сопровождал меня и здесь
не ангел и не бес,

увы, не ангел - и не бес...
И, частою порой -
дорогой слёз, дорогой звёзд -
ни тот и ни другой...

Шла по сверкающим мирам
без путаниц, без драм,
дивясь безудержным пирам,
невиданным дарам,

неслыханным творениям
и трудностям ходьбы,
не избегая трений, ям
и крутостей судьбы...

То узкие, то шаткие
мосты мои, дороги -
здесь свинки и лошадки и
козлы, единороги...

То райские, то майские
жуки, стрекозы, птицы,
вокруг - желанье ласки и -
в чащобе очутиться.

Одна или в компании,
в случайных сочетаньях,
терялась в трав купании,
в древесных очертаньях...

Прощайте, фавны смелые
и нимфы сладострастные,
оставила пределы я
поющие, прекрасные,

ушла тропами дикими
и, видно, неспроста,
горящими гвоздиками
отметила места,

Хоть не вернуться никогда
решила в этот миг:
манила даль, звала звезда,
притягивал родник,

он был ещё ничей,
то - для меня был дар...
И веером ночей
дневной овеян жар...

Что над подвижной головой
моей упорно светится?
А - это баловень морей,
Большущая Медведица.

Играя роль заглавную
в блестящем хороводе, -
и плавная, и славная,
Полярная восходит...

Теперь вернулась, наконец.
В гнезде пищит птенец.
А ноги тяжелит свинец.
Сняла цветной венец.

... Где яркий взгляд-сапфир
и нежный прежний стан
и бьющий некогда в эфир
фантазии фонтан?..

        7.VI.1989



* * *

В душе - гроза и лето,
и страсти вздох и пыл...
А в жизни всё нелепо.
А в жизни - всё забыл,

на явь свою нанизываешь
делишки и дела,
и колокольцами звенишь,
закушены удила.

И запряжён, и мчишься вскачь, -
и видный всем, и слышный,
и, напряжён от неудач,
ты ждёшь, - спасёт всевышний,

из праха душу извлечёт,
из суеты, из брани,
покажет ей жестокий счёт,
избраннице - избранник...

Нелепо жить душой одной,
горя, греша и каясь,
брести по жизни как больной,
шатаясь, спотыкаясь. -

А ближние тебе мостят
мосточек узкий, зыбкий, -
и на дороге громоздят
ошибку за ошибкой.

И ты, ожесточённый,
препятствия берёшь...
А душу заточённую
забудь - и не тревожь.

        1989



* * *

Неглубоки земные складки.
Живут там люди по углам,
их жизни долги и несладки:
слёзы и пот в них пополам.

На лицах держатся улыбки,
блестит, раздваиваясь, взгляд...
Мысли тягучи, речи липки,
бога не зрят, друг друга злят.

А по ночам - спеша, украдкой
из занавешенных окон -
звучанье страсти, злой и краткой,
сплетений бешеных огонь.

        1989



ПОПЫТКА УЙТИ

В прах,
в забвение,
в тень
отступай. Траур надень
по
отжившим свой срок
очарованьям.
Перед забвеньем
и расставаньем
смотри отрешённо
в глаза,
уже над тобой не царящие,
тебе не дарящие
свой изумрудный рассвет...
Решенье, оно и совет:
ими была к жизни возвращена,
ими жива
и насмерть поражена -
небеса и землю не спрашивай
(всё равно не узнаешь),
в чём же твоя вина...
И вновь на тысячи тысяч осколков
распадается свет...
Плачь! Спасения нет...

        1989



ВОЛШЕБНЫЙ СТРЕЛОК. ПЕСНЯ

Посвящается Г.Дицман
Когда услышите звон
серебряной тетивы,
где - узнайте - родится он,
и что в нём услышите вы,
что ответите вы...

Струна тугая поёт!
... Серебром оперившись, стрела
начинает высокий полёт
между солнечных брызг, остра, весела,
и поёт - среди горя и зла.

Ау, волшебный стрелок!..
Не многие видят, где
ты сгибаешь серебряный лук,
посылаешь стрелы своей звезде,
и находим мы их везде...

Я почувствую в сердце стрелу,
драгоценную звенящую боль,
серебристого света иглу -
и очнусь в надёжнейшей из неволь
из нежнейших смиренных доль...

Ты почувствуешь в сердце стрелу -
будет боль для тебя сладка -
и доверишься невидимому крылу,
лишь походка станет легка,
словно к солнцу сквозь облака.

Ау, волшебный стрелок!..
Мы почти угадали, откуда,
покидая серебряный лук,
рассыпаются стрелы звенящего чуда -
сны искусства, мечты любви безрассудной...

Волны солнца ласкают нас
в голубых безграничных высотах
и глубинах - таится наш звёздный час
словно сладость в медовых сотах,
в золотых и серебряных нотах.

Эти звуки рождают нас -
прорываемся с ними к свету,
и в венок нас сплетает небесный глас,
и в прозрачный узор сонета -
ослепительный сон поэта.

        1989



* * *

Грубее и определённее
стоцветный мир определений
с годами кажется. Продление
классификаций, разделений.

И результаты предпочтительней
процессов, поисков, открытий.
Пути - короче, но мучительней...
А души для надежд заприте.

Для счастья нужно слишком многое
в одной душе свести надолго.
Оно - глазастое, стоногое,
чуть над землёй, и видит столько

прекрасного в обычных буднях;
и в задыхающихся людях,
теряющих себя во плутнях,
всё замечательное будит.

Но слишком редко. Слишком кратко,
как - удивленье, как - открытье...
Сомкнулась облаков разрядка.
И души для надежд заприте.
___

Всё больше трезвости и зрячести
занять позиций удаётся.
Нет больше места для ребячества,
отдельности и превосходства

Нас явь не бьёт - и мы не будем...
Но сколько в мире крови льётся!
Пью горечь слёз и горечь буден
из впрямь бездонного колодца.

Пусть вкривь и вкось моё сознанье,
зажмурясь, бытиё обходит -
напрасно! - не спастись в тумане:
лоб разобьёт, кто взгляд отводит.

        1989



ПОЭМА ЗМЕИНОГО ГОДА

1

Лучей звезды моей ищу везде -
и отражаюсь в ледяной воде,
в недоумении ли, в ожиданьи -
столь призрачно моё существованье...

Расту, склоняюсь по ветру, жива,
плету из слов простые кружева -
они однообразны, одноцветны:
чуть ярче - праздны, глуше - безответны...

2

Но в бездны ночи
я ещё не проникала.
В ночах бессонных -
свет луны без глубины
и холод -
как в очах бездонных,
когда они не влюблены,
когда бесчувствием больны -
и тщетно б мы себя искали
в просторном этом зазеркальи
без дна - без сна - без глубины,
при свете призрачной луны...

И в этой бездне исчезает красота,
и бездна - ищет, безнадежна и пуста;
находит нас. О, беспредельный ад, -
он не допустит, не отпустит нас назад.
В трясине вязнем, далеки от райских врат,
да нужен ли возврат, мой брат,
таким как мы - и рай покинувшим,
и землю
уже воспевшим,
свет дневной презревшим?..
Одно осталось - мерно, неизбежно,
назад не глядя, тихо в ад спускаться,
не останавливаясь, не вздыхая,
не выбирая...

3

И ярок взгляд, и бестолков -
и вновь десятки узелков
я прячу в роковой изнанке
небрежно связанной вязанки,
но рассыпается опять,
и вновь приходится вязать...
Вновь - без опоры, в пустоте...
Во мне - семь жизней, все - не те.
Бездействие и ожиданье,
в них - суета и созиданье?..
В полёте - или без опор?
Дамоклов меч - или топор,
столь неизбежно занесённый?..
Себе кажусь ещё персоной,
и заблужденье глубоко, -
а сверху, снизу и с боков
сильнее давит бытиё,
увы, сознание моё!..

Перерыв: немного о работе

Что, дети - ангелы? - поспорим -
Или зверюшки?
        Строим с горем
им райский сад (или зверинец)
взамен любезных нам гостиниц.
И в тонких линиях проекта
нам видится крылатый некто.

Наевшись манною небесной,
мы над грядущим - как над бездной...
Или под ним - всё нипочём -
как под дамокловым мечом.

4

Судьба - мне быть колючей, хмурой,
воинственной и нелюбезной.
Крылатой угольной фигурой
повисла мрачно я над бездной.

Живут пророки и сивиллы
себе не рады, прочим в тягость.
Олигофрены и дебилы
одни лишь излучают благость.

Их ждут в обители небесной...
Пророки - в схватке с силой злою
вопят и бдят над адской бездной,
посыпав головы золою.

Нет, бездна - скопище людское,
бескрылое слепое царство.
С неистребимою тоскою
смотрю на глупость и коварство.

Как человек бездарно тщится
(и словно твердь под ним чужая),
того, что хочет, - злом добиться,
в других - себя уничтожая...

Пророки, ясновидцы, - бросьте,
не хлопочите понапрасну:
природа человека - в злости
и в суете, пустой и праздной.

Им знанье силы не прибавит,
ума и света не умножит.
Знаменье - их лишь позабавит,
да пострадать провидец может.

        1989



1990

Год коня приходит гордо.
А какой бывает конь?
1
С боевой блестящей мордой,
конь, уставший от погонь.
2
Конь морской, конёк игривый,
убегающая стать
с неподвижной плоской гривой
всё готов в волнах скакать.
3
На квадратах бело-чёрных
интеллектуальный конь,
хоть лишённый ног точёных -
ходит! (вкось, недалеко...)
4
Тройка, белая ль, гнедая
(историческая связь)
мчит - куда, сама не зная,
истерически боясь...
5
Вот походкою нетвёрдой,
по весне пускаясь в пляс,
к нам бежит блаженномордый
вечно жаждущий Пегас.

        1989-1990



* * *

Серые туманности,
бледные тона...
Из небесной манны стих -
сложен, жизнь - дана,

лет разнообразие...
И была весна -
музыкальной фразою,
опьяненьем сна...

И с тех пор - ни разу я
не найду мотив,
трезвости и разума
вод не замутив.

То - любви ли странности?
Снова я - одна...
Из внезапной раны - стих
выльется до дна.

Весь поток направлю я
в снежную страну.
Ледяною лавою
станет - сохраню...

Память - зла, и слышу в ней...
Песню ярких нег
гасит шёпот в тишине,
засыпает снег...

Счастлив, кто тебя достиг,
снежная страна!..
Из осколков льда мой стих,
сказки старина.

        1985-1990



ВДОЛЬ БЕЛЫХ ГРАНИЦ...

1

Иду вдоль белых
            границ
                        прибоя,
в закатном горю огне -
и море горит, трепещет, рябое...
Не боль, не печаль, а - гнев

дрожит в опаловом переливе
поверхности,
            гнев стихий...
Прости мой нрав и стиль торопливый,
ошибки мои, стихи

2

Когда мне путь освещать не станет
твоих очей изумруд,
душа - опустеет, уснёт, остынет,
в ней отзвуки струн замрут, -

в тени растворюсь я,
            в ночи бескрайней,
угрюмой,
тёмной,
пустой...
Мгновенье прекрасное, вечный странник,
помедли, замри, постой...

3

Возможно ли - миг растянуть на годы? -
и в пресной воде времён
эффект пьянящий его прихода
как вкус вина растворён...

Вдали - часы и годы летали,
неведомо их число...
Мы - словно в пути к галактикам дальним:
для нас - мгновенье прошло.

        1990



* * *

Мне ночь посылает, печаль утолив,
с неведомой силой - это:
фантазия, тень ли? мелькают вдали
крылатые силуэты...

Сквозняк ли, крыло - но прохладно плечу!
С земной расстаюсь тоскою...
Надеялась - невысоко полечу... -
взлетаю над сонной Москвою!..

Душа замирает. На крышах лежат
от голых деревьев тени.
Иному пространству принадлежат
тайны освобожденья!

Мгновенный, счастливо-пугающий взлёт -
его не предугадаешь...
От маскировок, от позолот,
плача, душа, улетаешь...

        1990



ДЕКАДАНС

Огни хрустальные сверкали
в тончайшем радужном убранстве,
в прозрачно-призрачном пространстве,
в непостижимом зазеркалье.

Умолк рояля звук фальшивый.
Часы смотрели со стены.
... Все откровенья были лживы,
все озаренья - сочтены.

И пурпур стен подёрнут серой
паучьей сетью. И в трюмо
в туманной, дымной атмосфере
заката чад, поутру - мох

клубится... Но - уйдём отсюда -
и засияют зеркала,
огни поднимутся в сосудах;
прозрачным звоном хрусталя

на миг наполнится пространство,
прольётся смехом за стеклом...
И вновь умолкнет всё бесстрастно.
Так наше время истекло.

        1991



СОНЕТ

(12 лет спустя)

... Пора любви неслышно приближалась.
Меня янтарный взор твой ослепил.
Тебя растрогал мой незрелый пыл,
в улыбке - удивление и жалость.

В моей улыбке - жизни торжество:
себя на миг почувствовать собою...
Слились в тебе мечтою и судьбою
чужой - и близкий, друг - и божество...

До сей поры мечта влечёт к тебе,
далёкому, неведомо-иному,
а я в других глазах двоюсь теперь,

простору вечно предана родному
лесов, снегов, цветенья гор, степей...
Судьба меня привязывает к дому.

        1990-1991



ЛЕСНАЯ ГЛУШЬ

Навес трепещущий, резной
меня любовью отличает,
небесный жар, давящий зной
могущественный - облегчает;

своей мельчайшей кривизной
дробит небесное броженье...
И летом огненным, и весной -
мой друг, мой врач - воображенье.

Моим вожатым может стать
тропинка тонкая, нить лесная;
и свежий дух, и благодать
откроют мир мне, какой - не знаю.

Пока же, дремлющая тишь,
меня баюкаешь и ласкаешь,
меня до времени щадишь
и в чащу дикую не пускаешь.

Пока, растительный народ,
мне мягко стелешь; травы касанье
скрывает тёмный поворот
и жертвы с хищником состязанье...

    1990



ЦИТАТА ИЗ ДРУЗЕЙ.

"Сладкогласая Эрато
спор вела с сестрой Евтерпой,
прямо скажем, некрасивый,
просто даже грубый спор,

обсудить они хотели,
кто из них достоин боле
Ольги спутницей счастливой
стать...       Не вышел разговор.

И пока они друг дружке
рвали светлые одежды,
норовя стегнуть лаврушкой
или - лирой прищемить,

любомудрая Уранья
их похитила надежды -
Ольгу увела с Парнаса
И заставила чертить."

    Аландов. 1990?



"ПОСЛЕДНЕЕ" СТИХОТВОРЕНИЕ

О, свечи-идеи...
О, речи-ножи...
И вечно надеюсь
на вечную жизнь:

не повторенье,
но - обновленье!
И погружаюсь
привычно в лень я...

в жемчужно-дымчатый куст сирени,
в прозрачно-тающий звук свирели...
Благоуханье - дыханье - звуки...

Цветёт шиповник - конец разлуке!

Вдруг расступились колючки-злюки.
В аллее принца встречают слуги.

По всей округе летают слухи:
Расцвёл шиповник - конец разлуке

И сну принцессы, и этой сказке...
И оживают слепые маски.

Цветенье сотое. Пробужденье.
И сто пятнадцатый день рожденья.

Был век волшебниц. Был век растений.
Старинный замок.
Глухие тени.

    1991



2005 г.



2005

И снова "серебряный век" - островок среди войн,
идейно-культурных и иных разрушений
и новых взамен построений, увы - повторений...
о, Москва, ты опять собираешь со всех сторон!

Ты всеядна - такие же мы, москвичи по рожденью.
Никогда мне не отгородиться как в детстве бывало
от контрастных влияний, явлений, существований -
и везде я присутствую - духом, объёмом, тенью...

Разрушительный век - мы новые мифы освоим...
Неужели высокое прошлое вовсе изжито?
Словно рыцарство славное - высмеяно и забыто?
Героизм обесценен толпою шагающих с воем...

Без конца разрушать и строить - судьба Москвы?
Лихо падают здания, курам на смех идеи...
И за что так отчаянно головы прочь летели?
Разве только возвысить другие, чьи думы, чьи души пусты?

Не возникнет идей, называется: "смена вех";
может к лучшему? - люди идеи свои запятнали...
Живы лишь золотые телец и дождь, что и были вначале...
Вслед за веком железным грядёт двадцать первый век.

        23 января



* * *

Пройдя сквозь буден серые слои,
я вижу свет и синий цвет небесный -
и вновь, душа, расправила ты крылья!

И в зрелом возрасте, друзья мои, подруги,
среди контрастов жизни есть мечты
и воплощенье (с гирями прыжок!)

Летящие мои подруги, верьте:
ещё не раз вы посетите кущи
подводные, приморские и даже

лежащие среди пустынь далёких
в необозримом - чтобы ни границ,
ни занавесов, ни цепей железных...

И ближней, дальней ли архитектуры
ещё не раз увидим силуэты,
аркады, перспективы, лабиринты...

Там затеряемся и многократно...
Но мы всегда найдём дорогу к дому -
как хорошо войти в тот самый дом

пусть маленький, но, главное, надёжный,
как маячок светящийся в ночи,
как башня ясным днём на синем фоне...

        25 января



ПОДМОСКОВНОЕ НЕШУТОЧНОЕ

(западное направление)
Леса, овраги, речки
поделены подряд
продольно-поперечными
решётками оград.

Сарай построить, хату ли, -
да заменить весь дом!?..
Здесь новые богатые
свиваются в гнездо.

Плодятся по лесочкам,
лужкам и бережкам...
- "...Природу по кусочкам
мы приберём к рукам -

ведь каждый хочет землю,
гараж и особняк..."
да истине не внемлют,
хотя разумен всяк...

А как гулять мы выйдем -
лишь местности куски...
Ландшафта не увидим
завоем от тоски, -

мы, зодчие, причастные
к большой земельной драме, -
и собственности частные
прилипли к панораме.

Процесс самой Истории -
другого и не ждём
на нашей территории
под золотым дождём.

        февраль 2005 г.



* * *

Когда-то летали
ногами болтали
на землю смотрели
с большим интересом
сквозь облака -
она так красива
и далека...

Но день за днём
за годом год
к земле всё ближе мы.
Наяву и во сне
низкий полёт -
ни света
ни тьмы...

И редкие вспышки -
нам даны
от прежних
полётов ранних...
и в поиске каждый
своей страны,
и чуть над землёю странник...

И
пока
у последней черты
земли не коснулся ты, -
мечтай и пари
спеши и лети
думай - дыши -
свет отражай
далёкой своей мечты.

        март 2005г.



* * *

Пускай традиционный,
но разный каждый год,
сияющий и юный,
среди поющих вод,

пускай не океанских, -
морской кипучий вал -
большой венецианский
блестящий карнавал!

Среди зимы возникший
магический цветок,
изящный и - кричащий,
он - запад, он - восток...

Мозаика из масок
бежит, поёт, блестит...
забавен и опасен,
он - вихрь, он - магнит...

Венеции тревожной
волнующий мираж!
Сан Марко и Сан Джорджо -
твой книжник и твой страж.

Мурано и Бурано -
волны стеклянной звон
и кружево туманом
венчает гребни волн...

Сияющий
      блестящий
изящный и кричащий
волнующий
      летучий
и мощный и кипучий

Как волны
      кружевной
как смальта
      многоцветный
морской
      земной
            воздушный
и огненный и бледный...


Кружим, остановиться
не в силах ни один:
толпой и вереницей
мы танцевать хотим.

В весельи и разгульи
горчит земной удел,
в нём прячутся горгульи,
чуть ты не углядел.

Скупым напоминаньем
нам светит Вздохов Мост.
К последнему свиданью
ведёт дорога звёзд.

А здесь на карнавале -
что ж - радуйся, играй -
чудесно колдовали,
изображая рай.

        март



Г.Д.

Я тебя рисовала когда-то
плывущей в космосе
среди звёзд и планет -
и за руки ты держала детей
и пела...

И теперь ты плывёшь,
но - среди звёзд морских
и кораллов,
с ними сливаясь.

А дети твои
уже сами небесный свод
держат своими руками

А песни твои
своею жизнью живут -
ты отдала их миру -

итак, -
"море волнуется раз..."
Здесь и сейчас!

        апрель 2005



* * *

Муза немая моя!
Древняя Муза,
вижу тебя и слышу:
ветры тебя омывали ранее...
Творенья твои обхожу я мерно -
и с фронта и с тыла
В древности пела ты, верно,
а после - застыла
Задумалась ты, Урания...

        апрель 2005 г.



ДИПТИХ "СОАВТОРСТВО"

1

Выкладываю "ВЕЧНОСТЬ"
из ледяных осколков.
Меня не похищали -
так я мудрю сама.

Дробится бесконечность
зеркальных кривотолков...-
вхожу в твои скрижали,
сударыня зима!

И там я застываю...
Скрижали? Жернова ли?
Метелью перемелют,
развеют на ветру...

А я - весну встречаю!
Припомню лёд? - едва ли...
И вспять никто не смеет
поворотить игру...

2

Февраль. Снега весной запахли.
Как ярко брызнули лучи!
Ещё не видимые капли.
Ещё не слышные ручьи.

Весь март весна моя томилась -
оковы прочные тверды...
Небес обещанная милость
снега разрушила и льды.

На воздух вырвались - и ахнули!
Замри, зажмурься и - молчи...
Сосульки золотом закапали,
поют синицы и грачи,

звенит ручей, река запела,
капель-стаккато на снегу...
Зимой мечтала и терпела.
Теперь - пою и вновь бегу!..

        апрель 2005



ОСТРОВА - ТЕ И ЭТИ

Острова,
где по пояс трава,
птичье пенье мощнее оркестра...

Там спою
птицам песню свою
и когда-то найду себе место...

Острова,
где не пилят дрова, -
ни жилья, ни огня, ни одежды...

Там войду
в тень забвенья в бреду
и услышу, что шепчут надежды...

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *

Острова,
чьи литые края,
омывают канал и лагуна...

Здесь найду
то, что здесь на беду
не настигли кровавые гунны...

Острова, -
вечно здесь открывать
тайну музыки, цвета и камня...

Здесь врасту
на горбатом мосту, -
и дворцы приоткроют мне ставни...

        сентябрь 2005



* * *

Первый день и дождик летний,
городские сказки-сплетни,
вдоль бегущие дорожки,
туфельки и босоножки...

Дамы, девушки, спешите!
Моросящий утешитель
вас ведёт дорогой сладкой,
вдаль скользящей, - без оглядки...

Льёт сверкающие нити
иллюзорный исполнитель
ваших призрачных желаний
и широких начинаний...

В сон волшебный погружая,
он влечёт вас миражами
и романтикой туманов,
рек, морей и океанов...

Что за плавное движенье
дарит вам воображенье,
обещает, длит и манит,
горизонт вокруг туманит...

Сном прекрасной половины -
радугой неуловимой
он картину завершает.
И - цветная арка тает...

        (2001) - 2005



* * *

Горячий выдался октябрь -
и длится осень золотая...
День начиная и взлетая,
всё так же слышу звон литавр.

Москвы холмы и даль вокруг -
всё медь и золото и зелень...
Пейзаж, местами переделен,
но всё ещё мой верный друг...

Всё так же силы придаёт,
от суеты хранит-спасает
Сквозь новоделы прорастает...
И - продолжается полёт...

        2005



* * *

В сезонном ливне
я вся промокла
Цветные камни
Цветные стёкла...
Глухие ставни
открылись вдруг -
знакомый давний
сияет круг!
Семь полукругов
цветных размытых!
Лучи цветные
из них возьми ты,
чтоб новым светом
горели стёкла,
чтоб - солнце летом!
Чтоб я просохла...

        2005



* * *

Вот осень поздняя - ясна,
прозрачна и отрадна,
нас опьяняет как весна
дыханием прохладным

Сегодня обитая здесь,
промозглой тьмы не знаю.
Любая весть - благая весть,
небесная ль, земная...

И эта осень к нам добра,
привет зиме влекущей...
Щебечут птицы ноября
в посеребрённых кущах.

        декабрь 2005



* * *

Не в волнах, не на колёсах,
не в парящих облаках,
то свинцовых, то белёсых, -
я живу в своих краях...

Обитание внутри -
остров внутренней свободы...
Времени седые воды
обходи и не смотри!

Зеркала для юности.
для простора нового.
Высота для зрелости,
для труда сурового...

А тревога - старости
в душу поселяется,
там укореняется
чтобы мглою вширь расти...

...Где найдём спокойствие,
где гармонию найти,
в чём придём к согласию
на исхоженном пути?..



ГАЛЕ - 2000-Е

Всё новое, нежданное,
как хорошо забытое,
сюжеты - узнавания,
и каждый день - событие...

Дни в целое сливаются
без пауз монотонных,
их ценность раскрывается
как цвет морей бездонных

для первооткрывателя,
кто удивлён без меры,
кто растворён в фарватере
в мерцаньи атмосферы

(моллюски и кораллы,
тропические рыбы,
коньки, ракушки, крабы,
загадочные глыбы...)

Всё новое, нежданное,
как хорошо забытое,
сюжетов нить-создание,
и каждый миг - событие...

Увидится, представится
и свет и перспектива
рисунок дней проявится,
и краски вспыхнут живо.

Не каждый пусть запомнится,
но каждый обещает -
и смыслом день наполнится,
и снова жизнь большая...

        2005г.



2006 г.



* * *

По плитам ночного метро
легко безопасно и гулко
из тёмной глуши переулка
на опустевший перрон

вошла как в парадную залу
вокруг не найдя никого
и лишь глубине вековой
я тёмное слово сказала

Ах, зло существует везде.
Покой относительный - благо...
Таится туманная влага,
дурных ожидая вестей

извне. Это море людское,
страданье и злоба вокруг
смыкаются в точке - и вдруг -
я в ней, беспредельной тоскою

как будто пригвождена...
Уйти бы в себя как прежде,
как верила всякой надежде,
что я для неё рождена...

...Увозит пустой вагон
меня из мраморной чаши.
Мелькает лишь мрак звучащий
и вспышек напрасный огонь.

        февраль 2006



ЭХО

В нарядах из мха и меха
сквозь рощи фавнов-дриад
где каждый и пьян и рад
брела печальная Эхо.

Истаяв от слёз, прозрачен
прежде сиявший лик.
В ней стон и звериный рык
живут. А облик утрачен.

Напрасной страстью горя,
лелея облик прекрасный,
исчезла нимфа. И праздный
земле возвращён наряд.

Где ж ныне тот, без вины
виновник сего исхода?
Он смотрит в тёмные воды
И он же - из глубины...

Отвергнутой нежной нимфой
ты проклят, гордый Нарцисс...
И будущих дней творцы
К тебе подбирают рифмы.

Исчезнувшей нимфы след -
небытие, не объятье -
загадочное проклятье
взамен любовных побед.

И - словно в первый раз
он в зеркало вод глядится.
О, дивный лик - и струится
зеркальная влага у глаз...

Будто нежна и зыбка,
прозрачна стихий граница,
а тронешь - дрожит, дробится
и пропадает улыбка.

Не в силах покинуть поток,
два лика он слить пытался...
одной любовью питался...
Был юноша - стал цветок.

По-прежнему воды темны...
Весь мир о Нарциссе знает...
Незримая, Эхо рыдает
подобием звуков земных.

        10 февраля 2006г.



* * *

В полусвободном полёте
паря как другие частицы
подняться могу и спуститься
смеяться и наоборот

и кажется в полусне
ничто не может случиться
ну, разве что дождь или солнце
цветение или снег...

Не надо жёстких событий
страстей роковых не стоит
будить, выпускать на волю -
а только воздушных объятий

только их невесомых
ищу, и на них уповаю
в них, растворясь, утопаю
нежных, необъяснимых...

        13 марта 2006г.



* * *

Скользнула - мелькнула зима
махнула крылом оперённым -
и - в небо. Линяет она
а перья - весенними станут,

и строки появятся вскоре
под сказочный шорох и скрип
а после - сезон соловьиный
и музыкой строки украсит
и зеленью их обовьёт,

и майские райские птицы
оденутся в то оперенье
для танцев любви и цветенья...
для таинств и обещаний...
для песен разлуки и грусти...

развеяны ветром перья
вплетаются в листьев круженье
и опаданье, и увяданье
как опозданье
как оправданье
пушистые
            чистые
                      снежные

        март 2006г.



МАРТ

Прозрачны весенние струи воздушные,
в них гаснут последние мысли недужные...
Весной существа образуются новые
из двух половинок они, двухголовые,
чьи профили слиты зеркально и преданно,
пока ничего не изведано...

Неведомо будущее невесёлое,
а мысли уносятся прочь невесомые
о тёмном и грустном, утраченном времени
о разъединении, о подчинении...
Возможно одно настоящее - светлое,
и слово ответное...

        15 марта 2006г.



* * *

Может быть, ритмы жизни -
приливы её, отливы
делают человека
в пределах себя - различным.

Изгибы дорог - прихотливы...
Себя забывая, уходим
и за поворотом, как следствие,
спокойно себя оставляем...

И трудно, вспомнив, поверить,
что это я, всего месяц назад
так думала, чувствовала, хотела...
не может быть - что год или два
тоже то я была...

И вот продолжается так же
движение непростое,
и некогда оглянуться,
и нет ни минуты простоя...

В пути я, вдали от дома,
неведомым светом ведома
незримым влекусь магнитом
в пути небылом, неизбытом...

        15 апреля 2006г.



* * *

Где доброе, благодушное
в семье, на работе, в стране, -
не слепое - живое, воздушное...
Но откуда - весь мир во мне

словно в капле воды отражается:
пестрота, суета, борьба... -
и жестокая продолжается
человечества смена - судьба...

Неуёмных страстей скрещение
(только искры летят, слепя)
и спонтанное перемещение -
неустанно, забыв себя.

Бег по кругу, а всё нам кажется:
размыкаем его в спираль...
Кто-то сон предпочесть отважится,
сон не глядя ни вглубь, ни вдаль.

Он приходит - всеобщий сон разума.
Пожинаем его плоды,
что даются легко и сразу нам...
Тяжелы на душе следы.

        20 апреля 2006г



* * *

Три женщины летящие создали
поющую вторую половину
двадцатого безжалостного века
едва лишь боль Европу отпустила

Три женщины, родившиеся после,
безумия Европы не застали -
и, всё же память гены сохранили...
парящие, поющие над миром.

Взлетает первой Вероника - автор
истории о сфинксе, о крылатом
своём летающем по снегу доме,
о Серой Шейке, о себе немудрой,
наивной, любящей, потешной, грустной...
подвластной лишь одним воздушным струям,
что над лугами, над чертополохом,
над страхом, над людьми и городами...

Другая и стремительная - Галя,
её фанданго у стены собора,
её фантазия о легионе
через века шагающем к востоку,
её Нева, что верно в ночь впадает
и море, что волнуется в мажоре,
не так известны, но уж кто их знает,
не потеряет никогда в тумане...

И третья, неожиданная, Анна,
известная как Умка в окруженьи.
В своих контрастных песнях улетая,
то нежная, то злая хулиганка,
то беззащитная как шарик в небе...
То птицы в ней поют, то расцветают
невиданные травы и соцветья,
каменья, неподвластные цензуре...

Три женщины.
Вторая половина
двадцатого безжалостного века.
Россия...

        15 мая 2006г



* * *

Не замечая
в потоке жизни
конца и края

Только играя,
капли и брызги
ловлю, взлетая

над водопадом -
не погружаясь
в воздухе - рядом -

не отражаюсь -
лёгкой рукою
едва касаюсь...

Бьёт невпопад
мой водопад.

        май 2006г



* * *

Я в лето влетела
с работой своей
А флейта мне пела:
взлетай скорей

на работы забивай
и заботы забывай
и свободно
облегчённо
в край далёкий убывай...

Беседу вела я
с тоской своей,
того не желая:
оставлю в ней
горечь желчи, вкус лекарства,
горсть земли и слёз фиглярство...
И - воздушным коридором
прочь от козней и коварства...

Лечу навстречу
свободе моей
дышу недолгим
свиданием с ней...

Болезни, политику,
сомненья и критику
забуду бесследно
в бесслёзной обители...

Свобода небесных
и водных струй...
Зелёная бездна
древесных струн...

И формы строгие,
камень вечный...
Мои дороги
и жар сердечный.

        июнь 2006г



* * *

Всё о себе, да о своём
всё о своём, понятном
посмотришь в ужасе кругом -
и сразу же обратно...

Кто пашет, сеет, создаёт,
а кто с ножом и с пушкой...
Мне страшно, страшно - сознаёт
и плачет под подушкой
ребёнок, взрослый - всё равно -
кто создаёт и верит,
а вера спрятана давно
и заперты все двери.

За ними в окруженьи стен
нежнее перламутра,
не споря, не борясь ни с кем, -
наивно, кротко, мудро
живут в душе покой и мир,
не выходя за стены...
Лежит туман, дрожит эфир -
лишь свет и полутени.

Остаться здесь, не знать других
Омар Хайям мечтает...
И микельанжеловский стих
стать камнем обещает...

        июнь 2006г



ЕДИНОРОГИ

Единороги - те же звери
с их пугливостью и скоростью,
с той же лаской и покорностью,
но - в иной, нездешней сфере.

Совершенная их форма
кем придумана, создана,
почему так манит она,
так знакома, легка, проворна?..

В мерцании небосвода
траекториями узорными
очертаниями иллюзорными -
бег небесных зверей, свобода.

Козероги, медведицы, львы,
раки, рыбы и скорпионы
промелькнут... - не увидеть оных,
если жить, не подняв головы.

Где-то свет высоко надо мной...
Без меня веселятся звери...
Но - стерплю, подожду и - поверю,
что их мир - так же и мой.

Хожу по их дорогам,
в горах-лесах скитаюсь,
так же прячусь и пугаюсь,
спешу к единорогам...

        август 2006



* * *

Когда-то жили просто.
Но придуман идеал.
Показанный кому-то в сновиденьях,

проявлен и воссоздан,
над землёю он сиял,
он въявь исполнен в поисках и бденьях.

Но идеал заброшен.
И возникает стиль.
(Сначала - ордер, а потом - фантазии...)

Необъясним и - тоже
стремлений многих цель,
предметный мир, его многообразие.

Среда нас воплощает,
переменчива, жива,
воздействует на бытие упорно...

Нас время поглощает... -
и нам нужны слова,
и духа поиски, и образа, и формы.

        7 августа 2006



ЛЮБЛЮ ВАС, ПОСЛЕДНИЕ...

Отнюдь не прославлены, -
любимы, известны
лишь в узких московских
кругах ваши песни,

последние барды -
почти нелегалы
железного века,
интеллектуалы.

Крылатые мудрые
женщины-сфинксы,-
в снегах перламутровых
вам ночами не спится...

Уходят в туманы
Булат Окуджава,
Владимир Высоцкий, -
В тень уходит держава...

Вот - век двадцать первый.
Разбиты скрижали.
Лишь вы на краю
оборону держали...

Слышу песни волшебные,
дыханье, шорох, страницы...
Люблю вас, последние
женщины-птицы...

        октябрь 2006



* * *

С лёгкой посадкой меня поздравляют.
Родные встречают. Москва принимает,
слегка позлащённой осенней листвой
стелет мне мягко. Прохладной Москвой
хожу по проложенным прежде стезям.
(О радость вернуться к родным и друзьям!)
Кружу всё по тем же асфальтово-серым
дорогам, подвержена двум атмосферам:
туману и холоду.
Скоро Москве
судьба покориться снегам и тоске.

И тают во мне островов очертанья,
вдали облаков и лучей сочетанья
в закатах непойманных, запечатленных,
в доэллинской Греции мифах нетленных...
и вновь выплывают из памяти старой
Дедала искусство, гордыня Икара,
сын Зевса с Европой, дворец-лабиринт,
великое царство,
таинственный Крит...
Что древние греки поведали миру,
мы слышим поныне,
    и звонкую лиру,
во тьме лабиринта готовы хранить
сказанья веков как Тезееву нить...
...Взорвавшийся мир, ты ещё не забыт...
обрыв Санторини простором омыт -
и падает сердце на гребне мечты
от восхищения и высоты...
Напрасно, быть может, но ярко надеясь,
мы держим наш курс на античность, на Делос,
где прошлых торжеств остывают следы,
и множество синих оттенков воды,
и ящерицы коренасты и скоры,
в камнях разноцветных скрываясь от взоров;
там профили бычьи, там дремлют колонны,
мозаики... Времени бег неуклонный...

Собрал сине-белый мерцающий флаг
сей жемчуг рассеянный в архипелаг...

        ноябрь 2006



* * *

Юность. Листьев тихий лепет,
шелест, трепет ожиданья
из меня как из глины лепит
стебель роста, цветок желанья,
чашу, полную сверх меры
бытия как ощущенья,
амфору, что полусферой
в мир готовит приношенье...

Молодость. Природа. Зрелость.
Всё объять, принять готова.
Щедрость, сладость - не приелась
Всё отдать - родиться снова...
В том моё предназначенье -
Зелень, золото и спелость,
бытие, полнота значенья...
Не мечталось, что-то успелось...

        ноябрь 2006



* * *

Помпеи!
    Приют моряков и купцов,
богатство и праздность,
    ночные забавы,
довольство и роскошь...
    Но жребий суров -
свершилось! -
        потоки горящие лавы
по воле богов
    низвергаясь с небес,
исполнили снова Содома проклятье...
Язычества символ -
    не ангел, не бес, -
коварный Эрот,
    сей крылатый предатель
в тот миг отлетел от жилищ,
    где не раз
был принят с почётом,
    триумфом упился...
В слезах на Помпеи взираем.
        Сквозь газ,
и тьму,
    и столетья
    Везувий клубился...
Смешались:
    твердь с небом
    и запад с востоком...
Преступления - не было.
    Наказанье - жестоко...

        ноябрь 2006



АТЛАНТИДА

Акростих
Античность для вас сохранила, потомки,
Трагедию древней страны, чьи обломки
Людей восхищают и в наши столетья...
Ах, как не хочу забывать и стареть я...
Настенные мифы, для вас оживая,
Таятся в папирусах, лилиях рая...
И в красках нетленных, и в линиях плавных
Доныне хранятся обычаи славных
Атлантов, минойцев - наследство Киклад...

Осколки давно отлетевших услад
Собрали в музеях - и новые ищем
Тому подтвержденья по их пепелищам,
Разбросанным по уцелевшим твердыням
Оставшимся нам - не уйдём, не остынем,
Вернёмся не раз на Кальдеру, на лаву...

Смиренные, тихие отзвуки славы
Атлантов - услышаны в юности были -
Не верила им - но из пепла, из пыли
Творенья божественные извлекались...
О, как далеки - но всё ближе казались,
Разбиты и собраны вновь из осколков,
Или очищены кисточкой только,
Но - не забыты. Юность смеётся -
И в волнах, в берегах, в облаках остаётся...

        29 ноября 2006



* * *

Мы жили в бедности в каморке -
в уборной старого театра.
Но заперт был театр -

и заколочена каморка...
отец - столяр. Квадратных метров
едва хватало на верстак...

а за стеной, за фальш-камином
тень Буратино, тень Мальвины
шептались с нами по ночам,

и отзвук смеха Арлекина,
Пьеро стихов - аккордом длинным
сны детства означал.

А в детских ручках сил немного...
Зачем вы, сказочные двери
превращены в очаг?

Столь безыскусный и убогий
очаг не светит и не греет -
здесь наш мирок зачах...

за очагом, за фальш-камином
о чём-то нам пищали крысы
Шушары, и сверчок

нам пел о празднике старинном,
любви актёра и актрисы -
старался, старичок.

Здесь бедность в благость превращалась.
И пусть актёры - куклы, маски,
директор - Карабас, -

А нам мечтать не запрещалось,
Жить виртуально без опаски
Пока не пробил час...

        30 ноября 2006



* * *

Дорогу можно ли найти
без слёз, без копоти и грязи,
утратив в свете перспектив
земные связи?

И вновь портрет рисую свой,
фон украшая перспективой
свободной линией живой,
но всё же льстивой.

За рамки бросив сор и шлак,
пот напряженья и рутины,
как бы дорогу я прошла
до середины.

А взгляд, с портрета устремлён,
не требует, не утверждает,
как будто спрашивает он
и ожидает.

И не напрасно, может быть,
свой путь надеждою очистив,
зеркальным мрамором пройти
на свет лучистый,

прорвав давленье, прорасти
(как лёгкий штрих, как эти строки...)
себя увидеть, обрести
среди дороги.

        5 декабря 2006



* * *

Многообразие идей,
голов, рогов, копыт -
и каждый в мире лицедей
и кем-то хочет быть.

"Пускай блондина играет блондин,
и никогда - брюнет...",
Лошадкам не сыграть ундин:
стать есть - загадки нет...

И не смешно, когда маляр
художником прослыл,
всем объявив как божий дар
размах куриных крыл...

Так каждый хочет высший класс
показывать другим.
Себя увидеть без прикрас
и сами не хотим.

        7 декабря 2006



* * *

Понятья мельчают
до помраченья.
Души в отчаяньи -
нужно леченье.

Пошлость проникла
во все углы,
от паутины
они круглы...

Мелочность, зависть
пылью и серостью
их покрывают -
на что надеяться?

Достоинству, гордости
как научить?
От мрака и подлости
как излечить?

Честь, благородство -
с чем это кушают?
Ищете средство
вылечить душу?

Самоотдача,
великодушие -
вдох наудачу,
ванны воздушные...

Буонаротти
в век Возрожденья
так же в отчаяньи
писал о паденьи...

Нам, измельчавшим,
зовущим из бездны
к свету пути
ещё неизвестны...

Где тот предел,
тот водоворот,
от которого - вниз
или вверх поворот?

        9 декабря 2006



* * *

Из века стального,
освоив материю,
мы в двадцать первый
смотрели уверенно.

Кто мог - рисовал,
создавая, пространства
и формы грядущего
светлого царства,

кристально- прозрачные,
упругие, чистые...
И таяли мрачные,
сияли лучистые...

Юность надеждой
туннель освещала.
Из тени - на свет!
Начинаем сначала.

Век наступил.
Неземным фейерверком
встречен он был -
век двадцать первый.

Концептуальности -
аплодисменты...
Для новой реальности -
льются монеты...

И отливаются
страшными монстрами
объекты реальности -
стройки громоздкие.

...Были рисунки,
были картины...
слово сказали,
в полёте застыли

Как листья осенние
прошелестели
былые надежды -
и снова метели.

Наследники памяти
века стального,
храним среди хлама,
среди остального

искр непотушенных
вспышки тогдашние -
проекты воздушные,
замки бумажные.

        11 декабря 2006



2007 г.



ЖЕНЕ КЕНЕМАНУ

Жизнь одарила -
а ты не принял даров.
Как много их было:
красив,
        талантлив,
                здоров...
Был дружелюбен,
Открыт. Тайной покрыт.
Гитары бубен,
медных труб лабиринт...

Талант не просто
притягивал - удивлял.
Стихи и проза...
Иных миров карнавал...

Свой мир, свой остров
за океаном мечты
прищуром острым
искал мучительно ты...

Никем не понят,
шокировал - отвергал.
Толпа не помнит -
забит,
        затерян,
                пропал...

Миром обижен.
Одарён. Обделён.
Друзьям чуть слышен
твой голос, гитары звон.

        3 января 2007



ПЕСНЯ ГОДА 07

Ещё не время уставать,
и остывать не время,
радушный - отдыха сезон
не наступил пока...

Не охлаждает, но бодрит
влечёт, несёт, не дремлет -
и оглянуться не даёт
бурлящая река.

В воображении плыву,
прозрачной речкой горной,
сбивая камни иногда
плечом,
        ногой, -
                со дна...

а камни, - будто наяву -
мозаикой покорной...
Картин-сюжетов множество
в воде, а я одна.

А вдруг собьюсь, остановлюсь -
перевернёт, завертит
и погрузит в течение,
ладони опустив...

О, сладкий ритм, коварный блюз,
доставленный в конверте,
останься в отдалении,
в тумане перспектив...

        10 января 2007



* * *

Ничего не изобрету,
ничего никому не открою -
разве несколько лишь словечек в бреду,
да десяток рисунков летней порою,
да и то,
присмотревшись, не вздрогнет никто.

Пустота - одиночество
чистых листов...

Хаос линий, штрихов,
ожиданье стихов...

Немота - многих строк
Постоянный итог.

    10 января 2007



ВТОРАЯ ПЕСНЯ ГОДА 2007

Все знают - время кутать головы,
Снегам кружить, сиять зиме...
Январь - а мы бредём по голой
неподмороженной земле...

Два снежных дня предновогодних -
и длится серая весна,
сезон январских дней свободных
в покоях грёз, в объятьях сна.

...А плюс на минус не меняется,
нам кажется, что мы живём,
всё чаще детство вспоминается
и почему-то снега ждём...

Тот путь, проложенный не мной,
лыжнёй - тропой почти забытой
я по поверхности земной
продолжу в поисках событий...

        12 января 2007



* * *

Войду под своды -
в глубинах - воды
притихли мирно
вздыхают мерно.

Но - дни и годы
всё выше воды
и белорунны
и бьются шумно

и бьются мерно...
Под шум неверно
и плыть пытаюсь
и в мыслях хаос

Вода под своды -
глоток свободы...

Вот так мы поздно
всё понимаем,
всё выше голову
поднимаем...

        13 января 2007



* * *

Бой часов замедленный
в наш безумный век.
В складках геометрии
дрогнут складки век.

В городских кварталах
(развалил - построил)
псевдофеодалы
и псевдогерои

развивают бешеный
темп, основ не зная.
Тьма реклам повешена
как победы знамя.

Просыпайтесь, спящие,
чтобы не пропасть -
темпы черепашьи -
не для нас напасть!..

Маятник размеренный,
космоса дыхание...
В глубине затеряны,
в зыби колыхания

спите, неподвластные,
скорости и ярости.
Времени - опасные
кольца свиты в ярусы.

        13 января 2007



* * *

Весёлых рощ пестрота.
Сменяет свет темнота.
Здесь Пан излучает радость,
за нимфой в грот устремляясь.

Оплёл виноград карниз.
Под перголой Дионис
Хмельным искрящимся взором
Следит за фауной-флорой...

Но грустен здесь Аполлон
вздыхает о Дафне он,
и помнит о Гиацинте,
играя на нежной цитре...

И Эхо печальна здесь -
Исчезла - и слышит лес
лишь отзвуки слёз и смеха...
Лицо потеряла Эхо...

О, Греция! Детства сон
событьями унесён...
В тени моего уклада -
Мифическая Эллада.

Пещера в тени древес -
работает там Гефест -
единственный пролетарий,
кто населил планетарий.

Других олимпийцев труд
работой не назовут.
Воинственны, нетерпимы,
воистину - исполины.

Играют в шары идей,
в заложники взяв людей,
насильники и убийцы -
блестящие олимпийцы.

Но дышит прохладой грот -
людей и богов Эрот
порой в тоске утешает,
порой покоя лишает...

Эллада! Юности сон
Теченью дней в унисон.
И все герои античные -
Мои консультанты личные.



Просторен Олимп - на нём
каждым погожим днём
охотится Артемида,
не упуская из вида

добычу и гимнов звук,
охотниц, своих подруг.
Быстра, чиста и надменна,
для всех неприкосновенна.

Напротив, нежна, не горда
сестра-богиня всегда,
всесильная Афродита, -
и на людей не сердита.

Эрот, её властный сын,
в свободном полёте, один,
лучник-стрелок светлоокий,
стремительный и жестокий.

Эллада! Сон или миф
является, истомив...
Сильна богов иерархия -
жива природы анархия.

Афины строгая стать
нас может врасплох застать.
Мудрость и красноречье,
пленяют нас с первой встречи.

Она потрясает копьём,
когда мы троянцев бьём,
и всех страшит настоящий
голос её гремящий.

Грозен её отец:
немало пугает сердец
бурный Зевеса нрав -
всегда громовержец прав.

Строг и за всё в ответе.
Олимпийцы ему как дети,
и сотни детей, не скрою -
мифические герои.

Эллада! Вечности сон
приливами унесён.
Для тех, кто мифа желает,
Эллада вновь оживает.

        16 января 2007



* * *

Детства дни на воле.
Вишня и черника.
О любви, о доле
спой нам, Вероника.

Звук часов старинный
Клавесинных клавиш.
(Я тебя отрину -
ты меня оставишь.)

Домом и семьёю
ты творишь-летаешь
низко над землёю -
близко наблюдаешь

наш удел тревожный -
взлёты, сны, паденья,
планов невозможных
стройные виденья;

и любви тропинки
различить пытаясь,
яркие росинки
льёшь, по ним скитаясь.

И, собрав руками, -
жемчуг тот бесценный,
ты, вплетая в ткани,
вынесешь на сцену.

    17 января 2007



* * *

Под стук колёс,
шум голосов,
под шарканье шагов,
давая мысли
форму слов
и формулу стихов,

нить Ариадны,
мой клубок
раскручиваю вновь -
для мысли жадной
сто дорог
и каждой цель - любовь.

В какой удел
ведёт тропа,
шоссе или река -
я каждый день
ищу огня,
окна ли, маяка...

подземный ход
и санный путь,
воздушный коридор...
и день как год -
и в ночь взглянуть?...
В ночи маяк - и взор...

    18 января 2007



* * *

Причастен создатель,
слушатель, зритель -
всегда наблюдатель,
порой небожитель.

Ничтожество судеб,
разбитых на части.
Художник рассудит,
в чём наше участье.

Счастлив поэт, художник, писатель -
он и участник, и созерцатель.

Ломаются судьбы -
и склеить их нужно
и сверху взглянуть
и задуматься дружно -

лишь труд и участье срастись им поможет,
гармонию цвета и звука умножит.

И нет нам ни судей,
ни залов, ни сцены...
Мозаика судеб,
разбитых и цельных...

Для высшего взора она сложена.
Лишь горнему слуху музы`ка слышна.

    19 января 2007



* * *

Решение быстро.
Хлопнула дверью -
и тлеют там искры,
сны и поверья.

Громоздкий багаж
старины и истории.
Без хлама - в вояж
по чужой территории.

Минимализма
категоричность
нужна как клизма -
прочистить личность.

По гладкой поверхности
снова рискую,
сдувая для верности
пену морскую.

Зеркальный пафос,
полёт недолгий.
И белый парус
над треуголкой.

    22 января 2007г.



ЧЕТВЁРТАЯ ПЕСНЯ

Уже не ждали. Но с утра
под ослепительное небо,
на яркий день - свежа, бодра,
спешу, поверив в сон и небыль.

И есть в реальности порой,
внезапно-сказочное счастье.
Себя не бойся и - открой,
проснись - и будь природы частью.

Снега - и синь, и белизна,
и в тень не хочется укрыться...
Пускай зима или весна,
но я - не сон уже, а птица!

    23 января 2007



* * *

Братство кольца.
Леденеет душа.
Этот путь неизмерен
и страшен.

Далеко до конца.
И шагать, не дыша,
в нору Зверя,
в Мордора башню.

На зов кольца
словно ветер спешат
назгулы, грозные тени -

ни души, ни лица,
только тьма - и дрожат
горы, земля - в смятеньи.

Орки, - в гневе
склеенный строй,
в затылок дышат зловонно...

Эльфы и гномы
за братство горой -
помощь, защита в войны.

Горлум пока
незримо следит,
опаснее тысячи орков

в стане врага,
унижен, сердит,
и - тёмных полон восторгов...

Люди и маги,
с тьмою сражаясь,
мощь её на себя отвлекали.

Сила отваги,
Мудрость и жалость.
Светлая рать - велика ли?..

Пешком, босиком
Средиземье насквозь
пройдут малыши безоружные.

Ползком, броском,
вместе - и врозь
ускользают, не раз обнаружены...

Братство распалось
за скальной горой,
свою службу Добру умножая.

Двое осталось:
слуга и герой.
С ними тяжесть - ноша чужая...

Бездну палимую
видел ты,
слышал гром
и дыхание Зверя.

Невыполнимое -
у черты
распахнуло в реальность двери...

Там, на краю
рвутся сердца -
на крови
совершится деянье.

Славу пою.
А жертва кольца
с ним же в бездну летит в оправданье.

    24 января 2007



ПЯТАЯ ПЕСНЯ

Понять-рассудить,
что ценно, что просто - хлам,
кого рассадить
за стол, кого - по углам,

( и круглый тот стол,
и в центре лампу зажечь...)
с компанией с той
вести нескучную речь.

Круг лампы, кружок
и музыки тихий звон -
в былое прыжок
а может - грядущий сон...

В туманности - всё ж
идиллии этой свет
в себе несёшь
мечтатель, болтун, поэт.

    27 января 2007



* * *

Старые замки,
чужие владенья,
скользят привиденья
в полночь за рамки,

новых пленяя,
их место занявших,
преданья узнавших
ночь заполняя.

Жаждут селиться
новые - в старом.
В замках недаром
чуждые лица.

Древние стены
недёшево стоят,
их вновь не построят,
вздуют лишь цены.

Предки чужие,
герои преданий,
в камнях этих зданий
полночью - живы...

    30 января 2007



* * *

Комната - как шкатулочка,
затканы её стенки.
Окна глядят на улочку,
сумрачные оттенки.

Призраки мегаполиса
в тёплых лучах растают,
в интерьере исполнится
музыка снов простая.

Солнечный сон, цветение,
сказки садов нетленных -
взгляды-звуки настенные
с ласковых гобеленов.

Только бы к ним прислушаться,
вглядываться тревожно...
Около двери - лужица
с обуви замороженной.

    3 февраля 2007



* * *

Пора поэтов-долгожителей
в век технологий началась.
Себя спросите: не дрожите ли,
над бездной налетавшись всласть?

Часы, подаренные вечностью,
что удалось вам не проспать,
а пролетать, провидеть, речь вести -
и человечеству отдать?

Народ пророчества не слышит -
сидит отечество в наушниках, -
и лиры звук на ладан дышит,
диско-ритмичностью придушенный.

Не то в античности: цветёт
в горах оливковая рощица;
внимая Голосу, там ждёт
почти свободная, пророчица.

Или, взлетая на Коне,
размаху крыльев не помеха,
стремится к солнцу ли, к луне,
порой сгорая, неумеха.

И оставляют яркий след
порывы эти безыскусные, -
и жив провидицы совет,
пройдя века, преданья устные...

Не вызывая изумления, -
не серафимы, не сивиллы, -
поют поэты в отдалении...
А супермены строят виллы.

    7 февраля 2007



* * *

В садах Андалузии, в улицах, на площадях и в весёлых тавернах,
под стенами фабрики, или в горах проступают знакомые тени:
Кармен, всем известная в мире цыганка, - легко переходит границы,
ступая по трупам, танцуя в таверне, смеясь, нарушая законы.
Свобода - судьба её - даже ценой преступленья и собственной жизни.

Находишь ли ты, что Кармен Мериме - отражение давних трагедий,
что с амфитеатров, арен древнегреческих к нам, на арены Севильи
вошли, облечённые в новые краски, с котурнов сошли, сняли маски, -
там люди простые - отнюдь не цари, не герои, не зевсовы дети,-
но так же влечёт их судьба неизбежно и неотвратимо поспешно...

Не зря же наследники древности греков и римлян - живые французы
придали движение вечной трагедии - и композитор великий,
Бизе, как нашедший раскоп археолог, историю в звук облекая,
усилил и сплёл лейтмотивы героев, хоров и судьбы предсказаний...
И музыка сделала мир сопричастным этапам трагедии этой...

Подобно Эдипу - Хозе - в девятнадцатом веке - невольный убийца
с разбитым, взывающим сердцем, от страсти и горя теряющий разум.
Кармен, словно жрица, а может - богиня, - вершит свою волю упрямо,
по душам ступает, по чувствам, законов не зная, себя забывая.
К финалу ведёт их судьба невозвратно в их страсти слепой, безнадежной...

И что мы пред ними, - богами, богинями, или хотя бы, детьми их
взошедшими на пьедесталы отчаянья или прошедшими бездну,-
ничто на земле их не держит, не дорого им, потерявшим надежду.
судьбе предначертанной сопротивляясь, себя они в жертву приносят.
Трагедии древней вослед их уводит судьба неизбежно, бесстрастно.

        17 февраля 2007



* * *

Прошлого века поэты великие -
к сонму святых причисляются лики их -
смели родиться на всех непохожими,
с детства бродили путями нехожими,
думали - и, не боясь, говорили -
новыми чувствами нас одарили,
теми, что в теле не умещаются,
рвутся на волю - и там продолжаются...

За непохожесть, за яркость наказаны.
Жившие долго, - страданьями связаны,
жившие мало, - мученьями взорваны;
всё же не сломлены - сжаты и собраны.
Радости жизни и скорбь мировая
в душах живут, изнутри разрывая.
В них резонансом усилены звуки,
встречи и взлёты, паденья, разлуки...

Что ж, за ошибки всего человечества
эта расплата стократно - для вечности.
Мир опустевший, когда б мы забыли их -
вечность для них словно рог изобилия.
Рыцари чести и звёздные дамы, -
светлые лики над смутой и драмой.
Неповторимые, но и всеобщие -
наши святые, живые, усопшие.

    21 февраля 2007г.



* * *

Катакомбы - метро моё московское,
многолюдное, зимою скользкое,
летом душное, почти до бессознания,
очень важное - скрывает расстояния
и границы размывает, те, что вне его
существуют: яви к сну прикосновение... -
и рождаются химеры и фантазии
тени разума в многообразии...

        22 февраля 2007г.



* * *

Змеи раздвоенное жало -
моё злоречье, - но держу,
и буду, и всегда держала
себя в руках, как обещала.
Не нападаю. Дорожу.

    5 апреля 2007



* * *

По скрипучей половице
проскользну без звука.
Так несложно изловчиться:
даже не наука -

взять старанье плюс желанье
и смешать в одно их...
Лесом - трепетною ланью
по тропе немногих...

По звучащим половицам
плавно и без скрипа -
только не остановиться,
не писать постскриптум...

Плавный росчерк -
            и свободно,
тихо удаляясь
перспективой, в горизонты
глядя, растворяясь...

        8 мая 2007



* * *

Аромат болотца топкого
притягающе-дурманный...
мой формат крадётся тропкою,
тонкий, лёгкий и карманный.

Соловья звучанье чистое
(звук и зал в одном созданьи)
неосознанно-неистово
мне вливается в сознанье.

Тени-света полосатая
на тропе лежит плетёнка...
Тенью плотной - тело статуи
обрисованное тонко.

Тенью также непрозрачною,
но изменчивой, неплотно
прохожу, ища утраченное,
по тропе через болото...

        21 мая 2007



* * *

Что комнатное Зазеркалье,
где появляются, мелькая,
живущих двойники, приметив
недвижных копии предметов,

где ожидаются иные
и за тобою, и за мною. -
покуда прячутся шаг в шаге
и набираются отваги,... -

то на природно-дикой воле
в лесу бродящее Застволье
вдруг отделяется и кружит,
но взгляд его не обнаружит,

хотя почувствует порою
спина и зренье боковое, -
пугает-прячется и манит,
собьёт-подскажет и обманет...

В затылок дышит Зазеркалье...
В деревьях прячется Застволье...
Стекла холодное касанье...
Тень сквозняка в лесном застое...

        30 мая 2007



НЕДОСТУПНА

Есть место в многоликой, болтающей Москве,
где человек найдёт уединение.
На время. Ненадолго. Как выделит себе,
остановив заботы и сомненья.

Пускай они толпятся как тучи за спиной,
готовятся пролить дожди обильные, -
здесь в тишине спасёшься и в сфере световой,
куда никак не вторгнутся мобильные

сигналы телефонные, хоть вездесущ их чат...
Зелёно-голубое обозрение...
Здесь люди, появившись, проходят и молчат -
и вы как будто в разных измерениях...

Цветенье бело-жёлтое шлёт, озарено,
дыханье в высь, пронизанную птицами...
Не рай и не чистилище - здесь всё растворено...
Быть может, рядовая репетиция.

        31 мая 2007



* * *

В пути получаю царапины, раны...
Всё думала: им неподвержена стану
с годами, - но долгими злыми ночами
тоскую в печали о том, что вначале,
что после случается: эти итоги
камнями внезапными среди дороги
как будто укатанной, и утрамбованной,
и гладкой, - но падаю снова и больно я...
Пустяк, но как жёстко опять спотыкаешься.
Чуть шаг не продумаешь, - сразу раскаешься!
Дорога петляет, простой не бывает -
и ритм не наладится, что-то сбивает...
Всегда начеку, на краю осторожно -
как в темпе моём лихорадочном сложно!..

    3 июня 2007



* * *

Это общество
или сообщество,
где у каждого - имя и отчество.

Объедение,
объединение,
но грозящее оледенение.

Крепко вмёрзшие,
может быть - вросшие
и застывшие в будничной роскоши.

Поглощение.
Обогащение.
Врозь и вместе - в себя обращение.

В массу впаяны,
каждый там в пламени,
в монолитное, жёсткое вплавлены.

    4 июня 2007



НЕДОСТУПНА-2

Воздуха волны как сон наплывают.
Как в океане! Тревоги смывает,
сносит невидимою пеленою,
тёплой волною, холодной волною....

Температур ощутимая разность,
вихрей объятья, свобода и праздность, -
в них растворяется пепел тревожный,
дымом, угаром и пылью дорожной...

Волны холмов окружают долину.
Не серпантин, но волнистый и длинный
плавный подъём отрывает от тверди,
где задыхалась в земной круговерти.

Ямы, ступени, барьеры лихие
в будто надёжной, но жёсткой стихии;
общего с ней не найти языка мне:
в теле - занозы и в обуви - камни...

Легче в родной, изменяющей, зыбкой
сфере кружить - невесомо и гибко
между цветами, словами и снами...
Так и летаю холмами-волнами.

    4-5 июня 2007



МОДИЛЬЯНИ

Какая могучая сила
его тёмной тропой вела,
а если вглядеться - тащила
в лабиринте тревоги и зла?..

Париж в лихорадке - от Анны
- до Жанны, сгорев, он прошёл...
До утра фонари туманны,
хмурый газовый свет отражён...

Волшебное предназначенье
словно солнечный луч с небес
ускОрило жизни теченье,
взлёт Икара, мгновения блеск...

Как свод бесконечный небесный
сквозь века укреплял Атлант,
создал мир над грозой и бездной
Амедео бесстрашный талант...

    8 июня 2007



* * *

Беспредметно растеряна -
и пытаюсь лавировать
среди жёсткой материи,
снов обрывки ловить и рвать

в лоскуты разноцветные
и ломать на мозаики,
сшить и склеить несметные
украшения в замки,

кружевные воздушные -
проявить, зафиксировать
формы с цветом идущие
по лугам - как цветы сорвать...

        9 июня 2007



* * *

Славно придумано было -
и мысли мои растекаются.
Мудро об этом забыли -
и сны в эти мысли вплетаются

будто на коврике утлом
лечу над землёй в одиночестве,
гаснет задумчивым утром
земной ослепительный ночи свет,

множество лампочек ярых,
рождённых поэзией вечера,
светлой сменяется сферой,
окутанной облачным жемчугом...

Не опускайся, мой коврик,
в земную ночную фантазию -
издали в ней фейерверки
огней составляют иллюзию, -

с твердью не соприкасайся -
на ней превратишься в обычную
ткань, декорацию, массу,
от многих вещей неотличную...

Плавай, пари на свободе,
чтоб тени твоей не увидели -
так глубоко в небосводе,
в туманной, просторной обители...

    9 июня 2007



* * *

Неизменно превращаются в тусовку
удержать культуру всякие попытки...

в этой гуще, в этой битве за культуру
есть избранники: им дела нет до страшной
толчеи вокруг великого предмета
их избрания: ни суета, ни давка
не касаются их верного служенья,
светлой ауры, что ровно излучает,
создаёт и атмосферу, и пространство,
не подвержена ни пошлости, ни грязи...

    10 июня 2007



* * *

Когда кристаллизуется
образ красоты, -
в изножии трезубца
тритонии хвосты

легко вздымают пенные
густые кружева
в бесформенности пленные, -
но на ветру, жива,

вздымаясь, обретает
и формы, и черты,
является, - витает
идея красоты...

Легенда образуется,
надежды ореол...
Пора уж образумиться, -
но всё парит Эол,
несёт волну воздушную,
и над морской волной
летит мечта, послушная
лишь красоте одной...

Оттуда - мы, возникшие
как плод и результат,
и пенные, и книжные,
глядящие в закат
и детства, и империи,
и белых кораблей...
С небес хватаем перья
счастливых журавлей...

        18 июня 2007



* * *

Жили и судьбы
свои выпрямляли
словно гондолами правили,

но повороты
всё ж совершали
юных гондол наших профили.

Как мы хотели
привольно и стройно
плавать в бездонном фарватере -

верили - ждали -
нос укрепляли
словно кладоискатели.

Было достаточно
воздуха-ветра,
неба дневного просторного,

кладов подводных
внизу километры...
Мы отплываем в стороны.

В разных уделах
искали и ждали, -
много случалось нежданного.

Что заслужили -
с лихвой получали,
моря хлебнули бездонного.

Эти маневры,
эти скитания,
страсти, грехи, добродетели...

Здесь мы ответчики
(суд - испытание?) -
жертвы, истцы и свидетели.

    8 июля 2007года



* * *

Засну - и горная река
опять передо мной...
сон мой
со мной
издалека
о камни бьёт волной...

а по весне - шумит слегка
смеющийся ручей,
и ропот дней,
и бред ночей,
благоуханье ветерка
и волшебство речей

с небес и с гор - издалека
потока разговор
с камнями, с твердью -
между скал
поющий коридор...

цветные камни, облака,
просвет, воды хрусталь
и звон, и плеск,
прозрачный блеск,
с высот сбегает, и, близка
моей воздушности, века
вода - в мой сон - и в даль...

    19 июля 2007



* * *

Не нужно о прошлом так живо писать -
оно настоящим пытается стать.
Кошмар шестирукий о трёх головах -
отродья, исчадья, удушье и страх, -
на днях обернувшийся сворой собак,
рычащих вокруг в наползающий мрак...
Опять окружили, идти не дают,
кусают - вот-вот на куски разорвут...
И случай опять - появленье людей!
Но - помни об этом, в ночи холодей
под сон разрывающий сумрачный вой,
под стон и под визг. И в туман с головой
вполне погрузившись, пытаешься всплыть,
нащупать спасение - разума нить...
Тьмы оборотней в подсознаньи живут -
настрой разрушают, гармонию рвут...
Осколки, обломки, обрывки искать,
из тьмы и тумана в тоске извлекать
в надежде собрать тот потерянный свой
сияющий замок - под призрачный вой...

    20 - 30 июля 2007



* * *

На ранней заре, на стремительной фазе
как света лучи заиграют в алмазе,
так радуга бликов близка и любима -
спектральная разность едва уловима...

Тех снов перламутровых не сохранить, -
их цепь не спасёт как Тезеева нить...
Лишь помню - являлись. Но чаще теперь
под пламени вспышки, под гонги потерь -
другие - контрастные, резкие сны
приходят, но душно от их новизны...

А светлая цепь уплывает в пучину,
почти невесома, но мне не по чину,
во тьме исчезает, - следов не оставит, -
обрывки ее   словно льдинки растают
в нахлынувшей грозной весенней стихии,
в притоке летейском, где воды глухие...

    24 июля 2007



* * *

С тобой нахожусь я
в противофазе
в легенде о волке и ястребе.

Слабеют и рвутся
старые связи.
На необитаемом острове.

Отдельные вести
слухи в эфире
обрывки недостоверные...

С тобой мы не вместе...
В сказочном мире
помехи прибоя мерные...

        28 июля 2007



* * *

Логика сказки, логика сна:
Красная Шапочка вдруг спасена,
вдруг пробуждаешься в самый тот миг,
когда некто страшный, казалось настиг,
когда будто в пропасть срываясь, летишь,
когда ты теряешь - и не возвратишь...
И хочешь проснуться. Сбежать. Удержать.
Порой удаётся. И легче дышать.

    31 июля 2007



* * *

Пробегает лето как ручей
и в песок уходит, засыхает...
Перголу из полуобручей
ставлю. И надежда возникает

будто сей прозрачный коридор
защитит, продлит поток движенья
обостряя в точке схода взор,
сделает кругами отраженья...

Прилетев издалека в мишень,
в ней лечу стрелой, и цель не вижу
над ручьём в стене из камышей
ивовой аркадой. Но не выше...

        5 авг. 2007



* * *

Удары волн, порывы бурь
терпел мой остров,
где зелень рощ, воды лазурь,
закаты пёстры,

где я с друзьями... И напев
давно звучащий,
метаморфозы претерпев,
приходит чаще

из толщи лет, из забытья,
минуя волны,
и год спустя, и век спустя -
тем и довольны...

Французским словом "isola"
привычный образ
и способ жизни назвала
и новый возраст...

Порыв реальности сдержав,
мои плотины
крепки, замок надёжно ржав -
так инстинктивно

скрываюсь за оградой строф...
Сюда, отчаясь,
с других волшебных островов
я возвращаюсь.

    26 окт. 2007



* * *

Проходит, не оглядываясь, юность,
проходит, овеваемая ветром...
а воздуха волнение вернётся,
настигнет вновь когда-нибудь меня,
ступающую в противоположном,
известном направлении - охватит,
почти неуловимо приподнимет,
позволит мир почувствовать как прежде,
но всё ж его по-новому вдохнуть,
и это - не метафора, не образ.
В любом конце земли придёт второе
дыхание - и эхом отзовётся,
восстанет из рутины существо.

    1 ноября 2007



* * *

Зимней ночи купол звёздный,
отражённый свет морозный
блеск алмазный, снежный цвет...
Нет покоя.
Счастья нет.
Воля прежняя как память...
Мир от мути не избавить...
Но стереть налёт и грязь,
лицемеров не боясь,
можно - сохранить кристаллы
яркими.
И парус алый
горизонт украсит вскоре...

Что потеряно - не горе.
Чуждым - чуждое вернётся.

Всё, что сломано, срастётся.
Муть осадка, став рудой,
отработав, - золотой
и полезною наукой
от ошибок стань порукой.

    30 ноя. 2007



* * *

Уже стремиться некуда.
      Стремилась
когда-то... как река текла, струилась
порой, не видя цели, растекалась
и снова туго в русло собиралась
стрелою увеличивая скорость...
Ждал океан.
      Чтобы продолжить повесть,
вливалась в океан теченьем сильным
и растворялась в нём,
      зелёном, синем...
невольно разделялась на потоки
неровные танцующие строки
горячие холодные стремленья
и в разные к тому же направленья,
где радуги сверкают на изломах
весёлых волн -
      и новых, и знакомых
встречаю рыбок золотых и пёстрых,
уже не первый омывая остров,
кораллов проходя кривые ветки
и водорослей шёлковые сетки...
достигнув дна и свет ловя у края
поверхности
      и проносясь играя,
чтоб углубиться вновь,
      даря начало
движению, что до поры молчало...
Не помню имена, событий даты,
забыла дни, сиявшие когда-то
сквозь толщу лет, тайфуны и туманы,
оберегая словно талисманы...
Далёких лет потоки не прервутся
в лугах застоев, в дебрях революций...
И юная река в тени ущелья
признает океан мечтой и целью.

        24 дек. 2007



* * *

1

Проносится время, волнуется жизнь,
через головы перекатываясь...
И разбегаясь стремительно ввысь,
над жизнью, над временем каждый из нас
взлетает и мыслит,
смеясь и боясь,
и словно совсем не касаясь...-
кто-то порою, а кто-то всласть
абстракции предаваясь,
не веря, не чуя, не видя себя
движения этого частью...
Серафимы парят, свесив ноги, сидят...
Уста скреплены печатью.

2

Созерцательны и немы.
Нерешённые проблемы...
Но заботы бытовые
не нагрузят эти выи -
эти головы тревожат
лишь проблемы мировые.

Суетливы и болтливы.
Как приливы и отливы
погруженье в тьму сознанья -
и на отмели изгнанье.
Разом пусто, разом густо...
Маята и ожиданье.

    25-28 дек. 2007



* * *

Злую участь королев оплачем:
им возлюбленные лгут иначе,
к ним и приближается не всякий -
лишь смельчак, безумец что-то значат -
их за ложь наказывают плахой
и над головой безумца плачут,

помнят королевские традиции
те, кто на вершине смог родиться.
Твёрды королевские решенья, -

нам такой победой не гордиться,
и ничтожны наши прегрешенья,
выбор мелок и тесны амбиции...

Противостоим и лжи, и краху.
А от нас уходят не на плаху,
мы чужие головы не сложим,
сами поднимаемся из праха.
Победить, не убивая, можем.
Побеждаем, уходя без страха...

        31 дек. 2007



2008 г.



* * *

Мимо проплывают храмы Нила,
а мы недвижны.
Отраженья, что река хранила,
сегодня вижу.

Проплывая сквозь пески и пальмы
тысячелетья,
колоннадами литыми встали
цветы и листья...

Люди, их обычаи, деянья
скользят по стенам...
их движенья, жесты, одеянья
за сменой смена

проплывают чередой прозрачной,
а мы недвижны.
Там строкой живой и многозначной
над взглядом выше

тонкие живые очертанья,-
как вереницы
древние правдивые преданья
и птичьи лица,

и звериные, и человечьи,-
(живые боги), -
ритуалы, правила и речи,
процессий строки...

    13 янв. 2008



* * *

Такое мира построенье
таких квартир уют
такие правила движенья
в которых больно бьют

и убивают затрапезно
и предают без драм
когда молиться бесполезно,
припав к святым дарам,

когда от света сфер воздушных
паденье суждено
когда толкают, топят, душат,-
один лишь путь - на дно

    14 янв. 2008



* * *

И дождь пройдёт, мой след промочит,
и год пройдёт,
и снова снега ждать нет мочи,
но сердце ждёт.

Опять природа поскупилась
на снег зимой,
хотя в горах его скопилось -
ах, боже мой!

В тени искусственного мира
за годом год
мы гуру ждём или факира -
он не идёт...

И, прозревая сквозь туманы,
сквозь лень и страх,
мы знаем - ждёт удел желанный
в родных горах.

И видим так же - виртуально
или во сне:
сияет свет вершины дальней,
и вечно снег.

    16 янв. 2008



* * *

Ряды нечитанных томов - следы, легенды
о том, как жили на земле интеллигенты.
Гнобил их пролетариат, а ныне - новый средний класс
прослойкой бывшей мнит себя, одевшись в бархат и атлас.

Да, научились все читать, - но нет культуры.
И пишут все, но тут - конец литературы...
Ребята новые придут, нам Духless, Casual приткнут,
гламура волны, чудный блеск - что воды вешние текут,

и разливается река, и - заливает!..
Тираж больших телеэкранов возрастает,
и лицедействуют одни, вливаясь в новый высший класс,
другие делают дизайн, не зная мира без прикрас...

А где-то Пимен, что историю слагает...
Народ безмолвствует и где-то прозябает...
А где-то жизнь, что без прикрас течёт отдельною рекой.
Интеллигентов единицы отползают на покой.

    19 янв. 2008



* * *

Маразматики-цари
и неумные Иваны,
трон иль печка, - до зари
пролежали все диваны.

Но прекрасные Елены
и невзрачные лягушки
и премудры, и сильны,
им дворцы создать - игрушки;

ткут полотна и ковры,
и летают в поднебесьи...
Чудеса, Иван, твори,
чтоб добыть себе невесту!..

Что за притча - невпопад
чудо-случай происходит:
дурачка легко тропа
на красавицу выводит!..

    19 янв. 2008



* * *

Когда пересядем в автомобили,
подземки душной боясь, -
утратим память о том, кем были,
теряя с друзьями связь.

Прячась от шума, скрываясь от пыли,
лицом не ударив в грязь,
вспомнить не сможем, какими были,
утратив с реальностью связь.

Если застынем в глянцевой были,
над путниками смеясь, -
где мы, что летели, бежали, плыли,
где крепкая наша связь?

    24 янв. 2008



* * *

Незавершённая история.
Сверкает флейта. Будто птица - я.
Очередная репетиция.
Меж двух гитар в изломе-створе - я.

Туман в мозгах. Импровизация.
Что образуется - не ведаем.
Мы человечество наследуем...
Мы словно пик цивилизации.

И барабанов громы дальние
в ушах гремят как Тора палица,
разряд - и свод небес обвалится...
Но лепестки летят миндальные

и снова - птицы, пчёл гудение,
утихло, неба цвет сияющий
нам возвращён, - и я жива ещё
в предощущеньи возрождения...

    3 марта 2008



* * *

Где вы, прежние лафанцы,
пролежавшие диванцы?

Здесь мы вроде иностранцев...
Где дворцы в садах лафанцев?

Здесь высокие заборы
и шоссе как коридоры.

Лишь Оранжевая дача -
ключ без права передачи.
Пусть она скрипит, темнея, -
молодеем рядом с нею,
помня прежние просторы,
игры, поиски и споры...

Всё, что было, - небылица.
Здесь теперь другие лица.

    6 марта 2008



* * *

Я знаю, твоё слово - серебро,
но золотых дождей не ожидаю.
И женщина, и не твоё ребро, -
сестра твоя, но на тебя гадаю.

Я вижу серебристый тёплый свет.
Не ослепляет и не поглощает.
В его лучах надежда и совет
определённость перевоплощают.

Я слышу звон серебряных речей.
Не дорого молчанье золотое.
А подлинный сверкающий ручей
монеты чистой, дорогого стоит.

Блеск золота скрывает пустоту,
за пазухою камень, шиш в кармане...
Поговори - пойму и расцвету.
Потом - растаем. Помолчим в тумане.

И звон, и свет, и мягкость серебра -
всё нахожу в тебе. Твоя сестра.

    апрель



* * *

Взлетая вдвоём,
в воздухе плыли,
земной балласт отпуская.
Струи воздушные
нас лишь касались
словно пена морская.

А вам на земле
наши тени ловить,
следы искать остаётся...
Ветер сметёт -
и смоет их дождь,
что с высоты прольётся.

        3 авг. 2008



* * *

Долгие речи, ночи без счёта
в мире прозрачном, в нашем пространстве.
Взлёты, полёты и перелёты...
Сказка огней, блужданий и странствий...

Вздох ли, усталость, сон, передышка?
Белый туман в сознаньи скитаний...
Яркого неба грозная вспышка...
Белые ночи, дни испытаний...

Это потеря - или находка?..
Может ли вечным быть наважденье?
След остаётся - тенью короткой,
тенью полудня, светлою тенью...

        5 авг. 2008



* * *

В угловом пространстве обжитой квартиры
в дебрях интерьера в мелких габаритах
в далях Интернета дебри и просторы
странно бесконечны, что ни говори ты

...В тех краях далёких, где я обитала,
детством называя тех мозаик блики,
угол отыскав, в него я убегала,
там искала яркость подвигов великих.

Уходила молча в книжные страницы
вдалеке от шума света сохраниться...
но пропахли строчки ладаном и миррой...
Въявь аналог мозга, есть аналог мира -

всё в одном флаконе за одним экраном...
век без ощущений в сумраке сохранном...
Это ли желанно, властно, магнетично?
Может быть доступно, может стать привычно?..

    3 сент. 2008



2009 г.



* * *

мокрые листья и мокрый газон
мёртвая зона и мёртвый сезон
листьями годы срываясь кружат
юные готы с причёской ежат

не замечают прошедших веков
тысячелетий привычек оков
чёрное стильное заново шьют
средневековье запрет и уют

ветер гуляет во тьме перемен
напоминает срывается в плен
древние битвы память и месть
не замечаем что было что есть...

кровь не смывается множится кровь
многих веков наслоенье покров
слушает скальда могучий Освальд
мокрые скалы и мокрый асфальт

    1 февраля



* * *

Летело пламя полями
ночами
Теперь любуюсь углями,

называя алмазами
    антрацит...

Укроюсь потом снегами
стихами
в холодной утренней гамме

одноцветными фразами
звук летит

Но вдруг - весенними снами
ручьями
плывёт надежда за нами,

возвращая тепло и свет
детства след

под алыми парусами
часами
цветами и голосами

над волнами спокойствия
ждущих лет...

        02.02.2009



2010 г.



* * *

Пейзаж умбрийский - городки на взгорьях,
пейзаж тосканский сглаженно-зелёный
среди забот внезапно вспомню с горя...
И дух взлетает, бездной окрылённый,

туда, где синевою воздух - воды -
обзор - и ограничивают скалы,
туда, где с головою - в неба своды -
я нахожу свободу, что искала...

На миллиард осколков свет распался...
Мельчайших радуг вечное круженье...
Лишь дух воспоминанием остался.
Живёт одно свободы отраженье.

        март 2010 г.



* * *

Сияющий во мраке мрамор,
что оказавшись в замке, замер...
Едва проснувшись, Галатея
должна уснуть (где свет мой, где я?),
свои теряя очертанья,
в ночи без сновидений тая...
Увы, зачем резец полночный,
как тонкий скальпель тенью точной
меня к истокам совершенства
приблизил на границе жеста,
зачем тоска пронзает, гложет?
зачем - "... и видеть сны, быть может?..."

В тени застыть, не прозревая...
пока зарница грозовая
вокруг и вдаль - последним летом -
не озарит слепящим светом...

        май 2010 г.



ДИПТИХ

Если дождь - иду между каплями,
если солнце - между лучами...
Дни и ночи слезами оплавлены,
а глаза не покажут печали,

вновь откроются своду небесному,
обретая цвет и сиянье,
ярко вспыхнут у края над бездною -
выдержав испытанье...

        июль 2010 г.



* * *

Во сне ли, наяву бродя среди
просторных недостроенных прозрачных
сквозных но недоступных цитаделей
(и к ним досужий доступ запретив),
услышу в гуще линий - крик ли, плач ли
увижу профили иных видений...
и лестниц неоконченный мотив
висит скользит, срываясь, многозначный,
на фразы восходящие поделен...
Скользя, меж мачт лавируя, плыву
в седом холодном сне ли, наяву
в надеждах смутных домечтать дойти до
затерянной забытой Атлантиды...
На дне она давно и в миражах
воздушного над миром океана...
Увидеть нам её или найти бы
её осколки в разных этажах -
витках наземных башни мирозданья...
Ушли атланты. Но остался след.
(Неспящее кипит воображенье)
В их одеяньях шёлка перелив
в оттенках синего и тень, и свет,
и вихри непрерывного движенья,
и звёздные мерцания вдали...

        июль 2010 г.



БЕЛЫЕ СУМЕРКИ

Когда рассеялись дымы,
и на холме корабль-призрак,
плывущий в центре белой тьмы,
вернул себе знакомый признак,

не только силуэт, но цвет
и золочёные верхушки;
и звук настроился в концерт,
и красногрудки, и кукушки

вблизи, не прячась, не боясь,
презрев толпу и осторожность,
запели вновь, завидя нас,
не помня сумерек тревожность...

        август 2010 г.



2011 г.



ЯНВАРЬ

То пожары, то льды - пропадают растенья...
Мы просили воды - и вокруг наводненья,
мы просили тепла - открываются окна,
в зимний полдень от оттепели не просохну...

И по новому льду в темпе вальса как тени,
в полусне и в бреду (снова обледененье),
ускользая от мыслей, от слов осторожно,
оглянувшись, умчимся в повторах несложных...

А сосульки обвили, украсив, весь город.
И деревья несут свою тяжесть покорно.
Ветви гнутся, блестя ослепляющим светом
бриллиантовых рук, королевских подвесок...

Золотые края у прозрачных опасно-
незнакомых растений, и сквозь арки напрасно
бесконечен обзор под названием: ясно...

        13 января 2011



ВРЕМЯ КОГДА

Время-пространство плывёт и летит
Музыка-время волнами звучит
Тьма, пустота моё время глотают
Времени эхо напрасно молчит

Тень закрывает мне душу: затменье
Время-любовь продлевает свеченье
Сумерки, ночь моё время теряют
Время-вода ускоряет теченье

        14 января 2011



ПЯТНАДЦАТЬ

Вам, друзья музыкальные, впору признаться:
вспоминаю мои роковые пятнадцать...

(этот юный скрипач, на два года он старше...
как мне спрятаться - взгляд ожидает ответа...
забывая о нотах, он смотрит - мне страшно...)
В глубину пропустите - третья буду я флейта,

пробираюсь, спеша, нахожу своё место...
словно снова сижу в середине оркестра
и боюсь пропустить своё время вступленья...
Старый сон... и забытый во время взросленья...

В лабиринте проходим вторые пятнадцать...
Тесно, узко - бреду, и не след запинаться...

А обрывки мелодий, возникших когда-то,
незабытые, ждут как случайные даты,
где оставила музыку? - тихо, пустынно...
и во мне замолчала она и застыла...

И фрагменты пространства в одно составляю...
ледяные они, от дыхания тают...
и боюсь пропустить своё время взросленья...
Жребий выпал - напрасны, пусты сожаленья...

Незаметные, мчатся другие пятнадцать
а весны не дождаться, за ней не угнаться...

Оглянуться нельзя - это сильное средство -
на спиральном витке повторяется детство...

Только быть на плаву, не сезон углубляться...
Словно рыба во льду, проплывают пятнадцать...

И, - считай-не считай, - пропускаю вступленье...
Скрыть ошибку... в забвеньи моё избавленье...
Глыбы камня и льда застывают над снами...
гул финальных аккордов поднимая цунами...

        27 янв. 2011



ПЧЕЛА. СОНЕТ

Поющая и лёгкая пчела,
рисунок танца для тебя не тайна.
Нектар со всех цветов собрав вчера,
уже назавтра мёда ожидай, но

ни в чём не смей рисунок изменить,
когда летишь над лугом медоносным -
вмиг растворится магнетизма нить,
уже не путеводная - и поздно

тропу искать. Так тонкая стрела
следа не оставляет, так опасно
теряется и падает пчела...

И тают, и уходят ежечасно
в прозрачность облако, и вглубь волна -
бесследно, мимолётно и напрасно...

        4 февр 2011



СНОВА

И снова проплываю подо льдом,
дыханье задержав... Просторный дом -
и нет ему предела... Надо мглой
летит надежда. Между нами слой
застыл холодный, пропуская свет...
Круги, спирали...но ответа нет,
возможно - продышать ли, прорубить
к луне ли, к солнцу, к воздуху... любить...

...Благословенной коркой ледяной
надёжно окружаюсь как стеной

        4 марта 2011



* * *

Воздушных линий быстрота
плетенье танец хаос
игра с листа и острый такт
и звуки задыхаясь
ответа ждут, и тишина
пронзает, прорастая
как иероглиф - тушь и знак
да истина простая

        май 2011



НА ПОВОРОТЕ

На повороте лет летящих
оглядываюсь в сумрак чаще...
Там - половина ли, две трети?..
Себя я вижу в дебрях этих,
где воплощённая идея -
Титания, - не Галатея,
где то, что озаряло, грело
и поднимало над уделом
(и новым светом единенья
сияло каждое мгновенье) -
не переломом, не исходом -
сном оказалось, эпизодом
или ошибкой ночи летней,
иллюзией погоды лётной...
Всё, рассыпаясь, испарилось,
и, растворившись, легкокрылость
осталась в небесах, без тела,
вне видимости, вне предела...
А то, что прозой и рутиной
казалось, - новою картиной
возникло, ясно, непреложно,
земной тропой уже проложено.
В потоке, в русле дней текущих,
в цепочке дней, в просторах, в кущах
как светлячки неспящим летом
среди теней и силуэтов
теряясь - обретаясь снова
по ощущению, по слову
в моей воссозданной вселенной
мои сокровища нетленны

        21окт. 2011



ЗИМНИЙ ВЕТЕР. ПЕГАС.

Открытый старый путь
естественно-прямой...
Лишь руку протянуть -
и "Зимний ветер" - мой!..

Поймаю на бегу,
и в вихре, и в снегу
вдруг попадаю в след -
энергия и свет!..

И крылья у зимы
распахнуто шумят...
от пограничной тьмы
спасает снегопад...

Едва грозящий лёд
предполагает взлёт...

И, покидая льды,
теряются следы.

        23окт. 2011



2012 г.



* * *

Зима встречается с весной,
весна смыкается с надеждой...
и свет, и тень мои со мной,
а я раскачиваюсь между...

сливаясь в день, сгущаясь в ночь,
согласно с ближними сомкнувшись...
принять, понять, войти, помочь,
спасти, объять стремятся души...

Из слёз и грёз, ночных теней
и вздохов, лета и полёта
проступит строчка, и за ней
всё ожерелье рифмоплёта

из строчек, из шагов, из нот -
и не закончится - замкнётся
за мной в тени. И боль уснёт
на глубине, лишь дна коснётся...

        13-14-15 февраля 2012г.



* * *

В дороге строчки иногда
являются

они стучатся как цыплё-
нок из яйца...

И путь мой дУгами
подземного кольца

спеша, проносится
у моего лица...

Строкой проносится
и музыкой плывёт

как с языка иного
русский перевод

Я закольцовываюсь
чередой забот

я обволакиваюсь
волнами суббот

Я синусоидами
измеряю путь

я всей весной иду
и слышу: не забудь...

Играй с листа, из уст в уста
и наизусть -

со сфер небесных бегло
считываю суть...

Небесных сфер душа едва
касается

светлеет ночь - и вновь заря-
красавица...

И путь мой радугами со-
творяется

в чередованьи миражей
теряется...

Терпи и жди, не прячь глаза
в отчаяньи...

так зарождается гроза
в молчании

так зарождается в ночи
звучание

и совпадение почти
случайное...

        25 марта 2012



НЕМНОГО О СТИХАХ

1

...А для стихов не нужно ничего!
("когда б вы знали, из какого сора...")
Поэты - все теперь, ни одного
непишущего, и - лишь тронь его,
другого похвали, спроси, кого
вокруг себя читает он - всего...
и выйдет не дискуссия, а ссора.

Поэты были более в чести
в Серебряном модерне, кратком веке,
и в Оттепели звонко вознести
поэта званье было, но, прости,
в Железном веке всё трудней найти -
лишь Бродского гекзаметры в горсти,
он как Невольник Чести ставит вехи...

Поэты, барды и Железный век
ещё смыкались и пересекались,
боролись, побеждая пыль и снег,
сгорали, оставляя боль и смех;
народный оглушительный успех
ещё сопровождал любимцев тех...
Вот - Жести век. Поэтов не осталось...

2

В Железном веке было серебро.
Иные драгоценные металлы
в него вплавляясь будто бес в ребро,
там растворялись, плавали, блистали...

Как ярко начинался прошлый век!
В нём пролетев сквозь пламя декаданса,
Серебряного века краткий бег
завяз в железе, не окончив стансы...

Разбросаны в провалах временнЫх
жемчужины, алмазы и кораллы,
хрусталь, рубин, сапфир, аквамарин -
бесценные забыты минералы...

Железный век им места не нашёл,
себе не взяв и просто уничтожив...
Лишь у хранителей немногих школ
в глуби осталось многое - и что же -

явился век наш - смутный, Жестяной.
Тех ценностей не понимая цену,
он мир свой создаёт совсем иной -
и новый дивный мир спешит на смену.

        4 марта 2012



* * *

Обозреваю окруженье, окрестности и обстановку
пока мой поезд в отдаленьи, не объявляет остановку;
я жду на станции, я знаю: мой путь вот-вот уже начнётся...
и взгляд плывёт и ускользает, над горизонтом плавно вьётся...
Я вижу дальние пейзажи (прозрачный воздух непорочен) -
их не укрыли хлопья сажи.... Спешит мой поезд, но - не очень...

А дальше дальних возникают ландшафты Умбрии-Тосканы:
холмов оливковых мельканье и башни городков бескрайних,
толпы людской круженье, пенье, вокруг событий карнавалы,
морская кружевная пена, историй камни и провалы...
Ломбардия, Венето, Альпы - всё выше, задержав дыханье...
но так же, ближе - аква альта, слышнее вОлны, колыханье
толпЫ сквозь мерные приливы, сквозь тесноту и чемоданы,
как в приближении шумливый спешит мой поезд долгожданный.
Он приближается... а мысли взлетают, ускользая выше,
в глуби, в ультрамарине выси строй облаков дрожащих вижу,
светящийся в тумане пояс в движеньи, тающем как танец...
Подходит, ждёт меня мой поезд - я от звезды к звезде скитаюсь...

А время ждёт... и взгляд уходит за горизонт и огибает
земную сферу - и находит над ней, глубины обегая,
планет знакомую миражность и звёзд неровное мерцанье...
мне скоростной полёт и страшен - и не мешает созерцанью.
Инопланетные миры - вне - там незаметна эта скорость,
а я внутри и вне игры не вступаю в диалоги-споры,
вплетаясь в новый беспредельно живых взаимодействий узел,
где без меня в тенях бесцельно свободы ожидает узник,
где я могу уменьшить хвори и облегчить лихую ношу...
пока молчит мой голос в хоре - но я вступаю в сумрак ночи,
а там сплетаются извивы незнаемых чужих движений,
порыв желаний торопливый, мельканье грёз и настроений -
вновь заполняются пустОты, сложились руки в хороводе,
и в серебре межзвёздном кто-то зовёт нас следовать природе
других миров, иной свободе...
        - и не заканчиваю повесть...
Состав мой тронулся, отходит... - поспешно впрыгиваю в поезд!

        9 марта 2012



ОТРЫВОК

Нежные речи сменяются гулом угроз.
Ангелы демонам вдруг голоса свои в хоре
сбросили. Музыка шумом заменится вскоре.
Рукоплесканья сменяются рукоприкладством.

Алый шиповник навечно шипами оброс.
Воды текучие, в лёд обратясь, разрушают
крыши. Из воздуха - сумерки тени сгущают.
Солнце слепит - отведите беспомощный взгляд свой...

        29 Фев. 2012



* * *

Если то, что ты чувствуешь, - неуловимо,
столь воздушно, легко, эфемерно, прозрачно,
если тучи и грозы проносятся мимо,
если ты остаёшься и держишься прочно,

не снимаешься с якоря, под парусами
не скользишь, не летишь, а дрейфуешь на месте,
если музыку дальнюю слышишь часами,
в долгих снах узнаёшь запредельные вести,

если солнца лучи, растворясь в атмосфере,
пробуждают, к лицу твоему прикасаясь,
незабытое давнее (ты в это верил) -
стань закатною тенью, что в травах, косая...

        11 марта 2012



СИКСТИНСКАЯ КАПЕЛЛА

Люблю мою дельфийскую сивиллу...

Когда я из капеллы выходила,
она за мной следила. Уходя,
её я видела. Она мне вслед смотрела.
Но ни о чём мне не сказала, не
предупредила ни о чём сивилла...

О, Дельфика, ты так была красива!
Не предрекла. Не предостерегла...

        15 марта 2012



АНДАЛУЗИЯ

В Андалузии в городе каждом АлькАсар приветный
неизменно встречает тебя словно с детства знакомы,
и собор, и мечеть в постоянном и тесном соседстве
ждут тебя - и неведомые силуэты
представляются так неожиданно ярко и близко
вдруг и столь ожидаемы - будто родные
дорогие места, что когда-то покинуты были...
О, забытая родина, ритмы фанданго, фламенко!
Поневоле тебе предпочли мы другие мотивы,
создавая и перерождая их в новых пейзажах,
тот протяжный напев
словно плавных холмов и степей продолженье,
словно эхо мелодий востока, разбавленное расстояньем,
словно отзвук его среди новых гармоний,
колдовства многозвучных украинских песен,
сочинённых в изгнании предками нашими,
тысячелетьями позже
древних предков своих,
что на реках с тоскою взывали,
на чужих берегах и далёких -
в плену вавилонском...

        11 апреля 2012г.



* * *

О чём беседы по ночам без смысла?..
И глядя на созвездье Коромысла -
Весов рисунок - или вёдер полных
плеск еле слышный в неохватных волнах
простора Времени, что дышит мерно,
дары небес или прибой инферно,
понять хочу в качаньи колыханьи
как держит равновесье мирозданье...

О чём беседы зА полночь, в глубинах
сознанья, в полушарьях-половинах,
ничем не связанных - и не повинных,
малоизученных, неуловимых,
ни в чём, нигде друг с другом не согласных,
не понимающих - и неподвластных
друг другу, близко, но и разделённо,
о чём - контрастно, неопределённо?

О чём слова, в мозаике сомкнувшись,
друг другу ведают в стране уснувших
забывшихся иллюзий и скитаний,
наивных откровений-ожиданий,
быть может слово-в-слово повторяют
и ищут что-то, и опять теряют?...
Увы, слова-носители посланья
друг с другом не беседуют в сознаньи.

        17 апреля 2012



* * *

Середина весны - наконец-то весна!
Неожиданно в тающем небе апреля
силуэты ветвей - будто прежде горели
и обуглились... Вновь бесконечно ясна

линий сеть - словно знак бытия повторенья
чистота этой графики, точность и тон...

Зелень мая стремительна: вспышки и стрелы,
распускаясь, закроют... постой!...

Свежей зелени взлёт - бурно близится май...
Ствол и ветви свою забывают прозрачность...
Свой рисунок апрельский, эскиз, многозначность
столь, весна, разрушительно не отнимай...

Неизбежно и скоро меняясь, картины,
не умеют набросок-начало хранить...

Мы - такие же. Учимся, до середины
путь пройдя, потеряв свою нить...

Закрываем прошедшее. Нам не найти
за деревьями леса, за словом признанья,
повторяем и верим в свои заклинанья,
и каноном летит над землёю мотив...

        25 апр.



* * *

Кровавая перчатка
брошена в кровавую лужу.
Ужас.
Отброшенная перчатка.
Ответ никогда не нужен...
Ну же!..
Не поднята перчатка,
лежит, отражаясь глубже.
В луже.
Не пОнята. Отпечаток
руки присутствует тут же.
Тужит
затЯнутый в пЕтлю ту же.
Туже.

        26.04



* * *

Небеса,
голоса,
колокольные звоны.
Древние. Гневные. Вечные.
Мы явились на землю безвестны, незвАны
в данном туманном обещанном.

Мы вопросы себе и другим задавали
молча ли, многоречиво ли...
Ожидали - вот где-то откроются дали...
Нас на просторы вывели...

Ни собратьям,
ни предкам
ответить нам нечем,
длятся века ещё средние.
Потерялись мы где-то,
ища бесконечно
Смысла. Надежды. Прозрения.

        30 апр.



Истории одной... или Крах Атлантиды

Одной истории достаточно вполне.
В былом оставим, что грозило и штормило,
подъём опасный, равновесье на волне
и заблужденье: что пройдёт, то будет мило...

Волна отхлынула. В цунами обратясь,
она вернулась. Туча-мгла летела следом
и разрушенья, - отделив от мира часть -
ни свет, ни тень,
        ни ночь, ни день, -
            слепое среднее...

Завесой дымной обернулся танец гор -
тот воздух, та земля, то водное пространство,
та территория, где всё сошлось в огонь,
о чём никак не повествуется бесстрастно...

        03-04.05



* * *

Уязвимы, слАбы -
        и так беспомощны
полднем ярким
        и беспросветной полночью...
Но спеша помочь
        и пройдя препятствия,
укрепляем и
        обретаем явственно
прочности росток -
        и надежды взлёт
набирая силу,
        порой нездешнюю...

        07.05.12



* * *

В дебрях вечера, в полумраке чащи
еле слышный и всё слабей звучащий
голос дальний, свободы отраженье,
эхо счастья, чьё лёгкое скольженье
обрывается полуночным криком,
откровеньем о Янусе двуликом...
Свет рассеянный проникает свыше...
звук потерянный - я тебя не слышу -
растворяюсь - и путь на середине
прерываю в расплывшейся картине...

        20 мая 2012



ДИАЛОГИ. АКРОСТИХИ.

*

Здравствуй, серебряный свет-одуванчик!
Искры-желтки побледнели твои -
Май не дождался июня - иначе
Азбуку лета, пейзажи твори...

Скорые, яркие - вмиг поседели,
Россыпью сферы, что враз облетят!...
Если мгновенные, - то в не везде ли
Дальний полёт покоряет мой взгляд...

Игристой пышности полупрозрачность,
Утлость, воздушность - явленье твоё...
Май в нетерпении-ярости* - значит, -
Аура света - мечты бытиё.

*

Здравствуй, лиловый собрат - колокольчик!
Время тебе наступило цвести!
Есть в окружении ярче и звонче
Ноты, но ты - словно мой акростих -

Издавна тихим цветением дышишь...
Тени - плетение сети разлук...
Отдых и отзвук - и глуше, и тише...
Нежно звенящий фарфоровый звук...

Траво-круженье скрывает от света
Избранный сине-сиреневый тон...
Хрупкое эхо продлённого лета...
Отзыв далёкий - полуденный сон...

        23.05.12

  *Ярость - от слова Ярило (Солнце, древнеслав.)



ТЁМНЫЙ ЛЕС

"Тёмный Лес" читают, и как оказалось, -
немалый читателей счёт -
и спросили об этом создателя сайта:
а что же сюда их влечёт?
"Тёмный Лес" оказался полезен,
и поэты здесь ни при чём...-
читают не ради стихов и песен,
а ради рек и ручьёв...

        10.06.2012



ЗИМНЕЛЕТНЕЕ

Мыслей полУночных в полусознаньи
тонкая нить прерывается тьмою -
мы с ней по улице бродим зимою -
тонет в зените луна как в изгнаньи...

1. Севера лето, в дождях ожидая,
мягкостью дня, растворённого тенью,
мне доверяет - я всё ещё в теме -
нить обретается сказочной далью...

2. Севера лета в дождях ожидая
в мягкости дня, растворённого тенью
в свете - я верю - что сказочной темой
свяжется нить из открытий и далей...

        июнь 12г.



* * *

Потерями ритма и строя
ворвался конец нулевых...
и близко идущие трое -
ушли и не вскрикнули вы,

покорно угасшие тени,
отныне сгустившие мглу
в преддверии главной потери...
Её пережить не могу...

Где лавры, поникшие в тёмной
безликой безмолвной дали,
где мирты, где вётлы, где сонмы
потерянных в бездне земли...

Возникнув из звуков пустыни
в седые потухшие дни,
волшебная нить - освети мне
дорогу и краски верни...

        27 июня 12г.



СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ...

Спектакля замысел - игра,
так неожиданно - мы с ней...

Как будто росписью пера
сюжет рассыпался во сне...

Игра теней. Живой узор.
Ночного сна лесной побег
и сказочно-безумный вздор,
где Оберон и некто Пэк -
что сами сном сотворены,
для сна придумали момент
созданья на две стороны -
собрали множество примет,
задумали и провели
мистификаций хоровод,
в густой глуби, в лесной дали -
всю ночь бесились напролёт...

Но жаль Титанию. Она,
пока сценарий только зрел,
была здорова и умна...
Отравленных игрою стрел
Не выпускал исподтишка
Шутник укромный - некто Пэк...
Та ночь - огромна и тяжка,
и времени размерен бег...
Интригою увлечены,
царь Оберон , с ним Пэк-малыш
и неподвижный диск луны
следили как царица лишь
актёра с головой осла
любила в ночь бредовых снов -
и украшала, и пасла,
не отходя, почти без слов...

Как тяжек сон. Пугает явь
недоуменьем: как легко
сдаётся разум...
        Нет, оставь,
забудь, изгладь следы оков...

Трагикомических сторон
обнаруженье, вечный бег...
Невозмутимый Оберон.
Мистификатор - некто Пэк...

        2 июля 12 г.



НОСТАЛЬГИЯ ПО ВРЕМЕНИ

Прекраснодушья миги плывут, летят, уносят
и нас, и наши сны, что настоящим вольны,
где толщу лет пронзает весенних лет иной свет,
где мы - герои сказок - а холмы как волны...
Конец 80-ых - начало перестройки
не оттепели свет, но - дАли перспективы
движение потока, в котором льются строки
и линии, сплетясь, отважны и красивы...
Рисунки создаются, волнисты и лучисты,
плывёт надежды флёр сиренево-туманный
и, осыпая плечи, прохладны аметисты...
Наивной веры сны полны небесной манны...

        16 июля 2012



НЕЛЕТНИЙ ПОРЫВ ВЕТРА

Почему вспоминается мне гололёд,
что ни шаг, то возможный и страшный полёт?...
Не забыть то скольжение. Не избежать
повторений. Нигде передышки не ждать.
Притяженье непрочно. По глади земной
за надежду держась, так же долго со мной
кто так долго со мной - и не страшен сквозняк -
пусть бесчинствуют вихри - события знак...
Кто со мной - чувство долга, невидимый плен,
тот магнит, что продлит мои дни на земле...
Бытие-гололёд наблюдая с вершин,
краткий век, долгий миг, не сорвись, удержи
тот порыв, что сдувает с поверхности нас...
Равновесия нет. Каждый миг, каждый час
наблюдай и обдумывай, каждый свой шаг,
каждый ход непременно - дебют или шах...
Снова ветер - с поверхности сдует сейчас...
Есть у каждого миг, откровенье и шанс...

        24 авг. 2012



* * *

Предаёшь сомненью ночь, птице - день свой...
Танец тени - вот и всё лицедейство...
Вечереет. Новый день среди прочих
повторяется, темнее, короче...
Те же темы, те же дальние звуки,
лейтмотивы, ноты встречи-разлуки...
Вам действительность вторая приснится...
Шепчут тихо, догорая, страницы

        29 авг. 2012



ОПАВШИЕ ЛИСТЬЯ. КАРТИНА ИСААКА БРОДСКОГО

Усадебный дом распахнут...
Внесённые ветром листья
последней влажностью пахнут

Осеннее закулисье.
Остатки золота-цвета,
осадки тепла и лета...

        22 сентября 2012г.



* * *

Есть у каждого миг, откровенье и шанс...
Нет вчерашнему дню повторенья.
Не проспи предрассветный сиреневый час,
полусфер в полумраке творенье.

С полувзгляда понять направления свет,
с полувзмаха крыла - с полувздохом
кем-то в воздухе словно оставленный след
обнаружить в просторе глубоком...

Есть у каждого шанс, открывающий миг,
не единственный выбор из прочих,
из сплетения трасс, голосов духовых
и звучания струнных - из строчек,

повторяющих глухо мотивы судьбы,
их скрещенья - хоть смейся, хоть плачь ты -
и дороги, и строки встают на дыбы
словно в небо взнесённые мачты...

        25 сентября 2012г.



ОДНОЗВУЧИЙ ВЕНОК

Одной столице день свой посвятишь всецело...
Напрасно лицедейство перьями блестело -
ты к небылице тенью полетишь без тела...
И небом длится голос молний без предела

летит... и вторит город в гамме чёрно-белой...
Сдвигаясь грузно горы камня, горы пепла
рождают эхо, чтоб оно в ночи успело
подать сигнал - и пело, как душа - болело...

От мира старого устав, среди безверий
след потеряв, среди обломков и феерий -
туда, где прячутся мифические звери,
ты пробираешься по бесконечной сфере...

        30 сентября 2012г.



* * *

Время иное.
В нём мы - те же
волны минуя
безмятежно.

Нить повторений
бесконечна...
звёздных творений
блеск беспечный...

Тени с химерами
мИнут - станут
несоразмерными
и - отстанут

не повторяясь
затихая
пеплом теряясь
убывая

        2 октября 2012г.



* * *

С мартобря до февраля
никоторого числа
зимолетнняя весна понарошку

мимо дома и добра
повернула отобрав
полнолунного свечения дорожку

А глухая вода
как лихая беда
окружает не навсегда

Только миг в высоте
лёгкий дом на воде
светлый мир не всегда и везде

        октябрь



ПЬЕРО И АРЛЕКИН

Поэт - любой
в себе, везде,
Всегда - немножечко Пьеро...
Весь свет - любовь,
полёт к звезде -
выводит тонкое перо

А быль - весёлый Арлекин:
прыжки, уловки, антраша
и повороты - и плевки...
спеша, тряся и потроша,

легко бросает в холод-жар
на перепутье, на путях... -
и там, теряясь и дрожа,
познаешь боль, почуешь страх -

ни передышки, ни плато -
кино без пауз, без помех,
как конь троянский без пальто,
карминно-чёрный - просто смех...

Так веселится Арлекин.
В железный век и напролом
шаги игристы и легки...
он ждёт... с дубинкой... за углом...

        6 октября 2012



* * *

Вечерние пинии, зонтики чёрные,
стрелы небесные, поздний закат...
Жемчужная, чуждая, неизречённая
ночь превращается в чёрный квадрат
открытого настежь окна приключения,
скрывшего линии, цвет, силуэт
беззвёздною бездною... Позднее чтение,
тёмного смысла утраченный свет...

        сент.-окт.



ОСЕННИЕ СТИХИ О СТИХАХ

Нет пишущего, кто
не составлял бы строки
о творчестве - о том,
как мы, к себе не строги,

рисунками идей
и звуков наполненьем
любуемся весь день,
шлифуем - и не лень нам...

Как просто! Как легко!
Воздушно! И пассивно
потоками влеком,
свободно и красиво...

Слова - и мир возник
так скоро - даже слишком...
А просто - нам язык
знаком не понаслышке...

И - золотой листвой
на ярко-синем фоне
вливая голос свой
в кружение симфоний,

лети, листок, лети -
не бойся повторенья -
мелодию вплети
в осеннее творенье!...

        17 окт. 2012



* * *

На пейзажах знакомых - линии...
панорам заоконных новые,
но родные черты из снов и дней
шумно осень рисует ливнями,

хмурым ветром стирает лиственность...
Гнутся ветви - освобождаются -
и защиты у них больше ждать нельзя...
Листопадом слетает лишнее...

        20-25 окт.



ТРЁХСЛОЖНИКИ

1

Начинайся, анапест, и песню пропой
из ручья, из реки, из воды голубой
пресноводного озера, из бирюзы,
из прибоя морского, из капли росы.

Начинайся и пой - из цветов голосов,
многозвучия птичьего, тёмных лесов,
по стволам забирайся и к свету лети,
пчёл и бабочек танцами свод оплети.

В этой песне хрустальный звенит непокой,
бьёт источник, за ним возникает другой,
сны подземной воды лишь касаются струн -
и взлетает над радугой музыка струй!

Цветопение, стройный анапест, играй -
и бурли, и свети, и лети через край...

2

Вперёд, амфибрахий, стихия земная!
Забытые страхи стихом изменяя,
создав им гиперболы сказочный вид, -
шагов не бояться, не помнить обид...

Скачи, амфибрахий как тройка лихая
копытами звонкими землю толкая,
вращая - и в прошлой оставив тени
тревожные ночи и страшные дни...

Не верь никому и советов не слушай -
длиною в судьбу продолжается случай...
Ещё пронесёмся по сфере земной!
С тобой я осталась, ты сплёлся со мной...

Вперёд, амфибрахий, движенье земли!
Заснувшие страхи, сомненья сомни...
Коней привередливых бешеный бег
и скок металлический - в глиняный век
врывается, чтобы, пронзив времена,
вернуться в сегодня - века разменяв.

3

В вальсе рождается дактиль -
Здравствуйте!
Волны кружатся - создайте -
Празднуйте!
Шире шаги, пируэты
Плавные,
С левой ноги повороты-
В правую
Сторону, с правой ноги шаг -
В левую...
Свежими грозами дышат,
Ливнями...

        25 окт. 12 г.



Robert Frost

MY NOVEMBER GUEST / НОЯБРЬСКАЯ ГОСТЬЯ

перевод
Моя печаль, ты здесь со мной -
Ты - сумрак дней, осенний дождь,
Ты вновь любуешься земной
Красой, деревьев чернотой...
И мокрым лугом вдаль бредёшь.

Тебе всё в радость- ноябрём
Со мной сплетаясь, повторять,
Что птиц отсутствие - добром -
А серость мягким серебром
В туман укутав, претворять.

Деревья - вновь обнажены,
Земля увяла, тяжек свод -
Ты шепчешь мне: глаза должны
Омыться светом вышины -
Как будто слеп я для красот.

Я не вчера - не вновь узнал
Любовь ноябрьских скудных дней
В предснежности и дымке сна, -
Но я б напрасно объяснял -
С тобой мне красота видней.

        16 ноя. 12 г.

MY NOVEMBER GUEST

My Sorrow, when she's here with me,
Thinks these dark days of autumn rain
Are beautiful as days can be;
She loves the bare, the withered tree;
She walks the sodden pasture lane.

Her pleasure will not let me stay.
She talks and I am fain to list:
She's glad the birds are gone away,
She's glad her simple worsted grey
Is silver now with clinging mist.

The desolate, deserted trees,
The faded earth, the heavy sky,
The beauties she so truly sees,
She thinks I have no eye for these,
And vexes me for reason why.

Not yesterday I learned to know
The love of bare November days
Before the coming of the snow,
But it were vain to tell her so,
And they are better for her praise

  Robert Frost



АРХИВЫ

В селеньях дальних, в городках
и в городах-громадах
таятся где-то в чердаках
в завалах как на складах

неведомые, никому
не видные картины,
цвет потерявшие в дыму
времён и паутины

Им много лет скрываться, тлеть...
но есть надежда втайне -
к ним приведёт чуть видный след -
и явным миру станет

и глубина, и красота,
и свет, и откровенье...
Очистятся - и вновь с листа
то чудное мгновенье...

Рисунки, живопись, стихи
и лабиринты строчек -
то мысли, дневники, штрихи
событий давних - прочерк...

пока времён архивный след
проявится в потёмках,
немало тайн ушедших лет
проявятся в потомках -

походками, чертами лиц,
переплетеньем судеб -
пока в глуби истёртый лист
винит кого-то, судит...

Так ищущий, готовый ждать
всё узнаёт когда-то -
как страсть кипит, и благодать
щедра невероятно,

как не зарытый в землю дар
окупит, оправдает,
простит ошибок смутный жар,
продлится за врата лет...

        3-5-15 ноября 2012г.



СОТВОРЕНИЕ

В ловушке прогресса под тучами стресса
ты ищешь согреться надёжное средство

В сети технологий возникшие боги
стихии логической - прячутся в блоги

и верхом, и низом микроорганизмы,
как ты ни капризен ты ими пронизан,

в питьё и дыханье они проникают,
из них ты составлен их тонкою тканью...

кирпичики-цифры, что сложены в шифры,
растут беспринципно, подвижны и живы,

расставлены стройно до крайнего склона,
похвально, достойно, буквально, дословно...

и ярки, и рьяны цвета карнавала,
ведя караваны, среда колдовала

порывы без цели, пускай и бесценны,
как искры блестели, сгорая вне сцены

в безвременьи ржавом, в оковах державы
мы воображали, мы не совершали...

        2-3 ноября 2012



ВНУТРЕННЯЯ ГОТИКА

Струны задеты -
грозный звучит аккорд,
длится - и ничто не смоется кровью

Повторяется, множится эхо - греческий хор
и внутри продолжается то же средневековье...

Сердце, разум и память - живы ещё.
Свет и горение, неодолимо- гордо.

Ударом огня включён обратный отсчёт -
не смоется кровь,
струится в артериях города.

Сети компьютерных улиц приблизят окно -
на красном столе остатки фарфора и кофе -
здесь обитало движение, снилось кино...
Обратная съёмка - в тень и средневековье...

        5 ноября 2012



* * *

Всё, от чего душа в тоске,
Томится чем, покой теряя, -
Потом - следами на песке
Изгладится... Вратами рая,

когда-то ждавшими тебя,
уже казаться перестанут
аркады света-бытия -
в тенях акценты переставят,

и не заметишь тех замен,
так и заснёшь без сновидений -
а что узнал и что сумел -
забудешь, в безднах леденея...

осколки вечности кружат
внутри туманящего слоя,
во льду умножены стократ -
из них не создаётся слова...

        ноябрь 2012



* * *

Страна снега - волна смеха
Твоё эго - моё эхо
Но шум грозный - нам шанс розный
Лететь поздно - лёд лет познан
Предел слышный - везде лишний
Приземлишься - пепелище

        26 ноября 2012 г.



* * *

Осыпается штукатурка
у квартирки...
Среди книг - неспроста шкатулка,
к ним впритирку...
Открываем неслышно крышку
той шкатулки:
и - конверты - слои - открытки...
Закоулки
открываются временнЫе,
(вздох лавины)...
но - ни звука, ни шага ныне
в те глубины.

Это - будет, когда-то станет
сниться снова,
через время - по кругу танец
многословный...
И - проступят слоями плавно
в стенах свежих
теневого театра планы -
сны надежды...

        4 дек. 2012 г.



* * *

Времён конкретность,
сезонов повесть.
Весны окрестность -
и скорый поезд...

О чём-то зная...
и что-то слыша...
Глубин посланье,
движенье - свыше?...

Зелёных далей
пересеченье,
трезвон хрустальный,
простор, свеченье...

полдневный праздник,
цветенье вишен...
В продленьи разный
порог превышен...

границы звука,
пределы зренья...
где цвет разлуки
дрожит сиренью,

дробит пространство
и уплотняет...
полёта царство,
мерцанье тайны...

аккорды арфы
пространство полнят...
плоды-подарки
и зрелость полдня...

заката спелость,
в расцветке бурной -
сыгралось-спелось -
как плод пурпурный...

резною тенью
сложились арки -
и в ночь растенья
роняют яркость...

Уж скорость-осень
листы срывает,
туман разносит
и укрывает

до горизонта...
седые планы
в тумане тонут,
уходят плавно...

В глубь энтропии
туман врисован
и растворимо
и невесомо

        7-8 декабря 2012 г.



СОВРИСК -

Думаешь, это - безумный риск?
Ржавых колёс времени - визг?
Может - вечности поданный иск?
Поиск совы, ультразвук-писк?

Соври, скажи, искази...
рисуй, рискни, сотри, сожги...
письменно вязь сплетя,
бенгальские искры летят
и гаснут - ни звука, ни зги...

что же останется?.. пусто-пусто...
Это совре...(соври)...менное
искусство?

        8 дек. 12 г.



КАЛЕНДАРЬ МАЙЯ...

Край света обещают... - это бренд,
исполненный уже неоднократно -
в нём истерии беспощадный бред,
вновь оживает тьма... но говорят нам

года: не бойся, не проси, не верь -
случайны эти летоисчисленья -
в Милениум как в светопреставленье
уже два раза открывалась дверь, -

но мир продолжился,
        хоть каждый век
войной грозит - не тайной и летальной -
и нам не удержать её разбег -
хоть с журавлями в небо улетай, но

трудись для мира, отдых не зови -
он явится совсем не так как ждали -
почти как снова грабли - визави -
и в лоб!
    А нам в заоблачные дали

не стоит плыть, чтобы себя найти... -
мир открываем, ближних обнимая...

Обманывались пять столетий майя...
Забудь их календарь - и мы в пути!..

        19 декабря 2012 г.



ПРЕДНОВОГОДНЕЕ

(метеосводка)
Серебром декабря
свежесоткан наряд,
в нём снежинки сплетаются, благодарят
за своё проявление в сфере небес,
хлопья спектра и света роняя окрест...

Вдаль - мозаикой-искрами
слитны снега,
вдаль - кристаллами-играми
вширь - навсегда?..

Тень следов на поверхности,
строчки и вязь...
Но теплеет и тает. Лишь слякоть и грязь
расползаются пенно и пышно кругом -
перец с солью размешаны, чай - с молоком...

растекается серо-коричневый слой
и становится месивом, жижей и мглой...

Подсыпает-меняет метель антураж,
и мороз нарастает, невидимый страж,
обещает, что вот - впереди гололёд...
Отрываемся вновь, начиная полёт!...

        29.12.12



2013 г.



НОЧЬ ПРЕДНОВОГОДНЯЯ

Сонет
Мы всё хотели, чтоб метель
на эти окна в чёрном цвете
себя обрушила - и ветер
напомнил снова о мечте,

а мы глядели изнутри
на эту ночь фантасмагорий,
поверив утешенью в горе
и обещанья повторив

под этот белый шум и свист,
метели вихри и спирали,
мы верили и повторяли -
и вторил чёрно-белый лист...

Картина свежая, строка ли
о том, как были и страдали.

        22.01



НУЛЕВОЙ

Тихо кончился год, тихо кончился век, начинается новый,
и не век, а милениум, третий милениум эры христовой,
и не так уж и тихо - грозят катаклизмы, то кризис, то войны -
и по-прежнему страсти, и люди всегда на земле недовольны.

Открывается новых сезонов прощальная-встречная повесть.
Отправляется точно и ровно как по расписанию поезд.
Панорамы скрываются словно туман занавесил их пояс.
Направляется в путь вековой караван - экспедиция в поиск...

Однозвучьями эха по снежному следу летя, наблюдая
и бесчинствуя, вьюга выводит мелодии как молодая
и прилежная дева пятнадцати лет, чьи душевные тайны
нескрываемо-сказочны, полупрозрачны, легки, моментальны.

        24.01



ПУЛЬЧИНЕЛЛЫ

Мы - типажи, и известны заранее
в литературе, где наше собрание -
где до смешного мы все узнаваемы -
с наших аналогов тайно ваяем мы
новых себя - нас ненастное манит,
тропы сюжетов мы топчем в тумане,
дёргает нити невидимый автор -
полным сюрпризом нам кажется ЗАВТРА,
да и СЕГОДНЯ для нас удивленье -
в тёмном ВЧЕРА не предвидим явленья,
в тёмном ВЧЕРА не услышим подсказок -
сон наш тяжёлый и сладок и вязок...
...
Мы все - типажи, амплуа, пульчинеллы,
мы все у мотива судьбы в подчиненьи,
но - разнообразны, конкретны - и каждый
впервые себя познаёт и однажды,
свой след оставляя, порой невесомый,
единственный след, на пески нанесённый.

        26.01



* * *

Летя, касается
лист - лица.
Лети, красавица,
вверх!
В кирпич врезается
лестница -
наклонный
марш-фейерверк!
Он между стен
под луной горит
и делит с тенью
свой бег...
летит вдоль сцены
метеорит -
и - по касательной -
вверх!
Что это - помнишь ли -
дождь весны,
осенний намокший
лист,
в метелях тонущий...
дальше - сны...
быть может, может... -
слились
в один-единственный
сплав времён,
в невнятный пространства
свет,
что беспрепятственно
устремлён
в туман бесстрастных
планет...

        30 января 2013 г.



* * *

Ты - орудие, но не труда,
орудие благ добывания, -
чтобы добиться тебя, города
с жителями на заклание
оборону держали,
            другие - в поход
напротив, вдаль отправлялись,
не замечая сезонов-погод,
в неведомое вплавляясь...

Золото! Ах, золотое руно!..
Твоё дыханье второе -
ахейцев ждало и вело давно
древнее золото Трои,
золото инков - их жизни равно,
а позже страсть распознав в том,
неведомых стран золотое дно
новых времён аргонавтам
во сне показало - сжечь, ослепить,
забыть оседлое счастье
заставить - а после собрать, слепить
иное, для мощи и власти...

И почему - жестокий урок -
искателям и скитальцам -
злое золото всё не впрок -
так и течёт меж пальцев...

        30 янв.



Atlantida. ПОДВОДНЫЙ СОНЕТ.

В надеждах смутных домечтать дойти до
затерянной забытой Атлантиды
скользя, меж мачт лавируя, плыву -
в седом холодном сне ли, наяву

увижу профили былых видений...
и лестниц неоконченный мотив
на фразы восходящие поделен
застыл-остался, вод не возмутив...

Ушли атланты. Но остался след.
Неспящее кипит воображенье...
В их одеяньях шёлка перелив -

в оттенках синего и тень, и свет,
и вихри непрерывного движенья,
и звёздные мерцания вдали...

        2010-2013



ОРФЕЙ

Две стороны - два мира:
неведомый - и - знакомый...
ни выбора, ни закона -
звучала древняя лира.

Когда-нибудь миг настанет -
в равновесие стран обеих
поверю - и дальний берег
из моря-тумана встанет...

Пока неживыми тенями
и волнами-снами влечён
в страну, где властвует нами
забвенье, скользит твой чёлн

покуда память как волны
зовёт тебя в дальний край,
на берег, вечно безмолвный, -
осмелься - начни - играй!

И лиры взлетают звуки
впервые в сумерках сих,
где лишь доселе - разлуки,
где глас последний затих,

где гаснут живые лики...
И входишь туда - мертвей,
чем тень твоей Эвридики, -
оставшийся жить, Орфей.

И в лире магия, сила
певца в безмолвье впустила -
позволила выйти наружу,
незыблемое нарушить...

О чём - над водой, над пеной
неведомые напевы?

О прежних часах счастливых,
опаловых красках отлива,
воздушных, изменчивых, нежных -
Эвридики взглядах неспешных -
перед вечером - вдаль смотрела
на солнце - и яркие стрелы
из-за облака в море спускались -
их волны ловили, оскалясь,
белопенной кромкой играя
у небесного яркого края...
светило, что в блеск на грани
трепещущих двух состояний
стекало гладью металла
за горизонт, лучась там...
двоих недолгое счастье
минутами истекало...

По ночам с неразлучной лирой
меж созвездий вплавь дефилируй...

Ты не забудешь о ней,
оставленной в царстве теней.

        20 февраля



* * *

Надежда, ангел мой, ты за моей спиной
раскрыла крылья
И с давней той поры доселе ты со мной.
Твои усилья,
могущество твоё упасть мне не даёт
назло унынью -
благодаря тебе продлится мой полёт -
с тобой доныне.

        23 февраля



* * *

Застыли символы на страже.
Миг наступает - оживают
в строках у Пушкина - так страшны
шаги и стать сторожевая.

Там поступь Каменного Гостя
заполнит полночь переулка...
Там скачет Медный всадник тяжко,
неотвратимо, звонко, гулко...
Там Чёрный человек в проёме -
и реквием звучит как драма...
Там по ступеням обречённо
восходит Пиковая Дама...

Вскипают вдруг волною страсти
и одержимости моменты...
Мы разрываемся на части...
И оживают монументы.

        28 февр.



ДЕТСТВО

А с тобой мы играли в прятки-
И искал ты меня повсюду -
И мерцали огни в сосудах,
И душа уходила в пятки.

Мы тинейджеры, нам тринадцать...
Тёплым августом нас по кругу
закружив, отпустило руку...

И случилось нам потеряться...

        1 марта 2013



ЧЕТЫРЕ БЛЮЗА (2)

О, чёрно-белый зимний блюз!
Из тьмы - снежинок карнавал...
Я с ними вместе в окна бьюсь...
Мой снежный вал -

меня охватывает в ночь
так белый музыкальный шум
на чёрном фоне я ношу...
Мне ритмы напророчь,
о, блюз...

Весенний блюз, тяжёлый блюз,
Предвестник молний, туч и гроз!
В неотвратимости влюблюсь
в героя грёз...

Ах, летний душный яркий блюз -
В нём растворение души...
Помедли, слушай, не дыши...
Зачем я тороплюсь?...

Протяжный блюз, осенний блюз...
Мы линий судеб не согнём...
Замри - и не играй с огнём...
Чего боюсь?...

Но сам огонь дрожит вокруг,
его мелодий взлёт и спад
подхватит и отпустит вдруг -
кружась под листопад,
о, блюз...

        4 марта 2013



* * *

Смягчение нравов - о нет, мифология,
долгая повесть - как встарь уповая,
в священные сказки поверили многие, -
только недавнее напоминает:

коварство и варварство века двадцатого
пытки и рабство стократ умножая
с древнейших времён, огнедышащих адово,
лишь разгораются, лишь угрожают

пылающими до сих пор континентами,
вспышками пламени и очагами,
в бреду и беспамятстве одномоментными
вновь возгораясь, чадя возникают...

        март



О ЗОЛУШКЕ

давняя сказка, далёкий сюжет,
бьют ночные двенадцать...
дар возвращая, мгновенному - нет,
не судьба удлиняться...

только успей раствориться в тени,
волшебству карнавала
дань отдавая - спеша, дотяни
до финала

скоро затихнут шаги - без следа -
так зачем извиняться...
с каждым ударом часов приседай -
они бьют и звенят всё...

только позволь раствориться в тени
волшебству карнавала...
руку прозрачную мне протяни
до финала

        7 марта



КАМНИ

Среди камней тропа - тяжка, тесна,
и ношу не по силам - не убавить.
Весомее камней и твёрже - память...
Непостижимы камни эти - знай.

Просила боль и страх нести со мной -
и вслух, и про себя, и виртуально...
тебя простить - себя спасти бы...
            Жаль, но
развеян по поверхности земной

тот пепел, бледный след того огня,
тех облаков, в которых мы витали
давно уже не сказочно-витальный,
давно поблекший свет...
            как свет окна

не греет, не спасает, не хранит,
и не даёт предать забвенью тайны
трагический финал, но не летальный...
где вместо сердца у меня - гранит...

и на цветах из камня мы гадали
о каменных сердцах и временах...
Не потому ли сумерки во снах
сгущались непрощёнными годами...

Не драгоценны камни эти, знай,
от них лишь тяжесть и нездешний холод
седого льда, что никогда расколот
не будет - не поможет и весна...

        15 марта



НА ПЛОЩАДИ

Он был невеждой, он был незрячим
калекой и бедняком...
но мы вовек от него не спрячем
грехов непомерный ком,

что был вначале почти невинной
игрой неясных огней,
но обречённый седой лавиной
он вырос и стал сильней...

Нам долго не были внятны знаки
в сознанья тёмном углу -
лишь озаренья слепца-бедняги
пронзят душевную мглу.

На шумной площади ждёт блаженный.
Он знает, во тьме он зрит.
Не подлежат грехи обложенью...
Душа лишь от них сгорит.

        19 марта



* * *

О, сеть всемирная, плетенье, паутина!
Всемирный разум и безмерная рутина -
сей невод глупости всемирной, зла мирского -
небес касается, земли и дна морского!

Здесь - озарения, открытия, шедевры...
Не счесть творимого на миллиарды евро,
несметных слов пустых, но пафосно звучащих,
костров агрессии, что вспыхивают чаще...

Не счесть алмазов, что скрываются в породе -
к ним длинный путь запоминающийся пройден,
где массы мусорные преодолевая -
нить Ариадны, несомненно долевая

среди запутанности приведёт не сразу
к вершине той, где свет и бодрствующий разум...

        23 марта



* * *

однажды споткнувшись, павший, солгавший,
ты здесь и останешься - дольше, гаже...
у Кинга и Спилберга в darkness&horror,
у Крюгера крючья, и пламя, и холод...
в субстанции вязкой из грязи и фальши
скользишь, погружаясь, и глубже, и дальше...

попробуй сказать в простоте слово -
без умысла доброго или злого
попробуй сыграть в чистоте звуки -
музыку встречи или разлуки
звоном хрустальным птиц в поднебесье -
попробуй спеть в высоте песню...

        26 марта 2013 г.



АНЯ

Калейдоскопы городские,
дорожных кружево сетей...
И путешествия стихия
легко становится твоей.
И климатические, плавно
летя, меняя пояса,
вперёд - принцесса странствий славных,
ты всех захватишь, свет неся!

В сетях проложенных маршрутов
располагаются твои
шаги изменчивые круто...
из них - мотивы сотвори,
узор создай своей дороги,
сплети историю, где нить
ажурно свяжет знаки, строки,
поможет звуки сохранить,
собрать в гармонию, в картину,
не прерывая ритм земной -
как вдох и выдох инстинктивно -
меандром, эхом и волной...

В предгорьях утреннего света,
принцесса, ты продолжишь путь,
и длинной арабеской следа
в снегах спасёшь кого-нибудь...

        27-30 марта



ВОЗДУШНЫЙ ТРИПТИХ

1

Много легче и много труднее
было древним поэтам...
Расправлявшие плечи, и в небе
наслаждались полётом,
не ища коридоров воздушных,
беспредельно, безмерно,
так просторно - лишь ветру послушны,
растворясь, эфемерно -
там свои паруса или крылья
подставлявшие ветру -
бесконечно, безудержно плыли
в такт античному метру, -
они так малочисленны, редки,
среди толп уникальны
и свободны - далёкие предки
в век рисунков наскальных...

2

Везде созвучья существуют, не наскуча -
созвучья душ и тел - и брат согласью случай
соединяют их в единое живое...
Не нарушай настрой - и слушай, только слушай...

Абстракций тайна - бесконечность, властвуй, здравствуй!
Ты - категория безмерного пространства,
а может - времени теченье роковое,
а может быть - стихий меняющихся царство...

Мы существуем - отражением и эхом
меж сердцевиной и поверхностью-доспехом
и звуки, складываясь, мыслями касаясь,
зовут в глубины, недоступные помехам...

Среди сюжетов, возникающих циклично,
мы не найдём неповторимых, не накличем
неузнаваемых - но бездна вариаций
для нас открыта неисчерпанностью личной...

3

Стихи - воздушная среда,
и в ней волнуются потоки,
в ней свет, весенняя вода,
стихии звуки, волны, строки,
здесь не даны границы, сроки -
везде движение всегда...



ВЕРОНИКЕ 1

То ли кошка она, то ли птица,
то ли фарфоровая пастушка...
Сон ей - облако, не подушка...
Легко над землёй её слово мчится...

Даже её средневековые вирши
дышат свежестью, а не пылью...
И, куда б вы в мечтах не заплыли,
она всегда обнаружится выше...

и одновременно тропою земною
бредёт, сушит крылья - снова с небом роднится,
караульщица, выдумщица, кружевница -
многоликая, пой, говори со мною...

        4 апр



ВЕРОНИКЕ 2

В пятнадцать, далёкую звёздную эру
входила я в новую светлую сферу,
где город Петра, дивный град над Невою
мне стал перспективой открытий невольно,
дорогой к профессии - сквозь анфилады
дворцов восстановленных, вдоль колоннады
собора Казанского неповторённой,
ансамблевой цельности непокорённой...
задолго до эры, где стал Невинградом
для той, что витала, незримая, рядом...
И вновь говорю себе: тайное слушай,
пускай тебе время поможет, послужит -
и в годы, летящие в небе, - взгляни-ка!
Слова музыкальны - так пой, Вероника,
ты мудрая Акка, ты Серая Шейка,
свой парус лоскутный на странствие сшей-ка,
ведь ты рукодельница и собиратель -
споёшь ли ты паузу - слышит мечтатель...

        4 апр - 6 июн



НОВАЯ МОСКВА

Возвращаюсь к тебе, приплываю, лечу, всегда...
Узнаваема, только главное - не отрываться...
Ты моя, чёрно-белая, цветная Москва - года,
разрушаясь и расползаясь сетью рыбацкой...
...прорастала когда-то немецкой, французской речью,
а теперь как Царьград минаретами прорастает,
двуязычная и двуличная - залп навстречу,
многоликая, разная, пёстрая и непростая...
и сама она вскоре удвоится, разрастётся -
и на юго-запад выползут ответвленья...
это скользкий огромный спрут, это клякса крадётся,
разливается за пределы смысла явленье...

        6 апр



* * *

Нечасто вдаль иду вдоль улицы одной.
Моя Петровка, двор-колодец проходной
не изменились, но смотрю-не-узнаю...
За хвостик - времени скользящую змею
хватаю, но не успеваю - уползла
и, унося на чешуе добра и зла
немало - счастья, откровений и беды,
вполне заметные оставила следы...

Во сне - и вдаль, и въявь - и вновь спешу с толпой...
Она меняется - скользим и мы с тобой,
она линяет - мы себя не узнаём,
текучим временем наполнен водоём...
Весенний день, плывущий в луже голубой
от снега прошлого, вдали от нас с тобой -
в нём изменения, кружение вверх дном,
в нём зеленеющая пышность день за днём...

        7 апр.



ГРУСТНЫЕ ЛИМЕРИКИ

Рукодельница с острова Крита
заменить захотела корыто...
А рыбка потом
плеснула хвостом -
и ушла на дно Атлантида.

Один гражданин из Эфеса
был с детства ужасный повеса:
взять ответственность смог
он за храма поджог -
до сих пор его имя известно.

Девица из города Вологды
лечила желудок свой голодом...
Вне садов, вне дорог
несёт ветерок
ту девицу из города Вологды.

        11 апреля



"Е.О." 7 ГЛАВА, II ЧАСТЬ

II

Как грустно мне твое явленье,
Весна, весна! пора любви!
Какое томное волненье
В моей душе, в моей крови!
С каким тяжелым умиленьем
Я наслаждаюсь дуновеньем
В лицо мне веющей весны
На лоне сельской тишины!
Или мне чуждо наслажденье,
И все, что радует, живит,
Все, что ликует и блестит
Наводит скуку и томленье
На душу мертвую давно
И все ей кажется темно?



ВЕСЕННИЙ СОНЕТ (ПО 7 ГЛАВА, II ЧАСТЬ)

Как тяжко мне твоё явленье,
весна-весна, пора простуд,
желаний убыванье, тленье
воспоминаний там и тут...
внутричерепье, подреберье...
но... - ожиданье и доверье
сигналят и дают ростки,
излечивают от тоски.
Весна-весна, твоё явленье
взломает льдов седых печать -
тебя готовимся встречать,
физической безгрешной ленью...

В тепло распахивая дверь,
себя неясному доверь...

        13 апреля



АПРЕЛЬ-МАЙ

Дебри, пленение, вязка, ловушка,
сети, плетение - плен...
И незаметно ты станешь игрушкой
ветра измен-перемен.

И паутина неслышная тонко,
мягко подвесит гамак,
слепо запутает ласка-плетёнка,
вскружит сознание мак...

Травы, которые станут соломой,
здесь не успеют взойти,
как оборвётся гамак вероломный -
вот и попробуй взлети...



ОБНОВЛЁННЫЕ ЧЕТВЕРОСТИШИЯ

Ликует мир, цветёт вокруг,
на горизонте даль открыта...
Но не остаться бы, мой друг,
нам у разбитого корыта!

        1989-2009

Весной так нежен, невесом
мой груз... И вы своё несите.
Но путь подвижен. И несём,
всё понимая, воду в сите.

        1989-2013



ВПЕЧАТЛЕНИЕ ПРОВИДЧЕСКОЕ-2007

В пути получаю царапины, раны...
Всё думаю: им неподвержена стану
с годами - но долгими злыми ночами
тоскую в печали о том, что вначале,
что после случается: эти итоги
камнями внезапными в тверди дороги
как будто укатанной и утрамбованной
станут - и падаю снова и больно я...
Шаг... И как жёстко опять спотыкаешься.
Миг ... Не продумаешь - сразу раскаешься!
Путь мой петляет, прямым не бывает,
ритмы не ладятся, рвутся, сбивают...
Стою начеку, на краю осторожно,
дыша ослепляющей пылью дорожной...

        июнь 2007 - май 2013



НАД ЛИНИЕЙ БЕРЕГОВОЮ

Над линией береговою,
замкнувшей кружево морей,
в сети веду переговоры...
Спирально - круг живой моей
и сбивчиво летящей речи
над ожерельем островов
ведёт меня, над местом встречи
видений долгих, острых волн...
Послушной снам марионетке
лететь над прошлым звездных дум...
Воздушный змей на длинной нитке
так верил в даль и высоту...

        22 мая



МОРСКОЙ ТРИПТИХ

1

Склоняя меня к изменам и переменам,
ты сам оказался как ветер в мае.
И тысячи слов как морская пена
покрыли мой берег, судьбой играя.

И в пене морской обречённо богиня скрылась,
и стёрты следы на песке горячем...
Зыбучим песком увлечённые - снам на милость
отпущены - прошлое в нём упрячем

и дальше, и глубже, чтобы не показалась
его золотая цветная смальта,
которая не стареет - такая малость -
как стёкла Мурано и грозная akva alta...

2

Волны времени закрывают чёрные дыры,
те, в которые улетали потоки света, эфира,
фрагменты музыки, соединенья, доверья
моменты, часы и месяцы - потерянные мгновенья...

В новых волнах, несущих снова надежду,
конь морской, дельфин и пингвин меня ищут: где ж ты?
Нахожу их - и вижу в моём окруженьи, в просторе...
Несравнимая радость как море вскипает вскоре
и к ним несёт, не зная границ, различий,
среди цветных обличий, звуков и перекличек...

        февраль - май

3

Двадцать четыре оттенка синего
поверхность морскую делают красивою -
более чем привычно-привольную
либо с высоко встающими волнами
даль и бескрайность необозримую -
уровни
    цвета
        тают
            внутри неё...
Представляю огромные моря севера,
о которых пели великие семеро
скальдов - от шёпота до грозного крика -
от Оссиана до страстного Грига:
слышу Байрона, Шелли,
            Гейне, Бодлера,
и тень печального Аполлинера...
К южным морям устремившись, встречаю
сонмы великих - меж дельфинов и чаек -
слышащих море, говорящих с ветром
среди туч летящих
            воздушным просветом... -
С ними говорить и стихию слышать -
радость, ко мне приходящая свыше...
Орфей и Гомер, Анакреон...
Их не поглотит неистовый Крон...
И живы Сафо, Коринна, Алкей,
и латинские барды им вслед вдалеке...
в этом хоре непознано-многоярусном
голос Овидия летящим парусом
ко мне стремится из далёкого изгнания,
из провинции у моря, где слава и признание
нашли его... И в веках продление...
"Наука любви", "Скорбные элегии"...
"Метаморфозы", где собран для вечности
мерцающий мир многомерной античности...

        7-12 июня 2013 г.



НОВОЕ

Не вижу в буднях
унылой серости -
работа вольная - по плечу
Сезонный бурный
порыв над сферой стих...
дыша озоном, плыву-лечу
над миром новой
цветной безмерности
глубокой звучности мыслей-чувств,
но приземлённой
простой поверхности
оттенки нежные отличу...

        26 мая 2013 г.



НОВОЕ 2

От невнятных тайных слов
эхом ритмов и узлов,
где сплетаются как вязь
мысли, чувства не боясь -
кружево, кружение,
рисунок, отражение,
слов и линий каруселью
круговерти и веселью
открывая весь простор,
свет и звук как мир простой...

Здесь, раскручиваясь, завязь
бледной серости на зависть -
разрешением цветным -
всем на радость остальным,
кто способен воспарить -
распускается... творит...
Так рождаются в ночах
вдохновения на час...

        31 мая 2013 г.



АВТОПАРОДИЯ

Над линией береговою,
на длинной нитке лёгкий змей
воздушный - взлёт, переговоры
короткие, пути измен,
открытые как коридоры
пространства-времени взамен...
летят над линиями взоры...
как слух на длительностях сел,
а с ним и голос... линий ворох,
мотив и цвет рисунка - сер,
и бледны музыки узоры
внутри пустых прозрачных сфер...

        4 июня



ПОДПИСЬ ПОД ФОТОГРАФИЯМИ

Ближний старинный круг.
Поддержка испытанных рук.
Действиями и временем,
разумом, чувством проверено.

        7 июня



ДВИЖЕНИЕ

Движение, движение любое,
в нём ритмы наслаждения и танца,
и те же ритмы звучности витают,
раскачивая лес столбов воздушных
у флейты Пана, рога и гобоя -
и вихрям в такт мелодии метаться,
то гроз громокипенье обретая,
то пенью птицы следуя послушно...

крушат Европу вздувшиеся воды,
ритмичность их зловещая вздымает
неудержимо и неотразимо,
и гул востока, шаг толчков подземных
в стране, где без унынья и заботы
прозрачно-розовы сады - дымами
и ароматами объемлют зримо, -
всё ритмам подчиняется от сей тьмы...

хтонические ритмы изначальны,
за ними вслед колышутся сезоны
и циклы человеческие в них же
вмещаются и далее дробятся,
предсказанно-встречающе-прощальны,
энергией заполнены - то сонной
стихией, тьмой, волнующейся ниже,
то пульсами надмирными струятся...

        12 июня 2013 г.



* * *

Человек - есть мера вещей,
даже если безмерный он будет -
и тесен мир ему, - но ничей
взгляд не осудит и не остудит
его порывов и скоростей, -
его бездонность не впустит холод
в густую лаву его страстей...
неподдельных -
и каждый миг, что отколот
от этой безмерности, - столь велик,
неразличимы его границы...
вмещает вечное этот миг,
в нём всё как в капле воды хранится...

        23 июня - 7 июля



* * *

Я ищу подлинности,
а не подделки,
я хочу искренности,
а не истерики...
Сначала - огненность,
а потом - оттенки...
Рельефом - лев,
а фоном - прочие зверики.

        28 июня



ИЮНЬ

Так пролетело четверть века...
Столь долгий срок -
и я смотрю туда, где самое начало,
где даль прозрачна,
и не видно бед,

и даже то,
чего решительно так не хватало,
нашлось вблизи -
живой и яркий свет...

где творчество
и проявление затерянных эмоций
в изображениях,
в вербальности и яви...

гармония -
затем утраченная в смерче диспропорций...
Но - в испытаниях
и бурях курс исправим...

Вновь на плаву -
стихия водная с воздушною сравнится,
открыта взгляду
бесконечность глубины.

Переверну
полусгоревшую случайную страницу
печальную главу,
в которой тени
лишь видны...

        29 июня 2013 г.



* * *

Было - уплыло, давно - далеко...
Прежнее - пыльно, темно, велико.
Свет настоящего - таинство дня,
где и для зрячего тьма, западня...
День, затянувшийся за полночь - мал...
Мир затонувший оставил сигнал,
трудноулавливаемый во сне,
в толще веков (изнутри и извне).
Так я искала везде и давно
то, что вначале по сути дано,
но во вращении суток и впредь
всё не расслышать и не разглядеть...
в сумраке тающий веер лучей,
свет рассыпающий горный ручей,
своды пещер и мерцанье морей,
тени ущелий и тени зверей...
камни дорожные, лес без следов,
яркость отрогов и блеск ледников...

        2 июля 2013 г.



* * *

Античный высечен рельеф
рукой свободною...
Приближен, выступает лев,
за ним - животные
величественно-далеки -
слоны, верблюды в ряд...
едва ли, камню вопреки,
они заговорят...
И только человечья мысль
дополнит фразою,
спустя года направив ввысь
усилья разума.
Египет, Греция и Рим -
недосягаемы...
Не повторим - заговорим...
Из слов слагаем мы...
Рельефы странствий, смена лет,
событий череда...
и слева начинаясь, след -
направо - навсегда...

        5 июля 2013 г.



* * *

Вкус леденцовых конфет
прошлого середины века...
Вышью крестом по канве
розочку за окошком снега -
и - не закончу рисунка,
лепка осядет, мнётся чашка,
пласт-или-новая посудка
об пол не бьётся - глухо, тяжко -
цельность свою сохранив,
не рассыпается в осколки...
детство-мозаика-миф-
помнится-выдумано-сколько,
слеплено - не отделить
воображение от яви...
либо нажать delete...
либо - как сплавлено - оставить...

        8 июля 2013 г.



ПОД УТРО

Занесены - стихийно влиться в реку дней на завтра -
под утро сны - живые лица, близкие ландшафты,
я отпускаю - отдалиться - призраки из шахты...
там внутреннее тайно длится, силуэтом встав в строй...

Меняется гармоний цвет, иллюзия пространства...
Меня влечёт эмоций век, фантазий рой прозрачный,
скорее призрачный, - ресниц и радуг перламутра
игрою призванный, - приснись, подарок, сон под утро...

        15 июл. 13 г.



РИФМЫ

Не драма, не комедия, не опера, - а смесь,
где можно лишь на воздух опереться,
где, наблюдая действие, грустя, рыдая, - смейся...
на сцене дней сплошная оперетта...

не вычеркнешь, не выбросишь и прочь не улетишь -
с тобой всегда плоды, следы, итоги...
едва лишь приподнимешься - обманчивая тишь,
вершин сиянье, снежные отроги...

но глыбы ледяные - и вулканов жар и дым
столкнутся в новом противостояньи,
смешаются...
            и кто-то остаётся невредим,
продолживший для нас повествованье...

        23 июл. 13 г.



ДИПТИХ "ТУЧИ И НЕ ДОЖДИ"

1.

Тучи ходят над Большой Садовой...
Взломан горизонт высотным шпилем
на просвете улицы, где взгляду
вдоль и вдаль, и выше места вдоволь...

Тучи низко по холмам Крылатским
сходятся, и цвет сгущая тёмный
до чернильного, до грозового, -
вдруг над нами предаются пляскам...

Тучи, по-над Клязьмой собираясь,
брызгами грозят, темнят, вещают...
А потом расходятся бесследно
за пределы, за пространство рая...

2.

Дождички через день...
с ними в ладу, поверьте,
плющ виноградный вертит
веточки среди стен,

перголы и шпалеры,
зелени лёгкий бриз -
выйдут как сон-каприз
дамы и кавалеры,

призраки рококо
из-за кулис неплотных -
пульс еле слышный бьёт в них
издалека - легко...

Ярко цветёт, открыта
зыбкая гладкость вод -
в памяти звук плывёт
давний полузабытый...

        31 июля



* * *

Изменчивый апрель и сладкий май воздушный -
преддверие давно потерянного лета,
истраченных надежд, отпущенных иллюзий...
уж сколько лет прошло с тех пор и дней печальных -
и безупречных дней, мгновений совершенных,
открывших для меня пути в мою стихию,
в тень уведя давно продлённые мгновенья...
чужая колея, глубокие рельефы,
ландшафты странствий, след, ведущий в невозможность...
из пустоты былого призрак возникает
зловещим сгустком счастья, лжи и лицедейства
двухцветный Арлекин или Пьеро двуликий...

        1 авг.



* * *

Бесконечность - быстролётность -
безмятежность этих дней -
беззаботность - безысходность -
бездна, тайна, - а над ней -
снов небесное броженье,
беспредельность, рой теней...

всё быстрее и страшнее
тьма вселенной - битва с нею -
чтобы яркий день вернулся,
свежий ветер к нам рванулся
с гор высоких, с океанов -
он летит и окрыляет...

Свет, простор, воображенье,
растворенье и круженье ...

        весна-лето



* * *

Я - сильнее,
чем память сердца
и рассудка память печальная...
откладываю обе
в один знакомый деревянный
и долгий ящик, -
а потом подальше задвигаю...
увы - не выбросить совсем,
нет избавленья -
лишь только с сердцем и рассудком вместе
исчезнет память.

        7 авг



О РЕКЕ

Подводные течения и камни
всё преподносит длинная река мне -
и так легко течение уносит,
когда плывёшь... -
сон - в невесомость канет...

Чуть дна коснусь, найти пытаясь броды, -
и камни неизученной породы
мне под ноги кидаются, сбивают...
что ж удивляет?...
так проходят годы...

Десятилетьями вода струится,
и в ней поётся, видится и снится,
в ней твёрдость яви, сновидений плавность...
в камнях-теченьях
спрятана граница...

Перевернуло, завертело, камнем
на дно тянуло, - так издалека мне
пришлось вернуться, всплыть, подняться к свету
с потерями...
            отдалены исканья...

        12 авг. 13 г.



* * *

Утраты и встречи,
горящие свечи
всё множатся,
встреча - одна...
и голос тот вещий,
и долог тот вечер
прошедший, -
что выпит до дна...

и год как мгновенье,
дорог единенье,
скрещенье,
слиянье вдали...
невидимы звенья -
приметы везенья
в пути
серпантином легли...

        15 авг



* * *

Уплывала с теченьем вчера...
Не хватало сил повернуть...
Глубина ни с чем и черна...
Не унесло - повезло...

Показалось - и тень и черта -
шёлк травы - зеркальная муть -
с незнакомого чтенье листа...
сомкнутых век - поверх...
Безмятежна река, чиста...
но поверхность - не значит - суть...
и внезапный и жгучий страх
мысль уносил - сквозил...

Нет, не тонула, но
отрывалась , - не твердь - а ртуть...

Вдруг спасительным стало дно -
в русле, в траве, где ил...

Быстро среди толпы
сгинуть за поворот...
просто - казалось бы...
прошлое - словно зло...

Тайны воды слои...
Близко нежданный брод,
свет - и вокруг - свои...
Не унесло - спасло...

        23 авг



ТРИПТИХ ЭЛЛАДА

1. О море

Не боясь штормов, Харибды и Сциллы, сирен и циклопов,
они плыли, они скитались, сражались, спасались...
их становилось всё меньше, сильных и твердолобых -
вернулись немногие. Только песни о них остались.
Древние гении ритмы античные в шуме прибоя
слышат - и тени являются, эхом нам с тобою
доносятся - вот они тени античные, зри и слушай,
как даже богами во все времена управляет случай...
Орфей и слепой аэд Гомер, который поведал
о грандиозныхсраженьях, пораженьях и славных победах...
и море, море кругом - и моря больше, чем суши...
и поющий Анакреон... - размерность волны послушай,
плывущей с ним заодно, преследующей и высокой -
или гладью расстеленной в дальние дали и сроки...

2. О мифах

Сюжет или притча?
Не всякий сюжет
является притчей -

не в каждом - величье,
не в каждом ответ
в границах приличий.

Не каждый останется
во временах,
не раз повторяясь...

истории-странницы
в землях, морях
живут, не теряясь...

Страстей человеческих огненный след,
путь вечных историй...

и "Горькой луны" беспощадный сюжет
несчётно повторен...

Медея, всю боль свою в месть обратив,
предательства жертва...
зубами дракона усеянный миф,
кровавая жатва...
из многих одна в глубине и в дали,
до дней настоящих...
Пандорой открытый, в пространстве земли
наполненный ящик...

        сентябрь

3. Орфей

Пока неживыми тенями
и волнами-снами влечён
в страну, где властвует нами
забвенье, скользит твой чёлн

покуда память как волны
зовёт тебя в дальний край,
на берег, вечно безмолвный, -
осмелься - начни - играй!

И лиры взлетают звуки
впервые в сумерках сих,
где лишь доселе - разлуки,
где глас последний затих,

где гаснут живые лики...
И входишь туда - мертвей,
чем тень твоей Эвридики, -
оставшийся жить, Орфей.

И в лире магия, сила
певца в безмолвье впустила -
позволила выйти наружу,
незыблемое нарушить...

О чём - над водой, над пеной
неведомые напевы?

О прежних часах счастливых,
опаловых красках отлива,
воздушных, изменчивых, нежных -
Эвридики взглядах неспешных -
перед вечером - вдаль смотрела
на солнце - и яркие стрелы
из-за облака в море спускались -
их волны ловили, оскалясь,
белопенной кромкой играя
у небесного яркого края...
светило, что в блеск на грани
трепещущих двух состояний
стекало гладью металла
за горизонт, лучась там...
двоих недолгое счастье
минутами истекало...

По ночам с неразлучной лирой
меж созвездий вплавь дефилируй...

Ты не забудешь о ней,
оставленной в царстве теней.

        февраль-сентябрь



* * *

Птицей из подреберья
бьётся, роняя перья
(света, любви - не более)
сердце - из снов - на волю...

Ровно, эпично, складно,
просто - спокойным взглядом -
в даль без конца, поверхность,
горизонтальность, верность...

Повествованья гладкость
словно прощанья краткость...
вглубь - океана песня,
страх, бесконечность, бездна...

        31 авг



* * *

Иногда углубляюсь - в холмы Крылатские,
словно хоббиты тропками и оврагами
зарываюсь - и дом нахожу свой выбранный
меж травою и руслом песчаным вымытый...

Здесь крапива с татарником жгучей ласкою
окружают и пёстрым разнообразием
разнотравья цветущего - веет миррою...
И волною воздушною дышим - вы, мы, ты...

        авг-сент



НАЧАЛО ИСТОРИИ

1.

Сто лет назад леса
шумели-зеленели здесь,
река струилась, мир чудес
и птичьи голоса

свистели, щёлкали звеня,
трещали без помех -
и гомон будто смех
досель преследует меня -

потомки этих птиц
сегодня прячутся в листве
деревьев тех же, но - в Москве,
уже внутри границ...

но что условности для них -
границ в пространстве нет,
реальны тень и свет,
бегущий в зелени родник...

2.

Знакомый мой район
дворами и задворками
я прохожу - он дорог мне -
в тени столетних крон

        сентябрь



БЕРЕГОВОЕ

Живой рисунок, лес теней -
тень винограда на стене
Полупрозрачная волна
встаёт-шумит, растворена
в передзакатной глубине,
голубизне, вдали, во сне...
и новым дням наперерез
шумит воспоминаний лес...
Когда-то кажется давно
забытое - теперь дано
в морских, небесных областях,
картины смутные блестят
и обретают цвет, объём
стремительно летящим днём!

Дворец волшебно золотой
над оживлённою водой.
нарядных лодок рой -
цветной летящий строй...

Дворцов ритмичный сон в раю -
они теснятся как в строю -
и отражений ряд
притягивает взгляд...

        Октябрь



ЗАМКНУТОСТЬ И НЕЗАЩИЩЁННОСТЬ

Москва расширяется, строит и рушит
себя изнутри, но стремится наружу,
а в собственном сердце её изменения
неисцелимые. В доле и с нею я...
Строители новой элитной Остоженки
словно спартанцы, скорее острожники
в тесных времянках ютятся, спрессованы,
заперты в зоне застройки - сезонами.
Город контрастов, огромный и пёстрый...
Островитяне, чей временный остров
и шумен, и пылен, а время застыло -
почти дармовая рабочая сила...
зависимость рабская, цель - выживанье...
а семьи вдали, их судьба - ожиданье...

Верил Некрасов, что слёзы народа,
стоны и пот - век за веком отроду
чашу небесную переполняя,
души очистят... И роль исполняя
неутомимо - борца и героя -
счастье он видел уже за горою...
А горы доныне, громоздки и грозны,
растут... и в унынии - те же вопросы
и те же ответы, пустейшие споры,
что вновь возникают в "прекрасную" пору,
где жить нам приходится - горы незримые
непробиваемы - непроходимые...
там, где Железной дороги наследие
в насыпях сложено - больше столетия
вновь добавляются кости российские,
братских народов... и множатся списки.
Рост и цветение цивилизации
рабским трудом создаются для нации
и для истории нашей правдивейшей...
Где-то бездушье такое найди ещё...
Впрочем - и лжи, и стяжательству верность
носит повсюду земная поверхность...

        октябрь



* * *

Чтобы выжить -
я должна была выбрать -
всё понять и увидеть сама

Путь мой выжжен,
след уходит всё выше
в кобальт неба и золото сна...

        25 окт. 13 г.



СЛОВА И СТРОЧКИ

Не стук чеканный скачущих копыт,
не звон раскольный меди колокольной,
но - песен моря метрономы-волны,
но - шум и дробь дождя, что льёт-кипит, -

слова и строчки, звуки-повторенья,
истории, что никогда не лгут
и словно реки бурные текут,
рождая на бегу стихотворенья.

        12 ноября



ВЛАДИМИРУ МАГОМАДОВУ -
ПОБЕДИТЕЛЮ КОНКУРСА БОЛЬШАЯ ОПЕРА, ИСПОЛНИТЕЛЮ ПАРТИИ ОРФЕЯ

Мифический и нематериальный голос
Орфея, навсегда прощаясь с Эвридикой,
летит над миром снов, ночных глубин достигнув,
из тьмы неизмеримой к небесам взывая -

взлетая, без надежды, в безграничном горе,
уже нездешней птицей, более чем дикой,
стремясь свободнее чем струй воздушных вихри
к мирам безмерности, бескрайности взмывает...

        17 ноября



ДЕЙСТВО

ч.1
Так шёл водевиль - не высокое действо.
И пафос тут был неуместен и жалок...
А время неспешно и мягко бежало -
прошедшее лёгкое летнее детство...

Пятнадцатилетний рубеж - переправа -
и замкнута юность как остров плывущий
в потоках стихий и волненьях созвучий,
в слезах без печали, в надеждах без права...

Всё меньше загадок и твёрже походка
на тверди земной - но легка и воздушна
по-прежнему... скорость пока непослушна -
не сбавишь, не сбросишь, растёт год от года...

Пятнадцать других пролетают в исканьях -
и рек перекаты и дней перемены,
и выбор, и только сезонов измены...
И под ноги бьются и катятся камни...

ч.2
Но воды лагуны ведут в безмятежность -
и волны, и штормы обходят сей остров,
где кружево детства и поисков ростры
волненьем глубин окружённые тем же -

пятнадцать последующих - нестабильных -
держа равновесие, путь выбирая,
мы видим все дали от края до края
вокруг океанских течений обильных...

И мчимся с волны на волну: этот слалом
своей непрерывностью манит, пугает -
во тьме перемен и времён пробегая,
настойчивы ритмы, что ветер послал нам ...

И слово за словом, и дело за делом,
мы всё успеваем, хотя в беспорядке
вдруг брошена тень на волну без оглядки -
летящая чайка крылом нас задела...

        ноябрь



СОН О ГОРОДЕ

Как сон о Праге из глубин и далей давних,
о Праге, в улицах которой ходит Голем,
о Праге взломанных небес, мостов и зданий,
дорог мощёных, растворённых алкоголем -

так летним сумрачным и мягким освещеньем
окружены предметы улиц-закоулков,
приметы города, смятение вещей в нём,
игра часов, круженье механизмов-кукол...

так преходяще всё во времени текущем,
и циферблат стекает и теряет стрелки,
и лабиринт предпочитаем райским кущам,
и одиночество сродни инсайтам редким...

        27 ноября



СИРЕНЬ

Сине-серый с фиолетом, сизая сирень...
Снится встреча с дивным летом... Пан возьмёт свирель,
заиграет на рассвете, дымкой окружён...
загремит-засвищет ветер, долог, протяжён, -
туч тяжёлых ускоритель, пролетит поверх...
и дождей косые нити вслед продолжат бег...

Так июнь простится с маем. Жемчуг-аметист -
перламутровым сияньем гроз омытый - чист,
пышен, сладок дух сирени... Мозаичный куст,
отрицающий смиренье, обостряет вкус...
И простор небес прозрачных... и росистый дол
Гелиос согреет вечный, освежит Эол.

        9 декабря



ТОТ МИР (К ОЧЕНЬ УЖЕ ДАВНЕМУ)

Ты создавал тот мир волшебный,
не покладая рук
И горы камня, кучи щебня
росли вокруг...
Ты время не щадил чужое
и не считал своё -
судьбой-злодейкой-госпожою
отпущен в забытьё...

В том забытьи материальный,
на вид надёжный мир
почти построен был... астрально...
то оказался - миф.
Он радугой переливался -
он мыльным пузырём
промчался вдаль в коротком вальсе...
Забудь о нём.

        декабрь



ДЕКАБРЬ

Камни старой Ломбардии, замки, соборы,
монастырских дворов уют,
башни, крепости, парки, пейзажные горы
сказку вечную создают:

Здесь туман декабря вдаль ложится на травы,
пёстрых листьев узор везде -
И улыбки селянок: "Buon Natale!"
расцветают вослед Звезде,
что восходит в Милениум третий, туманный
для крестьян,
        горожан -
            как сон
под небесное пение и se pregando,
под рождественский долгий звон...

По воздушным волнам из волшебного края
в свой привычный
            обжитый мир...
по холмам и низинам взлетая - ныряя,
сон накличем,
            слезой томим,
дождевыми стихиями, близкой зимою,
от которой
            не убежим...

Дли свой день, самолёт, в облаках как на море...
НепокОрен.
            Неудержим.

        23-24.12.13.



ИЗ ДЕКАБРЬСКОГО. НАБЛЮДЕНИЯ.

Как в бесснежном темно декабре!
Прибавляется день не спеша.
Ночь полярная длится как бред.
В долгих сумерках бродит душа...

Не начавшись, проходит зима
незаметно-капЕльно-тепло.
Тень снежинки скользнёт - не зевай,
тенью время зимы истекло...

Помни прошлый метельный январь -
он вернётся, ворвётся в окно -
и в просторы, на волю как встарь -
миг - и выманит - выпустит вновь...

        30-31 дек



ПЕРЕПИСАННОЕ. К 1990-МУ И К 2014-МУ.

Начинается год - скачут огненные лошадки.
Над бездонною пропастью путь совершаем шаткий.
Берегись - это хрупкий помост, деревянная сцена!
Кто-то бывший на ней, кто-то близкий и кто-то бесценный...

Кто-то скачет на ней, принимая чужие обличья -
И теряются в сём маскараде цвета и отличья...
Перепутать легко и опасно - приходит незванный.
Скачут огненные лошадки, а мост - деревянный...

        31 дек.



2014 г.



ЛЕТУЧЕЕ...

Ковры летучие, они же самолёты
свой путь над городом, над золотом сиянья
к пространству холода направят, и взмывая
легко над тучами, прибавят обороты.

Оставив праздники долин, предгорий свежесть
и с ними колотых вершин края и грани,
воспоминаньями, нам ставшими наградой,
живём, до времени забыв годов поспешность...

вновь растворяемся в заботах привыканья
и в настоящем, драгоценном, уходящем
с тобой мы видим - но всё мягче и всё дальше -
потока прошлого течения и камни...

        19 янв. 14 г.



ХРУПКИЕ ВРЕМЕНА

Он шубу свою тебе
бросает в весенние лужи,
взглядом спасает от бед,
словом и делом служит

тебе, - и возносит до звёзд -
и веришь, тебя он достоин...

Но падает в бездну мост,
что так и не был достроен...

И ты, не умея летать,
страшась нежданной свободы,
вдруг бездну - не благодать
в отражении небосвода

увидишь как долгий сон,
звон колоколов прощальных
услышишь со всех сторон,
на грани времён хрустальных...

        20 января



ПЕЙЗАЖ

Кардиограмма, тонкий след -
край леса, тонкий силуэт
и неба край - стихий посредник,
подсвеченный лучом последним...

Но прежде чем слепящий диск
за горизонт уйдёт - дождись -
луна, вечерняя невеста
восходит в мареве небесном...
Ещё прозрачный светлый фон
и предзакатный перезвон
колоколов, и птичье эхо -
все голоса лесного цеха
её приветствуют приход...

Темнеет лес - он тайно ждёт
свою невесту... Всё контрастней
её свеченье ночью ясной...

Луна и лес - их ритуал
ежевечерний отворял
ворота полночи. Мгновенья.
Живых стихий соединенье.

        24 янв. 14 г.



ПЕЙЗАЖ ПРЕДВЕСЕННИЙ

Весны движенье и звучанье,
виденье, блеск оттенков чрезвычайных
живя в кристаллах,
возникает в зиме тревожной тайно...

В прозрачном воздухе апреля
светлее самой нежной акварели
снега сияли,
и сосульки полуденно горели.

Хрустальных звуков окруженье,
вода и лёд - в них света отраженье
и новых радуг
полукружья - полёт - преображенье...

        25 янв.



ВЕЧЕРНЕЕ. ЯНВАРЬ.1

В воздухе вместе - свобода и дело...
Новое дело вспорхнуло, взлетело
в ритме природы в вечернюю небыль,
в облачно-звёздное тёмное небо...

Голос природы. С него переводы
в облачно-звёздном сияньи свободы
льются словами, размерами, звуком,
тонкими струнами к новым разлукам...

и ожиданьям, и вновь исполненьям
ближе! стремясь на воздушной волне к нам...

        27 января



ВЕЧЕРНЕЕ. ЯНВАРЬ.2

Звёздно-безоблачно-ясно-чернильные
ввысь беспредельны просторы небесные,
бездною вздоха - как сон легковесною
боль и утраты во тьме причинили нам...

в давних пространственно-призрачных странствиях,
в трассах межзвёздных в затерянном поезде
тайного холода - избрана в трансе я...
света потоки в сей памяти-повести...

        30 января



РЕКА N77

Почти невидима среди густой осоки,
речушка узкая в просторе изумрудном
в тени извилистой подвижных трав высоких
сама извилиста, стремится вдаль, к запрудам...

Несома речкою, легка, нарядна лодка...
а я, у абриса, у самого у края
не в панорамах над рекою - в поворотах
теряясь взглядом, равновесие теряю -

мне не успеть, не уследить за измененьем
теченья быстрого и ближнего ландшафта,
движеньем времени текучим, ежедневным,
движеньем солнца от восхода до заката...

Неузнаваемы былые очертанья...
Склонились вётлы над прямым, широким руслом
реки... а вспомню навигацию вчера в ней -
как было весело, как страшно, как искусно!...

как перекаты превращались в водопады...
Зато теперь поток разгладился, спокоен,
а берега холмятся, высятся и плавно
поднявшись кручами, вдаль отступают вскоре...

А с берегов, издалека и отовсюду
вокруг и вдаль обзор широк, он необъятен -
до горизонта гладь реки металлом чудным
в разнообразии цветов - без тёмных пятен -

переливается, струится-не таится
то серебром, то золотым скользящим светом -
над нею тучами из слёз гроза томится,
и вглубь - свинцовым отраженьем-силуэтом...

Не шёлк, а ртуть... Сурова гладь. И синей рябью
дрожит, покрыта сединой - и тише, чаще
тончайшим льдом к зиме затянута... И зябью
в округе веет от реки застывшей, спящей...

Но разбегаются лучи в сияньи Утра
ледовых трещинок причудливою сетью -
и разбивается поверхность перламутра -
и слово "вечность" собралось на ярком свете...

        31 января



АЛЬПЫ

Ветра альпийская свежесть
в плавном полёте слышится.
Утро - и лёгкая лыжница
режет холмистую снежность

...Вероны мосты и замки,
дворики потаённые,
арены круженье слоёное -
день был вчерашний, внезапный...

Ярких вершин и отрогов,
синих слоёв плетение -
крутятся линии, тени
скорой привычной дорогой...

Встречного ветра поспешность.
Вслед - повороты - взвихрения.
В снежной весёлой игре - не я -
вечность, и юность, и свежесть!...

        2 февраля



ИСКУССТВО

Должна ли, друг, литература быть жизни нашей повтореньем?
Должна ли живопись с натуры её копировать пытаться?
Идти к себе, к пространству, миру, быть самого себя твореньем?...
К чему направлено движенье, когда тебе всего пятнадцать?

Быть самого себя твореньем позволит ли теченье жизни?
Успеть свой мир вокруг построить - и мир в себе уравновесить?
Ах, это быстрое теченье - и то ровней, а то капризней
среди пространств - времён движенье - загадочное поднебесье...

Текут, летят, пятнадцать, тридцать - и вдаль, прогрессию продолжив, -
и по сей день наш мир творится... И никому никто не должен.



ЗИМА-ВЕСНА...

Завершение столоверчения...
Сокрушение окружения.
Разгружение, разоружение,
облегчение облучения.
В дальней облачной области полночью
под луной, нам не видимой полностью,
не поётся, не снится, не помнится...
Пожелаем - и не исполнится.
Погружение, холода жжение...
Тьма сознания, миг совершения...

        26 февраля



ВЕСНА

Весна! Благодатная весть -
открытье, крылатость, везенье!
И звон колокольный окрест,
и благовест капель весенних...

Нежданно и опередив
назначенных сроков теченье,
как встарь - зарожденья мотив -
начало, полёт, расточенье!

Снежинок и льдинок тщета -
поющие звонкие капли -
тревожные звуки считай,
чтоб в ритме сердца не озябли...

Движенье мелодии вверх -
в ней флейта, свирель, возрожденье,
витражных горение вех -
в небесно сверкающий день наш...

        27 февраля 2014 г.



НЕБО

Большая Медведица светится,
искрится вдали - не мерещится...
из креслица
яркого месяца
сорвусь я в полёт-путешествие
навстречу воздушной мечте своей...
дорОгою непроторенной
в незнамо какую стОрону,
к далёкой звезде, к соседней ли
до срока везде проследую,
исследуя сферы сна - одна,
поняв и освоив знаки дна,
сверкающие созвездьями,
зеркально в морях известными...
И в блеске усталой зАледи
куда-то прибуду зАгодя...

        2 марта



ПЕРЕВАЛ

Минуешь ту грань
конца ноября,
тот
грозовой
перевал -

и памяти край,
любовью горя,
которую
ты
потерял,

лезвием острым,
знакомым до слёз,
коснётся
груди
всерьёз...

Ледовый отсвет
грядущих гроз
в глубинах
морей
и звёзд...

        5 марта 2014 г.



ВАРИАЦИЯ-ПАМЯТЬ

Мрака игрою
музыку грома
вообрази

Ложью-любовью
сказки подобье
изобрази

Космоса недра
вихрями света
в ночи закрути

Холодом острым
лезвия отсвет
коснётся груди

        7 марта



ВЕСЕННИЙ БЕГ

Иди за рифмой следом в след
и приведёт она
к мелодии, чей эхом - всплеск -
тебя на грани сна -
в пути-разбеге оторвёт
от плоскости - подъём -
где шум зелёный, рокот вод
и горы - светлым днём
утихнут и уменьшатся...
Я - слух - и вздох - и взгляд...
Я во владенья месяца
войду как в звукоряд...

        8 марта 2014 г.



БАШНЯ. ИСТОРИЯ.

Узор весенний -
стволы и ветви...

За ними - башня.
Построил Эйфель
её когда-то...
скандал был страшный -
статьи-протесты
и обращенья
от лиц известных
месье Альфанду -
чтоб разобрали
сие уродство...
стояла подпись
там Мопассана,
Золя Эмиля,
и композитор
известных опер
там подписался...
и архитектор,
историк стилей
добавил имя
своё весомо...
поэт-романтик
Парнасской школы
с разбега подпись
свою поставил...
Во всех газетах
ругали башню
и называли
железным монстром.
Она пугала
и подавляла
воображенье
в начале стройки.
Её так многие не хотели!...
Но - сжатых сроков
в опереженье
стальное кружево собиралось
и... возносилось!
И постепенно
всё возмущенье
на нет сходило...
Ах, век мятущийся, век исканий,
находок славных,
усилий мысли,
смешенья стилей -
к концу приблизясь
век девятнадцатый всех построил -
и доказал он
всем - превосходство
инженерии -
над всем искусством...
Легка, прозрачна, -
хотя металла
ушло немало, -
вздымалась башня!...
Ах, Эйфель, Эйфель,
Твоё искусство
богам угодно,
мостов строитель,
творец расчётов
до миллиметра...
Твоё созданье
парит над городом, над полями,
и над собором,
а веком позже -
и над Дефансом,
над всей Европой -
воздушный символ,
магнит знакомый,
полупрозрачный...
Давно затихли,
забылись споры -
и несомненно
Париж шедевром
обогатился...
Туристов толпы,
и с разных точек
все ищут ракурс замысловатый...

И этот снимок
на память будет -
где хаотичный
ветвей рисунок
соединился
с ажуром башни...

        10 марта 2014 г.



ПЕТРОВКА

Весна. Петровка. Третий класс.
Мой друг похож на Микки Рурка.
И с ним я таю как Снегурка
по мёрзлым лужам вскользь и в пляс
пускаясь, не разнявши рук...
В то время рос, ещё безвестный,
ребёнок - нам почти ровесник,
нам неизвестный Микки Рурк...
Вновь сердце дрогнуло, когда
я в "Сердце Ангела" увидя
черты забытые - событье,
растаявшее без следа,
смотрела, глаз не отводя,
как льётся кровь неотвратимо,
как прошлое неизгладимо
и не уходит, уходя...

        18 марта



О ПРОШЕДШЕМ...

Длинный и пёстрый, неведомый, славный и разнообразный,
непредсказуемый, свету открытый и тени прозрачной,
путь состоял из ошибок и к счастью ведущих поступков.
Но и ошибки в пути безграничное счастье сулили,
перекрывая сивиллы предостереженья, намёки -
преображенье, сиянье, полёт и покой обещая...
Вот и свернула, поверив в полёт на ковре-самолёте
и поднялась над горами, лесами, земли голосами...
Перевернулось весеннее, к счастью зовущее небо,
пропастью, бездною чёрной, незнаемой став в одночасье...
В бездне теряя своё драгоценное хрупкое эго,
мне остаётся ловить удалённое долгое эхо...

        20 марта



ЗИМНЯЯ ВЕСНА

Мира осколки.
Запад-восток.
Вьюга-разлучница.

Внутренний космос.
Калейдоскоп
медленно крутится.

Форму простую
в зеркале гроз
множит без жалости...

цвет обретая
радугой слёз
преображается...

        22 марта - 31 марта



КАРТИНКА

Ландшафты проявлены перламутром,
цветущего клевера веет сладость,
тепло - и благость - и постоянство
среды воздушной и неподвижной...

Игрушечных слов золотые горы
пейзаж окружают и замыкают -
и так оформлены перспективы
молочных рек, берегов кисельных...

Живущие в этом пейзаже куклы
боятся ступать за края картины
(за рамки, за линии, за пределы)
Им всё за рамками - незнакомо...

Пугает их снежно-холодный ветер,
а может самум из горячей пыли,
а также в неизвестность движенье?
Ведь там придётся им делать что-то,
решать, обдумывать и трудиться,
за каждый шаг отвечать, бороться...

А здесь на лилейно-пенных полянках
меж кустиков розово-изумрудных
они спокойно меняют позы,
движеньем каждым своим любуясь...

        24 марта



ВЕШНИЕ ВОДЫ

О, время - дни влились в года -
весенне-школьное - когда
миниатюрны, гибки, ловки
мы - вся компания с Петровки,
растаявшая без следа -
а прежде - не-разлей-вода -
то за руки, всю мостовую
собой заняв, то врассыпную
мы проникали без труда
как тени лёгкие, туда,
куда тянуло и манило,
на территории иные,
от всех закрытые тогда
в те времена... да, в те дворы
ворот железные полотна
к земле не примыкали плотно,
и щель узка... Но цель игры
для нас - сокровища горы -
важней испорченной одежды...
Ругали взрослые невежды
ворота, подворотни, двор,
потерю пуговиц (позор!)
и закрывали двор от нас -
наш двор чудес
в наш звёздный час...

        27 марта



ВЕШНИЕ ВОДЫ - 2

Нет, ни тихоней и боякой,
и ни задирой-забиякой
я в школьном детстве не была -
но - заводилой-непоседой!...
и не здоровилось соседу,
когда я вдруг из-за угла,
окружена ребячьей стаей,
неудержимо вылетая,
сбивала всё живое с ног...
Мы будто резвые лошадки -
поберегитесь все, кто шатки!
За нами вихрем пыль и смог,
перемещаясь в ритме вольном
несутся вслед, вздымая волны...
и мы скрываемся из глаз...
У всех от самого рожденья,
и двор чудес, и дни паденья
удачи миг - и звёздный час!...

        11 апреля



* * *

Музыки мощная власть - дитя бесконечного времени -
мерно качается в нём - как в колыбели живёт...
Что же есть время само - вне звуков и вне измерений?
Мир изменяет оно, материальность и мысль...

        15 апреля 2014 г.



СЕРЕДИНА ВЕСНЫ

Фонарик юный, лунный брат
в цепи огней горит -
он освещает длинный ряд,
извилин лабиринт...
мне видится из сна - не явь,
не воля и не плен -
сорвал с меня сознание
тот ветер перемен,
что вынес из укрытия
и смерчем закрутил
открытий явь... Смотрите - я
здесь из последних сил
держусь - а завтра унесёт
из лабиринта снов...
И слышно: сыпется песок
прозрачнейших часов...

        15 апреля



ТАНГО

Вот персонаж, что отдыхает на пленэре,
отстал от времени - мы видим на примере:
он верит каждому - и никому не верен,
лишь будуарно-театрально он манерен...
Не землепашец и не сеятель, а дачник...
Мы видим творчество - и там он неудачник...
Из эйфории опускается в инферно,
и вновь всплывает - соответственно и скверно...
Из слов и страсти не решаются задачи,
запас чердачный
иссяк давно...

Чужими судьбами питаясь до отвала,
делясь раздумьями, что многим жизнь давала,
весь мёд собрав, вдруг понимает, что горчит он...
вотще старается, а путь уже расчитан...
Из темноты выводит знаки, звуки, слепки,
и из песка возводит замки-однодневки,
а в пустоте проступят очертанья вскоре,
пересекаются, растут круги из соли...
Ни тьма, ни свет, ни полумрак - ничто не значат,
здесь всё иначе
и всё равно...

Ещё пытается плести он паутину,
в неё запутавшись, храня свою рутину,
он погружается в глубины карантина...
осколки льда не собираются в картину...
Уже не борется, а мирится с пучиной,-
гроза причиной -
подводный шторм...

И вновь и вновь в однообразии созвучий
он убеждается - вдали растаял случай,
его остатки и оттенки так летучи,
и словно солнечный сквозь пальцы рвётся лучик...
И всё сложнее выплывать в сети излучин
на поиск лучших
идей и форм

        25 апр.



СТИХИ И СТИХИИ

Стихи - сложная конструкция из слов, мыслей и чувств,
в создании которой участвуют и музыка, и математика...

Ритмы, созвучия и однозвучия
здесь возникают от случая к случаю -
вольно летящие, тихо ползущие,
шумно плывущие - слушаю, слушаю...
катятся с гор - камнепадом, лавиной,
льются, текут многоцветной равниной...
где-то в вершинах затерян исток...
где-то, сужаясь, уходят в песок...
формы различные - общий поток,
уровень то непомерно высок,
то разливаясь весенней
гладью - небес отраженьем -
вновь очертанья, границы,
мира меняют частицы -
время течёт без конца,
всё изменяется...

        27 апр.



КАК ПРОСТО

Как просто, весело, светло нам было в школе
и в институте - безмятежность эта, что ли,
нам не давала повзрослеть и укрепиться -
и как на сцену - вышли мы без репетиций
в период зрелости, где горечи и соли
густой приправой получили мы в застольи...
Своих родителей, войну и боль узнавших,
понять, жалеть не удавалось нам без наших
усилий многих - но уже гораздо позже -
лишь испытаниям другим подверглась кожа...
то в жар, то в холод нас бросало, закаляло
то летний дым, то ледяное одеяло,
то революции, к охоте первобытной
нас возвращавшие - да пощадили, видно,
тех, кто остались.
        Но и здесь не жди покоя...
найди свободу - состояние другое,
где выбор делаешь: идти, летать ли, ползать,
бежать ли, плыть, парить... - о том узнаешь позже...

        2 мая



ДЕЙСТВО

ч.1

Так шёл водевиль - не высокое действо.
И пафос тут был неуместен и жалок...
А время неспешно и мягко бежало -
прошедшее лёгкое летнее детство...

Пятнадцатилетний рубеж - переправа -
и замкнута юность как остров плывущий
в потоках стихий и волненьях созвучий,
в слезах без печали, в надеждах без права...

Всё меньше загадок и твёрже походка
на тверди земной - но легка и воздушна
по-прежнему... скорость пока непослушна -
не сбавишь, не сбросишь, растёт год от года...

Пятнадцать других пролетают в исканьях -
и рек перекаты и дней перемены,
и выбор, и только сезонов измены...
И под ноги бьются и катятся камни...

ч.2

Но воды лагуны ведут в безмятежность -
и волны, и штормы обходят сей остров,
где кружево детства и поисков ростры
волненьем глубин окружённые - те же...

Пятнадцать последующих - нестабильных -
держа равновесие, путь выбирая,
мы видим все дали от края до края
вокруг океанских течений обильных...

И мчимся с волны на волну: этот слалом
своей непрерывностью манит, пугает -
во тьме перемен и времён пробегая,
настойчивы ритмы, что ветер послал нам ...

И слово за словом, и дело за делом,
мы всё успеваем, хотя в беспорядке
вдруг брошена тень на волну без оглядки -
летящая чайка крылом нас задела...

ч.3

И встреченный вдруг на просторах кораблик
опасным становится, чёрным, пиратским.
Вдали растворённый, он виделся братским -
и поздно рисунок зловещий проявлен...

Гребцы, растерявшись, взмахнули недружно -
в волнах замерла наша лёгкая лодка...
средь ясного дня не увидев уловки,
мы, взятые на абордаж, безоружны.

И не водевиль, - а жестокая драма
внезапно играется без репетиций -
и сон этот страшен, но вспять обратиться
нельзя - лишь вперёд неуклонно и прямо.

Пиратство, утраты, мелодия странствий,
зловещие штили, свинцовые бури,
круженье эриний, вой гарпий и фурий -
и берег пустынный, бескрайний, бесстрастный.

ч.4

Но рано ещё с этим миром прощаться -
здесь пение птичье - отнюдь не пустыня,
здесь то, что забыто, закрыто, постыло
казалось - вновь радостью стало и счастьем...

Так много осталось, так много открылось...
Знакомый ландшафт - но зовущий и новый -
среда обитанья, и дело, и слово,
содружество прежнее, сила и милость...

Здесь Острова берег - здесь краски и звуки,
аккорд ароматов, лесной светотени,
весеннего луга земное цветенье,
здесь души встречаются после разлуки.

И волны вокруг утихают - и шум их
теряет свой пафос опасный и бурный,
и пеплом посыпанный край их лазурный
плывёт к горизонту - и там лишь бушует.

        ноябрь 13 - май 14



ЗА АМАЛЬГАМОЙ

За амальгамой тонкой
всё зазеркалье ждёт нас
от сотворения мира:
охотники Альтамиры,
шумеро-аккадское царство,
месопотамские дебри,
ассирийцев и вавилОнян
следы глубокие в камне,
пески иудейских кочевий,
Египет, веками незыблемый,
культуры волшебной призраки -
минойцы, пропавшие без вести,
античной Эллады наследие,
чьё множество и наполнение
доселе тревожит сознание,
царит олимпийцев собрание,
а ниже - земные создания:
нимфы, сатиры, циклопы,
музы, герои, грации,
весталки, сивиллы, пифии,
зеркальные амазонки,
дриады, наяды, фавны...
вокруг бестиарий мифический,
создания-композиции:
кентавры, грифоны, гарпии,-
и бродят средь них поэты -
прославленные аэды,
играющие на арфе...

и весь этот мир играет
за тонкой зеркальной гранью -
есть ли, отсутствует рама -
портал во время-пространство -
зовёт и звенит зазеркалье,
наполненность, многоцветность,
звучанье, оттенки, эхо,
эфира касанья лёгкие,
свет и обрывки радуг...

        20 мая



ЛЕТО В МОСКВЕ (ИЮНЬ)

Жаром ветра отзывается Сицилия -
по Москве трамвайно-летней обессилев, я
пролетаю незаметно до окраины,
где прозрачностью теней холмы оправлены,

где непуганые птицы в брызгах радужных
каждый год без репетиций собираются
дружным хором над источником затерянным
между листьев - в мелодичное сплетение...

Соловья неумолкающего слушая,
покоряюсь неслучайности и случаю,
что в единое и светлое оплавлены
словно парусник в далёком мореплаваньи...

Долгих дней очарование воздушное
уношу в полёт ночами простодушно я -
там движение мечты и сновидения
возрождает лету явь, где снова день и я...

        5 июня



СПЯЩИЙ РАЙОН

Мой спящий район
силуэтом не блещет,
он в зелени тонет...
Москва, но не близко эМ-Сити
и Кремль златоглавый...
А где-то незримый туманный и призрачный
лондонский Сити
чуть ближе - мой старый знакомый,
чуть более видный
парижский Ситэ...
Без страха, без боли
смотрю из окна - и зубцы новостроек,
в зелёное море вокруг погружённых,
лишь только простором
и воображеньем богаты.
Здесь тихие редкие толпы спешат
несуетно после работы
доделать насущное
и погрузиться в раздумья.
А рядом, так близко
на западе
агрессии волны
и злобы, насилья, безумья,
неодолимой стихии ненастье...

        16 июня 14 г.



А ЕСЛИ БЫ...

А если бы не жил поэт
И не испытывал страданий,
хранимый долгой цепью лет
и толщей монастырских зданий,

откуда бы пришёл порыв,
гроза ли, ветра дуновенье,
когда пришло бы вдохновенье,
незнаемое до поры?...

камнями вымощенный двор,
где бахрома травы проросшей
напоминает зелень рощи, -
и с книгой тихий разговор -

здесь размышленья и труды,
воображенье и молитвы...
мир многоцветный, многоликий
многофигурный, чьи следы

хранит стена за веком век,
не растворившиеся всуе -
мир живописный образуют,
в себя впускающий не всех...

        Июнь



ПРИМЕТЫ

Осталось множество примет.
Травы примятой след,
и тень моста, и шум воды,
где растворяются следы,
и соловья привет...

То ощущение беды
у края, у черты -
так много букв, так много слов -
прошло... и время пронеслось.
В нём растворился ты...

        Июль



ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

...я отпустила те слова,
которые во мне теснились -
и будоражили, и снились -
так между дел, забот, забав
прочь отпустила, не сказав...

Теперь не помню их звучанье,
их тайный смысл, их тон случайный
и чувства, что рождали их
в плену страстей, годов моих...

Пока они рвались на волю,
я их держала сон-травою...

Теперь не помню их значенья
и не сказала их зачем я...

        3 июля



НА ПЛАНТАЦИЯХ МАЛИНЫ...

Дни мои без Интернета
на плантациях малины
летом сладостным и длинным
пробегают незаметно...

Вести свежего разлива -
звуки, краски, отраженья
не доходят - нет движенья
сквозь татарник и крапиву...

Мыслевремя, взгляды в нечто,
дни варенья и забвенья
пролетают как мгновенья,
составляя бесконечность...

Но ползут и вьются вести,
бредни, сплетни и морока,
проникая за предместья,
прячась в зарослях до срока...

Новостей крылатых стая -
прочь препятствий непомерность -
вести зреют, вырастая,
обретая достоверность...

        22 июля



ЛАБИРИНТОВОЕ

Брожу в лабиринте снова
в доме своём
бегом и ползком...
Фрагменты мира лесного
в миру городском -
листья, лианы, стебли
вписаны в нём,
врисованы днём -
открылись в просторы стены -
стоцветный проём...
Картины звучат. Светлее
становится фон...
Пламенеющий звон,
вибрация струн - продленье
пространства - не сон.

Смотри, создавай, не медли,
Не жди, не молчи -
Тени, лучи -
плетенье, круги и петли
в слова заключи...

Лови ежедневно данный
солнечный свет
и лунный ответ,
радуг аккорд туманный,
прерывистый след...

        15.09.14



КОГДА... (СЕНТЯБРЬ)

Сонет
Когда покой нам только снится,
и жизни новая страница
так неожиданно чиста,
а там, где мнилось продолженье,
сегодня - новое движенье
округой майского шеста -
и с удивленьем понимая,
что в осени приметы мая -
не редкость и не диссонанс -
а молодое поколенье,
отнюдь не наше повторенье,
как в зеркало глядится в нас -
тогда - разомкнуты ресницы!
Свершится то, что не приснится!

        24.09.2014



СТРАШНАЯ СКАЗКА. ПРО КРУСТ

Почему так пусто вокруг -
оживлённый поток людской,
незнакомец, прохожий, друг
не ступают туда ногой...
Там гнездо устроил Прокруст.
Там костей раздаётся хруст.
И гостей не ждут там - но пусть!
Обойдётся семьёй Прокруст!
Это ложе - чтобы на нём
обрубить, оббить, обтесать
до конца. И ночью, и днём...
Изменить и форму, и стать.
И домашние, день за днём
по частям отдают себя.
Существо противится - но...
Дань кровавая там - всегда.

        29.09.14



ДОРОЖНОЕ 1

Слова-слова-слова
мы слушаем и верим,
что истина живёт
за радугами фраз...
А как замысловат
и ярок свет феерий,
а как высок полёт...
и вновь как в первый раз...

Конструкции словес
незримы, невесомы,
но каменно от них
сжимаются сердца...
Звучанье мыслей, вес
как тяжкий груз несём мы -
ища в пути родник
в пустыне без конца...

        30.09.14



ДОРОЖНОЕ 2

осеннее
Потеряны слова,
        намеренья, желанья.
Тускнеют краски. В даль
и вдоль растёт обзор.
Прозрачны дерева.
        И размывает грани
сезонный фон дождя,
        бессонный разговор...
Всё дальше, ниже свод -
        и - тяжелей в тумане
картины до небес -
в них атмосферный свет
сгущается, плывёт...
        и как в небесной манне
тела теряют вес,
а в душах света нет...

        05.10.2014



ОКТЯБРЬ УЖ...

Покрыты капельками травы,
пышны - в начале октября,
не увядают... В чём мы правы,
а в чём - ошибок долгий ряд?
В чём заблуждались?
В чём терялись?
Где пропускали поворот?
А где, свернув, мы попадались
в ловушки, устремясь вперёд
в безумной спешке, где без строчки
ни дня, бывало, ни полдня,
где ни раздумья, ни отсрочки,
где все сомненья отклоня -
в бездонность, в пропасть... безысходность
осеннюю, во тьму, во льды...
у берега летейских вод - нас
в былое не вернут следы...
Всё ближе точка невозврата...
так страшно вспомнить сон дурной -
то был не сон. Гроза. Утрата
всё длится порванной струной.

Но дальше - дней круговоротом
сезонов мягкий перезвон...
в них доброты, любви, природы
и человечности закон
вновь инфернальность побеждая,
рождают воздух, дарят свет -
восходит радуга двойная
грозе исчезнувшей вослед...

Так на поверхности - разгадки -
чуть-чуть прикрытая тропа,
дождя шумевшего остатки
и яркой зеленью - трава...

        7 окт. 14 г.



ПОЛНОЧЬ В МЕТРО

Заменою подземных вод
грохочут поезда -
здесь припозднившийся народ
и суета всегда...

То тише гул, то громче шум
в пустотах глубины...
неведомо сгущенье дум,
обиды и вины...

таинственно явленье: взлёт
сознанья, новизна...
и бурное движенье вод...
подземная весна...

Метафизический коктейль,
из тьмы и света взвесь,
огней цепочка сквозь туннель -
мерцаньем хтона - здесь...

        07.10.14



ОСЕННИЙ ВОЗДУХ

Осенний воздух - в году особый -
в нём тайна, свежесть и аромат,
неуловимый и невесомый,
не размещаемый в закрома.

И вспомнишь снова, и вспомнишь словно
царя лесного наряд до пят -
и многоцветный и многослойный,
неувядающий листопад,

что кружит медленно и взлетая -
и вновь мозаикой на земле
он сложен, брошен - и без следа я
скольжу-кружу по нему во мгле...

        11.10.14



СВЯЗЬ

Облетевший фасад,
унесёная крыша,
беззащитные мысли -
только ветер и дождь,
только грома раскат
за раскатом услышу...
Пустота и открытья.
В мире - правда и ложь -
не полярны, не врозь -
кружат неразделимо
в пляске - дьявольской парой,
в блеске молний сплетясь...
(ствол - лианой оброс,
пышным мохом - руина...)
дышит пламенем-паром
эта смесь, эта связь...

В разных точках земли
зло и взрывоопасно
возникает внезапно,
продолжаясь века,
сплав гремучей змеи
с древом жизни напрасной -
человечество залпом
губит
        наверняка...

        13.10.14



КОГДА (ОКТЯБРЬ)... СОНЕТ

Когда вблизи
волна морская
(хотя от моря далека я)
вдруг поднимается, шумя,
когда - как даль - мирок раскроем -
а мир по-новому раскроен -
и снова поиск - где же я?...
опять по осени считая,
плоды, и провожая стаи
дроздов, стремящихся на юг -
я в удивленьи и в движеньи,
в непостижимом окруженьи,
любви, что дарит ближний круг, -
всё принимаю как награду,
и листопаду снова рада!

        28.10.2014



В ЭТОМ ГОРОДЕ

Посреди бытия
маяки от меня далеки -
наблюдаю вблизи огоньки
в этом городе я...

Здесь мгновенья полны.
От мерцания настроений,
цвета, музыки, света, тени
все мы чем-то больны.

Узнавание, взлёт,
вознесенье, успокоенье -
это пятое посещенье.
Этот город зовёт...

Повторения нет...
лишь гармония линий, лиц здесь,
дымка далей, безмерность, близость,
зелень вод, тень и свет,

карта, город и я...
даль приближена, увеличена...
под мостами уносит лишнее
Арно. Лента-струя...

        Флоренция 2013 (2014)



КОГДА (НОЯБРЬ)...

Сонет
Когда стихи
сменяет проза,
седеют травы от мороза,
а воздух льдинками звенит

и мы встречаем
третью осень,
где не боясь,
глядимся в озимь,
а видим просинь и зенит...

когда деревья силуэтом
становятся, земля нагрета
ковром из золота пока -

но монотоннее, беднее
слоями живопись бледнеет,
и сеть ветвей издалека

уже рисует нам предзимье,
где лёд в хрусталь
        преобразим мы...

        04.11.2014



ЧЕТЫРЕ СТРОЧКИ

Не печалься, не жди, допусти
на плечах своих горы нести...
Слепо счастье, коварны пути -
не прощайся, не бойся, прости.

        05.11.14



ТЁМНОЕ

Вознеси - отпусти...
Недолёт - поворот...
Не достиг. Не постиг.
В серой топи болот
душной сыростью стелется
липкая тьма...
ты в ней виден едва...
Лишь трясина. Тюрьма.
Ты оттуда не выйдешь на свет.
        Никогда
не откроется взгляду пространство небес.
Никуда не ведёт вялых дней череда.
Неподвижно. Безжизненно.
        Звёздный навес
ты едва различаешь сквозь мглы пелену,
ты остался, погряз, растворился в плену...
ты всё ниже. Ты пал. Ты останешься там.
Нет пути к сновиденьям. Нет веры мечтам.
Ты не помнишь движение, солнце, луну,
ты не чувствуешь воздух, не слышишь волну...

        14.11.14



БАЛЛАДА О ТЬМЕ

Ужели опутана всё ещё тьмой? -
И голос лесного царя:
"неволей иль волей, но будешь ты мой" -
из тьмы раздаётся, творя
пространство чужое, закрыв горизонт
сумятицей чёрных ветвей,
а рядом звучит, настигая грозой,
лишь сумрачный ветер в ответ...

и скачет ездок запоздалый - тяжёл
и грузен как холод начал...
в руках верхового младенец чужой
тревожит меня по ночам...

"неволей иль волей, но будешь ты мой" -
скачи - не ускачешь во мгле -
застынешь зимой ли, закончишь тюрьмой,
от голода сгинешь в земле...

не скачет - летит запоздалый ездок...
как время без устали мчит...
и воздуха свист, и отчаянья вздох -
напрасны оружье и щит...

        15.11.14



07 - 14

Вот непокорные семь лет
летят в закат, пылают вслед нам -
и по деревьям, по земле
проходят вихрем разноцветным -

и как семь нот - на дню семь раз
порой меняются картины...
вот утро - хмурый дикобраз,
вот полдень - веток паутина -

и сквозь неё синеет даль,
закат румянится и тает,
меняет кружево на сталь -
и гамма кажется простая

ведёт мелодию времён
непредсказуемостью, тайной -
и взгляд прикован, покорён,
следит за птицею случайной...

И всё меняется в семье,
сезонно-пёстрое плетенье
приобретает - а к зиме
рисунок дня сгущает тени...

и возникает тема тьмы
в бесснежном ноябре - сильнее
меня в преддверии зимы
зовёт - и я сливаюсь с нею...

я снега жду. Под новый год -
он светодень вернёт в душе мне
и времени ритмичный ход...
И снова всё придёт в движенье.

        29.11.14



В ПРОЦЕССЕ

Из тьмы коробки
на сцену с танцем
на срок короткий
с людьми остаться

на сцене с песнями, пантомимой -
неугомонно, неутомимо,

в нарядах праздно
меняя маски,
многообразны,
различны масти, -
в цветных нарядах -
и однотонных,
румяны, рады -
бледны и томны...
............................
в чулане глухо
ржавеют гвоздики
и в пыльном воздухе -
полуразруха...
здесь чёрно-белые,
цветные в шашечку,
все персонажи тут
притихли беглые...

часов полночный звон -
его высочество
уже на гвоздике,
как будто в воздухе
кружится всячески...
его висячество
его дурачество
в потёмках прячется...

        16.12.14



ДВИЖЕНИЕ 14

И всё в движение пришло ж!
И злополучный курс бумаги,
и, смешиваясь с правдой, ложь,
со снегом - грязь, и чёрных магий
проекции на белизну...
Взрывает день уставший разум -
тот к колыбели и ко сну
склоняется, остывший разом
от ожиданий и забот,
от неслучившихся в природе
явлений, - чувств под новый год -
прыжки-гримасы в хороводе...
Два зимних вестника подряд -
два снежных дня - краса и нега... -
и снова словно листопад -
летят бумаги вместо снега...

Вернись к нам снежный, кружевной
наряд, коснувшийся так нежно
лица и рук, волшебный слой
материи холодновнешней...

        18.12.14



2015 г.



НАЧАЛО ГОДА. ВОЗДУШНОЕ

Прозрачный лёгкий снегопад
в жемчужно-серых небесах...
Начало года.

Назначен срок - паденья дат
и совпаденья в днях-часах -
событий хода.

И виден поворотный миг,
он ждёт за облачной грядой,
глядит оттуда...

Пусть не кончается дневник -
привычной суток чередой
всё ждём мы чуда...

        02.01.2015



НАЧАЛО ГОДА. ПОДЗЕМНОЕ

Где глубокое заложение
и не очень,

где как днём светло, где движение
даже ночью,

где под сводами огоньками путь
обозначен,

где под стук и гул замереть-заснуть -
не иначе -

чтобы приняла мои тайны сеть
траекторий

и вернула долгим часам бесед
нить историй...

В гулкости пустот музыкальное
возрожденье

на поверхность вынесет тайное
сна круженье...

        06.01.2015



НАЧАЛО ГОДА. НА ПОВЕРХНОСТИ

Очищение земли вихрем снежным.
Ощущение метели прозрачной
(полусонной, невесомой, неспешной)
укрывает и от космоса прячет,

окружает, все деянья скрывая,
погружает в бесконечность мечтанья...
И мелодия зимы вихревая
вторит памяти, приметам и тайнам...

По поверхности равнинно-холмистой
время новые проложит цепочки.
И хрустит под нами снег золотистый,
блещет радужный, искрится непрочный...

        10.01.2015



ПРЕДИСЛОВИЕ К РОМАНУ

Тропинки, сны и музыка,
ландшафт, вода, леса
в рисунок строчек узеньких
выстраиваются...

Стерев рукой недрогнувшей
прошедших снов обман,
одну в сети дорог нашли -
и вдаль через роман
по ней без промедления,
минуя ответвления,
над скрытыми ловушками,
в ночи к себе зовущими,
за еле видимой мечтой
за горизонтом, за чертой...



ВЕК

Погибла честь. Приходит весть.
Злом веет - страшно перечесть.
Не знаешь - верить или нет.
Не в первый раз. Глубокий след
от громких траурных вестей.
Век новостей. Век скоростей.

        19.01.



НЕ НОВО

Я проводила одного,
платком в окне вослед махнула,
о том, что пройдено, вздохнула
и не сказала ничего.

Другой приходит - и уходит...
Вот новый луч позолотил
восток - круговорот светил...
И не ищи пустот в природе -

вновь возвращается - не вдруг...
Но в чём загадка постоянства?
В движеньи маятник пространства
и времени волшебный круг...

Вставать с улыбкой на восходе,
закатам - верить, в ночь - влетать,
сезоны медленно листать... -
"Со мною вот что происходит..."

        21.01.



НАЙДИ

Вдоль магистралей шумных,
среди движенья дней,
где радуга бледней
игры огней безумных,

где горы децибелов
всё громоздятся ввысь -
попробуй не сорвись
в кромешной тьмы пределы -

найди слова ночные
о волшебстве любви -
лианой ствол обвив
ты в тишине начни их

произносить как песню
из глубины времён
как шествие племён
гармонией неспешной...

А дальше - растворимся,
как пройденный мотив,
все мысли отпустив, -
и в бездне повторимся.

Нам снов перекрещений
не развязать узлов
без этих тайных слов...
И зазвучит крещендо...

        26.01.



В ЯНВАРЕ

Пятый раз в январе наступает весна,
тёплым воздухом в зимние сны внесена,
растворяя следы - во снега и во льды -
это гостья незванная - оттепель, ты!...

Мы с тобой, неспокойная, накоротке -
удивляемся вновь ледоходной реке,
с оживлёнными птицами в лад говоря
по колено в воде посреди января...

Ты обманщик, мороз. Ты колдунья, зима,
заметаешь метелью и сводишь с ума...
А "тепло ль тебе девица?" - спросит мороз -
не отвечу на старый знакомый вопрос.

Погружаюсь я в оттепель - время надежд,
но далёко не прячу пушистых одежд -
не окончен сезон непокорных высот...
Мне мороза кристаллы февраль принесёт.

        27.01.



В СУМРАКЕ

Сказанья шепчет сумрак снам
на полдороге в запустенье...
Я по глазам, по голосам
вас узнаю, родные тени

Вы приближаетесь в ночи -
и снова здесь любовь витает,
и нежность прежняя звучит...
Мне белым днём вас не хватает.

Поймёшь, навеки потеряв
любимых незабытых старших...
Деревьев шум и шорох трав -
для нас, продленьем вашим ставших.

        19.02.



СОН ДУШИ. СОНЕТ.

Поэзия руин, империя обломков,
из них проросших трав расцвет и аромат -
и вольный рост ничьей стопой там не примят -
а мирный звук воды, струящейся негромко

и птичий перезвон в свободной тишине
проявлены светло, прозрачно, безмятежно,
разнообразно - но всегда одни и те же -
в тенистой глубине и ясной вышине...

И заросли следы, а новым где же взяться -
там человечий дух давно уже угас -
там эхо - лишь стихийный шум и дикий глас
забытых навсегда земных цивилизаций...

От грохота уйди, от страха не дрожи -
оцепененье чувств и вечный сон души .

        24.02



ВОСКОВАЯ (ВДАЛЕКЕ)

Восковая кукла, мёртвая с рожденья
что вокруг смотри, что внутрь - лишь пустота,
а вокруг тебя твои же отраженья
множатся, толпятся, глазу маята...

Неподвижных глаз, пустых, твоим подобных,
пары окружают, повторив тебя...
Широко раскрыты и прозрачны - что в них?
Не найдёшь ответа, весь свой век проспя...

        01.03.15



ЖЕЛАЕМОЕ

Словами строчки-этажи
выстраиваются в пространстве.
Они рождаются в тиши,
но время беспредельных странствий,
метаморфоз и перемен
всё яростней и бесшабашней,
не ведая границ и стен,
перемещают эти башни
прозрачнейшие
по песку,
по городам, лугам и чащам...
и в час назначенный - войскам
подобные, в бою звучащим,
и грозные как гром небес
они несметными полками
создав над тьмою перевес
вдруг прогремят под облаками
и, побеждающие зло,
как древнего Орфея лира
их необъятное число
гармонию подарят миру

        02.03.15



ПЛАНЕТАРНОЕ

По эллипсу ходит цветная планета -
но вдруг проступает в ней ночь силуэтом,
свои очертанья меняя при этом -
там серость царит и зимою, и летом...

Страна беспредела под видом порядка,
страна сквернословия - чётко и кратко
тебя посылают, смеются украдкой,
играя в зловещие серые прятки.

Но есть в беспощадных бессмысленных буднях
просветы и праздники, флейты и лютни,
и где-то встречаются светлые люди...
И весть ожидать, и надеяться будем...

        03.03.15



ТОЛПА...

Толпа линяет по весне - меняет кожу,
и от неё освобождается прохожий,
но собираются в трагическом молчаньи
иные толпы - дань свершениям печальным...

Вчера казалась атмосфера безвоздушной,
теперь она совсем становится бездушной,
и толпы движутся в медлительном бессильи, -
чем - вопрошая - небеса они взбесили?...

Преобладают силы зла, растут безмерно.
И все Кощеи на земле почти бессмертны.
Кто вызвал демонов, тиранов, асассинов? -
не отловить никак, не вбить им кол осинов...

Вновь - век вампиров и прыжок в средневековье,
где всё решается чужой пролитой кровью.

Течёт река из серебра, без дна, без края,
а рядом - в поисках добра - толпа людская...

        07.03.15



* * *

От лона вод животворящих
до незаметной горки праха
без торопливости и страха
пройти как в древности твой пращур,

своей природе покоряясь,
но зверя преодолевая
в себе... и род свой продлевая
веками, не впадая в крайность...

Но в мире, что сейчас, сегодня -
как - в "дивном-новом", динамичном,
в столетьи лживом, горемычном -
как свет найти и стать свободней?...

Где, - не слабея, не рискуя,
не поддаваясь разрушенью,
хранить, не веря окруженью,
обличье в равновесьи с сутью?...

        апрель



УТРЕННЕЕ. У ОКНА

Вновь перламутровое небо
так безмятежно
весной и летом, ежедневно
и безнадежно...
Усладу утреннего кофе
я наливаю...
Прошедшее средневековье
и нулевая
отметка времени отсчёта
во мне проходят,
напоминая мне о чём-то, -
и переводят,
и расшифровывают звуки,
затменья, знаки,
пересечения, разлуки,
осадки, накипь
и легион иных последствий -
скольженьем тени
над жизнью занесённых лезвий
и заблуждений
стальная плоскость отсекает -
в ней зазеркалье
таится, тает и вздыхает:
Не задержали,
не сохранили свет небесный...
В былом и страшном
полёт-падение над бездной,
знаменьем ставшей.

        13 мая 2015г.



ПОЭЗИЯ МЕРНО...

Поэзия мерно
уходит
отходит
скрывается в снах неболтливо

Изменится мир ли
от слова простого
подобно морскому отливу

Настанет ли мир
если музыка-слово
сильнее оружия станет

останется с миром
не взорван не взломан
огню непокорен и стали...

        20 мая



МАЙ

Бирюза весны, сгорая
белизной без сна, без края
растворяясь в изумрудной
буйной зелени упругой,
тёплым ветреным аккордом
рассыпается покорно...
веют яблони ветвисто,
сплошь покрыты аметистом...
вышел россыпью жемчужной
вишен розовых - не чуждый
цвет японской пасторали -
нам привили - постарались -
радость первого цветенья,
разноцветья, света, тени,
ароматов переливы...
соловьи без перерыва
в бесконечности гармоний
стройных брачных церемоний,
в необъятности сердечной,
в завороженности вечной...

        29 мая



СОНЕТ

Они ушли, не попрощавшись
как сны бесшумно и внезапно,
а на восток или на запад? -
растаяли в полях и в чащах,-

на юг, на север, в небеса ли? -
ушли бесследно и бесславно,
на вдохе, незаметно, плавно -
вернуться вновь не обещали,

загадочны и вездесущи,
воздушны, волнами гармоний
цикличны, звонки, невесомы

и над морями, и над сушей
летящие при свете молний
стихи - в безмолвии весёлом...

        11.09.15

КАК СОН

Грядёт наука без усилия
как день и ночь, как тень и свет -
не торопиться, не форсировать,
отвергнуть суету сует.

Не торопиться, не опаздывать,
спокойно загодя прийти
и ожидать - иного. Разного.
Цветного. Странного в пути.

Совсем не то, что перечитано
в течении часов и лет -
проявленные, беззащитные
пространство, образ, силуэт...

Ждать неожиданного - вот оно,
особенное бытиё -
неповторимое, природное,
бесповоротное - моё!

В рисунок жизни, ткань привычную
зигзаг - сверкающая нить -
вплетается, картины вычленив -
их не забыть, не отменить...

Как сон - свидание, слияние,
звучание и волшебство -
туманов лондонских сияние,
их солнечное естество...

От ветреного, от приморского
в старинность улиц, в глубь без дна
и музыкальность ливерпульскую
вплываем как в бокал вина...

Запоминаем каждый день - и вновь
лугов зелёных яркий свет
и утреннее пробуждение,
и блеск заката, моря след.

        12.11.2015

ОСТАВШЕЕСЯ

и остаются
со мною предзимние
полупрозрачные

ритмы дорожные
рифмы подземные
строчки воздушные

волнообразные
криволинейные
круговоротные

взлётные светлые
освобождённые
силы надмирные

ветрено взвихрены
непредсказуемо
не ожидаемо

        01.12.2015

К КОНЦУ ГОДА

Как человечья жизнь мала, хрупка,
а мир людей - всегда на грани мира
с войной... И как предсказана, груба
и неприглядна вся картина мира.

Но в той картине - в островках, в кругах
добра и света - красота сияет,
гармония звучит у нас в руках
и линии свой путь в узор сплетают.

И эта малость противостоит
вселенской тьме, безумству разрушенья -
так звёзды светят, ясный луч творит
и греет землю, шлёт воображенье,

чтоб создавали мы в своих мечтах
и возводили бы - на твёрдой почве...
чтоб новых светлых улиц даль-размах
украсили весной взбухая почки!

чтобы всегда на светлой стороне
был перевес (пока лишь иллюзорный) -
встречаясь, яркий луг и тёмный лес -
благоухали, радовали взор мой!

        31.12.2015



2016 г.



ТЕРРИТОРИИ

Площадки в цифромире - и территории...
Их связывают ссылки и директории,

по ним бредём и бредим без сна, без устали...
нас водят за нос вести. Не видно - пусто ли,
полно вина в бокале, а может плещется
немного... там искали мы правду-пленницу.

Мечты нас увлекают и звуки музыки.
Часы и дни мелькают.
      Мостами узкими
спешим в порывах ветра и сил смещения,
в движеньи красок спектра да их смешениях...

В пересеченьях сети сыграем гаммы все,
в круженьях линий, в цвете мы продвигаемся,
ведут они нас дальше в глубины зримые -
мы словно в океанском движеньи с рыбами...

        13.01.16

АТМОСФЕРНОЕ ТАЙНОЕ

Отмечу на карте стрАны,
куда не поеду...
пускай там легко дышалось
другому поэту -
пускай увидится странным,
чудачеством это -
по новому словно шалость,
по старому следу -
не двинусь, не жди напрасно -
ни вОды, ни камни,
диковинны и прекрасны,
не трону руками...

Судьбой отмечены строго
иные места...
туда проложить дорогу -
как прыгнуть с моста...
Земля! приют очень странных
неожиданных мест -
туманностей древних, ранних
и новейших чудес,-
их не окинуть взглядом,
за год не обойти...
Остров, что не разгадан,
светится впереди.

Проложен юностью след
в край традиций старых...
вокруг изумрудный цвет,
непривычно ярок...
оттенки, фрагменты, ритм
красного спектра...
закатный простор горит
в ярости ветра...
взрыв радуги, что не ждёшь,
вспыхнет неистов...
лишь фоном туман и дождь -
жемчуга, аметисты...

Назначено - к острову править,
в тот мир увлечь нас...
Рассвет. Воздушность и память.
Предметность. Вечность.

        18.01.16

ПЕЙЗАЖНОЕ

Снегопады и оттепель.
Тают зимние горы.
Дуют вешние ветры.
Вдаль вода километры
уносящая скоро
подо льдами поёт теперь.

Лёгкий плавновоздушный снег,
что земли не касаясь
в невесомости трансе
растворяется в танце,
но внутри отзываясь
тихим гулом пленённых рек.
Вновь природа укуталась
белоснежно и пышно -
только ближе с годами
под снегами и льдами
вод движение слышно,
а пространство окуклилось...

Непрерывно бегущий свет
предзакатного солнца
по холмам поминутно
по волнам перламутра
окрылён - вознесётся...
День окончен. Сумерки - вслед...

Удержу ли мгновения?
Не продлить их - но память
не теряется в водах,
а гремит в ледоходах...
Не избыть, не исправить
в вечном шуме движения!

        07.02.16

ПЛЫВЁМ

Плывём в темноте,
в тумане плывём,
забыли в пути, где остался наш дом...

Опасен тот путь,
неясен маршрут -
героям, матросам на счастье сей труд.

А Сцилла вблизи -
зубами скрипит...
И кто-то прорвался, а кто-то убит.

Харибда страшна,
а нам всё равно -
мерцает вдали золотое руно...

И тает число
героев морей, -
но кто-то достигнет волшебных дверей...

Колхида - видна!
И это не сон!...
Ах, знал бы, чем кончится путь твой, Язон...

Но возраст надежд
и время любви
всё длится в судьбе, и в нашей крови!

        21 марта 2016г.

АПРЕЛЬ В ХОЛМАХ

Вновь занесло меня
в мои зеленя,
после недолгих странствий
в местах, где всё расцветало
и окружало простором воды и весны,
я снова в холмах.
В предчувствии цвета.
Земля одевается пухом зелёным,
согревается воздух,
весенние лёгкие птиц голоса
льются хором, стереозвоном.
Разлетаются облака.
Открывается синь-бесконечность.
Мозаика пёстрой семьи
является калейдоскопом.
Друзья собираются снова.
Пёстрое будет цветенье.

        апрель

ИЮНЬ В ХОЛМАХ

когда я плечом прикасалась к плечу,
забыв о земном тяготеньи
и чувствуя - миг - и с тобой полечу -
лишь на земле две тени
скользнут, похожи на нас с тобой
в горах - по лугам - по вОдам, -
одним мгновеньем,
      одной судьбой,
          одной дышала свободой
с тобой... и миги, сложившись в дни,
в годы,
десятилетья,
в полёте хранили надежды одни -
вечность любви на свете...

        3 июня



* * *

Под утро нить отрадных снов
истончена уходит вдаль в нас
и брезжит солнечность и новь
и близко хмурая реальность
Она смыкается кружа
она касается крылом нас
и в ней дыханье куража
и дней грядущих вероломность

Вокруг плывёт вплетаясь в явь
звучащий между тьмой и дымкой
в них медью молний просияв
полёт валькирий невидимкой
Игра стихий. Добро и зло
сливаются как правда с ложью
Во тьме внезапно повезло
А в счастье тяжело и сложно...

    22.07.16

ЭХО, ЭОС, ИРИС, ЭРОС

Эхо, Эос, Ирис, Эрос
наполняют мир античный,
и звучат, сияют, светят
глубина и атмосферность,
необычное в цикличном
слуху, зренью, лихолетью

Эхо - старая подруга.
Удаляясь - приближаясь,
по лесам, горам, по кругу
новый груз несёт и жалость,
так идёт цветущим летом,
так мелькает в межсезонье,
так зимой летает где-то
и с небес роняет звоны...

Эос - утро начинает
в стае розовых фламинго,
всё о будущем гадая,
пред зарёй поёт сиринга...

Ирис веер раскрывает
после гроз, дождей кипучих,
семь цветов надежды знает
самых ярких, в мире лучших...

И грознее гроз бездонных
мощный Эрос тьму срывает,
в тишине ночей бессонных
беззащитных накрывает

    26.07.16

НАЧАЛО ОСЕНИ

Осенней поэмы листья. Их ветер сбросит,
зальёт беспощадно дождь, зарядИт - не спросит,

о чём мы в начале осени тихо плачем,
кого вспоминаем (и листья сухие прячем),

о ком не сможем забыть, заболевших, уставших,
о тех, кто любил нас - о наших любимых старших...

    24.09.16

ОСТРОВНОЕ-16

Спасибо острому
уму и знаньям -
я вновь на острове,
но не в изгнаньи -

спасибо вам, друзья-
островитяне!..
Дрожит прилив, дразня,
отлив затянет,

заманит в дальний путь
без слёз, без грусти,
плыви, вдали забудь...
Но к вам вернусь я!

    15.11.16

В ЭЛЬСИНОРЕ

Непоэтический наш век -
ни поединка, ни поэта...
ни пораженья, ни победы...
То роем вниз, то строим вверх

всё выше... но не на века
поскольку - не наверняка,
на зыбкой почве, на бегу
и на опасном берегу.

Сомнительные нынче зданья
имеют звучные названья -
вот в них поэзия и сказки
без размышленья, без опаски
разлиты щедрою рукой,
поют рекой, бегут строкой...
И нувориш московский прочный
в беседе сможет между прочим
со скукой в голосе и взоре
сказать: живу я в Эльсиноре.

Начнём громоздкий список длинный.
Здесь Изумрудные долины,
и Алых парусов клочки
увидим в дальние очки...
Лазурный блюз и Миракс Парк,
Янтарный город, (Мирей д'Арк?)
не прочтено и половины -
здесь потеряется безвинный,
забудет город и страну,
забудет дом и старину...
здесь Золотые бьют ключи,
там удивись, тут промолчи...
Захватит дух. Забудешь весь свой
кураж - как в датском королевстве.

    02.12.16





СОДЕРЖАНИЕ

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: