Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы авторов "Темного Леса"
Страница Ольги Таллер
 
Стихи
Избранные стихи
"Дом на озере"
"Мозаика 2011"
"Облики-состояния"
"Архит"
Фотографии и рисунки
Акварели - 1
Акварели - 2
Фото Москвы

Ольга Таллер

Стихи. Избранное.

автопортрет Ольги Таллер

ВОЗВРАЩЕНИЕ

На годы меня погрузил ты в печаль.
И волны печали омыли меня,
и скрыли от света и дня.

Но суть моя - радость.
Она пробивалась
сквозь волны печали -
и близкими стали размытые дали,
и я на поверхности
вновь оказалась.

И солнце земное меня ослепило.
Какими цветами меня окружило,
какими глазами, какими друзьями!

О, сила любви есть волшебная сила.

  1980

БОТТИЧЕЛЛИ. ВЕСНА. РОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ.

Движенье линий, движенье струй,
лучей танцующих лёгкий свет.
Улыбки, тающие вослед
пенью невидимых тонких струн.

Улыбки, тающие вослед
неведомому. Что впереди? -
Мгновенное! - и иного нет
времени.
    Юность! Не уходи,
танцуй, прозрачная, в голубой
долине, в лучах и цветах весны,
на морском берегу -
    и, пленясь тобой,
вновь золотые увидим сны.

  1985

ОСТРОВ

Удары волн, порывы бурь
терпел мой остров,
где зелень рощ, воды лазурь,
закаты пёстры,

где я с друзьями... И напев
давно звучащий,
метаморфозы претерпев,
приходит чаще

из толщи лет, из забытья,
минуя волны,
и год спустя, и век спустя -
тем и довольны...

Французским словом "isola"
привычный образ
и способ жизни назвала
и новый возраст...

Порыв реальности сдержав,
мои плотины
крепки, замок надёжно ржав -
так инстинктивно

скрываюсь за оградой строф...
Сюда, отчаясь,
с других волшебных островов
я возвращаюсь.

  25 окт. 2007

* * *

Лесная дорожка, лесная тропа,
которой касалась людская стопа
легко и нечасто, нас манит приветно -
то шире она, то в траве чуть заметна...

Скользнули по ней под еловый навес -
и солнце как будто исчезло с небес:
лучи золотые у леса прервались,
лишь редкие блики в корнях затерялись.

А солнце над полем всё так же висит,
и так же надрывно кузнечик звенит...
Но там продолжается сказка иная,
а нас ожидает тропинка лесная.

  1981

ПО ТЕЧЕНИЮ

По Абаве тихой, по мелкой реке
впервые плывём в надувном челноке.

Столь узкою речка в лугах зарождалась,
что лодка едва в берегах умещалась,
с трудом удавалось направить весло,
но лёгким течением вдаль нас несло.

Луга перелесками тихо сменялись:
и сразу за ними опять продолжались,
по ходу реки расстилаясь, луга,
и чуть расступались её берега.

Вот начали плавно они повышаться,
и стал наш обзор постепенно сужаться:
осокой, кустами пейзаж заслонён,
и вётлы склонились с обеих сторон.
Плывём в коридоре зелёном, в широкой
тенистой аллее - зеркальной дорогой.

По Абаве - тихой ленивой реке -
беззвучно скользим в надувном челноке.

Струится вода, навевая покой,
не речкой змеистой - широкой рекой.
Уже берега далеко расступились,
откосы высокие их обнажились,
и, тёмной стеною венчая откосы,
стояли прямые деревья-колоссы.
Густея, чернел их пушистый навес.
Казался угрюмым неведомый лес.

Пленясь чернотою таинственных елей
и вёсла оставив, на лес мы глядели.
В нём, замкнутом, целый скрывается мир:
разбойник весёлый справляет ли пир,
волшебники ль, в мантиях, мохом покрытых,
творят заклинания богом забытых,
от взоров сокрытых безвестных существ
иль варят напитки из хвойных веществ,
а может, внутри там не чаща глухая -
страна в глубине существует лесная,
и с давних времён там еловый народ,
никем не замечен, доселе живёт...

Что там обитают иные созданья,
сомнения не было. Все ожиданья
стремились в суровый загадочный лес,
а яркое солнце светило с небес.
Под этим весёлым ликующим светом
лес виделся белою сетью одетым.
Как свежей листве бархатистость дана,
так старому лесу к лицу седина.

Но что это, ели? С какими сетями
вы тёмными соприкоснулись ветвями?
Прозрачнее марли лесной крепдешин
легчайшей фатой ниспадает с вершин.
Кто мастер искусный, что ткал драпировку?
Быть может, мы сделаем здесь остановку,
узнаем, кто место сие населил,
кто шалью тончайшею сверху укрыл?

Волшебным покровом окутаны ели...
Увы, мы проникнуть туда не посмели.
Молчаньем нездешним нас к лесу влекло,
теченьем неспешным нас мимо несло...

Уже не увидим волшебников умных,
уродцев еловых, разбойников шумных
и тех, что представить себе не смогли, -
они в тот же миг в небылое ушли.
Помедлите, вдруг ещё встреча возможна!..
Но наша решимость минутна, ничтожна -
ведь мы не бывали в волшебных лесах,
и борются в нас любопытство и страх;
последний - сильнее. Хоть мы не спешили,
но странное место покинуть решили.
А солнце всё так же светило с небес.
И мы миновали таинственный лес.

Сюда мы уже никогда не вернёмся.
Мечте уплывающей вслед улыбнёмся...

По Абаве, медленной тихой реке,
лениво скользим в надувном челноке.

  1981

ГНОМЫ

Посвящено А.П.
1
В небе - маленькие гномы.
Колпачок - звезда.
Согласятся ль астрономы
с этим? - Никогда.

Но живёт под звёздным небом
молодой поэт,
старый друг мой, тот, что не был
у меня сто лет, -

он согласен, он согласен
на луну шагнуть.
Ах, надёжен и прекрасен
славный звёздный путь!

2
Если ты с поэтом дружен, -
опасайся бед.
Всех он любит, всем он нужен,
всем он даст совет.

То порхает беззаботно,
то безмерно удручён,
принимает сам охотно
и от нас советы он, -

но своё имеет мненье.
Хоть изменчиво оно
и подвластно настроенью, -
всё же спорить мудрено.

3
Шарик - каждая планета, -
поучает астроном.
Вечно пуст карман поэта,
если он - не эконом.

Не согласен с астрономией
плоский лунный круг.
Не согласен с экономией
мой безумный друг.

Ходит он на все рожденья,
он дары приносит всем.
Но какое невезенье -
пуст карман его совсем.

4
На луну мудрец уставился,
взгляд его застыл...
А мой друг туда отправился,
со звездой уплыл

и, как видно, стал недавно
с гномами дружить.
Как светло! Легко и славно
звёздочки дарить.

Денег нет - он их не тратит.
Выпрямляясь во весь рост,
звёзды рвёт... а вдруг не хватит
всем добытых с неба звёзд?

Всем - конечно же не хватит
сорванных им звёзд...

  1981

ОСЕНЬ

Поэма
Ночная песня
Я жить без тебя не хотела.
Земля опустела.
Ждала - с полпути обернёшься,
опомнясь, вернёшься...
И зов мой безмолвный
услышала звёздная россыпь,
и в море сквозь волны
осколки луны разбегались
дорогой змеистой,
апсарой, танцующей в блеске
своих украшений, -
смеющейся, тающей в пляске...
И звать бесполезно -
ведь звук потеряется в шуме
прибоя, а слёзы
сливаются с морем солёным.
И тьма повторяет:
потерян! - о страшное слово,
что губы смыкает...
И ночь повторяется снова.

Утренняя песня
Начинаю полёт, -
весела, светла, безмятежна.
Я встречала восход.
Было море светло и нежно.
И солнце смеялось,
от моря в венце отделяясь...
И всё сначала.
Год прошёл - вновь я солнце встречала,
что над морем висело
в венце - и в воде повторялось,
сияло и грело,
над болью и тьмой смеялось!
Начинаю в печали, -
легка и светла наружно.
Лес и горы венчали
меня короной жемчужной,
и в этом венце возношусь,
легко отрываясь
от земли, по которой,
хотя и едва касаясь,
я всё же ходила
и всё же земного желала...
Но - с этим кончено, милый.
Пою сначала.

Полдень
Как курганов холмы
обрастаем цветами, друзьями -
их приветствуем мы
и готовы заняться делами...

Только, - милый, - костёр не погас,
он горит, незаметный,
потому лишь, что полдень сейчас,
а не миг предрассветный,

тот, где солнца чарующий лик
мы с тобой разглядели, -
колдовской, ослепительный миг -
отчего ж мы не смели

чуть продлить его, веру храня,
тихо сдались без боя?
И в безжалостной яркости дня
мы расстались с тобою?..

Тот мучительный день не погас,
продолжается ныне,
разделяя несхожестью нас
в многолюдной пустыне...

Новых дружб молодые ростки
обещают спасенье
от привычной глухой тоски
воскресенье.

Если станут цветами,
им вечно цвести с этих пор,
если станут деревьями,
брошены будут в костёр,

он вновь разгорится,
а тьма и туман растают...
О забытые лица!
Друзьями как встарь обрастаю.

  1981

ВОСПОМИНАНИЕ

(скользящая терцина)
Покрыты горы снежной пеленой,
и на восходе алая вершина
господствует над смутной белизной,

но белизна растёт неудержимо -
и алый пик теряет остроту,
красу и яркость, что нерасторжимы.

Восходит солнце - тёмных скал гряду,
ущелий складки превратив в единый
мир без теней и красок - всё в свету!

Но не забыть нам ясную картину,
как луч-предтеча вспыхнул, озарив
огнём небес холодную вершину.

И, память нам навек обогатив,
дня наступающего алый вестник
растаял, как вступительный мотив

в лучах-аккордах светозарной песни!..

  1982

ПЬЕСА ДЛЯ ФОРТЕПИАНО

Осенние листья - бескрылые птицы,
полёт их беззвучен. Земле возвратится
богатый убор усыпляемой чащи -
роскошным ковром, под ногами звучащим:
он глушит шагов беззастенчивый топот,
но слышен дубов нескончаемый ропот,
и жалобы сосен
(им ветер несносен),
и тонких осин замирающий шёпот.
    Ветер стволы их как струны колеблет,
    кроны-страницы листает и треплет,
    листья последние весело рвёт -
    синий полёт - золотой хоровод.
Кружатся листья,
кружатся головы,
кружевом голых ветвей окруженные,
веток плетением,
листьев смятением,
тихим падением заворожённые.

  1982

ОСЕННИЙ ГОСТЬ

Долгожданный, неузнанный,
мой вечерний гость!..
Тяжесть дня легчает странно,
отпускает злость.

День как день - в рывке, в движеньи,
в суете-борьбе...
О трудах, о достиженьи
расскажу тебе...

Слушал долго и с улыбкой
друг весёлый мой:
"День прошедший был ошибкой
и забыт тобой, -

так оставь старушке-лире
эту канитель...
Не пора ль, подруга, шире
постелить постель?..

Долго шёл я меж смирений -
мне не надо слов -
жизнь милее уверений
и богаче снов!..

  1982

КАРГОПОЛЬ. БЕЛАЯ НОЧЬ.

Лета северного милость
предвечерняя
молочно
светом в полусвет продлилась,
гладью озера открылась
в глубине полупрозрачной
белой ночи.
Неба цвет, почти утрачен,
повторяется в зеркальной
неподвижности озёрной.
Силуэт еловый, чёрный
распадается лекальной
кривизной ветвей провисших -
дуги сих ресниц печальных
прячут взоры истин высших.
Эти истины укрыты
тишиной лиловых далей,
леса тонкою границей
между небом и землёю...
Молчаливы часовые -
кони, птицы, травы, корни,
избы редкие, седые.
Эти истины хранятся
в сочетаньях и скопленьях
валунов округлых,
чаек -
белых - сонных, неподвижных.
долог взгляд до горизонта.
Свет и тайну
приближает к нам случайно
до полуночи дорога
в голубых полях бескрайней
белой ночи.

  1982-1987
  Каргополь, озеро Лача

* * *

Тихо кончился год, начинается новая сказка,
прежней сказки искристой серебряное продолженье.
И, завесу подняв, расширяю границы участка,
что, себе очертив, я наполнила сном и движеньем.

Круг общенья, летучий театр над горами, над лесом
выбирает площадку и тихо идёт на посадку,
чтобы действием судьбы зажечь и творящим процессом
усложнить и запутать старинную жизни загадку.

Сцена круглая, купол и зальчик воронкообразный...
И вздымается зал, поднимается сцена, вращаясь,
и ролями меняются зритель с актёрами в разных
ситуациях, жизнью и мыслью рождённых,
улыбаясь и плача,
встречаясь,
любя
и прощаясь...

Безучастны холодные звёзды, но под ними в ущелье
мы трепещем, взирая на них, ощущеньями полны,
и всегда вспоминаем их свет - и в тоске, и в весельи
к их холодному свету несут нас фантазии волны.

  1982

ВЕСЕННЯЯ ПОЭМА

1
Грядёт апрельская поэма,
дыханья новая волна.
Легка, воздушна эта тема:
конец снегам, сияй, весна.

Пока - ты серая картинка
китайской тушью и пером,
капелью плачущая льдинка
над размороженным двором.

Но - день ли, два пройдут, весна,
полунезримая вначале -
ты просияешь, ты одна
в невыразимом идеале.

Листвой нежнейшей прорастёшь,
травою - ландышем - жасмином...
Уже - невидных почек дрожь
в московском дворике старинном.

2
Прощай, чужое облаченье,
покров чистейшей белизны!
Встречаем вздохом облегченья
грозящий аромат весны
и падаем. Паденья наши
легко простятся нам; даны
как дар небесный, света краше -
тьмой бытия облечены.

Мы падаем... Но это вздор -
мы стали на ступеньку выше
всего лишь. И конца с тех пор
я восхождению не вижу.

3
Ступеньки мудрости круты.
Взбираясь, падаем и плачем...
Как изменяются черты
в игре удачи с неудачей!..

В начале длинного пути,
стихи направо и налево,
хотела сбиться и сойти -
другого не было напева, -

сойти с дороги, в сон, траву,
зарыться, вжаться, отлежаться,
не отзываться вновь... Зовут!
Куда же, малой, мне деваться, -

без уговоров бытиё
схватило с хохотом и злостью:
"Вы все мои! Возьму своё.
Здесь я хозяин, вы - лишь гости..."

4
Всего лишь гости. И к чему
стремиться, двигаться, метаться, -
ещё ни разу никому
не удавалось здесь остаться...

Минуту слабости - долой!
Вновь бытиё влечёт и дразнит,
своей восторженной хвалой
нам воздаёт - дарует праздник

и возрожденье. Сколько сил
внутри взрывается пружиной!
Но - меркнет день и гаснет пыл,
вновь зарастаем паутиной

мельчайших сплетен и забот,
ничтожных радостей-игрушек...
Проходит так за годом год,
и нас не разбудить из пушек...

О, мы роскошно зарастём
осиной-тополем-жасмином...
Засели прочно мы гвоздём
в московском дворике старинном.

  1984-1985

К ЗОЛОТОМУ XXI ВЕКУ

(летняя поэма)
1
Что впереди?
узнать нам важно.
Переходи
мосты отважно.

Рассеем тьму
зовущим взглядом -
быть посему
с грядущим рядом.

2
А смены у природы
так быстры!
Не дни мелькают - годы
как искры,

как огоньки играют
в болотной топи,
как стёклышки порхают
в калейдоскопе...

Как непохожи! Каждый
своё соцветье
вновь раскрывает с жаждой -
чем мы ответим?..

Красивейшие годы
мелькают - мимо!
Любимейшие годы
неумолимы!

Что ж - без следа сгорают
мечтой бумажной?..
Что ж - как снежинки тают
красою влажной?..

3
И всё-таки бумажные листы,
которым мы вверяли
свою мечту о мире красоты, -
с годами не увяли,

напротив -
воплощаются мечты.

4
А мы и не мечтали
о воплощеньи.
А мы и не считали
к нему ступени.

Не ждали. Не бежали
дорогой краткой -
по лестнице ступали,
крутой и шаткой.

Куда ведут ступени,
клянусь, не знали,
но шли мы вверх.Терпенье
плелось в начале.

Оно нас обгоняло!
И мы молчали
в надежде очень малой,
в большой печали,

где каждый день - усилье,
а ночь - успенье,
обильно мы вкусили
тебя, Терпенье.

Наш друг, кормилец, пастырь,
наш миг удачи,
нас, безнадёжных, спас ты,
переиначил.

Усилья и ученья
теперь достойны.
Терпенья, отреченья
шаги спокойны

вдали от круговерти,
от лиц и знаний...
и только начат, верьте,
наш путь бескрайний.

  1984

* * *

Каким восторженным порывом,
таинственно-нетерпеливым,
могучим, цельным
            нас влекло
друг к другу! сколько утекло
с тех пор воды неторопливой...
А я не сделалась счастливой.
И от действительности скрыв,
лишь сны приходят, озарив,
найдя в реке забвенья броды
и пробуждение природы
вовне, во мне - и как светло,
но словно свет через стекло
в моём сознании разрыв...
Угас последний мой порыв,
прошла последняя невзгода
тому назад четыре года.

  1985 (1980)

ПЕСНЯ

Лесная глубь, лесная тишь,
лесная сень, судьбу таишь
и околдовываешь, глушь
лесная...

Свою тропу в глуши найду,
по ней пойду и пропаду
без дел - без отдыха - без дум -
без сна я...

Судьба в лесу мне помогла.
Оберегающая мгла,
ты растворяла, стерегла,
сгущаясь, -

и скрыть отчаянье потом,
когда последний раз вдвоём
прошли тропу цветущим днём,
прощаясь.

Лесная быль, лесная даль,
лесная толща... О, как жаль
с тобой расстаться, колыбель
лесная!

Тропа ведёт меня на свет,
где вихри радостей и бед
сметут с тропы мой лёгкий след...
Хочу ли я, чтобы мой след
был пощажён теченьем лет? -
Не знаю...

  1985

РОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ. БОТТИЧЕЛЛИ.

Над желаньями - Красота
(их волненья придут позднее).
Вновь язычество - после Христа! -
возрождается вместе с нею.

Тонкость линий - струй и лучей.
Свет и нежность печали зыбкой,
что в начале любови ничьей
нерождённой скользит улыбкой.

Покорён Красотою мир...
Замедляется ход прилива,
и неистово-дерзкий Зефир
дует тихо, неторопливо

направляя неслышный бег
тонкой раковины раскрытой -
и рождается человек -
олимпийцев мечта, Киприда.

  1985

ПЕСНЯ НА ЗАКАТЕ

В вечерний лес без страха, без робости войдите -
не думайте, что мало чудес в росистой мгле.
Тончайшей паутины мерцающие нити -
игрушка заходящего солнца на земле.

С короткой встречи этой начнётся узнаванье
всего, что днём сияло, превесело смеясь, -
все краски изменились с недавнего свиданья,
когда земли поверхность - играющая вязь.

Как радостные вскрики рубины земляники
в ней редко пробивались сквозь мощный изумруд...
Теперь - в траве и листьях загадочные лики
всю ночь меняться будут, но так и не умрут.

О чём вам шепчет дерева силуэт ветвистый
и чем благоухает травы ночной узор -
наутро засверкает - алмазом, аметистом
и в изумруде - золотом обожжёт ваш взор.

Вернувшись на опушку, последний раз взгляните:
с лесной проститесь тканью, пока ещё видна,
пока ещё мерцают играющие нити,
пока с небесной тканью не сблизилась она.

  1985

* * *

Прощай, везение - свеча,
сгоревшая дотла!

сквозь снег, - тонка и горяча,
сквозь тьму ночей, - светла,
меня влекла.
            Все разбрелись,
я в тон зиме - бела,
не как бумаги чистый лист -
как пепел, как зола...

Стремясь ожить,
            без лени я
хоть падала, но шла,
и вот - осуществление:
в том мире, где жила,

опять ручьи весенние
мне круглый год поют
о сказочном везении
прошедших неуют,

о солнечном сознании
постигших боль и труд,
о мудрости в изгнании,
где силы вновь берут...

Прощай, везение - свеча,
горевшая всю ночь!
Ты помогла найти очаг,
метели превозмочь.

  1986

* * *

Всё в жизни в свой черёд придёт -
и ничего не повторится.
Понять бы это в двадцать лет!
Мы понимаем только в тридцать.

Мы рвёмся в юности: вперёд!,
не видя, что сейчас творится...
Всё понимая,
        в свой черёд
творим ошибки мы и в тридцать.

  1986

Татьяне

Интеллекту, смыслу неподвластна
дружбу сохраняющая сила:
даже если с другом разногласны,
даже если врозь судьба носила, -

постоянно держим в поле зренья,
мысленно всегда сопровождаем,
не наскучим другу повтореньем
и в надеждах не разубеждаем.

Если нет давно звонков-известий -
пустота возникнет, в ней - тревога,
даже если знаем: друг на месте...
даже если знаем: друг в дороге...

  1986

ПОЭТЕССА

Не думай о моих стихах,
я им сама не рада, -
а вспомни о моих долгах
и о моих нарядах.

Ведь каждый ищущий поэт,
не знающий покоя,
всегда с иголочки одет
и каждый день - в другое.

  1986

* * *

Как даль морская долог в детстве час.
Минуты-волны и секунды-брызги
медлительно-ажурно каждый раз
вздымаются, объёмны, ярки, близки;
имеют запах, вкус и цвет, - звучат
и, замирая, длятся в нас часами...
Так, радостью приковывая взгляд,
идёт волна в картине Хокусаи.
___

И длятся годы - лишь до тридцати,
а после - мчатся, скорость набирая...
Так незаметно может год пройти!
Вот снова осень, хмурая, сырая,
а я ещё от прошлой, золотой
не отряхнула листья с плеч и мыслей...
Я не прошу мгновение: постой,
мечтаю лишь: не убегай так быстро...
___

О, Время! Как же за тобой успеть,
не торопясь ни в мыслях, ни в поступках, -
сыграть, построить, вылепить и спеть
всё в тех же, уменьшающихся, сутках?
Мы всё ещё растём, и нам тесны
становятся не платья, а недели.
И, оставляя прелести весны,
влетаем в новогодние метели...

  1987-1988

* * *

Небожительнице юной
            обещал я, воспылав,
украшенья для короны
            снять со всех церковных глав,

а потом подняться выше,
            где Олимпа остриё,
и сокровища Гефеста
            положить к ногам её,

а потом из тел небесных
            выбрать лучшие - для бус...
Но в огне смеются бесы,
            что напрасно в небо рвусь.

В старом доме, где ни газа,
            ни водопровода нет,
в тёмном доме, где ни разу
            не блеснул небесный свет,

кротко мне она внимала,
            кудри-кольца распустив,
не встревожена нимало
            красотою перспектив.

И такой простой, домашний,
            утешительный очаг
трепетал-пылал в манящих
            неземных её очах.

  1987

* * *

Не слушай наставлений -
твори, твори, твори!
Пусть вовсе ты не гений -
как можешь, говори.

Найди один единый
свой стиль - и в нём твори -
стихи, детей, картины
с восхода до зари!
(с заката до зари...)

  1987

* * *

Современная жизнь такова,
что легко ложится в слова, -
ни подтекста, ни музыки нет:
беглый очерк она, - не сонет...

  1987

ЭЛЬ-ЧОКЛО

(арбатское танго)
На лето в городе остаться - как сраженье,
что нам даёт в жару земное притяженье,
хитрим как можем, избегаем мы движенья,
но эти ритмы
            сильнее нас.

Под вечер город накаляется настолько,
что с ног сбивает даже слабая настойка,
и даже каменный становится нестойким, -
приди, желанный
            вечерний час.

Не приводите африканских параллелей -
взгляните: красок ярких здесь не пожалели,
чтоб заходящие лучи всегда алели
и к вам глядели
            сквозь облака.

А если таете в туманной атмосфере,
сквозь текст читаете, упорны в страстной вере
или работаете в пламенной манере, -
нагрузка лета
            для вас легка.

И мы танцуем, мы живём-бежим, танцуя,
бежим, от солнечного плавясь поцелуя,
его жестокие лучи нас не минуют,
весь день преследуя,
            как Дафну Аполлон...

По нашей улице, раскрашенной и длинной,
я удаляюсь перспективою старинной,
чтоб затеряться и в тени застыть невидной
кариатидой
            между колонн...

  1987

ГОРОД

Я многотел, многоголов, умножен,
по вечерам в экранах отражаюсь,
в дома рассован, в темноту задвинут -
и вижу только тени, отраженья,
туманности из лиц и антуражей...
В разноэтажный хаос погружаясь,
я окружён, обременён, раздавлен,
всё дальше мне, однако, суждено
ночами продолжать своё движенье,
испытывая ужас непрерывный
перед прошедшим, нынешним, грядущим...
Но кажется, но верится, но снится
другое настоящее цветное,
рассветом позлащённое - и небом,
росой и ароматом расточаясь,
медлительно-свободное, взлетает
огромной бабочкой - над океаном,
над лесом, над горами и лугами, -
и дышит, и сверкает, и поёт.

  1987-1988

ЛЮБОВЬ

Секстина
Капель апреля застучала,
свирель апреля зазвучала
и трель высокую взяла.

Запели в лад душа и тело,
и в цель стрела уже летела -
легка, отточена и зла.

  1987

ПОЭТЫ

Искрится снег под фонарями -
так улыбается зима.
Она богатыми дарами
укрыла тёплые дома.
Деревья тонкими ветвями
даров не в силах удержать.
Им - только разводить руками,
недоумённо головами
качать - и до весны дрожать.

  1987

* * *

Где я? -
И там - и здесь,
нигде - вполне.
Есть жизнь вовне -
есть мысль во мне -
самостоятельны вполне.
Их параллельность - не кошмар,
а явь -
как солнце,
дождь,
комар,
болото,
одиночество,
серебряная ночь из звёзд,
из блеска сотканная ночь,
сырое утро,
дом
и дочь, -
которая была во мне, -
самостоятельна вполне,
так быстро входит в мир она,
мечтой и действием полна...

  1988

СЛЕДЫ НА ВЕСЕННЕМ СНЕГУ

Запел, зазвенел ручей.
Глаза выбирают свет!
Не слушать ничьих речей -
не нужен ничей совет.

Теперь, как ручей, пою,
с горы, как ручей, сбегу,
следов цепочку свою
оставлю на старом снегу.

  1988

ИДЕНТИЧНОСТЬ

    У музыки флейты
    есть зрительный образ -
    это пламя свечи:
    трепещет
    колеблется
    гаснет
    растёт...
Под тёплым дыханием флейта поёт.
Звук (или пламени язычок)
вздыхает
колеблется
тает
(и тает в нём свечка, и пламя поёт)
волнуется - и нарастает
в нём сила, упругий свободный полёт!..
Волнуется - и затихает.

  1988

* * *

Пронзительный весенний свет!
Он серых буден пыль сметает,
он жизнь даёт и - отнимает...
Он - восхищенье и совет:
Смотри из-под тенистых арок
на этот день, что слишком ярок,
не приближайся,
вдруг - убьёт...
Для тех, кто занавешен плотно
(то - живописные ль полотна,
запреты, что сильней границ
или зашторенность ресниц...),
нет выбора! -
есть щит и латы:
Снегурочки лишь миг крылаты
и живы - миг
в огне веселья
или светясь в луче весеннем,
любя и тая...
И, когда
своё увидишь воплощенье
цветным, живущим настоящим,
останься здесь! в тени стоящим
под этой аркой - не сливайся
с тем освещённым двойником,
горячим, ветреным...
Тайком
за ним следи и - улыбайся...

  1989

* * *

Ложь волшебна и пригожа:
сон, театр, вино и ложе.
Правда - зла, страшна до дрожи
и обходится дороже.

  1989

* * *

О, страсти! Лишь тела берите!
Но души бродят в лабиринте,
держась за ниточку эмоций
в напрасном, непрерывном спринте...

  1989

* * *

О чём мы сокрушаемся, неверные -
о том, что дней весенних не вернуть...
Но - тающих сосулек звуки нервные
вонзаются в предутреннюю ртуть.

К чему мы устремляемся, не первые -
восторженно над пропастью шагнуть...
Но - струй воздушных шум, касанья нервные
бездонной жутью сковывают грудь.

Чего мы не хотим, страшимся, смертные, -
в зелёных водах Леты утонуть...
Но - наших строчек россыпи несметные
во тьме бродящим освещают путь.

  1989

* * *

Могла бы думать я, что родилась в сорочке,
уйдя от стольких встреч, задач, разлук, погонь...
Но - безответные мои, косые строчки -
тебя зовущий свет, ласкающий огонь.

Могла бы думать я, что родилась в сорочке:
явление твоё - небес нежданный дар...
Но - безответные мои, косые строчки -
меня сжигающий безжалостный пожар.

  1989

ДРЕВНИЙ ОЛИМП

(фрагменты)
Пролог
Мифы - древняя фотография.
Человечеству слишком известная
круговая порука небесная,
олимпийская грозная мафия!

Что один из них напророчит,
то другие исполнят в точности -
и тем самым основы прочности
и порядка не опорочат.

Как бы мы ни боролись, ни плакали,
но - усердно гнут свои линии
девы-Мойры, девы-Эринии,
и темнят грамотеи-оракулы.

И как часто лжецам и обидчикам,
и как редко героям и правым
достаются удачи и лавры:
помогают боги любимчикам...

Андрогины
И чем же провинились андрогины
пред сонмом олимпийских воротил?..
Их гармоничный мир был опрокинут,
разбит, раздроблен под огнём светил.

И тысячи людей в тоске безбрежной,
в плену телесном совершают путь:
найдись, явись, единственный и нежный,
найдись, приди, - случайный, кто-нибудь...

И в миг слиянья - предстаёт забытый
тот мир сверкающий - и радостный покой...
... На тысячи осколков свет разбитый
живёт своею древнею тоской.

Зевс и Даная
- Отчаянно стуча по кровле,
я золотым дождём вошёл.
... Волненья страсти, слёзы, кровь ли...
но влажен был покрова шёлк.

- В затворничестве и смятеньи
я, обречённая, ждала.
Своё земное тяготенье
отцу богов я отдала...

- Что для меня лишь миг единый,
то для неё весь путь земной.
С ней - страсти, ранние седины,
а силы юные - со мной.

- ... чтоб сын родился, богу равный,
пророчество исполнить смог,
чтоб вновь был славен Зевс державный,
чтоб миром правил правый бог.

- Ещё не раз меняя облик,
войду в дома, в моря, в леса...
Не счесть проклятий, слёз и воплей -
так воплотятся чудеса.

Амфитрион я, лебедь, бык ли -
предела воплощеньям нет.
Амфитеатр - наш мир. Привыкли
к победной музыке монет.

  1989

Четверостишия

* * *
Из многолетнего пути
запомнишь несколько недель,
а всё остальное - как ни крути -
зелёно-серая канитель.
  1989

* * *
Если решаешь на годы вперёд
существовать, страсти зарыв,
уцелеть не надейся: тебя убьёт
из глубин души неизбежный взрыв.
  1989

ЮБИЛЕЙНОЕ

(себе)
О, где мой яркий взгляд
и прежний тонкий стан
и во все стороны подряд
фантазии фонтан?..

Могла войти в Страну Чудес,
откинув край небес,
сопровождал меня и здесь
не ангел и не бес,

увы, не ангел - и не бес...
И, частою порой -
дорогой слёз, дорогой звёзд -
ни тот и ни другой...

Шла по сверкающим мирам
без путаниц, без драм,
дивясь безудержным пирам,
невиданным дарам,

неслыханным творениям
и трудностям ходьбы,
не избегая трений, ям
и крутостей судьбы...

То узкие, то шаткие
мосты мои, дороги -
здесь свинки и лошадки и
козлы, единороги...

То райские, то майские
жуки, стрекозы, птицы,
вокруг - желанье ласки и -
в чащобе очутиться.

Одна или в компании,
в случайных сочетаньях,
терялась в трав купании,
в древесных очертаньях...

Прощайте, фавны смелые
и нимфы сладострастные,
оставила пределы я
поющие, прекрасные,

ушла тропами дикими
и, видно, неспроста,
горящими гвоздиками
отметила места,

Хоть не вернуться никогда
решила в этот миг:
манила даль, звала звезда,
притягивал родник,

он был ещё ничей,
то - для меня был дар...
И веером ночей
дневной овеян жар...

Что над подвижной головой
моей упорно светится?
А - это баловень морей,
Большущая Медведица.

Играя роль заглавную
в блестящем хороводе, -
и плавная, и славная,
Полярная восходит...

Теперь вернулась, наконец.
В гнезде пищит птенец.
А ноги тяжелит свинец.
Сняла цветной венец.

... Где яркий взгляд-сапфир
и нежный прежний стан
и бьющий некогда в эфир
фантазии фонтан?..

  7.VI.1989

ВДОЛЬ БЕЛЫХ ГРАНИЦ...

1
Иду вдоль белых
        границ
                прибоя,
в закатном горю огне -
и море горит, трепещет, рябое...
Не боль, не печаль, а - гнев

дрожит в опаловом переливе
поверхности,
            гнев стихий...
Прости мой нрав и стиль торопливый,
ошибки мои, стихи

2
Когда мне путь освещать не станет
твоих очей изумруд,
душа - опустеет, уснёт, остынет,
в ней отзвуки струн замрут, -

в тени растворюсь я,
            в ночи бескрайней,
угрюмой,
тёмной,
пустой...
Мгновенье прекрасное, вечный странник,
помедли, замри, постой...

3
Возможно ли - миг растянуть на годы? -
и в пресной воде времён
эффект пьянящий его прихода
как вкус вина растворён...

Вдали - часы и годы летали,
неведомо их число...
Мы - словно в пути к галактикам дальним:
для нас - мгновенье прошло.

  1990

* * *

Мне ночь посылает, печаль утолив,
с неведомой силой - это:
фантазия, тень ли? мелькают вдали
крылатые силуэты...

Сквозняк ли, крыло - но прохладно плечу!
С земной расстаюсь тоскою...
Надеялась - невысоко полечу... -
взлетаю над сонной Москвою!..

Душа замирает. На крышах лежат
от голых деревьев тени.
Иному пространству принадлежат
тайны освобожденья!

Мгновенный, счастливо-пугающий взлёт -
его не предугадаешь...
От маскировок, от позолот,
плача, душа, улетаешь...

  1990

ДЕКАДАНС

Огни хрустальные сверкали
в тончайшем радужном убранстве,
в прозрачно-призрачном пространстве,
в непостижимом зазеркалье.

Умолк рояля звук фальшивый.
Часы смотрели со стены.
... Все откровенья были лживы,
все озаренья - сочтены.

И пурпур стен подёрнут серой
паучьей сетью. И в трюмо
в туманной, дымной атмосфере
заката чад, поутру - мох

клубится... Но - уйдём отсюда -
и засияют зеркала,
огни поднимутся в сосудах;
прозрачным звоном хрусталя

на миг наполнится пространство,
прольётся смехом за стеклом...
И вновь умолкнет всё бесстрастно.
Так наше время истекло.

  1991

XXI век

2005

И снова "серебряный век" - островок среди войн,
идейно-культурных и иных разрушений
и новых взамен построений, увы - повторений...
о, Москва, ты опять собираешь со всех сторон!

Ты всеядна - такие же мы, москвичи по рожденью.
Никогда мне не отгородиться как в детстве бывало
от контрастных влияний, явлений, существований -
и везде я присутствую - духом, объёмом, тенью...

Разрушительный век - мы новые мифы освоим...
Неужели высокое прошлое вовсе изжито?
Словно рыцарство славное - высмеяно и забыто?
Героизм обесценен толпою шагающих с воем...

Без конца разрушать и строить - судьба Москвы?
Лихо падают здания, курам на смех идеи...
И за что так отчаянно головы прочь летели?
Разве только возвысить другие, чьи думы, чьи души пусты?

Не возникнет идей, называется: "смена вех";
может к лучшему? - люди идеи свои запятнали...
Живы лишь золотые телец и дождь, что и были вначале...
Вслед за веком железным грядёт двадцать первый век.

  23 января 2005

* * *

Пускай традиционный,
но разный каждый год,
сияющий и юный,
среди поющих вод,

пускай не океанских, -
морской кипучий вал -
большой венецианский
блестящий карнавал!

Среди зимы возникший
магический цветок,
изящный и - кричащий,
он - запад, он - восток...

Мозаика из масок
бежит, поёт, блестит...
забавен и опасен,
он - вихрь, он - магнит...

Венеции тревожной
волнующий мираж!
Сан Марко и Сан Джорджо -
твой книжник и твой страж.

Мурано и Бурано -
волны стеклянной звон
и кружево туманом
венчает гребни волн...

Сияющий
    блестящий
изящный и кричащий
волнующий
    летучий
и мощный и кипучий

Как волны
    кружевной
как смальта
    многоцветный
морской
    земной
            воздушный
и огненный и бледный...

Кружим, остановиться
не в силах ни один:
толпой и вереницей
мы танцевать хотим.

В весельи и разгульи
горчит земной удел,
в нём прячутся горгульи,
чуть ты не углядел.

Скупым напоминаньем
нам светит Вздохов Мост.
К последнему свиданью
ведёт дорога звёзд.

А здесь на карнавале -
что ж - радуйся, играй -
чудесно колдовали,
изображая рай.

  март 2005

ОСТРОВА ТЕ И ЭТИ

Острова,
где по пояс трава,
птичье пенье мощнее оркестра...

Там спою
птицам песню свою
и когда-то найду себе место...

Острова,
где не пилят дрова, -
ни жилья, ни огня, ни одежды...

Там войду
в тень забвенья в бреду
и услышу, что шепчут надежды...

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * *
Острова,
чьи литые края,
омывают канал и лагуна...

Здесь найду
то, что здесь на беду
не настигли кровавые гунны...

Острова, -
вечно здесь открывать
тайну музыки, цвета и камня...

Здесь врасту
на горбатом мосту, -
и дворцы приоткроют мне ставни...

  сентябрь 2005

ЭХО

В нарядах из мха и меха
сквозь рощи фавнов-дриад
где каждый и пьян и рад
брела печальная Эхо.

Истаяв от слёз, прозрачен
прежде сиявший лик.
В ней стон и звериный рык
живут. А облик утрачен.

Напрасной страстью горя,
лелея облик прекрасный,
исчезла нимфа. И праздный
земле возвращён наряд.

Где ж ныне тот, без вины
виновник сего исхода?
Он смотрит в тёмные воды
И он же - из глубины...

Отвергнутой нежной нимфой
ты проклят, гордый Нарцисс...
И будущих дней творцы
К тебе подбирают рифмы.

Исчезнувшей нимфы след -
небытие, не объятье -
загадочное проклятье
взамен любовных побед.

И - словно в первый раз
он в зеркало вод глядится.
О, дивный лик - и струится
зеркальная влага у глаз...

Будто нежна и зыбка,
прозрачна стихий граница,
а тронешь - дрожит, дробится
и пропадает улыбка.

Не в силах покинуть поток,
два лика он слить пытался...
одной любовью питался...
Был юноша - стал цветок.

По-прежнему воды темны...
Весь мир о Нарциссе знает...
Незримая, Эхо рыдает
подобием звуков земных.

  10 февраля 2006г.

* * *

Скользнула - мелькнула зима
махнула крылом оперённым -
и - в небо. Линяет она
а перья - весенними станут,

и строки появятся вскоре
под сказочный шорох и скрип
а после - сезон соловьиный
и музыкой строки украсит
и зеленью их обовьёт,

и майские райские птицы
оденутся в то оперенье
для танцев любви и цветенья...
для таинств и обещаний...
для песен разлуки и грусти...

развеяны ветром перья
вплетаются в листьев круженье
и опаданье, и увяданье
как опозданье
как оправданье
пушистые
        чистые
                снежные

  март 2006г.

МАРТ

Прозрачны весенние струи воздушные,
в них гаснут последние мысли недужные...
Весной существа образуются новые
из двух половинок они, двухголовые,
чьи профили слиты зеркально и преданно,
пока ничего не изведано...

Неведомо будущее невесёлое,
а мысли уносятся прочь невесомые
о тёмном и грустном, утраченном времени
о разъединении, о подчинении...
Возможно одно настоящее - светлое,
и слово ответное...

  15 марта 2006г.

* * *

Не замечая
в потоке жизни
конца и края

Только играя,
капли и брызги
ловлю, взлетая

над водопадом -
не погружаясь
в воздухе - рядом -

не отражаюсь -
лёгкой рукою
едва касаюсь...

Бьёт невпопад
мой водопад.

  май 2006г

* * *

Я в лето влетела
с работой своей
А флейта мне пела:
взлетай скорей

на работы забивай
и заботы забывай
и свободно
облегчённо
в край далёкий убывай...

Беседу вела я
с тоской своей,
того не желая:
оставлю в ней
горечь желчи, вкус лекарства,
горсть земли и слёз фиглярство...
И - воздушным коридором
прочь от козней и коварства...

Лечу навстречу
свободе моей
дышу недолгим
свиданием с ней...

Болезни, политику,
сомненья и критику
забуду бесследно
в бесслёзной обители...

Свобода небесных
и водных струй...
Зелёная бездна
древесных струн...

И формы строгие,
камень вечный...
Мои дороги
и жар сердечный.

  июнь 2006г

ЕДИНОРОГИ

Единороги - те же звери
с их пугливостью и скоростью,
с той же лаской и покорностью,
но - в иной, нездешней сфере.

Совершенная их форма
кем придумана, создана,
почему так манит она,
так знакома, легка, проворна?..

В мерцании небосвода
траекториями узорными
очертаниями иллюзорными -
бег небесных зверей, свобода.

Козероги, медведицы, львы,
раки, рыбы и скорпионы
промелькнут... - не увидеть оных,
если жить, не подняв головы.

Где-то свет высоко надо мной...
Без меня веселятся звери...
Но - стерплю, подожду и - поверю,
что их мир - так же и мой.

Хожу по их дорогам,
в горах-лесах скитаюсь,
так же прячусь и пугаюсь,
спешу к единорогам...

  август 2006

* * *

С лёгкой посадкой меня поздравляют.
Родные встречают. Москва принимает,
слегка позлащённой осенней листвой
стелет мне мягко. Прохладной Москвой
хожу по проложенным прежде стезям.
(О радость вернуться к родным и друзьям!)
Кружу всё по тем же асфальтово-серым
дорогам, подвержена двум атмосферам:
туману и холоду.
Скоро Москве
судьба покориться снегам и тоске.

И тают во мне островов очертанья,
вдали облаков и лучей сочетанья
в закатах непойманных, запечатленных,
в доэллинской Греции мифах нетленных...
и вновь выплывают из памяти старой
Дедала искусство, гордыня Икара,
сын Зевса с Европой, дворец-лабиринт,
великое царство,
таинственный Крит...
Что древние греки поведали миру,
мы слышим поныне,
    и звонкую лиру,
во тьме лабиринта готовы хранить
сказанья веков как Тезееву нить...
...Взорвавшийся мир, ты ещё не забыт...
обрыв Санторини простором омыт -
и падает сердце на гребне мечты
от восхищения и высоты...
Напрасно, быть может, но ярко надеясь,
мы держим наш курс на античность, на Делос,
где прошлых торжеств остывают следы,
и множество синих оттенков воды,
и ящерицы коренасты и скоры,
в камнях разноцветных скрываясь от взоров;
там профили бычьи, там дремлют колонны,
мозаики... Времени бег неуклонный...

Собрал сине-белый мерцающий флаг
сей жемчуг рассеянный в архипелаг...

  ноябрь 2006

АТЛАНТИДА

Акростих
Античность для вас сохранила, потомки,
Трагедию древней страны, чьи обломки
Людей восхищают и в наши столетья...
Ах, как не хочу забывать и стареть я...
Настенные мифы, для вас оживая,
Таятся в папирусах, лилиях рая...
И в красках нетленных, и в линиях плавных
Доныне хранятся обычаи славных
Атлантов, минойцев - наследство Киклад...

Осколки давно отлетевших услад
Собрали в музеях - и новые ищем
Тому подтвержденья по их пепелищам,
Разбросанным по уцелевшим твердыням
Оставшимся нам - не уйдём, не остынем,
Вернёмся не раз на Кальдеру, на лаву...

Смиренные, тихие отзвуки славы
Атлантов - услышаны в юности были -
Не верила им - но из пепла, из пыли
Творенья божественные извлекались...
О, как далеки - но всё ближе казались,
Разбиты и собраны вновь из осколков,
Или очищены кисточкой только,
Но - не забыты. Юность смеётся -
И в волнах, в берегах, в облаках остаётся...

  29 ноября 2006

* * *

Юность. Листьев тихий лепет,
шелест, трепет ожиданья
из меня как из глины лепит
стебель роста, цветок желанья,
чашу, полную сверх меры
бытия как ощущенья,
амфору, что полусферой
в мир готовит приношенье...

Молодость. Природа. Зрелость.
Всё объять, принять готова.
Щедрость, сладость - не приелась
Всё отдать - родиться снова...
В том моё предназначенье -
Зелень, золото и спелость,
бытие, полнота значенья...
Не мечталось, что-то успелось...

  ноябрь 2006

* * *

Мы жили в бедности в каморке -
в уборной старого театра.
Но заперт был театр -

и заколочена каморка...
отец - столяр. Квадратных метров
едва хватало на верстак...

а за стеной, за фальш-камином
тень Буратино, тень Мальвины
шептались с нами по ночам,

и отзвук смеха Арлекина,
Пьеро стихов - аккордом длинным
сны детства означал.

А в детских ручках сил немного...
Зачем вы, сказочные двери
превращены в очаг?

Столь безыскусный и убогий
очаг не светит и не греет -
здесь наш мирок зачах...

за очагом, за фальш-камином
о чём-то нам пищали крысы
Шушары, и сверчок

нам пел о празднике старинном,
любви актёра и актрисы -
старался, старичок.

Здесь бедность в благость превращалась.
И пусть актёры - куклы, маски,
директор - Карабас, -

А нам мечтать не запрещалось,
Жить виртуально без опаски
Пока не пробил час...

  30 ноября 2006

* * *

Дорогу можно ли найти
без слёз, без копоти и грязи,
утратив в свете перспектив
земные связи?

И вновь портрет рисую свой,
фон украшая перспективой
свободной линией живой,
но всё же льстивой.

За рамки бросив сор и шлак,
пот напряженья и рутины,
как бы дорогу я прошла
до середины.

А взгляд, с портрета устремлён,
не требует, не утверждает,
как будто спрашивает он
и ожидает.

И не напрасно, может быть,
свой путь надеждою очистив,
зеркальным мрамором пройти
на свет лучистый,

прорвав давленье, прорасти
(как лёгкий штрих, как эти строки...)
себя увидеть, обрести
среди дороги.

  5 декабря 2006

* * *

Из века стального,
освоив материю,
мы в двадцать первый
смотрели уверенно.

Кто мог - рисовал,
создавая, пространства
и формы грядущего
светлого царства,

кристально- прозрачные,
упругие, чистые...
И таяли мрачные,
сияли лучистые...

Юность надеждой
туннель освещала.
Из тени - на свет!
Начинаем сначала.

Век наступил.
Неземным фейерверком
встречен он был -
век двадцать первый.

Концептуальности -
аплодисменты...
Для новой реальности -
льются монеты...

И отливаются
глыбами-монстрами
объекты реальности -
стройки громоздкие.

...Были рисунки,
были картины...
слово сказали,
в полёте застыли

Как листья осенние
прошелестели
былые надежды -
и снова метели.

Наследники памяти
века стального,
храним среди хлама,
среди остального

искр непотушенных
вспышки тогдашние -
проекты воздушные,
замки бумажные.

  11 декабря 2006

Жене Кенеману

Жизнь одарила -
а ты не принял даров.
Как много их было:
красив,
        талантлив,
                здоров...
Был дружелюбен,
Открыт. Тайной покрыт.
Гитары бубен,
медных труб лабиринт...

Талант не просто
притягивал - удивлял.
Стихи и проза...
Иных миров карнавал...

Свой мир, свой остров
за океаном мечты
прищуром острым
искал мучительно ты...

Никем не понят,
шокировал - отвергал.
Толпа не помнит -
забит,
        затерян,
                пропал...

Миром обижен.
Одарён. Обделён.
Друзьям чуть слышен
твой голос, гитары звон.

  3 января 2007

* * *

Войду под своды -
в глубинах - воды
притихли мирно
вздыхают мерно.

Но - дни и годы
всё выше воды
и белорунны
и бьются шумно

и бьются мерно...
Под шум неверно
и плыть пытаюсь
и в мыслях хаос

Вода под своды -
глоток свободы...

Вот так мы поздно
всё понимаем,
всё выше голову
поднимаем...

  13 января 2007

* * *

Под стук колёс,
шум голосов,
под шарканье шагов,
давая мысли
форму слов
и формулу стихов,

нить Ариадны,
мой клубок
раскручиваю вновь -
для мысли жадной
сто дорог
и каждой цель - любовь.

В какой удел
ведёт тропа,
шоссе или река -
я каждый день
ищу огня,
окна ли, маяка...

подземный ход
и санный путь,
воздушный коридор...
и день как год -
и в ночь взглянуть?...
В ночи маяк - и взор...

  18 января 2007

ЧЕТВЁРТАЯ ПЕСНЯ СЕДЬМОГО ГОДА

Уже не ждали. Но с утра
под ослепительное небо,
на яркий день - свежа, бодра,
спешу, поверив в сон и небыль.

И есть в реальности порой,
внезапно-сказочное счастье.
Себя не бойся и - открой,
Проснись - и будь природы частью.

Снега - и синь, и белизна,
и в тень не хочется укрыться...
Пускай - зима или весна,
но я не сон уже, а птица!

  23 января 2007

ПЯТАЯ ПЕСНЯ СЕДЬМОГО ГОДА

Понять-рассудить,
что ценно, что просто - хлам,
кого рассадить
за стол, кого - по углам,

( и круглый тот стол,
и в центре лампу зажечь...)
с компанией с той
вести нескучную речь.

Круг лампы, кружок
и музыки тихий звон -
в былое прыжок
а может - грядущий сон...

В туманности - всё ж
идиллии этой свет
в себе несёшь
мечтатель, болтун, поэт.

  27 января 2007

* * *

Старые замки,
чужие владенья,
скользят привиденья
в полночь за рамки,

новых пленяя,
их место занявших,
преданья узнавших
ночь заполняя.

Жаждут селиться
новые - в старом.
В замках недаром
чуждые лица.

Древние стены
недёшево стоят,
их вновь не построят,
вздуют лишь цены.

Предки чужие,
герои преданий,
в камнях этих зданий
полночью - живы...

  30 января 2007

* * *

Я знаю, твоё слово - серебро,
но золотых дождей не ожидаю.
И женщина, и не твоё ребро, -
сестра твоя, но на тебя гадаю.

Я вижу серебристый тёплый свет.
Не ослепляет и не поглощает.
В его лучах надежда и совет
определённость перевоплощают.

Я слышу звон серебряных речей.
Не дорого молчанье золотое.
А подлинный сверкающий ручей
монеты чистой, дорогого стоит.

Блеск золота скрывает пустоту,
за пазухою камень, шиш в кармане...
Поговори - пойму и расцвету.
Потом - растаем. Помолчим в тумане.

И звон, и свет, и мягкость серебра -
всё нахожу в тебе. Твоя сестра.

  апрель 2007

* * *

Аромат болотца топкого
притягающе-дурманный...
мой формат крадётся тропкою,
тонкий, лёгкий и карманный.

Соловья звучанье чистое
(звук и зал в одном созданьи)
неосознанно-неистово
мне вливается в сознанье.

Тени-света полосатая
на тропе лежит плетёнка...
Тенью плотной - тело статуи
обрисованное тонко.

Тенью также непрозрачною,
но изменчивой, неплотно
прохожу, ища утраченное,
по тропе через болото...

  21 мая 2007

* * *

В пути получаю царапины, раны...
Всё думаю: им неподвержена стану
с годами - но долгими злыми ночами
тоскую в печали о том, что вначале,
что после случается: эти итоги
камнями внезапными в тверди дороги
как будто укатанной и утрамбованной
станут - и падаю снова и больно я...
Шаг... И как жёстко опять спотыкаешься.
Миг... Не продумаешь - сразу раскаешься!
Путь мой петляет, прямым не бывает,
ритмы не ладятся, рвутся, сбивают...
Стою - начеку, на краю, осторожно,
дыша ослепляющей пылью дорожной...

  2007 (2013)

* * *

Злую участь королев оплачем:
им возлюбленные лгут иначе,
к ним и приближается не всякий -
лишь смельчак, безумец что-то значат...
их за ложь наказывают плахой
и над головой безумца плачут,

помнят королевские традиции
те, кто на вершине смог родиться.
Твёрды королевские решенья, -

нам такой победой не гордиться,
и ничтожны наши прегрешенья,
выбор мелок и тесны амбиции...

Противостоим и лжи, и краху.
А от нас уходят не на плаху,
мы чужие головы не сложим,
сами поднимаемся из праха.
Победить, не убивая, можем.
Побеждаем, уходя без страха...

  31 дек. 2007

* * *

И дождь пройдёт, мой след промочит,
и год пройдёт,
и снова снега ждать нет мочи,
но сердце ждёт.

Опять природа поскупилась
на снег зимой,
хотя в горах его скопилось -
ах, боже мой!

В тени искусственного мира
за годом год
мы гуру ждём или факира -
он не идёт...

И, прозревая сквозь туманы,
сквозь лень и страх,
мы знаем - ждёт удел желанный
в родных горах.

И видим так же - виртуально
или во сне:
сияет свет вершины дальней,
и вечно снег.

  16 янв. 2008

* * *

Ряды нечитанных томов - следы, легенды
о том, как жили на земле интеллигенты.
Гнобил их пролетариат, а ныне - новый средний класс
прослойкой бывшей мнит себя, одевшись в бархат и атлас.
Да, научились все читать, - но нет культуры.
И пишут все, но тут - конец литературы...
Ребята новые придут, нам Духless, Casual приткнут,
гламура волны, чудный блеск - что воды вешние текут,

и разливается река, и - заливает!..
Тираж больших телеэкранов возрастает,
и лицедействуют одни, вливаясь в новый высший класс,
другие делают дизайн, не зная мира без прикрас...

А где-то Пимен, что историю слагает...
Народ безмолвствует и где-то прозябает...
А где-то жизнь, что без прикрас течёт отдельною рекой.
Интеллигентов единицы отползают на покой.

  19 янв. 2008

* * *

Маразматики-цари
и неумные Иваны,
трон иль печка, - до зари
пролежали все диваны.

Но прекрасные Елены
и невзрачные лягушки
и премудры, и сильны,
им дворцы создать - игрушки;

ткут полотна и ковры,
и летают в поднебесьи...
Чудеса, Иван, твори,
чтоб добыть себе невесту!..

Что за притча - невпопад
чудо-случай происходит:
дурачка легко тропа
на красавицу выводит!..

  19 янв. 2008

* * *

Незавершённая история.
Сверкает флейта. Будто птица - я.
Очередная репетиция.
Меж двух гитар в изломе-створе - я.

Туман в мозгах. Импровизация.
Что образуется - не ведаем.
Мы человечество наследуем...
Мы словно пик цивилизации.

И барабанов громы дальние
в ушах гремят как Тора палица,
разряд - и свод небес обвалится...
Но лепестки летят миндальные

и снова - птицы, пчёл гудение,
утихло, неба цвет сияющий
нам возвращён, - и я жива ещё
в предощущеньи возрождения...

  3 марта 2008

* * *

Долгие речи, ночи без счёта
в мире прозрачном, в нашем пространстве.
Взлёты, полёты и перелёты...
Сказка огней, блужданий и странствий...

Вздох ли, усталость, сон, передышка?
Белый туман в сознаньи скитаний...
Яркого неба грозная вспышка...
Белые ночи, дни испытаний...

Это потеря - или находка?..
Может ли вечным быть наважденье?
След остаётся - тенью короткой,
тенью полудня, светлою тенью...

  5 авг. 2008

* * *

мокрые листья и мокрый газон
мёртвая зона и мёртвый сезон
листьями годы срываясь кружат
юные готы с причёской ежат

не замечают прошедших веков
тысячелетий привычек оков
чёрное стильное заново шьют
средневековье запрет и уют

ветер гуляет во тьме перемен
напоминает срывается в плен
древние битвы память и месть
не замечаем что было что есть...

кровь не смывается множится кровь
многих веков наслоенье покров
слушает скальда могучий Освальд
мокрые скалы и мокрый асфальт

  1 февраля 2009

* * *

Летело пламя полями
ночами
Теперь любуюсь углями,

называя алмазами
    антрацит...

Укроюсь потом снегами
стихами
в холодной утренней гамме

одноцветными фразами
звук летит

Но вдруг - весенними снами
ручьями
плывёт надежда за нами,

возвращая тепло и свет
детства след

под алыми парусами
часами
цветами и голосами

над волнами спокойствия
ждущих лет...

  02.02.2009

* * *

Пейзаж умбрийский - городки на взгорьях,
пейзаж тосканский сглаженно-зелёный
среди забот внезапно вспомню с горя...
И дух взлетает, бездной окрылённый,

туда, где синевою воздух - воды -
обзор - и ограничивают скалы,
туда, где с головою - в неба своды -
я нахожу свободу, что искала...

На миллиард осколков свет распался...
Мельчайших радуг вечное круженье...
Лишь дух воспоминанием остался.
Живёт одно свободы отраженье.

  март 2010 г.

* * *

Сияющий во мраке мрамор,
что оказавшись в замке, замер...
Едва проснувшись, Галатея
должна уснуть (где свет мой, где я?),
свои теряя очертанья,
в ночи без сновидений тая...
Увы, зачем резец полночный,
как тонкий скальпель тенью точной
меня к истокам совершенства
приблизил на границе жеста,
зачем тоска пронзает, гложет?
зачем - "... и видеть сны, быть может?..."

В тени застыть, не прозревая...
пока зарница грозовая
вокруг и вдаль - последним летом -
не озарит слепящим светом...

  май 2010 г.

ДИПТИХ

Если дождь - иду между каплями,
если солнце - между лучами...
Дни и ночи слезами оплавлены,
а глаза не покажут печали,

вновь откроются своду небесному,
обретая цвет и сиянье,
ярко вспыхнут у края над бездною -
выдержав испытанье...

  июль 2010 г.

* * *

Во сне ли, наяву бродя среди
просторных недостроенных прозрачных
сквозных но недоступных цитаделей
(и к ним досужий доступ запретив),
услышу в гуще линий - крик ли, плач ли
увижу профили иных видений...
и лестниц неоконченный мотив
висит скользит, срываясь, многозначный,
на фразы восходящие поделен...
Скользя, меж мачт лавируя, плыву
в седом холодном сне ли, наяву
в надеждах смутных домечтать дойти до
затерянной забытой Атлантиды...
На дне она давно и в миражах
воздушного над миром океана...
Увидеть нам её или найти бы
её осколки в разных этажах -
витках наземных башни мирозданья...
Ушли атланты. Но остался след.
(Неспящее кипит воображенье)
В их одеяньях шёлка перелив
в оттенках синего и тень, и свет,
и вихри непрерывного движенья,
и звёздные мерцания вдали...

  июль 2010 г.

ЯНВАРЬ

То пожары, то льды - пропадают растенья...
Мы просили воды - и вокруг наводненья,
мы просили тепла - открываются окна,
в зимний полдень от оттепели не просохну...

И по новому льду в темпе вальса как тени,
в полусне и в бреду (снова обледененье),
ускользая от мыслей, от слов осторожно,
оглянувшись, умчимся в повторах несложных...

А сосульки обвили, украсив, весь город.
И деревья несут свою тяжесть покорно.
Ветви гнутся, блестя ослепляющим светом
бриллиантовых рук, королевских подвесок...

Золотые края у прозрачных опасно-
незнакомых растений, и сквозь арки напрасно
бесконечен обзор под названием: ясно...

  13 января 2011

ВРЕМЯ, КОГДА

Время-пространство плывёт и летит
Музыка-время волнами звучит
Тьма, пустота моё время глотают
Времени эхо напрасно молчит

Тень закрывает мне душу: затменье
Время-любовь продлевает свеченье
Сумерки, ночь моё время теряют
Время-вода ускоряет теченье

  14 января 2011

ПЯТНАДЦАТЬ

Вам, друзья музыкальные, впору признаться:
вспоминаю мои роковые пятнадцать...

(этот юный скрипач, на два года он старше...
как мне спрятаться - взгляд ожидает ответа...
забывая о нотах, он смотрит - мне страшно...)
В глубину пропустите - третья буду я флейта,

пробираюсь, спеша, нахожу своё место...
словно снова сижу в середине оркестра
и боюсь пропустить своё время вступленья...
Старый сон... и забытый во время взросленья...

В лабиринте проходим вторые пятнадцать...
Тесно, узко - бреду, и не след запинаться...

А обрывки мелодий, возникших когда-то,
незабытые, ждут как случайные даты,
где оставила музыку? - тихо, пустынно...
и во мне замолчала она и застыла...

И фрагменты пространства в одно составляю...
ледяные они, от дыхания тают...
и боюсь пропустить своё время взросленья...
Жребий выпал - напрасны, пусты сожаленья...

Незаметные, мчатся другие пятнадцать
а весны не дождаться, за ней не угнаться...

Оглянуться нельзя - это сильное средство -
на спиральном витке повторяется детство...

Только быть на плаву, не сезон углубляться...
Словно рыба во льду, проплывают пятнадцать...

И, - считай-не считай, - пропускаю вступленье...
Скрыть ошибку... в забвеньи моё избавленье...
Глыбы камня и льда застывают над снами...
гул финальных аккордов поднимая цунами...

  27 янв. 2011

ПЧЕЛА. Сонет

Поющая и лёгкая пчела,
рисунок танца для тебя не тайна.
Нектар со всех цветов собрав вчера,
уже назавтра мёда ожидай, но

ни в чём не смей рисунок изменить,
когда летишь над лугом медоносным -
вмиг растворится магнетизма нить,
уже не путеводная - и поздно

тропу искать. Так тонкая стрела
следа не оставляет, так опасно
теряется и падает пчела...

И тают, и уходят ежечасно
в прозрачность облако, и вглубь волна -
бесследно, мимолётно и напрасно...

  4 февраля 2011

СНОВА

И снова проплываю подо льдом,
дыханье задержав... Просторный дом -
и нет ему предела... Надо мглой
летит надежда. Между нами слой
застыл холодный, пропуская свет...
Круги, спирали... но ответа нет,
возможно - продышать ли, прорубить
к луне ли, к солнцу, к воздуху... любить...

...Благословенной коркой ледяной
надёжно окружаюсь как стеной

  4 марта 2011

* * *

Воздушных линий быстрота
плетенье танец хаос
игра с листа и острый такт
и звуки задыхаясь
ответа ждут, и тишина
пронзает, прорастая
как иероглиф - тушь и знак
да истина простая

  май 2011

НА ПОВОРОТЕ

На повороте лет летящих
оглядываюсь в сумрак чаще...
Там - половина ли, две трети?..
Себя я вижу в дебрях этих,
где воплощённая идея -
Титания, - не Галатея,
где то, что озаряло, грело
и поднимало над уделом
(и новым светом единенья
сияло каждое мгновенье) -
не переломом, не исходом -
сном оказалось, эпизодом
или ошибкой ночи летней,
иллюзией погоды лётной...
Всё, рассыпаясь, испарилось,
и, растворившись, легкокрылость
осталась в небесах, без тела,
вне видимости, вне предела...
А то, что прозой и рутиной
казалось, - новою картиной
возникло, ясно, непреложно,
земной тропой уже проложено.
В потоке, в русле дней текущих,
в цепочке дней, в просторах, в кущах
как светлячки неспящим летом
среди теней и силуэтов
теряясь - обретаясь снова
по ощущению, по слову
в моей воссозданной вселенной
мои сокровища нетленны

  21 окт. 2011

ЗИМНИЙ ВЕТЕР. ПЕГАС.

Открытый старый путь
естественно-прямой...
Лишь руку протянуть -
и "Зимний ветер" - мой!..

Поймаю на бегу,
и в вихре, и в снегу
вдруг попадаю в след -
энергия и свет!..

И крылья у зимы
распахнуто шумят...
от пограничной тьмы
спасает снегопад...

Едва грозящий лёд
предполагает взлёт...

И, покидая льды,
теряются следы.

  23 окт. 2011

* * *

Зима встречается с весной,
весна смыкается с надеждой...
и свет, и тень мои со мной,
а я раскачиваюсь между...

сливаясь в день, сгущаясь в ночь,
согласно с ближними сомкнувшись...
принять, понять, войти, помочь,
спасти, объять, найти, послушать...

Из слёз и грёз, ночных теней
и вздохов, лета и полёта
проступит строчка, и за ней
всё ожерелье рифмоплёта

из строчек, из шагов, из нот -
и не закончится - замкнётся
за мной в тени. И боль уснёт
на глубине, лишь дна коснётся...

  13-14-15 февраля 2012г.

* * *

В дороге строчки иногда
являются

они стучатся как цыплё-
нок из яйца...

И путь мой дУгами
подземного кольца

спеша, проносится
у моего лица...

Строкой проносится
и музыкой плывёт

как с языка иного
русский перевод

Я закольцовываюсь
чередой забот

я обволакиваюсь
волнами суббот

Я синусоидами
измеряю путь

я всей весной иду
и слышу: не забудь...

Играй с листа, из уст в уста
и наизусть -

со сфер небесных бегло
считываю суть...

Небесных сфер душа едва
касается

светлеет ночь - и вновь заря-
красавица...

И путь мой радугами со-
творяется

в чередованьи миражей
теряется...

Терпи и жди, не прячь глаза
в отчаяньи...

так зарождается гроза
в молчании

так зарождается в ночи
звучание

и совпадение почти
случайное...

  25 марта 2012

СИКСТИНСКАЯ КАПЕЛЛА

Люблю мою дельфийскую сивиллу...

Когда я из капеллы выходила,
она за мной следила. Уходя,
её я видела. Она мне вслед смотрела.
Но ни о чём мне не сказала, не
предупредила ни о чём сивилла...

О, Дельфика, ты так была красива!
Не предрекла. Не предостерегла...

  15 марта 2012

ИСТОРИИ ОДНОЙ... или КРАХ АТЛАНТИДЫ

Одной истории достаточно вполне.
В былом оставим, что грозило и штормило,
подъём опасный, равновесье на волне
и заблужденье: что пройдёт, то будет мило...

Волна отхлынула. В цунами обратясь,
она вернулась. Туча-мгла летела следом
и разрушенья, - отделив от мира часть -
ни свет, ни тень,
        ни ночь, ни день, -
            слепое среднее...

Завесой дымной обернулся танец гор -
тот воздух, та земля, то водное пространство,
та территория, где всё сошлось в огонь,
о чём никак не повествуется бесстрастно...

  03-04.05.12

СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ

Спектакля замысел - игра,
так неожиданно - мы с ней...

Как будто росписью пера
сюжет рассыпался во сне...

Игра теней. Живой узор.
Ночного сна лесной побег
и сказочно-безумный вздор,
где Оберон и некто Пэк -
что сами сном сотворены,
для сна придумали момент
созданья на две стороны -
собрали множество примет,
задумали и провели
мистификаций хоровод,
в густой глуби, в лесной дали -
всю ночь бесились напролёт...

Но жаль Титанию. Она,
пока сценарий только зрел,
была здорова и умна...
Отравленных игрою стрел
Не выпускал исподтишка
Шутник укромный - некто Пэк...
Та ночь - огромна и тяжка,
и времени размерен бег...
Интригою увлечены,
царь Оберон , с ним Пэк-малыш
и неподвижный диск луны
следили как царица лишь
актёра с головой осла
любила в ночь бредовых снов -
и украшала, и пасла,
не отходя, почти без слов...

Как тяжек сон. Пугает явь
недоуменьем: как легко
сдаётся разум...
        Нет, оставь,
забудь, изгладь следы оков...

Трагикомических сторон
обнаруженье, вечный бег...
Невозмутимый Оберон.
Мистификатор - некто Пэк...

  2 июля 12 г.

* * *

Есть у каждого миг, откровенье и шанс...
Нет вчерашнему дню повторенья.
Не проспи предрассветный сиреневый час,
полусфер в полумраке творенье.

С полувзгляда понять направления свет,
с полувзмаха крыла - с полувздохом
кем-то в воздухе словно оставленный след
обнаружить в просторе глубоком...

Есть у каждого шанс, открывающий миг,
не единственный выбор из прочих,
из сплетения трасс, голосов духовых
и звучания струнных - из строчек,

повторяющих глухо мотивы судьбы,
их скрещенья - хоть смейся, хоть плачь ты -
и дороги, и строки встают на дыбы
словно в небо взнесённые мачты...

  25 сентября 2012г.

* * *

С мартобря до февраля
никоторого числа
зимолетнняя весна понарошку

мимо дома и добра
повернула отобрав
полнолунного свечения дорожку

А глухая вода
как лихая беда
окружает не навсегда

Только миг в высоте
лёгкий дом на воде
светлый мир не всегда и везде

  октябрь 2012

Пьеро и Арлекин

Поэт - любой
в себе, везде,
Всегда - немножечко Пьеро...
Весь свет - любовь,
полёт к звезде -
выводит тонкое перо

А быль - весёлый Арлекин:
прыжки, уловки, антраша
и повороты - и плевки...
спеша, тряся и потроша,

легко бросает в холод-жар
на перепутье, на путях... -
и там, теряясь и дрожа,
познаешь боль, почуешь страх -

ни передышки, ни плато -
кино без пауз, без помех,
как конь троянский без пальто,
карминно-чёрный - просто смех...

Так веселится Арлекин.
В железный век и напролом
шаги игристы и легки...
он ждёт... с дубинкой... за углом...

  6 октября 2012

* * *

На пейзажах знакомых - линии...
панорам заоконных новые,
но родные черты из снов и дней
шумно осень рисует ливнями,

хмурым ветром стирает лиственность...
Гнутся ветви - освобождаются -
и защиты у них больше ждать нельзя...
Листопадом слетает лишнее...

  20-25 окт. 2012

Robert Frost

MY NOVEMBER GUEST / НОЯБРЬСКАЯ ГОСТЬЯ

Перевод
Моя печаль, ты здесь со мной -
Ты - сумрак дней, осенний дождь,
Ты вновь любуешься земной
Красой, деревьев чернотой...
И мокрым лугом вдаль бредёшь.

Тебе всё в радость- ноябрём
Со мной сплетаясь, повторять,
Что птиц отсутствие - добром -
А серость мягким серебром
В туман укутав, претворять.

Деревья - вновь обнажены,
Земля увяла, тяжек свод -
Ты шепчешь мне: глаза должны
Омыться светом вышины -
Как будто слеп я для красот.

Я не вчера - не вновь узнал
Любовь ноябрьских скудных дней
В предснежности и дымке сна, -
Но я б напрасно объяснял -
С тобой мне красота видней.

  16 ноя. 12 г.

MY NOVEMBER GUEST

My Sorrow, when she's here with me,
Thinks these dark days of autumn rain
Are beautiful as days can be;
She loves the bare, the withered tree;
She walks the sodden pasture lane.

Her pleasure will not let me stay.
She talks and I am fain to list:
She's glad the birds are gone away,
She's glad her simple worsted grey
Is silver now with clinging mist.

The desolate, deserted trees,
The faded earth, the heavy sky,
The beauties she so truly sees,
She thinks I have no eye for these,
And vexes me for reason why.

Not yesterday I learned to know
The love of bare November days
Before the coming of the snow,
But it were vain to tell her so,
And they are better for her praise

  Robert Frost

ВНУТРЕННЯЯ ГОТИКА

Струны задеты -
грозный звучит аккорд,
длится - и ничто не смоется кровью

Повторяется, множится эхо - греческий хор
и внутри продолжается то же средневековье...

Сердце, разум и память - живы ещё.
Свет и горение, неодолимо- гордо.

Ударом огня включён обратный отсчёт -
не смоется кровь,
струится в артериях города.

Сети компьютерных улиц приблизят окно -
на красном столе остатки фарфора и кофе -
здесь обитало движение, снилось кино...
Обратная съёмка - в тень и средневековье...

  5 ноября 2012

* * *

Времён конкретность,
сезонов повесть.
Весны окрестность -
и скорый поезд...

О чём-то зная...
и что-то слыша...
Глубин посланье,
движенье - свыше?...

Зелёных далей
пересеченье,
трезвон хрустальный,
простор, свеченье...

полдневный праздник,
цветенье вишен...
В продленьи разный
порог превышен...

границы звука,
пределы зренья...
где цвет разлуки
дрожит сиренью,

дробит пространство
и уплотняет...
полёта царство,
мерцанье тайны...

аккорды арфы
пространство полнят...
плоды-подарки
и зрелость полдня...

заката спелость,
в расцветке бурной -
сыгралось-спелось -
как плод пурпурный...

резною тенью
сложились арки -
и в ночь растенья
роняют яркость...

Уж скорость-осень
листы срывает,
туман разносит
и укрывает

до горизонта...
седые планы
в тумане тонут,
уходят плавно...

В глубь энтропии
туман врисован
и растворимо
и невесомо

  7-8 декабря 2012 г.

НОЧЬ ПРЕДНОВОГОДНЯЯ

Сонет
Мы всё хотели, чтоб метель
на эти окна в чёрном цвете
себя обрушила - и ветер
напомнил снова о мечте,

а мы глядели изнутри
на эту ночь фантасмагорий,
поверив утешенью в горе
и обещанья повторив

под этот белый шум и свист,
метели вихри и спирали,
мы верили и повторяли -
и вторил чёрно-белый лист...

Картина свежая, строка ли
о том, как были и страдали.

  22.01.13

НУЛЕВЫЕ

Тихо кончился год, тихо кончился век, начинается новый,
и не век, а милениум, третий милениум эры христовой,
и не так уж и тихо - грозят катаклизмы, то кризис, то войны -
и по-прежнему страсти, и люди всегда на земле недовольны.

Открывается новых сезонов прощальная-встречная повесть.
Отправляется точно и ровно как по расписанию поезд.
Панорамы скрываются словно туман занавесил их пояс.
Направляется в путь вековой караван - экспедиция в поиск...

Однозвучьями эха по снежному следу летя, наблюдая
и бесчинствуя, вьюга выводит мелодии как молодая
и прилежная дева пятнадцати лет, чьи душевные тайны
нескрываемо-сказочны, полупрозрачны, легки, моментальны.

  24.01.13

Пульчинеллы

Мы - типажи, и известны заранее
в литературе, где наше собрание -
где до смешного мы все узнаваемы -
с наших аналогов тайно ваяем мы
новых себя - нас ненастное манит,
тропы сюжетов мы топчем в тумане,
дёргает нити невидимый автор -
полным сюрпризом нам кажется ЗАВТРА,
да и СЕГОДНЯ для нас удивленье -
в тёмном ВЧЕРА не предвидим явленья,
в тёмном ВЧЕРА не услышим подсказок -
сон наш тяжёлый и сладок и вязок...
...
Мы все - типажи, амплуа, пульчинеллы,
мы все у мотива судьбы в подчиненьи,
но - разнообразны, конкретны - и каждый
впервые себя познаёт и однажды,
свой след оставляя, порой невесомый,
единственный след, на пески нанесённый.

  26.01.13

* * *

Застыли символы на страже.
Миг наступает - оживают
в строках у Пушкина - так страшны
шаги и стать сторожевая.

Там поступь Каменного Гостя
заполнит полночь переулка...
Там скачет Медный всадник тяжко,
неотвратимо, звонко, гулко...
Там Чёрный человек в проёме -
и реквием звучит как драма...
Там по ступеням обречённо
восходит Пиковая Дама...

Вскипают вдруг волною страсти
и одержимости моменты...
Мы разрываемся на части...
И оживают монументы.

  28 февраля 2013

ДЕТСТВО

А с тобой мы играли в прятки-
И искал ты меня повсюду -
И мерцали огни в сосудах,
И душа уходила в пятки.

Мы тинейджеры, нам тринадцать...
Тёплым августом нас по кругу
закружив, отпустило руку...

И случилось нам потеряться...

  1 марта 2013

ЗОЛУШКЕ

давняя сказка, далёкий сюжет,
бьют ночные двенадцать...
дар возвращая, мгновенному - нет,
не судьба удлиняться...

только успей раствориться в тени,
волшебству карнавала
дань отдавая - спеша, дотяни
до финала

скоро затихнут шаги - без следа -
так зачем извиняться...
с каждым ударом часов приседай -
они бьют и звенят всё...

только позволь раствориться в тени
волшебству карнавала...
руку прозрачную мне протяни
до финала

  7 марта 2013

КАМНИ

Среди камней тропа - тяжка, тесна,
и ношу не по силам - не убавить.
Весомее камней и твёрже - память...
Непостижимы камни эти - знай.

Просила боль и страх нести со мной -
и вслух, и про себя, и виртуально...
тебя простить - себя спасти бы...
            Жаль, но
развеян по поверхности земной

тот пепел, бледный след того огня,
тех облаков, в которых мы витали
давно уже не сказочно-витальный,
давно поблекший свет...
            как свет окна

не греет, не спасает, не хранит,
и не даёт предать забвенью тайны
трагический финал, но не летальный...
где вместо сердца у меня - гранит...

и на цветах из камня мы гадали
о каменных сердцах и временах...
Не потому ли сумерки во снах
сгущались непрощёнными годами...

Не драгоценны камни эти, знай,
от них лишь тяжесть и нездешний холод
седого льда, что никогда расколот
не будет - не поможет и весна...

  15 марта 2013

Аня

Калейдоскопы городские,
дорожных кружево сетей...
И путешествия стихия
легко становится твоей.
И климатические, плавно
летя, меняя пояса,
вперёд - принцесса странствий славных,
ты всех захватишь, свет неся!

В сетях проложенных маршрутов
располагаются твои
шаги изменчивые круто...
из них - мотивы сотвори,
узор создай своей дороги,
сплети историю, где нить
ажурно свяжет знаки, строки,
поможет звуки сохранить,
собрать в гармонию, в картину,
не прерывая ритм земной -
как вдох и выдох инстинктивно -
меандром, эхом и волной...

В предгорьях утреннего света,
принцесса, ты продолжишь путь,
и длинной арабеской следа
в снегах спасёшь кого-нибудь...

  27-30 марта 2013

ВОЗДУШНЫЙ ТРИПТИХ

1
Много легче и много труднее
было древним поэтам...
Расправлявшие плечи, и в небе
наслаждались полётом,
не ища коридоров воздушных,
беспредельно, безмерно,
так просторно - лишь ветру послушны,
растворясь, эфемерно -
там свои паруса или крылья
подставлявшие ветру -
бесконечно, безудержно плыли
в такт античному метру, -
они так малочисленны, редки,
среди толп уникальны
и свободны - далёкие предки
в век рисунков наскальных...

2
Везде созвучья существуют, не наскуча -
созвучья душ и тел - и брат согласью случай
соединяют их в единое живое...
Не нарушай настрой - и слушай, только слушай...

Абстракций тайна - бесконечность, властвуй, здравствуй!
Ты - категория безмерного пространства,
а может - времени теченье роковое,
а может быть - стихий меняющихся царство...

Мы существуем - отражением и эхом
меж сердцевиной и поверхностью-доспехом
и звуки, складываясь, мыслями касаясь,
зовут в глубины, недоступные помехам...

Среди сюжетов, возникающих циклично,
мы не найдём неповторимых, не накличем
неузнаваемых - но бездна вариаций
для нас открыта неисчерпанностью личной...

3
Стихи - воздушная среда,
и в ней волнуются потоки,
в ней свет, весенняя вода,
стихии звуки, волны, строки,
здесь не даны границы, сроки -
везде движение всегда...

  Март 2013

* * *

Нечасто вдаль иду вдоль улицы одной.
Моя Петровка, двор-колодец проходной
не изменились, но смотрю-не-узнаю...
За хвостик - времени скользящую змею
хватаю, но не успеваю - уползла
и, унося на чешуе добра и зла
немало - счастья, откровений и беды,
вполне заметные оставила следы...

Во сне - и вдаль, и въявь - и вновь спешу с толпой...
Она меняется - скользим и мы с тобой,
она линяет - мы себя не узнаём,
текучим временем наполнен водоём...
Весенний день, плывущий в луже голубой
от снега прошлого, вдали от нас с тобой -
в нём изменения, кружение вверх дном,
в нём зеленеющая пышность день за днём...

  7 апреля 2013

НАД ЛИНИЕЙ БЕРЕГОВОЮ

Над линией береговою,
замкнувшей кружево морей,
в сети веду переговоры...
Спирально - круг живой моей
и сбивчиво летящей речи
над ожерельем островов
ведёт меня, над местом встречи
видений долгих, острых волн...
Послушной снам марионетке
лететь над прошлым звездных дум...
Воздушный змей на длинной нитке
так верил в даль и высоту...

  22 мая 2013

МОРСКОЙ ТРИПТИХ

1
Склоняя меня к изменам и переменам,
ты сам оказался как ветер в мае.
И тысячи слов как морская пена
покрыли мой берег, судьбой играя.

И в пене морской обречённо богиня скрылась,
и стёрты следы на песке горячем...
Зыбучим песком увлечённые - снам на милость
отпущены - прошлое в нём упрячем

и дальше, и глубже, чтобы не показалась
его золотая цветная смальта,
которая не стареет - такая малость -
как стёкла Мурано и грозная akva alta...

2
Волны времени закрывают чёрные дыры,
те, в которые улетали потоки света, эфира,
фрагменты музыки, соединенья, доверья
моменты, часы и месяцы - потерянные мгновенья...

В новых волнах, несущих снова надежду,
конь морской, дельфин и пингвин меня ищут: где ж ты?
Нахожу их - и вижу в моём окруженьи, в просторе...
Несравнимая радость как море вскипает вскоре
и к ним несёт, не зная границ, различий,
среди цветных обличий, звуков и перекличек...

3
Двадцать четыре оттенка синего
поверхность морскую делают красивою -
более чем привычно-привольную
либо с высоко встающими волнами
даль и бескрайность необозримую -
уровни
    цвета
        тают
            внутри неё...
Представляю огромные моря севера,
о которых пели великие семеро
скальдов - от шёпота до грозного крика -
от Оссиана до страстного Грига:
слышу Байрона, Шелли,
            Гейне, Бодлера,
и тень печального Аполлинера...
К южным морям устремившись, встречаю
сонмы великих - меж дельфинов и чаек -
слышащих море, говорящих с ветром
среди туч летящих
            воздушным просветом... -
С ними говорить и стихию слышать -
радость, ко мне приходящая свыше...
Орфей и Гомер, Анакреон...
Их не поглотит неистовый Крон...
И живы Сафо, Коринна, Алкей,
и латинские барды им вслед вдалеке...
в этом хоре непознано-многоярусном
голос Овидия летящим парусом
ко мне стремится из далёкого изгнания,
из провинции у моря, где слава и признание
нашли его... И в веках продление...
"Наука любви", "Скорбные элегии"...
"Метаморфозы", где собран для вечности
мерцающий мир многомерной античности...

  февраль-май, 7-12 июня 2013 г.

АВТОПАРОДИЯ

Над линией береговою,
на длинной нитке лёгкий змей
воздушный - взлёт, переговоры
короткие, пути измен,
открытые как коридоры
пространства-времени взамен...
летят над линиями взоры...
как слух на длительностях сел,
а с ним и голос... линий ворох,
мотив и цвет рисунка - сер,
и бледны музыки узоры
внутри пустых прозрачных сфер...

  4 июня 2013

ДВИЖЕНИЕ

Движение, движение любое,
в нём ритмы наслаждения и танца,
и те же ритмы звучности витают,
раскачивая лес столбов воздушных
у флейты Пана, рога и гобоя -
и вихрям в такт мелодии метаться,
то гроз громокипенье обретая,
то пенью птицы следуя послушно...

крушат Европу вздувшиеся воды,
ритмичность их зловещая вздымает
неудержимо и неотразимо,
и гул востока, шаг толчков подземных
в стране, где без унынья и заботы
прозрачно-розовы сады - дымами
и ароматами объемлют зримо, -
всё ритмам подчиняется от сей тьмы...

хтонические ритмы изначальны,
за ними вслед колышутся сезоны
и циклы человеческие в них же
вмещаются и далее дробятся,
предсказанно-встречающе-прощальны,
энергией заполнены - то сонной
стихией, тьмой, волнующейся ниже,
то пульсами надмирными струятся...

  12 июня 2013 г.

* * *

Я ищу подлинности,
а не подделки,
я хочу искренности,
а не истерики...
Сначала - огненность,
а потом - оттенки...
Рельефом - лев,
а фоном - прочие зверики.

  28 июня 2013

* * *

Бесконечность - быстролётность -
безмятежность этих дней -
беззаботность - безысходность -
бездна, тайна, - а над ней -
снов небесное броженье,
беспредельность, рой теней...

всё быстрее и страшнее
тьма вселенной - битва с нею -
чтобы яркий день вернулся,
свежий ветер к нам рванулся
с гор высоких, с океанов -
он летит и окрыляет...

Свет, простор, воображенье,
растворенье и круженье ...

  весна-лето 2013

О РЕКЕ

Подводные течения и камни
всё преподносит длинная река мне -
и так легко течение уносит,
когда плывёшь... -
сон - в невесомость канет...

Чуть дна коснусь, найти пытаясь броды, -
и камни неизученной породы
мне под ноги кидаются, сбивают...
что ж удивляет?...
так проходят годы...

Десятилетьями вода струится,
и в ней поётся, видится и снится,
в ней твёрдость яви, сновидений плавность...
в камнях-теченьях
спрятана граница...

Перевернуло, завертело, камнем
на дно тянуло, - так издалека мне
пришлось вернуться, всплыть, подняться к свету
с потерями...
            отдалены исканья...

  12 авг. 13 г.

ОРФЕЙ

Пока неживыми тенями
и волнами-снами влечён
в страну, где властвует нами
забвенье, скользит твой чёлн

покуда память как волны
зовёт тебя в дальний край,
на берег, вечно безмолвный, -
осмелься - начни - играй!

И лиры взлетают звуки
впервые в сумерках сих,
где лишь доселе - разлуки,
где глас последний затих,

где гаснут живые лики...
И входишь туда - мертвей,
чем тень твоей Эвридики, -
оставшийся жить, Орфей.

И в лире магия, сила
певца в безмолвье впустила -
позволила выйти наружу,
незыблемое нарушить...

О чём - над водой, над пеной
неведомые напевы?

О прежних часах счастливых,
опаловых красках отлива,
воздушных, изменчивых, нежных -
Эвридики взглядах неспешных -
перед вечером - вдаль смотрела
на солнце - и яркие стрелы
из-за облака в море спускались -
их волны ловили, оскалясь,
белопенной кромкой играя
у небесного яркого края...
светило, что в блеск на грани
трепещущих двух состояний
стекало гладью металла
за горизонт, лучась там...
двоих недолгое счастье
минутами истекало...

По ночам с неразлучной лирой
меж созвездий вплавь дефилируй...

Ты не забудешь о ней,
оставленной в царстве теней.

  февраль-сентябрь 2013

* * *

Птицей из подреберья
бьётся, роняя перья
(света, любви - не более)
сердце - из снов - на волю...

Ровно, эпично, складно,
просто - спокойным взглядом -
в даль без конца, поверхность,
горизонтальность, верность...

Повествованья гладкость
словно прощанья краткость...
вглубь - океана песня,
страх, бесконечность, бездна...

  31 августа 2013

* * *

Чтобы выжить -
я должна была выбрать -
всё понять и увидеть сама

Путь мой выжжен,
след уходит всё выше
в кобальт неба и золото сна...

  25 окт. 13 г.

Владимиру Магомадову -
победителю конкурса Большая Опера, исполнителю партии Орфея (контртенор)

Мифический и нематериальный голос
Орфея, навсегда прощаясь с Эвридикой,
летит над миром снов, ночных глубин достигнув,
из тьмы неизмеримой к небесам взывая -

взлетая, без надежды, в безграничном горе,
уже нездешней птицей, более чем дикой,
стремясь свободнее чем струй воздушных вихри
к мирам безмерности, бескрайности взмывает...

  17 ноября 2013

ДЕКАБРЬ

Камни старой Ломбардии, замки, соборы,
монастырских дворов уют,
башни, крепости, парки, пейзажные горы
сказку вечную создают:

Здесь туман декабря вдаль ложится на травы,
пёстрых листьев узор везде -
И улыбки селянок: "Buon Natale!"
расцветают вослед Звезде,
что восходит в Милениум третий, туманный
для крестьян,
        горожан -
            как сон
под небесное пение и se pregando,
под рождественский долгий звон...

По воздушным волнам из волшебного края
в свой привычный
            обжитый мир...
по холмам и низинам взлетая - ныряя,
сон накличем,
            слезой томим,
дождевыми стихиями, близкой зимою,
от которой
            не убежим...

Дли свой день, самолёт, в облаках как на море...
НепокОрен.
            Неудержим.

  23-24.12.13.

ЛЕТУЧЕЕ...

Ковры летучие, они же самолёты
свой путь над городом, над золотом сиянья
к пространству холода направят, и взмывая
легко над тучами, прибавят обороты.

Оставив праздники долин, предгорий свежесть
и с ними колотых вершин края и грани,
воспоминаньями, нам ставшими наградой,
живём, до времени забыв годов поспешность...

вновь растворяемся в заботах привыканья
и в настоящем, драгоценном, уходящем
с тобой мы видим - но всё мягче и всё дальше -
потока прошлого течения и камни...

  19 янв. 14 г.

РЕКА 77

Почти невидима среди густой осоки,
речушка узкая в просторе изумрудном
в тени извилистой подвижных трав высоких
сама извилиста, стремится вдаль, к запрудам...

Несома речкою, легка, нарядна лодка...
а я, у абриса, у самого у края
не в панорамах над рекою - в поворотах
теряясь взглядом, равновесие теряю -

мне не успеть, не уследить за измененьем
теченья быстрого и ближнего ландшафта,
движеньем времени текучим, ежедневным,
движеньем солнца от восхода до заката...

Неузнаваемы былые очертанья...
Склонились вётлы над прямым, широким руслом
реки... а вспомню навигацию вчера в ней -
как было весело, как страшно, как искусно!...

как перекаты превращались в водопады...
Зато теперь поток разгладился, спокоен,
а берега холмятся, высятся и плавно
поднявшись кручами, вдаль отступают вскоре...

А с берегов, издалека и отовсюду
вокруг и вдаль обзор широк, он необъятен -
до горизонта гладь реки металлом чудным
в разнообразии цветов - без тёмных пятен -

переливается, струится-не таится
то серебром, то золотым скользящим светом -
над нею тучами из слёз гроза томится,
и вглубь - свинцовым отраженьем-силуэтом...

Не шёлк, а ртуть... Сурова гладь. И синей рябью
дрожит, покрыта сединой - и тише, чаще
тончайшим льдом к зиме затянута... И зябью
в округе веет от реки застывшей, спящей...

Но разбегаются лучи в сияньи Утра
ледовых трещинок причудливою сетью -
и разбивается поверхность перламутра -
и слово "вечность" собралось на ярком свете...

  31 января 2014

Альпы. Аня.

Ветра альпийская свежесть
в плавном полёте слышится.
Утро - и лёгкая лыжница
режет холмистую снежность

...Вероны мосты и замки,
дворики потаённые,
арены круженье слоёное -
день был вчерашний, внезапный...

Ярких вершин и отрогов,
синих слоёв плетение -
крутятся линии, тени
скорой привычной дорогой...

Встречного ветра поспешность.
Вслед - повороты - взвихрения.
В снежной весёлой игре - не я -
вечность, и юность, и свежесть!...

  2 февраля 2014

НЕБО

Большая Медведица светится,
искрится вдали - не мерещится...
из креслица
яркого месяца
сорвусь я в полёт-путешествие
навстречу воздушной мечте своей...
дорОгою непроторенной
в незнамо какую стОрону,
к далёкой звезде, к соседней ли
до срока везде проследую,
исследуя сферы сна - одна,
поняв и освоив знаки дна,
сверкающие созвездьями,
зеркально в морях известными...
И в блеске усталой зАледи
куда-то прибуду зАгодя...

  2 марта 2014

ПЕРЕВАЛ

Минуешь ту грань
конца ноября,
тот
грозовой
перевал -

и памяти край,
любовью горя,
которую
ты
потерял,

лезвием острым,
знакомым до слёз,
коснётся
груди
всерьёз...

Ледовый отсвет
грядущих гроз
в глубинах
морей
и звёзд...

  5 марта 2014 г.

ВАРИАЦИЯ. ПАМЯТЬ.

Мрака игрою
музыку грома
вообрази

Ложью-любовью
сказки подобье
изобрази

Космоса недра
вихрями света
в ночи закрути

Холодом острым
лезвия отсвет
коснётся груди

  7 марта 2014

ВЕСЕННИЙ БЕГ

Иди за рифмой следом в след
и приведёт она
к мелодии, чей эхом - всплеск -
тебя на грани сна -
в пути-разбеге оторвёт
от плоскости - подъём -
где шум зелёный, рокот вод
и горы - светлым днём
утихнут и уменьшатся...
Я - слух - и вздох - и взгляд...
Я во владенья месяца
войду как в звукоряд...

  8 марта 2014 г.

ПЕТРОВКА

Весна. Петровка. Третий класс.
Мой друг похож на Микки Рурка.
И с ним я таю как Снегурка
по мёрзлым лужам вскользь и в пляс
пускаясь, не разнявши рук...
В то время рос, ещё безвестный,
ребёнок - нам почти ровесник,
нам неизвестный Микки Рурк...
Вновь сердце дрогнуло, когда
я в "Сердце Ангела" увидя
черты забытые - событье,
растаявшее без следа,
смотрела, глаз не отводя,
как льётся кровь неотвратимо,
как прошлое неизгладимо
и не уходит, уходя...

  18 марта 2014

О ПРОШЕДШЕМ

Длинный и пёстрый, неведомый, славный и разнообразный,
непредсказуемый, свету открытый и тени прозрачной,
путь состоял из ошибок и к счастью ведущих поступков.
Но и ошибки в пути безграничное счастье сулили,
перекрывая сивиллы предостереженья, намёки -
преображенье, сиянье, полёт и покой обещая...
Вот и свернула, поверив в полёт на ковре-самолёте
и поднялась над горами, лесами, земли голосами...
Перевернулось весеннее, к счастью зовущее небо,
пропастью, бездною чёрной, незнаемой став в одночасье...
В бездне теряя своё драгоценное хрупкое эго,
мне остаётся ловить удалённое долгое эхо...

  20 марта 2014

ВЕШНИЕ ВОДЫ - 1

О, время - дни влились в года -
весенне-школьное - когда
миниатюрны, гибки, ловки
мы - вся компания с Петровки,
растаявшая без следа -
а прежде - не-разлей-вода -
то за руки, всю мостовую
собой заняв, то врассыпную
мы проникали без труда
как тени лёгкие, туда,
куда тянуло и манило,
на территории иные,
от всех закрытые тогда
в те времена... да, в те дворы
ворот железные полотна
к земле не примыкали плотно,
и щель узка... Но цель игры
для нас - сокровища горы -
важней испорченной одежды...
Ругали взрослые невежды
ворота, подворотни, двор,
потерю пуговиц (позор!)
и закрывали двор от нас -
наш двор чудес
в наш звёздный час...

  27 марта 2014

ВЕШНИЕ ВОДЫ - 2

Нет, ни тихоней и боякой,
и ни задирой-забиякой
я в школьном детстве не была -
но - заводилой-непоседой!...
и не здоровилось соседу,
когда я вдруг из-за угла,
окружена ребячьей стаей,
неудержимо вылетая,
сбивала всё живое с ног...
Мы будто резвые лошадки -
поберегитесь все, кто шатки!
За нами вихрем пыль и смог,
перемещаясь в ритме вольном
несутся вслед, вздымая волны...
и мы скрываемся из глаз...
У всех от самого рожденья,
и двор чудес, и дни паденья
удачи миг - и звёздный час!...

  11 апреля 2014

ДЕЙСТВО

ч.1
Так шёл водевиль - не высокое действо.
И пафос тут был неуместен и жалок...
А время неспешно и мягко бежало -
прошедшее лёгкое летнее детство...

Пятнадцатилетний рубеж - переправа -
и замкнута юность как остров плывущий
в потоках стихий и волненьях созвучий,
в слезах без печали, в надеждах без права...

Всё меньше загадок и твёрже походка
на тверди земной - но легка и воздушна
по-прежнему... скорость пока непослушна -
не сбавишь, не сбросишь, растёт год от года...

Пятнадцать других пролетают в исканьях -
и рек перекаты и дней перемены,
и выбор, и только сезонов измены...
И под ноги бьются и катятся камни...

ч.2
Но воды лагуны ведут в безмятежность -
и волны, и штормы обходят сей остров,
где кружево детства и поисков ростры
волненьем глубин окружённые - те же...

Пятнадцать последующих - нестабильных -
держа равновесие, путь выбирая,
мы видим все дали от края до края
вокруг океанских течений обильных...

И мчимся с волны на волну: этот слалом
своей непрерывностью манит, пугает -
во тьме перемен и времён пробегая,
настойчивы ритмы, что ветер послал нам ...

И слово за словом, и дело за делом,
мы всё успеваем, хотя в беспорядке
вдруг брошена тень на волну без оглядки -
летящая чайка крылом нас задела...

ч.3
И встреченный вдруг на просторах кораблик
опасным становится, чёрным, пиратским.
Вдали растворённый, он виделся братским -
и поздно рисунок зловещий проявлен...

Гребцы, растерявшись, взмахнули недружно -
в волнах замерла наша лёгкая лодка...
средь ясного дня не увидев уловки,
мы, взятые на абордаж, безоружны.

И не водевиль, - а жестокая драма
внезапно играется без репетиций -
и сон этот страшен, но вспять обратиться
нельзя - лишь вперёд неуклонно и прямо.

Пиратство, утраты, мелодия странствий,
зловещие штили, свинцовые бури,
круженье эриний, вой гарпий и фурий -
и берег пустынный, бескрайний, бесстрастный.

ч.4
Но рано ещё с этим миром прощаться -
здесь пение птичье - отнюдь не пустыня,
здесь то, что забыто, закрыто, постыло
казалось - вновь радостью стало и счастьем...

Так много осталось, так много открылось...
Знакомый ландшафт - но зовущий и новый -
среда обитанья, и дело, и слово,
содружество прежнее, сила и милость...

Здесь Острова берег - здесь краски и звуки,
аккорд ароматов, лесной светотени,
весеннего луга земное цветенье,
здесь души встречаются после разлуки.

И волны вокруг утихают - и шум их
теряет свой пафос опасный и бурный,
и пеплом посыпанный край их лазурный
плывёт к горизонту - и там лишь бушует.

  ноябрь 13 - май 14

ПРИМЕТЫ

Осталось множество примет.
Травы примятой след,
и тень моста, и шум воды,
где растворяются следы,
и соловья привет...

То ощущение беды
у края, у черты -
так много букв, так много слов -
прошло - и время пронеслось.
В нём растворился ты...

  Июль 2014

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

...я отпустила те слова,
которые во мне теснились -
и будоражили, и снились -
так между дел, забот, забав
прочь отпустила, не сказав...

Теперь не помню их звучанье,
их тайный смысл, их тон случайный
и чувства, что рождали их
в плену страстей, годов моих...

Пока они рвались на волю,
я их держала сон-травою...

Теперь не помню их значенья
и не сказала их зачем я...

  3 июля 2014

НА ПЛАНТАЦИЯХ МАЛИНЫ

Дни мои без Интернета
на плантациях малины
летом сладостным и длинным
пробегают незаметно...

Вести свежего разлива -
звуки, краски, отраженья
не доходят - нет движенья
сквозь татарник и крапиву...

Мыслевремя, взгляды в нечто,
дни варенья и забвенья
пролетают как мгновенья,
составляя бесконечность...

Но ползут и вьются вести,
бредни, сплетни и морока,
проникая за предместья,
прячась в зарослях до срока...

Новостей крылатых стая -
прочь препятствий непомерность -
вести зреют, вырастая,
обретая достоверность...

  22 июля 2014

КОГДА... (сентябрь)

Сонет
Когда покой нам только снится,
и жизни новая страница
так неожиданно чиста,
а там, где мнилось продолженье,
сегодня - новое движенье
округой майского шеста -
и с удивленьем понимая,
что в осени приметы мая -
не редкость и не диссонанс -
а молодое поколенье,
отнюдь не наше повторенье,
как в зеркало глядится в нас -
тогда - разомкнуты ресницы!
Свершится то, что не приснится!

  24.09.2014

Дорожное 1

Слова-слова-слова
мы слушаем и верим,
что истина живёт
за радугами фраз...
А как замысловат
и ярок свет феерий,
а как высок полёт...
и вновь как в первый раз...

Конструкции словес
незримы, невесомы,
но каменно от них
сжимаются сердца...
Звучанье мыслей, вес
как тяжкий груз несём мы -
ища в пути родник
в пустыне без конца...

  30.09.14

Дорожное 2

Осеннее
Потеряны слова,
        намеренья, желанья.
Тускнеют краски. В даль
и вдоль растёт обзор.
Прозрачны дерева.
        И размывает грани
сезонный фон дождя,
        бессонный разговор...
Всё дальше, ниже свод -
        и - тяжелей в тумане
картины до небес -
в них атмосферный свет
сгущается, плывёт...
        и как в небесной манне
тела теряют вес,
а в душах света нет...

  05.10.2014

ОКТЯБРЬ

Покрыты капельками травы,
пышны - в начале октября,
не увядают... В чём мы правы,
а в чём - ошибок долгий ряд?
В чём заблуждались?
В чём терялись?
Где пропускали поворот?
А где, свернув, мы попадались
в ловушки, устремясь вперёд
в безумной спешке, где без строчки
ни дня, бывало, ни полдня,
где ни раздумья, ни отсрочки,
где все сомненья отклоня -
в бездонность, в пропасть... безысходность
осеннюю, во тьму, во льды...
у берега летейских вод - нас
в былое не вернут следы...
Всё ближе точка невозврата...
так страшно вспомнить сон дурной -
то был не сон. Гроза. Утрата
всё длится порванной струной.

Но дальше - дней круговоротом
сезонов мягкий перезвон...
в них доброты, любви, природы
и человечности закон
вновь инфернальность побеждая,
рождают воздух, дарят свет -
восходит радуга двойная
грозе исчезнувшей вослед...

Так на поверхности - разгадки -
чуть-чуть прикрытая тропа,
дождя шумевшего остатки
и яркой зеленью - трава...

  7 окт. 14 г.

ОСЕННИЙ ВОЗДУХ

Осенний воздух - в году особый -
в нём тайна, свежесть и аромат,
неуловимый и невесомый,
не размещаемый в закрома.

И вспомнишь снова, и вспомнишь словно
царя лесного наряд до пят -
и многоцветный и многослойный,
неувядающий листопад,

что кружит медленно и взлетая -
и вновь мозаикой на земле
он сложен, брошен - и без следа я
скольжу-кружу по нему во мгле...

  11.10.14

СВЯЗЬ

Облетевший фасад,
унесёная крыша,
беззащитные мысли -
только ветер и дождь,
только грома раскат
за раскатом услышу...
Пустота и открытья.
В мире - правда и ложь -
не полярны, не врозь -
кружат неразделимо
в пляске - дьявольской парой,
в блеске молний сплетясь...
(ствол - лианой оброс,
пышным мохом - руина...)
дышит пламенем-паром
эта смесь, эта связь...

В разных точках земли
зло и взрывоопасно
возникает внезапно,
продолжаясь века,
сплав гремучей змеи
с древом жизни напрасной -
человечество залпом
губит
        наверняка...

  13.10.14

КОГДА... (октябрь)

Сонет
Когда вблизи
волна морская
(хотя от моря далека я)
вдруг поднимается, шумя,
когда - как даль - мирок раскроем -
а мир по-новому раскроен -
и снова поиск - где же я?...
опять по осени считая,
плоды, и провожая стаи
дроздов, стремящихся на юг -
я в удивленьи и в движеньи,
в непостижимом окруженьи,
любви, что дарит ближний круг, -
всё принимаю как награду,
и листопаду снова рада!

  28.10.2014

КОГДА... (ноябрь)

Сонет
Когда стихи
сменяет проза,
седеют травы от мороза,
а воздух льдинками звенит

и мы встречаем
третью осень,
где не боясь,
глядимся в озимь,
а видим просинь и зенит...

когда деревья силуэтом
становятся, земля нагрета
ковром из золота пока -

но монотоннее, беднее
слоями живопись бледнеет,
и сеть ветвей издалека

уже рисует нам предзимье,
где лёд в хрусталь
        преобразим мы...

  04.11.2014

В ЭТОМ ГОРОДЕ

Посреди бытия
маяки от меня далеки -
наблюдаю вблизи огоньки
в этом городе я...

Здесь мгновенья полны.
От мерцания настроений,
цвета, музыки, света, тени
все мы чем-то больны.

Узнавание, взлёт,
вознесенье, успокоенье -
это пятое посещенье.
Этот город зовёт...

Повторения нет...
лишь гармония линий, лиц здесь,
дымка далей, безмерность, близость,
зелень вод, тень и свет,

карта, город и я...
даль приближена, увеличена...
под мостами уносит лишнее
Арно. Лента-струя...

  Флоренция 2013 (2014)

БАЛЛАДА О ТЬМЕ

Ужели опутано всё ещё тьмой? -
И голос лесного царя:
"неволей иль волей, но будешь ты мой" -
из тьмы раздаётся, творя
пространство чужое, закрыв горизонт
сумятицей чёрных ветвей,
а рядом звучит, настигая грозой,
лишь сумрачный ветер в ответ...

и скачет ездок запоздалый - тяжёл
и грузен как холод начал...
в руках верхового младенец чужой
тревожит меня по ночам...

"неволей иль волей, но будешь ты мой" -
скачи - не ускачешь во мгле -
застынешь зимой ли, закончишь тюрьмой,
от голода сгинешь в земле...

не скачет - летит запоздалый ездок...
как время без устали мчит...
и воздуха свист, и отчаянья вздох -
напрасны оружье и щит...

  15.11.14

07 - 14

Вот непокорные семь лет
летят в закат, пылают вслед нам -
и по деревьям, по земле
проходят вихрем разноцветным -

и как семь нот - на дню семь раз
порой меняются картины...
вот утро - хмурый дикобраз,
вот полдень - веток паутина -

и сквозь неё синеет даль,
закат румянится и тает,
меняет кружево на сталь -
и гамма кажется простая

ведёт мелодию времён
непредсказуемостью, тайной -
и взгляд прикован, покорён,
следит за птицею случайной...

И всё меняется в семье,
сезонно-пёстрое плетенье
приобретает - а к зиме
рисунок дня сгущает тени...

и возникает тема тьмы
в бесснежном ноябре - сильнее
меня в преддверии зимы
зовёт - и я сливаюсь с нею...

я снега жду. Под новый год -
он светодень вернёт в душе мне
и времени ритмичный ход...
И снова всё придёт в движенье.

  29.11.14

Начало года. Воздушное

Прозрачный лёгкий снегопад
в жемчужно-серых небесах...
Начало года.

Назначен срок - паденья дат
и совпаденья в днях-часах -
событий хода.

И виден поворотный миг,
он ждёт за облачной грядой,
глядит оттуда...

Пусть не кончается дневник -
привычной суток чередой
всё ждём мы чуда...

02.01.2015

Начало года. Подземное

Где глубокое заложение
и не очень,

где как днём светло, где движение
даже ночью,

где под сводами огоньками путь
обозначен,

где под стук и гул замереть-заснуть -
не иначе -

чтобы приняла мои тайны сеть
траекторий

и вернула долгим часам бесед
нить историй...

В гулкости пустот музыкальное
возрожденье

на поверхность вынесет тайное
сна круженье...

  06.01.2015

Начало года. На поверхности

Очищение земли вихрем снежным.
Ощущение метели прозрачной
(полусонной, невесомой, неспешной)
укрывает и от космоса прячет,

окружает, все деянья скрывая,
погружает в бесконечность мечтанья...
И мелодия зимы вихревая
вторит памяти, приметам и тайнам...

По поверхности равнинно-холмистой
время новые проложит цепочки.
И хрустит под нами снег золотистый,
блещет радужный, искрится непрочный...

  10.01.2015

В сумраке

Сказанья шепчет сумрак снам
на полдороге в запустенье...
Я по глазам, по голосам
вас узнаю, родные тени

Вы приближаетесь в ночи -
и снова здесь любовь витает,
и нежность прежняя звучит...
Мне белым днём вас не хватает.

Поймёшь, навеки потеряв
любимых незабытых старших...
Деревьев шум и шорох трав -
для нас, продленьем вашим ставших.

  19.02.2015

Сон души. Сонет.

Поэзия руин, империя обломков,
из них проросших трав расцвет и аромат -
и вольный рост ничьей стопой там не примят -
а мирный звук воды, струящейся негромко

и птичий перезвон в свободной тишине
проявлены светло, прозрачно, безмятежно,
разнообразно - но всегда одни и те же -
в тенистой глубине и ясной вышине...

И заросли следы, а новым где же взяться -
там человечий дух давно уже угас -
там эхо - лишь стихийный шум и дикий глас
забытых навсегда земных цивилизаций...

От грохота уйди, от страха не дрожи -
оцепененье чувств и вечный сон души .

  24.02.2015

ПЛАНЕТАРНОЕ

По эллипсу ходит цветная планета -
но вдруг проступает в ней ночь силуэтом,
свои очертанья меняя при этом -
там серость царит и зимою, и летом...

Страна беспредела под видом порядка,
страна сквернословия - чётко и кратко
тебя посылают, смеются украдкой,
играя в зловещие серые прятки.

Но есть в беспощадных бессмысленных буднях
просветы и праздники, флейты и лютни,
и где-то встречаются светлые люди...
И весть ожидать, и надеяться будем...

  03.03.15

ТОЛПА...

Толпа линяет по весне - меняет кожу,
и от неё освобождается прохожий,
но собираются в трагическом молчаньи
иные толпы - дань свершениям печальным...

Вчера казалась атмосфера безвоздушной,
теперь она совсем становится бездушной,
и толпы движутся в медлительном бессильи, -
чем - вопрошая - небеса они взбесили?...

Преобладают силы зла, растут безмерно.
И все Кощеи на земле почти бессмертны.
Кто вызвал демонов, тиранов, асассинов? -
не отловить никак, не вбить им кол осинов...

Вновь - век вампиров и прыжок в средневековье,
где всё решается чужой пролитой кровью.

Течёт река из серебра, без дна, без края,
а рядом - в поисках добра - толпа людская...

  07.03.15

МЕДИТАЦИЯ

От лона вод животворящих
до незаметной горки праха
без торопливости и страха
пройти как в древности твой пращур,

своей природе покоряясь,
но зверя преодолевая
в себе... и род свой продлевая
веками, не впадая в крайность...

Но в мире, что сейчас, сегодня -
как - в "дивном-новом", динамичном,
в столетьи лживом, горемычном -
как свет найти и стать свободней?...

Где, - не слабея, не рискуя,
не поддаваясь разрушенью,
хранить, не веря окруженью,
обличье в равновесьи с сутью?...

  апрель 2015

УТРЕННЕЕ. У ОКНА

Вновь перламутровое небо
так безмятежно
весной и летом, ежедневно
и безнадежно...
Усладу утреннего кофе
я наливаю...
Прошедшее средневековье
и нулевая
отметка времени отсчёта
во мне проходят,
напоминая мне о чём-то, -
и переводят,
и расшифровывают звуки,
затменья, знаки,
пересечения, разлуки,
осадки, накипь
и легион иных последствий -
скольженьем тени
над жизнью занесённых лезвий
и заблуждений
стальная плоскость отсекает -
в ней зазеркалье
таится, тает и вздыхает:
Не задержали,
не сохранили свет небесный...
В былом и страшном
полёт-падение над бездной,
знаменьем ставшей.

  13 мая 2015г.

* * *

Поэзия мерно
уходит
отходит
скрывается в снах неболтливо

Изменится мир ли
от слова простого
подобно морскому отливу
Настанет ли мир
если музыка-слово
сильнее оружия станет

останется ль миром
не взорван не взломан
огню непокорен и стали...

  20 мая 2015

МАЙ

Бирюза весны, сгорая
белизной без сна, без края
растворяясь в изумрудной
буйной зелени упругой,
тёплым ветреным аккордом
рассыпается покорно...
веют яблони ветвисто,
сплошь покрыты аметистом...
вышел россыпью жемчужной
вишен розовых - не чуждый
цвет японской пасторали -
нам привили - постарались -
радость первого цветенья,
разноцветья, света, тени,
ароматов переливы...
соловьи без перерыва
в бесконечности гармоний
стройных брачных церемоний,
в необъятности сердечной,
в завороженности вечной...

  29 мая 2015

СОНЕТ

Они ушли, не попрощавшись
как сны бесшумно и внезапно,
а на восток или на запад? -
растаяли в полях и в чащах,-

на юг, на север, в небеса ли? -
ушли бесследно и бесславно,
на вдохе, незаметно, плавно -
вернуться вновь не обещали,

загадочны и вездесущи,
воздушны, волнами гармоний
цикличны, звонки, невесомы

и над морями, и над сушей
летящие при свете молний
стихи - в безмолвии весёлом...

  11.09.15

 

ПОДЕЛИТЬСЯ: