Сайт журнала
"Тёмный лес"

Главная страница

Номера "Тёмного леса"

Страницы авторов "Тёмного леса"

Страницы наших друзей

Кисловодск и окрестности

Тематический каталог сайта

Новости сайта

Карта сайта

Из нашей почты

Пишите нам! temnyjles@narod.ru

 

на сайте "Тёмного леса":
стихи
проза
драматургия
история, география, краеведение
естествознание и философия
песни и романсы
фотографии и рисунки
 
Главная страница
Страницы авторов "Темного леса"
Ю.Насимович - краеведение
Краеведение Москвы
 
По природным паркам и заказникам
Природа Южного округа
Академический район
Молжаниновский район (окрестности Бурцева)
Природа Таганского района
Природа Коломенского
Природа Лефортова
Природа Солнцева
Природа Кускова
Природа Алтуфьева
Природа Загорья
 
Природа Москвы
Северо-Восточный округ Москвы
Северо-Западный округ Москвы
Реки Москвы
Флора Москвы
Ценные ботанические объекты Москвы
Природа Зеленограда


             М.Б.Ефимов, Ю.А.Насимович, Б.Б.Шкурский

                  ПРИРОДА ЮЖНОГО ОКРУГА МОСКВЫ

   Предлагаемая читателю краеведческая работа депонирована в  ВИ-
НИТИ  РАН,  и  ниже перед титульным листом полностью приведены её
выходные данные и текст автореферата, предназначенного для публи-
кации в Реферативном журнале ВИНИТИ.
   Разбивка на  страницы  и  их нумерация в тексте,  переданном в
электронную библиотеку, такие же, как в депонированном экземпляре
работы.
   С авторами можно связаться по телефонам в Москве: Михаил Бори-
сович Ефимов - (499)-180-62-62; Юрий Андреевич Насимович - (499)-133-20-97 и
(499)-141-12-12; Борис Борисович Шкурский - (499)-164-40-77, а
также по электронной почте:
   nasimovich@mail.ru

                           Автореферат

   Природа Южного  округа  Москвы / Ефимов М.Б.,  Насимович Ю.А.,
Шкурский Б.Б.;  ВНИИ охраны природы. М., 1999. 67 с. Библиогр. 32
назв. - Рук. деп. в ВИНИТИ
25.06.1999, N 2030-В99.
   Описаны рельеф, геологическое строение, гидрографическая сеть,
флора, фауна и отдельные природные территории округа. Особое вни-
мание уделено памятникам природы и другим ценным природным объек-
там.










          ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
                   ПО ОХРАНЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

         ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ
                         ОХРАНЫ ПРИРОДЫ









             М.Б.Ефимов, Ю.А.Насимович, Б.Б.Шкурский

                  ПРИРОДА ЮЖНОГО ОКРУГА МОСКВЫ












                          МОСКВА  1999



                              - 2 -




                  ПРИРОДА ЮЖНОГО ОКРУГА МОСКВЫ

             М.Б.Ефимов, Ю.А.Насимович, Б.Б.Шкурский

   Природа Южного  округа  ранее не описывалась специально.  Есть
только работы, посвященные отдельным объектам на этой территории.
Кроме того,  информация по геологии и биологии южной части города
рассеяна в обширной литературе о Москве в целом,  откуда она была
извлечена и  проанализирована специально для этой статьи.  В про-
цессе работы проводилось также дополнительное обследование  мест-
ности.  Используются стратиграфические шкалы, принятые в России и
СНГ (Стратиграфический кодекс, 1992). Статья писалась в 1997 г. и
предназначалась  для  цветного научно-популярного альбома о Южном
округе,  но альбом не был опубликован,  и авторы приняли  решение
депонировать  её  в ВИНИТИ.  Раздел "Развитие органического мира"
написан, в основном, М.Б.Ефимовым (кроме описания событий послед-
них веков),  раздел "Геологическое строение" - Б.Б.Шкурским,  ос-
тальные - Ю.А.Насимовичем.

                    ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

   Восточная граница округа проходит по реке Москве,  южная -  по
Московской кольцевой автодороге (по краю города), западная - при-
мерно по восточной опушке Битцевского леса.  Остальные границы не
столь естественны:  Симферопольский бульвар,  речка Котловка, Ок-
ружная железная дорога,  граница Нескучного сада, улицы Академика
Петровского и Павла Андреева,  Жуков проезд, улицы Летниковская и
Кожевническая,  Новоспасский мост, Симоновский Вал, Велозаводская
улица...  Таким образом, Южный округ занимает примерно треть воз-
вышенного правобережья реки Москвы в нашем городе,  и только  не-

                              - 3 -

большая  его часть около метро Автозаводская лежит на левом бере-
гу.  Кроме Южного округа,  только Юго-Западный и Западный  округа
находятся на том же высоком правом берегу,  а остальные шесть ок-
ругов целиком или,  в основном, левобережные, низменные. Террито-
рия  расположена приблизительно в интервале между 55Ї5оЇ035' и 55Ї5оЇ045'
северной широты и 37Ї5оЇ035' и 37Ї5оЇ045' восточной  долготы  на  Восточ-
но-Европейской  равнине  в  бассейне  р.Волги  в  среднем течении
р.Москвы.  Она частично занимает Московскую котловину -  открытую
на восток низменность, полого поднимающуюся к западу, где она пе-
реходит в Смоленско-Московскую возвышенность. Котловина ограниче-
на на севере Клинско-Дмитровской грядой (вне округа),  а на юге -
Теплостанской возвышенностью (в округе).  Северные участки описы-
ваемой территории, расположенные в пределах Окружной железной до-
роги (Донской и Даниловский районы),  а также районы  Нагатино  и
прилегающие  к  руслу р.Москвы окрестности Коломенского,  Москво-
речья, Сабурова и Братеева занимают поверхности речных террас. Но
большая часть районов - Нагорный,  Чертаново, Бирюлево, Царицыно,
Орехово-Борисово и западные части Москворечья и Зябликова -  рас-
положены  уже  в пределах Теплостанской возвышенности на ее севе-
ро-восточных склонах.  Именно этим определяются основные  особен-
ности природы округа и его частей.

                       СОВРЕМЕННЫЙ РЕЛЬЕФ

   Описание рельефа Южного округа - это, в основном, описание се-
веро-восточного   склона  Теплостанской  возвышенности  и  долины
р.Москвы, в пределах которых расположен округ. Теплостанская воз-
вышенность  имеет  максимальную высоту (255,2 м над уровнем моря)
близ метро Теплый Стан - в соседнем Юго-Западном округе. В преде-
лах  Южного  округа  она плавными уступами понижается на восток и
северо-восток, а потом круто обрывается к реке Москве. Абсолютные
высоты  колеблются от 210 м (на юго-западе у Битцевского леса) до
114 м (на востоке у р.Москвы).  Перепад высот составляет чуть ме-

                              - 4 -

нее 100 м. По средней высоте и перепаду высот Южный округ уступа-
ет Юго-Западному,  примерно равен Западному и заметно превосходит
остальные округа столицы.
   Поверхность Теплостанской возвышенности  расчленена  оврагами,
балками и речными долинами значительно сильнее,  чем левобережная
часть города. Верховья оврагов и балок с разных сторон подступают
к самым водоразделам и почти смыкаются близ них. Такой рельеф на-
зывают эрозионным.  У него две причины:  рыхлость пород и большой
перепад  высот между возвышенностью и рекой Москвой.  Значительно
реже (в основном, в соседнем Юго-Западном округе и кое-где в Бит-
цевском  лесу)  наблюдаются ледниковые формы рельефа.  Эрозионный
рельеф "сделан" текущей водой и,  в частности, реками. Чем больше
перепад высот,  тем быстрее текут реки, тем сильнее они подмывают
берега, увеличивая свои долины.
   Основные речки Южного округа впадают в р.Москву справа и текут
преимущественно на восток или северо-восток.  А начинаются они  в
соседнем Юго-Западном округе. Там, от Теплого Стана к Университе-
ту,  проходит гряда холмов - водораздел Сетуни и этих речек.  Го-
родня  и  ее приток Чертановка сбегают с главного холма возвышен-
ности у метро Теплый Стан, Котловка и Чура - с Воронцовского хол-
ма,  а приток Чуры Кровянка - с Воробьевых гор. Все перечисленные
речки и некоторые их притоки  (Котляковка,  Шмелевка)  выработали
глубокие  долины,  в  какой-то  степени параллельные одна другой.
Между долинами, тоже в первом приближении параллельно один друго-
му,  расположены  высокие водоразделы.  Глубокие долины - особен-
ность Южного и других правобережных округов.  А такие  направлен-
ность и упорядоченность долин и водоразделов в наибольшей степени
свойственны именно Южному округу.
   Многие водораздельные  возвышения резко обрываются у р.Москвы,
образуя здесь мысы, полухолмы. Обычно эти полухолмы без понижения
связаны  перемычкой  с остальным массивом Теплостанской возвышен-
ности.  Но иногда перемычка чуть понижается и отсекает  отдельный
холм. Таковы расположенные близ реки Москвы холм у метро Нагорная

                              - 5 -

(ограничен долинами Жужи,  Котловки и ее правого притока),  Коло-
менская возвышенность (ограничена долинами Жужи,  Чертановки и ее
левого притока),  расположенные чуть поодаль от реки Москвы  холм
на пересечении Ереванской улицы с Кавказским бульваром (ограничен
Нижним Царицынским прудом, долинами Городни, Чертановки и их при-
токами),  Орехово-Борисовский  холм  (ограничен долинами Городни,
Язвенки и Шмелевки). Ряд отдельных холмов есть на водоразделе Го-
родни и Битцы,  протекающей чуть южнее "нашей" территории. Из них
значителен холм в Бирюлевском дендропарке.  Он ограничен долинами
Язвенки, Черепишки и Журавенки. Есть невысокий холм на водоразде-
ле Городни и Чертановки в Чертанове.  Он с трех сторон  огибается
Днепропетровской улицей.
   Из перечисленных холмов наиболее известна  Коломенская  возвы-
шенность,  хотя  она  отделена от основного массива Теплостанской
возвышенности едва-едва пониженной перемычкой. Высота Коломенской
возвышенности  над  уровнем  моря - примерно 170 м (формально это
вообще не возвышенность, так как она не достигает 200 м). Но зато
она эффектно обрывается к реке Москве, протекающей на высоте при-
мерно 115 м.  Получается перепад высот в 55 м, что для нашего го-
рода очень много.  Участок с архитектурными памятниками Коломенс-
кого расположен на высоте от 135 до 155 м.  До уровня реки  всего
20-40  м,  но и эта высота впечатляет.  Коломенская возвышенность
надрезана оврагами (точнее - балками и долинами маленьких  речек)
на несколько полухолмов.  Между Жужей и Голосовым оврагом - Коло-
менский холм с церковью Вознесения,  между Голосовым и Дьяковским
оврагами - Дьяковский холм с церковью Иоанна Предтечи,  между Дь-
яковским оврагом и долинами Городни и Чертановки - узкое  длинное
окончание Коломенской возвышенности с Дьяковским городищем, Зара-
зами (зарослями на склоне) и  Братеевом.  Собственное  имя  имеет
также короткий,  но очень крутой и глубокий овраг между Голосовым
и Дьяковским - Колотушкин. До нас дошли названия и всех левых от-
вершков Дьяковского оврага: село Дьяковское стояло над оврагом, и
жители называли отвершки по фамилиям хозяев ближайших домов.

                              - 6 -

   Абсолютная высота  холма на Кавказском бульваре чуть превышает
160 м, холма у Нагорной - 170 м, Орехово-Борисовского и Бирюлевс-
кого холмов - 180 м, Чертановского холма - 200 м. Мы видим как бы
несколько ступеней возвышенности по мере удаления от реки  Москвы
к Теплому Стану.  Большая часть Южного округа расположена на ниж-
ней "ступеньке",  где даже вершины холмов редко превышают 180  м.
На вторую "ступеньку" поднимается только часть округа,  примыкаю-
щая к Битцевскому лесу (190-200 м). Третья "ступенька" (от 210 до
255 м) - в соседнем Юго-Западном округе, откуда и стекают все ос-
новные "наши" речки.
   Интересная деталь  рельефа  Южного  округа  выявляется,  когда
рассматриваешь схему речной сети.  На ней видно,  как долго р.Го-
родня течет параллельно р.Москве,  не впадая в нее.  Сходно ведет
себя и Чертановка,  приток Городни. Это не случайно: в Москве еще
две теплостанские речки ведут себя аналогично. Самый край Теплос-
танской возвышенности во многих местах как бы чуть-чуть  вздернут
и образует гряду, на которую натыкаются эти речки. Особенно хоро-
шо знакомы с такой грядой жители Братеева,  живущие на ней. Такой
"вздернутый"  край возвышенности наблюдается там,  где эта возвы-
шенность соприкасается с наиболее четко выраженными правыми излу-
чинами  реки Москвы:  в Фили-Кунцевском лесопарке,  на Воробьевых
горах (вне округа) и чуть ниже  Коломенского  (в  округе).  Между
этими  тремя  участками Москвы много общего.  Река Москва в таких
местах активно подтачивает свой правый берег, наступая на Теплос-
танскую возвышенность.  Этот берег высок и крут.  Водораздел пре-
дельно приближен к реке Москве (вода стекает в нее только с этого
крутого склона,  а по нагорным участкам она уже течет от р.Москвы
к другой речке).  У подножия москворецкого склона на  поверхность
выходят черные юрские глины (см.  ниже). На этих глинах скаплива-
ется грунтовая вода.  Она дает начало множеству родников. Вышеле-
жащие пласты песка медленно соскальзывают к реке Москве по сколь-
зкой смоченной поверхности юрских глин  (оползни).  Соскальзывают
сразу  длинные (до сотен метров в длину) участки берегового скло-

                              - 7 -

на. Оползней много. Образуется от одной до семи-восьми оползневых
"гряд"  с оползневыми западинами между ними.  По западинам парал-
лельно реке Москве текут вышедшие на поверхность грунтовые  воды.
Склон, кроме того, прорезан очень короткими овражками, которые, в
основном,  перпендикулярны реке Москве.  В эти овражки и  впадают
ручейки из оползневых западин.  Оползневые гряды, прорезанные ов-
ражками, образуют удивительный оползневой рельеф. Эти участки жи-
вописны еще и потому, что заросли лесом. Ведь на таком оползающем
склоне нельзя было ни строить, ни пахать! В старину эти места на-
зывались  заразами (зарослями).  В Москве есть Кунцевские Заразы,
Воробьевские Заразы и Заразы ниже Коломенского.  А еще эти  места
интересны черной ольхой (не серой ольхой, которая везде обычна!),
аммонитами и белемнитами ("чертовыми пальцами"), но об этом расс-
казывается в соответствующих разделах. К сожалению, в Коломенском
оползневой склон во многих местах завален мусором:  над ним  было
село Дьяково,  а в другом месте мусор сгребали с промзоны. Поэто-
му,  посмотрев Заразы в Коломенском, полезно будет также съездить
в  Кунцево и посмотреть знаменитое Проклятое место на реке Москве
между метро Пионерская и Крылатским мостом.  Это поможет предста-
вить себе красоту оползневого рельефа в Коломенском в прошлом.
   Совсем другим рельефом обладает  левобережный  участок  Южного
округа около метро Автозаводская.  Это долина реки Москвы,  пони-
женное,  плоское и относительно ровное место. Южнее Автозаводской
улицы  находится  бывшая  Кожуховская пойма реки Москвы с высотой
чуть более 120 м над уровнем моря.  Теперь по весне река не зали-
вает,  "не поит" свою пойму,  а, значит, это уже не вполне пойма.
Сама Автозаводская улица и  метро  Автозаводская  расположены  на
второй  надпойменной террасе р.Москвы с высотой чуть более 130 м.
А Новоостаповская улица - уже на третьей надпойменной  террасе  с
высотой порядке 140 и более м.  Террасы прорезаются небольшим по-
нижением - долиной заключенного в подземный коллектор  ручья  По-
дон.  Первой  надпойменной террасы в округе практически нет.  Она
смыта рекой Москвой в отдаленном прошлом.  Вблизи Симонова монас-

                              - 8 -

тыря вторая и третья террасы резко обрываются к реке Москве,  об-
разуя живописный склон, но, конечно, не такой величественный, как
в  Коломенском.  В прошлом здесь находили ковыль и другие степные
растения.
   Мы видим, что долина р.Москвы асимметрична: река местами течет
почти под самым правобережным склоном, а по левому берегу тянутся
многокилометровые просторы поймы и надпойменных террас.  Но пойма
и  надпойменные террасы р.Москвы кое-где есть и на правом берегу.
В пойме расположены район Дербеневской улицы и Павелецких  проез-
дов, территория между Варшавским шоссе и Новоданиловской набереж-
ной,  парк "Нагатинская пойма" и низовья Городни  южнее  Братеева
(Братеевская пойма).  На второй надпойменной террасе - район Сер-
пуховского Вала и Рощинских  улиц  (часть  Даниловского  района),
большая часть застройки Нагатина. На третьей надпойменной террасе
- Донской и Загородный районы, часть Нагатинской улицы, застройка
между р.Москвой и Борисовским прудом.
   Современный рельеф обусловлен всей совокупностью прежних  гео-
логических  событий,  и  ключ  к его пониманию дает геологическое
строение местности.

                     ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ

   В геологическом отношении Теплостанская возвышенность,  на ко-
торой расположен Южный округ,  резко отличается от других  частей
Москвы - от Мещерской низменности на востоке города (Заяузье), от
пологого склона Смоленско-Московской возвышенности  на  севере  и
северо-западе (междуречье Москвы и Яузы).  Благодаря своей высоте
эта территория подверглась чуть  меньшему  воздействию  ледников.
Днепровский ледник покрыл ее несколько менее мощным слоем льда, а
Московский ледник вообще полностью ее не преодолел и частично об-
тек  стороной.  Поэтому  здесь,  в отличие от левобережных частей
Москвы, сохранились все четыре основных слоя осадочных пород, ко-
торые могут выходить на поверхность,  и возникли соответственно в

                              - 9 -

четвертичный,  меловой, юрский и каменноугольный периоды. Осадоч-
ные  породы  образуют чехол,  который покоится на кристаллическом
фундаменте Восточно-Европейской  платформы,  но  для  дальнейшего
описания  этих слоев нужно сделать ряд пояснений общего плана [3,
7, 8, 9, 13, 15, 16, 18, 25, 26, 30, 31].

                Геологическая позиция юга Москвы

   МОСКОВСКАЯ СИНЕКЛИЗА.  Особенности геологического строения Юга
Москвы определяются положением города на Юго-Западном склоне Мос-
ковской синеклизы - крупной  вогнутой  структуры,  представляющей
собой  обширную открытую на восток пологую впадину,  ложе которой
понижается в направлении г.Вологда.  Московская синеклиза  -  это
типичный осадочный бассейн, заполненный древними морскими отложе-
ниями,  в основном,  палеозойского и мезозойского возраста.  Мощ-
ность этих отложений возрастает от краев к центру,  а возраст вы-
ходящих на поверхность пород закономерно сменяется на более моло-
дой в том же направлении.  Москва, по замечанию выдающегося русс-
кого географа П.П.Семенова-Тян-Шанского,  как и столицы европейс-
ких государств - Лондон,  Вена и Париж, лежащие в центрах крупных
палеогеновых бассейнов,  находится в пределах крупного  бассейна,
но более древнего - каменноугольного возраста [6].
   РУССКАЯ ПЛАТФОРМА.  Московская синеклиза, в свою очередь, рас-
положена на севере древней Восточно-Европейской платформы, в пре-
делах Русской плиты. В разряд плит попадают участки платформ, пе-
рекрытые породами осадочного чехла (в отличие от щитов, сложенных
непосредственно выходящими на поверхность породами  кристалличес-
кого фундамента, каковы, например, Балтийский и Украинский щиты).
Часто название Русской присваивается всей платформе и  употребля-
ется наряду с термином Восточно-Европейская. Платформенные участ-
ки земной коры являются древними  стабильными  ядрами  материков.
Это глобальные структуры, ограниченные более молодыми складчатыми
горными сооружениями,  объединенными в подвижные планетарные поя-

                             - 10 -

са.  В  складчатое  обрамление Русской платформы входят следующие
горные системы: на востоке - Урал, на юге - Кавказ и Горный Крым,
на западе - Карпаты,  Альпы, Татры, Рудные Горы, на северо-западе
- Скандинавские горы. Русская платформа, наряду с другими, харак-
теризуется двухэтажным строением.
   КРИСТАЛЛИЧЕСКИЙ ФУНДАМЕНТ.  Нижний этаж платформы - кристалли-
ческий фундамент, называемый также цоколем или складчатым основа-
нием, - сложен твердыми и плотными метаморфическими и магматичес-
кими породами.  При этом толщи докембрийских осадков преобразова-
ны,  смяты в складки и разбиты на крупные блоки по линиям глубин-
ных  разломов  и протяженных прогибов,  однако подвижность блоков
ограничена, и фундамент существует как единое целое на протяжении
сотен миллионов лет.
   ОСАДОЧНЫЙ ЧЕХОЛ. Верхний этаж - осадочный чехол - сложен отно-
сительно  молодыми  полого  залегающими  пластами твердых осадков
морских бассейнов и покрывает поверхность фундамента на  огромной
площади. Строение чехла подобно слоеному пирогу, а суммарная мощ-
ность осадков составляет первые километры.  Различия  в  строении
фундамента и чехла требуют их отдельного описания.  Однако, и для
фундамента,  и для чехла,  при всей их  несхожести,  составляется
единая стратиграфическая колонка.
   СТРАТИГРАФИЯ И ГЕОХРОНОЛОГИЯ, ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЛЕТОПИСЬ. Стратиг-
рафия  фундамента - то есть состав и последовательность слагающих
его слоев, в принципе сходна со стратиграфией чехла, ведь и крис-
таллические  породы  фундамента,  в  подавляющей  массе,  некогда
представляли собой слои осадочных пород,  впоследствии преобразо-
ванные под действием высоких давлений и температур. Слоистые тол-
щи осадков от древнейших до современных составляют, образно гово-
ря, "геологическую летопись", которую можно "перелистывать" и да-
же "прочитывать",  восстанавливая обстановки, царившие на Земле в
далеком прошлом, реконструируя последовательность событий, приво-
дивших нередко к глобальным изменениям на  планете.  Перелистывая
мысленно  каменные страницы геологической летописи,  полезно пом-

                             - 11 -

нить, что геологическое время тянулось очень медленно, и событие,
о  котором мы прочитали за секунду,  длилось миллионы лет.  Иначе
может показаться,  например,  что материки сталкивались  со  ско-
ростью курьерского поезда,  а это далеко не так.  Слои фундамента
перемяты, горные породы преобразованы, состав их изменен, имеются
массы  магматических  пород - интрузии,  вторгшиеся в виде огнен-
но-жидкого расплава в слоистые толщи и там закристаллизовавшиеся.
Это  как бы первая часть геологической летописи - сильно измятый,
подпорченный временем древний свиток:  многие буквы и слова расп-
лылись,  целые страницы отсутствуют, иные главы пропущены, другие
написаны поверх прежних, и можно только догадываться, что там бы-
ло изначально. И чем дальше в прошлое, тем меньше фрагментов уце-
лело.
   Первый отрезок геологической истории называется докембрием,  и
ему соответствуют слои фундамента Русской и других древних  плат-
форм.  Докембрий  - отрезок геологического времени от образования
Земли около 4,5 млрд.  лет назад до рубежа 570 млн. лет, называе-
мый еще криптозоем (время скрытой жизни). Началом документирован-
ной истории земли можно считать рубеж около 4 млрд.  лет -  самый
древний из зафиксированных возрастов горных пород.
   Далее следует фанерозой (время явной жизни),  продолжающийся и
в  наши  дни.  Преимущественно  в течение фанерозойского эона был
сформирован осадочный чехол платформы. Слоистые толщи чехла - уже
"нормальная книга",  но некоторые страницы отсутствуют - это про-
пуски в осадконакоплении. Определение возраста пород - задача ге-
охронологии,  она решается благодаря остаткам древних форм жизни,
для которых благодаря палеонтологам (см.  очерк развития  органи-
ческого  мира),  установлено  относительное  время существования.
Изотопные методы позволяют оценивать  абсолютный  возраст  горных
пород,  но  для фундамента устанавливается время последней терми-
ческой переработки, и возраст оказывается зачастую "омоложен".
   Стратиграфические подразделения согласованы с геохронологичес-
кими,  то есть определенным группам слоев соответствуют одноимен-

                             - 12 -

ные интервалы геологического времени,  здесь кажется уместным на-
помнить соответствия между двумя шкалами:

   Стратиграфич. подразделения - Геохронологич. подразделения

   Эонотема                      Эон
   Эратема (группа)              Эра
   Система                       Период
   Отдел                         Эпоха
   Ярус                          Век
   Зона                          Время

   Зона уже выделяется не повсеместно, по характерным ископаемым,
как и более мелкая категория - горизонт,  в который  объединяются
пласты пород сходного состава, заключающие в себе одинаковые виды
ископаемых организмов. Обычными региональными подразделениями яв-
ляются  свиты и серии,  выделяемые по вещественному составу (осо-
бенно для "немых" толщ,  слагающих обычно большую  часть  резерва
фундамента и не позволяющих судить об их возрасте по фаунистичес-
ким остаткам).

          Краткая характеристика и история формирования
                   кристаллического фундамента

   Максимальный установленный  возраст пород фундамента,  по изо-
топным данным,  - 2,5 млрд.  лет. Горные породы, слагающие фунда-
мент  очень  твердые  и плотные,  это - гнейсы,  гранито-гнейсы и
сланцы,  которые сформировались при участии  высоких  давлений  и
температур из древних морских осадков.  А самые ранние горные по-
роды земной коры,  типа лунных базальтов, до нас в своем первона-
чальном виде не дошедшие, выделились при частичном плавлении ман-
тии Земли, вызванном, возможно, метеоритными бомбардировками око-
ло 4 млрд. лет назад, когда Земля была похожа на Луну, или на Ве-

                             - 13 -

неру с очень горячей атмосферой из СОЇ42Ї0 и с высоким  давлением  на
поверхности.
   Чуть позже возникла континентальная сиалическая кора, подобная
современной, но тонкая, ее слагали серые гнейсы. Возникшие породы
потом не раз преобразовывались - подвергались метаморфизму:  сми-
нались  под действием сжатия и даже частично плавились,  и именно
возраст последнего метаморфизма удается определить.  В те далекие
времена на территории будущего Южного округа различные обстановки
многократно сменяли друг друга.  Временами на всей платформе лава
изливалась  из трещинных вулканов,  потом территория прогибалась,
затоплялась морями,  покрытое осадками дно  которых  впоследствии
снова  воздымалось,  монолиты дробились,  пласты переминались,  и
вулканы опять действовали.  Такие циклы занимали интервалы  около
200-300 млн. лет.
   По краям молодой платформы,  а иногда и посреди - в  прогибах,
похожих на Средиземное море,  существовали моря, прямо на дне ко-
торых действовали подводные вулканы, выбрасывая тонны пепла и ла-
вы через толщу воды вверх. Разносимый волнами мелкий пепловый ма-
териал отлагался на дне в виде туфов.  Тут же накапливался терри-
генный (снесенный с суши) материал - глины, пески и конгломераты.
Через какое-то время,  при сдвигании берегов морей в периоды сжа-
тия, слои осадков, накопленные в них, сминались в складки, подни-
мались,  уплотнялись, образуя горные сооружения, подплавлялись и,
наконец,  становились частью платформы. При помощи такой "имперс-
кой стратегии" Русская платформа разрасталась по площади, а на ее
периферии подымались горные хребты - например Скандинавские горы.
Такой режим продолжался до начала  позднего  протерозоя  (1.6-1.7
млрд.  лет назад). Затем до рубежа 1 млрд. лет платформа возвыша-
лась в виде горной страны,  подвергавшейся постепенному размыву и
выравниванию.  В это время сформировался сложноступенчатый рельеф
фундамента, благодаря вертикальным движениям крупных блоков плат-
формы.
   Рельеф поверхности  фундамента  характеризуется  значительными

                             - 14 -

неровностями, перепады глубин залегания достигают 1400 м. В узких
пониженных участках (прогибах) уже в конце протерозойской  эры  в
течение почти полумиллиарда лет до рубежа 600-580 млн.  лет отло-
жились первые осадочные породы чехла.  Такой прогиб имеется и под
Южным округом.  Палеозойские и мезозойские, а напоследок и кайно-
зойские осадки перекрыли фундамент на  всей  площади  центральной
России,  и  ныне все структуры рельефа фундамента являются погре-
бенными.

        Строение и история формирования осадочного чехла

   В строении осадочного чехла платформы в районе Москвы участву-
ют  почти строго горизонтально залегающие отложения от верхнепро-
терозойских до кайнозойских,  включая четвертичные, рассматривае-
мые  обычно  отдельно.  Общая  мощность пород чехла составляет от
1600 м до 3000 м в зависимости от глубины залегания кровли фунда-
мента. Отдельные участки в пределах узкого Подмосковного грабено-
образного прогиба имеют большую мощность: до 4780 м в районе Пав-
лова Посада.  Часть этого прогиба - Теплостанский грабен, и в его
пределах в районе метро Новые Черемушки соответствующая  величина
составляет 2800 м.  На поверхность выходят породы не старше сред-
него карбона [6].  Сведения о характере докембрийских  и  большей
части  палеозойских отложений получены при бурении глубоких сква-
жин.
   Докембрий (старше 570 млн.  лет) представлен морскими осадками
- песчаниками и глинистыми сланцами позднепротерозойского (от 1.7
до 0.57 млрд.  лет назад) возраста, накопленными в узких глубоких
прогибах, мощность слоев около 1.2 км. В рифее и раннем венде (от
900  до  650  млн.  лет назад) произошла главная фаза Байкальской
складчатости, в результате возникло складчатое обрамление Русской
платформы  на  севере от Варангер-Фиорда (северо-восток Норвегии)
до Тиманского кряжа.  В позднем венде (около 600 млн.  лет назад)
наступало  всеобщее  оледенение - Лапландское,  и тогда же вместо

                             - 15 -

узких линейных прогибов началось обширное прогибание - заложилась
Московская синеклиза.
   От кембрийского  периода наступившей палеозойской эры остались
только маломощные пласты зеленой глины.  В течение ордовикского и
силурийского периодов палеозоя (от 505 до 410 млн. лет назад) мо-
ря на Русской платформе уже не было, и поэтому осадки практически
не накапливались.  Это было время Каледонской складчатости, когда
оформились горные системы Скандинавии и Британии,  а также  часть
складчатого комплекса Уральского хребта.
   Вышележащие палеозойские толщи - это преимущественно известня-
ки и доломиты девонского и каменноугольного возраста (от  410  до
286  млн.  лет  назад) с прослоями глин.  Они отложились в теплых
неглубоких морях, расстилавшихся на территории Москвы, прогревае-
мых и богатых органической жизнью. Соли и гипсы в девонских доло-
митах свидетельствуют о лагунных и озерных  условиях  при  жарком
сухом климате.
   История долгого каменноугольного периода пестра геологическими
событиями,  характеризуется многочисленными наступлениями и  отс-
туплениями  моря (см.  палеонтологический раздел).  В это время в
морях отложились известняки,  составляющие основную толщу осадоч-
ного чехла в районе Москвы. В каменноугольном периоде происходила
главная фаза Герцинской складчатости,  длившейся до конца триаса.
Уральский хребет пережил очередное воздымание.
   Следующее длительное  поднятие  в  пермо-триасе (от 286 до 215
млн. лет назад) оставило серьезный пробел в геологической летопи-
си Подмосковья.  В это время наша территория была сушей, и ледник
эту сушу не посещал.  Новые мощные осадочные слои не  образовыва-
лись.  Наоборот, шел размыв ранее возникших морских слоев. С нас-
туплением триаса началась мезозойская эра (с 250 до 65  млн.  лет
назад).
   Новое наступление моря на территорию Московской синеклизы про-
изошло со стороны Урала в среднеюрскую эпоху.  В это время извер-
гаются вулканы на Донбассе, а рядом в прогибе накапливаются морс-

                             - 16 -

кие осадки.  Глубокий прогиб на Кавказе тоже заполняется материа-
лом,  сносимым с уже возвышающегося рядом горного хребта. В позд-
ней юре в Подмосковье прошли воды с северо-запада, принося пятио-
кись фосфора и откладывая фосфориты среди пластов слюдистых бога-
тых гумусом черных юрских глин. Эти глины содержат остатки вымер-
ших морских организмов - белемнитов,  аммонитов и других.  Юрские
глины в Южном округе выходят на поверхность близ  Коломенского  и
Дьяковского  (особенно в Заразах) - в самом основании правобереж-
ного склона к р.Москве.  Они обнажены также в низовьях Городни, в
Соровском  овраге близ самой восточной точки округа и в некоторых
других местах. Для этих мест характерны оползневой рельеф, родни-
ки  и черная ольха.  Обнажения юрских глин есть и в других частях
Москвы,  но они особенно характерны для правобережного москворец-
кого склона и для нашего Южного округа, как приречной территории.
   В меловом периоде (от 145 до 65 млн.  лет назад)  в  прибойных
зонах то и дело отступавших и наступавших морей отложились песча-
но-глинистые толщи,  выходы которых на поверхность, если мысленно
снять покров четвертичных отложений,  занимают почти 90%  площади
Южного округа. Эти слои не содержат валунов. Частицы песка и гли-
ны  смыты  с  близлежащей суши.  Прекрасные выходы светлых песков
аптского яруса нижнемелового отдела можно осмотреть в долине пра-
вого притока р.Чертановки в Битцевском лесу. Пески мелового пери-
ода (меловые пески) составляют основную толщу Теплостанской  воз-
вышенности.  Из них образован тот "купол", которым вздымается все
правобережье нашего города.  В некоторых местах эти пески  слежа-
лись,  спрессовались,  сцементировались  частицами глины.  Возник
песчаник,  довольно прочный камень.  Именно эти пески и песчаники
сумели отразить натиск Московского ледника в четвертичный период.
Отложения мелового периода обнажены  там,  где  вышележащие  слои
(покровные  суглинки,  ледниковые  и  водно-ледниковые отложения)
смыты реками.  Такие обнажения есть на москворецком правобережном
склоне, в глубоких балках близ р.Москвы и в долинах многих правых
притоков р.Москвы.  Например,  в Голосовом овраге  в  Коломенском

                             - 17 -

из-под земли чуть-чуть выглядывает знаменитый Девий камень,  пес-
чаник.  Поверхность этого гиганта образована множеством  полусфер
разного  размера  (видимо,  кем-то выточенных в далеком прошлом).
Существует поверье,  что Девий камень излечивает от бесплодия.  К
камню приносят цветы,  прикасаются к нему, лежат на нем. Интерес-
но,  что культ камня возник, по-видимому, в нашем веке. Старожилы
сел  Коломенского и Дьяковского не помнили,  чтобы к камню ходили
раньше,  и посмеивались над  новыми  камнепоклонниками-москвичами
[21]. В левобережных округах меловые отложения почти не  сохрани-
лись. Они размыты реками в третичном периоде, содраны наступающим
ледником,  смыты талыми водами отступающего ледника или перерабо-
таны реками в послеледниковое время. Естественно, что они не сох-
ранились и в Южном округе около метро Автозаводская  -  в  долине
р.Москвы.
   В конце  позднемеловой  эпохи  море  навсегда оставило Подмос-
ковье.  На этом 65 млн.  лет назад закончилась мезозойская эра  и
наступила кайнозойская.  Этот рубеж ознаменован Альпийской склад-
чатостью,  когда сформировались Кавказ,  Крымские горы,  Карпаты,
Альпы и другие молодые горные системы. В ходе палеогенового и не-
огенового периодов на Русской платформе царил континентальный ре-
жим, и в геологической летописи опять зияет пробел, нет отложений
за отрезок в 65 млн.  лет. В это время реки пропиливали себе глу-
бокие долины, формируя доледниковый рельеф.
   События четвертичного периода (последние полтора миллиона лет)
геологической истории оставили очень подробные  следы  ледниковых
эпох, отложения которых рассмотрены в специальном разделе. Дело в
том, что при рассматривании геологической летописи, как очевидно,
разрешающая способность по времени для нас растет по мере прибли-
жения к современности,  были бы только отложения, и их можно дос-
конально  "прочесть".  Такая  особенность геологического развития
аналогична свойствам человеческой памяти - дела и подробности ис-
текшего дня сохраняются в деталях, последнего года - в общих чер-
тах, а более ранние события помнятся смутно и несколько схематич-

                             - 18 -

но. Если продолжить аналогию, получим приблизительно такую карти-
ну.  Для древней Русской платформы,  и не для нее одной,  а и для
большинства подобных ей,  бурно проведенная в вулканизме и текто-
нических деформациях докембрийская "юность" сменяется после  объ-
единения  подвижных частей в конце раннепротерозойской эры на со-
лидную зрелость. На протяжении фанерозойского эона, в циклической
смене поднятий и погружений, платформа ведет "горизонтальный" об-
раз жизни,  накапливая "жизненный багаж" в виде возрастающего  по
мощности  осадочного чехла.  Изредка удается пополнить фундамент,
"разжившись" на  периферии  за  счет  присоединения  какой-нибудь
складчатой системы, возникшей при боковом сжатии и сминании осад-
ков окраинного моря.  В моменты "горделивых" поднятий поверхность
покрывается льдами,  и наступают арктические холода. Следы оледе-
нений,  по всей вероятности,  состоявшихся в интервалах ордовикс-
ко-силурийского и пермо-триасового длительных поднятий,  при пог-
ружениях бывали размыты вновь приходящим морем.  Что происходит с
древними платформами под старость,  как заканчивается их развитие
и что ждет их? Мы пока не знаем.

                Доюрский и дочетвертичный рельеф 

   Существенную роль в формировании современных рельефа и  речной
сети играли древние формы - доледниковые и даже доюрские,  основ-
ные черты которых унаследованы и  проявлены  в  ландшафтах  наших
дней [14].
   Доюрский рельеф создавался в ходе длительного поднятия Русской
платформы  в  пермо-триасе,  продолжавшегося на отрезке в 90 млн.
лет до середины раннеюрской эпохи.  Лишенная почв поверхность из-
вестняков  среднего и верхнего карбона подвергалась растворению и
эрозии под воздействием временных водных  потоков,  производивших
как  плоскостной смыв,  так и выработку протяженных ложбин.  Зоны
повышенной  трещиноватости  в  областях  развития   положительных
структур палеозойского чехла (Москворецкого и Видновского валов),

                             - 19 -

подвергались растворению в глубоких частях с образованием карсто-
вых полостей и глубоких карманов, на некоторых отрезках реки тек-
ли в протяженных пещерах.  Крупнейшим в окрестностях Москвы водо-
током  служила Главная Московская ложбина,  вытянутая субширотно,
извилисто расположенная в пределах Московского, а от Шатуры - Ря-
занско-Саратовского  авлакогенов.  Последний является наследником
Пачелмского грабенообразного прогиба. Общая протяженность Главной
Московской ложбины составляет 400-420 км, ширина - 10-15 км, мес-
тами до 30 км. Ось ложбины проходила по линии современных Можайс-
ка,  Голицына, Немчиновки, Очакова, станций метро Новые Черемушки
и Нахимовский проспект,  платформы Перерва и далее по левобережью
Москвы-реки через   Раменское  на  Шатуру,  где  поворачивала  на
юго-восток к Рязани.  Существовали северные притоки,  из  которых
важнейший - Мытищинский,  совпадающий приблизительно с Яузой.  Из
южных притоков заметны были Пахринский и Чертановский.  Последний
протекал на север вдоль Балаклавского проспекта, а в районе пере-
сечения Пролетарского проспекта рекой Чертановкой поворачивал  на
северо-восток и впадал в Главную ложбину около Садовников. Прост-
ранства водоразделов образовывали сложенные известняками острова.
По масштабам Главная Московская ложбина вполне соответствует сов-
ременной Волге. Севернее Москвы находился другой широтно ориенти-
рованный  крупный  водоток  с осью по направлению Сергиев-Посад -
Владимир.
   Дочетвертичный рельеф  формировался во время устойчивых подня-
тий, последовавших в палеогеновом (65-25 млн. лет назад) и неоге-
новом (25-2 млн. лет назад) периодах. После отложения стометрово-
го чехла песчанисто-глинистых осадков мезозоя в  начале  датского
века  палеогенового  периода  море  ушло  с  территории Москвы на
юго-восток и с той поры по сей день не возвращалось.  В это время
реки  пропиливали себе глубокие долины,  общий характер которых в
Подмосковье наследовал направления водотоков доюрского рельефа, с
несколько  большим наклоном на юго-восток.  На территории Юго-За-
падного и Южного округов уже обособилась Теплостанская  возвышен-

                             - 20 -

ность,  покрытая  мощными (до 73 м) отложениями песчано-глинистых
осадков нижнего мела.  Размыв меловых песков и юрских глин привел
к  образованию долины реки Пра-Москвы,  очертания которой в севе-
ро-западной части города близки к современной,  но участок от Ка-
потни  до Лыткарина не совпадает:  Пра-Москва протекала несколько
севернее по линии Перово-Выхино-Люберцы-Жуковский. На этом участ-
ке,  начиная  с середины плейстоценовой эпохи,  долина Пра-Москвы
была неоднократно использована в качестве путепровода  вторгавши-
мися  с территории Прибалтики,  Финляндии и Кольского полуострова
массами континентального льда.

           История формирования четвертичных отложений

   Четвертичные отложения - это отложения последнего периода гео-
логической истории нашей планеты,  и поэтому они залегают сверху.
Самый верхний слой образован покровными суглинками, подстилающими
почвенный  слой и возникшими в послеледниковое время.  На Теплос-
танской эрозионной возвышенности этот слой маломощен,  разрушен в
долинах рек и балках (смыт). Отсутствует он и на отдельных участ-
ках вблизи Окружной железной дороги.
   Под покровными  суглинками во многих местах расположены ледни-
ковые (моренные) отложения. Обычно это глины с галькой и валунами
- камнями самого разного размера.  Моренные отложения лучше всего
сохранились на вершинах холмов.  В Южном округе они  залегают  на
водораздельных поднятиях между реками Котловка и Чертановка, Чер-
тановка и Городня,  Городня  и  Битца,  спускаясь  разветвленными
"языками"  с  главного холма Теплостанской возвышенности,  где их
особенно много.  Есть они и на вершинах обособленных холмов - На-
горного,  Коломенского,  Орехово-Борисовского, Бирюлевского [17].
Они в Южном округе занимают большую площадь,  чем в  левобережных
округах (кроме Северного,  где их тоже много),  и меньшую,  чем в
Юго-Западном округе,  где их особенно много. Ледниковые отложения
можно  увидеть в неглубоких овражках близ водоразделов,  где смыт

                             - 21 -

слой покровных суглинков.  Валуны и галька часто  скапливаются  в
руслах  ручейков,  где  более легкие глинистые и песчаные частицы
унесены водой.  Кто не бродил по этим хрустящим камешкам! Попада-
ются кусочки кварца (беловатая или желтоватая полупрозрачная мас-
са), кварцита (сцементированные маленькие зернышки кварца, обычно
лиловато-розоватый,  однотонный,  не  прозрачен),  полевого шпата
(непрозрачная масса с характерными косоугольными гранями, розова-
тая,  реже другого цвета),  розоватого или сероватого гранита (из
разноцветных зернышек кварца,  полевого шпата  и  слюды),  гнейса
(сходен с гранитом, но сланцеватый), амфиболита (обычно зеленова-
тый,  темный,  из амфиболов и плагиоклаза),  кремня (непрозрачная
масса  от  желто-серого  до черного цвета) и других горных пород.
Все это богатство оторвано ледником от финских скал,  принесено с
севера,  окатано и перемолото толщей медленно текущего льда.  Тут
же можно найти кусочки песчаника и других осадочных пород, захва-
ченных ледником по пути и перенесенных на небольшое расстояние.
   В нижних частях холмов и в понижениях  между  ними  ледниковые
отложения обычно переработаны талыми водами отступающего ледника.
В Южном округе такие участки имеются  между  долинами  Городни  и
Чертановки  (но  не  у самого водораздела и не в самих долинах!),
вокруг Нагорного холма, на обращенном от реки Москвы склоне Коло-
менской возвышенности, на обращенных к долине Язвенки и Царицынс-
ким прудам склонах Орехово-Борисовского холма [17].  В  целом  по
округу  их довольно много,  больше,  чем на вершине Теплостанской
возвышенности в Юго-Западном округе,  но гораздо меньше,  чем  на
востоке,  северо-востоке  и северо-западе столицы (в левобережной
части города вне долин Москвы и Яузы).
   К четвертичным относятся и речные (аллювиальные) отложения до-
лин,  хорошо представленные в округе.  Это,  как правило, пески -
речные наносы.  Есть и супеси,  суглинки. На третьей надпойменной
террасе,  самой верхней и древней,  встречается также галька, так
как в ее формировании принимали участие и талые воды ледника.
   Таким образом,  по сравнению с палеогеновым периодом,  который

                             - 22 -

не оставил на территории Москвы никаких свидетельств для геологи-
ческой летописи,  отложения четвертичного периода напротив предс-
тавляют очень замысловатую и подробную заключительную главу,  ко-
торая знакомит нас с насыщенной событиями историей  континенталь-
ных оледенений.  Надвигающиеся массы льда переносят в себе огром-
ное количество обломочного материала пестрого состава, причем не-
однородного  по размеру:  от глинистых частиц и песка до валунов.
Отступая, ледник просто тает, не испытывая перемещения, и матери-
ал  осаждается на месте в виде своеобразного чехла,  плащеобразно
покрывающего всю площадь.  Такие отложения всегда отличаются  не-
сортированностью  по  размерам  материала и называются моренными,
или просто - мореной.  Различают морены донную,  боковую и конеч-
ную,  в зависимости от того,  в какой части ледника вещество дос-
тавлено к месту отложения.
   На некотором отдалении от переднего края тающего ледника всег-
да несутся широкие потоки талых вод, которые тоже переносят обло-
мочный материал,  но отлагается он уже сортированным:  чем мельче
частицы, тем дальше от края ледника они будут отнесены. Сортирую-
щую  работу  воды  можно  наблюдать и сейчас в любом ручейке:  на
быстринах уцелевают только камни,  песок уносится и отлагается  в
относительно тихих местах, а глинистые частицы либо уносятся сов-
сем,  либо оседают в самых тихих заводях.  Мощными приледниковыми
потоками создаются пологие конусы выноса и плоские зандровые рав-
нины (от датск.  sander - песок), сложенные косослоистыми песками
с  прослоями  гравийно-галечного  материала и в меньшей степени с
включениями отдельных валунов,  перемещенных в процессе  перемыва
морены.  Возникающие  за  счет  этих потоков отложения называются
флювиогляциальными (от лат.  fluvio - течь,  glacies - лед),  или
водно-ледниковыми.
   Отложенные при сменяющих друг друга эпохах оледенения и потеп-
ления  морены  и флювиогляциальные толщи закономерно чередуются в
разрезе.  Такая двучленная схема зачастую осложнена наличием реч-
ных насосов,  пластов и линз болотно-старичных отложений и релик-

                             - 23 -

тов палеопочв, существовавших во времена межледниковья.
   Существенную роль в четвертичном разрезе играют отложения реч-
ных долин,  в Москве не менее 1/3 территории занято долиной  реки
Москвы  и  ее террасами.  Речные наносы называются аллювиальными,
или просто аллювием (от лат. alluvio - намывать), и подразделяют-
ся на русловые,  пойменные и старичные. Русловые отложения предс-
тавлены песками с прослоями гравия и галечников, пойменные - гли-
нистыми осадками и супесями, а старичные - торфом, илами и болот-
ным мелом. Флювиогляциальные комплексы являются, по сути, аллюви-
ем временных потоков.
   Самые древние из четвертичных  оледенений  -  Сетуньское  (700
тыс. лет назад) и Донское (600 тыс. лет назад) - почти не остави-
ли сколько-нибудь заметных следов в Подмосковье, их передние края
были далеко на юге, где и отложилась преобладающая часть морены.
   Окское оледенение  500-400  тыс.  лет  назад  достигло  широты
г.Серпухова.  Отложенная им морена, называемая нижней, отличается
малой долей магматических пород среди валунов и галек. На террии-
тории Москвы она изучена слабо,  часто перемыта и замещена валун-
но-галечниковыми образованиями,  например на  дне  палеодолины  в
Нижних Котлах.
   О Лихвинской межледниковой эпохе (с 400 до 250 тыс. лет назад)
свидетельствуют флювиогляциальный комплекс песков с галечниками в
основании,  а также - палеопочвы. Отложения Лихвинской эпохи пов-
семестны на высотах до 170-190 м. Мощность их на склонах водораз-
делов - менее 10 м, а в долинах древнего рельефа - 30-35 м.
   Днепровское (начало 250 тыс.  лет назад) оледенение было гран-
диозным - с территории Балтийского щита,  напоминавшего  нынешнюю
Гренландию по 4-километровой толще ледяного панциря,  массы льдов
вторглись на территорию Подмосковья и двумя языками  продвинулись
далеко к югу по древним долинам Днепра и Дона. Днепровская морена
сложена коричнево-бурыми и серыми суглинками,  плотными и извест-
ковистыми,  с прослоями песков, мощность ее 3-15 м, местами до 20
м.  Морена отсутствует на высоких частях Теплостанской  возвышен-

                             - 24 -

ности.  Одинцовское межледниковье, весьма недолгое (от 200 до 190
тыс. лет назад), оставило серо-желтые пески с гравием и гальками,
а местами (например,  в Одинцове и Теплом Стане) - отложения озер
и болот,  серые плотные суглинки с остатками  млекопитающих.  Эти
отложения  распространены не так широко,  как лихвинские,  и мощ-
ность их составляет 5-8 м.
   Московская донная  (основная) морена - это продукт Московского
оледенения (окончание 170 тыс.  лет назад), которое, видимо, было
не  самостоятельным,  а  второй фазой максимального Днепровского.
Эта морена налегает на Днепровскую,  местами на  Одинцовский  ин-
тергляциальный комплекс,  а на доледниковом водоразделе - на Теп-
лостанской возвышенности - местами на меловые отложения. Морена -
красно-бурые  супеси и суглинки мощностью до 10,  иногда до 15 м.
Велика доля валунов магматических пород.  Встречаются граниты-ра-
пакиви,  гнейсы, амфиболиты и метаморфические сланцы, принесенные
из Карелии и Финляндии,  со щита.  Рассматривая такие  валуны,  к
примеру,  в  узкой глубокой долине р.  Чертановки в пределах Бит-
цевского леса,  можно составить себе вполне достоверное представ-
ление о веществе,  слагающем на большой глубине под городом крис-
таллический фундамент нашей платформы.  Флювиогляциальные отложе-
ния отступавшего Московского ледника прерывистым плащом покрывают
участки водоразделов и долин, местами образуя террасы. По составу
это  кварцевые желто-бурые пески с гальками.  Мощность не более 5
м.  Позже,  при заметном потеплении,  произошло отложение  болот-
но-озерных осадков Микулинского межледниковья.
   Валдайское оледенение (70-11 тыс. лет назад) не достигло Моск-
вы, но его близость делала климат очень суровым.
   Древнеаллювиальные отложения на территории Москвы образуют три
надпойменных террасы и пойму р.Москвы. Террасы - поверхности, вы-
работанные рекой на предыдущих стадиях развития долины, они обра-
зуют последовательные ступени,  уступом спускающиеся к более низ-
ким террасам и к пойме, счет их ведется снизу вверх.
   Самая высокая - третья терраса - называется Ходынской, так как

                             - 25 -

лучше всего выражена в  районе  Ходынского  поля.  Это  равнинное
пространство, возвышающееся над урезом воды на 30-35 м. Ширина до
5 км.  Отделена уступами и от коренных берегов,  и от нижних тер-
рас.
   Вторая терраса, Мневниковская, наклонена к реке и имеет высоты
12-18 м от уреза воды у бровки, и 20-22 м у тыльного шва. Пологий
уступ ведет к первой террасе,  но чаще к пойме.
   Первая терраса, Серебряноборская, имеет высоту 10 м и встреча-
ется в Москве фрагментарно.  В Южном округе она  практически  от-
сутствует - смыта рекой.
   Пойма, или, иначе, пойменная терраса, ныне преобразована и яв-
ляется скорее искусственным образованием. Высота 2-5 м. Во многих
местах (акватория Южного порта, Нагатинский рукав) пойма затопле-
на  вследствие  реконструкции  русла р.Москвы.  Среди современных
четвертичных отложений стариц отметим торфяники, залегающие в Ко-
жухове  (в округе),  а также в бывших Чагинском и Сукином болотах
(по левому берегу р.Москвы в непосредственной близости  от  окру-
га).

                   Новейшие движения земной коры

   Новейшие движения земной коры - это фактор, существенно влияю-
щий на рельеф, характер речной сети и вообще на весь комплекс ус-
ловий, составляющих инженерно-геологическую обстановку. Выяснение
характера и механизмов новейших движений - удел неотектоники, на-
учной  дисциплины,  широко  использующей аэрокосмические методы и
находящейся в тесном контакте с геоморфологией,  изучающей проис-
хождение и формы рельефа.  Приведенные результаты заимствованы из
работы А.П.Барса [4],  получены они с использованием  многоспект-
ральной космосъемки, изучения форм рельефа и анализа типов и мощ-
ностей четвертичных отложений. Прослежена связь новейших структур
с  блоковой тектоникой фундамента платформы и рельефом поверхнос-
тей доюрского и доледникового времени.

                             - 26 -

   Южный округ  расположен  на  территориях трех неотектонических
структур шестого порядка - Теплостанского и Видновского  мезобло-
ков  и Москворецкой зоны структурного раздела.  В пределы Москво-
рецкой зоны попадают Донской и Даниловский  районы,  левобережная
часть  округа в районе Автозаводской,  Нагатино-Садовники,  Нага-
тинский затон и частично Москворечье и Сабурово.  Граница Теплос-
танского  (на  западе) и Видновского (на востоке) блоков проходит
на юг сначала вдоль Павелецкого направления железной дороги, а от
платформы  Чертаново  далее  на юг по улице Подольских курсантов,
между районами Красный строитель и Бирюлево Западное.
   Теплостанский блок  испытывает  заметное  устойчивое поднятие,
что ярко выражается в строении долин Чертановки и Городни на  вы-
ходе  их  из  Битцевского леса.  Это отсутствие террас и глубокий
врез русла.
   Видновский блок характеризуется умеренным поднятием, что выра-
жено в более спокойном строении эрозионной сети  -  долины  здесь
корытообразные,  с  пологими  уступами террас.  Однако в пределах
этого блока есть микроблоки с различным поведением. Например, ра-
йон Царицына,  расположенный над пологой отрицательной структурой
палеозоя - Царицынской депрессией,  совсем не поднимается, а Бра-
теево и Орехово-Борисово находятся над положительной структурой -
Братеевским поднятием и испытывают восходящие движения.
   Москворецкая зона структурного раздела характеризуется умерен-
ным опусканием,  что выражено в некотором заболачивании,  высоком
стоянии  грунтовых вод и высокой мощности четвертичных отложений.
   Все блоки очень заметно различаются по фототону  на  космо-  и
аэроснимках.  Теплостанский  и Видновский мезоблоки принадлежат к
Московско-Коломенскому,  а Москворецкая зона раздела - к Люберец-
ко-Егорьевскому макроблокам.  Последние, в свою очередь, входят в
Окский мегаблок,  охватывающий территорию до Рязани и  Серпухова,
вся  Москва  расположена  на его территории.  А на севере Подмос-
ковья,  с широты Зеленограда и далее, совсем другие рельеф и реч-
ная сеть - это область Московско-Волжского мегаблока.

                             - 27 -


                 Полезные ископаемые Южного округа

   Платформы, перекрытые  породами  осадочного  чехла,  обычно не
блещут разнообразием минералов. Тем более интересно познакомиться
с  некоторыми  типичными минералами,  без которых не обходится ни
один разрез осадочных комплексов.  Упомянем и о необычных  наход-
ках,  но  сначала  поговорим  о самом распространенном минерале -
кварце (SiOЇ42Ї0). Отчасти благодаря деятельности человека, отчастиЇ4 -
рек и ледников,  мы обнаруживаем  на  поверхности  нашего  города
твердые образования из известковых отложений каменноугольного пе-
риода. В большинстве случаев это полосчатые кремневые (не кремни-
евые!) конкреции, сложенные халцедоном с примесью глинисто-карбо-
натных пигментирующих веществ.  Они более устойчивы к разрушению,
чем мягкий известняк. То же касается и более чистой разновидности
халцедона с ритмично-полосчатым концентрическим узором  -  агата,
но  в  данном  случае  образец обнаружен в Южном округе благодаря
строительству метро. Вынимаемые наружу известняки среднего карбо-
на (по всей видимости,  мячковского горизонта) использовались для
отсыпки при строительстве эстакады через Московскую кольцевую ав-
тодорогу. В найденном там же образце представлен уже не волокнис-
тый скрытокристаллический кварц - халцедон,  а  обычный,  в  виде
призматических  с острыми головками кристаллов на обломке извест-
няка.  Зеленоватые за счет мельчайших включений пирита  кристаллы
кварца в полости кремня тоже происходят из метростроевской шахты,
но из района проспекта Вернадского. Кристаллы голубоватого сапфи-
ринового  кварца  в силицитовой конкреции довершают гамму окрасок
кварца и его разновидностей. Кальцитом в Москве и Подмосковье ни-
кого  не удивишь,  но на контакте известняков с юрскими глинами в
Подольском карьере (южнее округа) была  обнаружена  очень  редкая
разновидность этого минерала - никелистый кальцит, обязанный сво-
ей зеленоватой окраской примеси никеля.  А в  с.Мячково,  что  на
р.Пахре и тоже несколько южнее округа, откуда с XIV века ввозился

                             - 28 -

в Москву известняк для строительства Белокаменной,  на кровле из-
вестняков карбона были обнаружены карманы и полости с развитой по
глинам корой выветривания.  Процессы изменения в жарком и влажном
климате  в начале пермского периода подействовали на богатые гли-
ноземом породы,  и образовалась классического облика  алюминиевая
руда боксит. Основной минерал в этой руде - гиббсит, имеющий сос-
тав AIOOH.  Источником красной окраски служат мелкодисперсные вы-
деления минерала гематита FeЇ42Ї0OЇ43Ї0.  Еще один случай,  когда трехва-
лентное железо придает красноватую окраску, - это образец конкре-
ции  сидерита  Fe[COЇ43Ї0] с реки Чертановки,  который в неизмененном
виде бывает коричневатым или даже зеленоватым, но в данном образ-
це  произошло  окисление,  и часть железа перешла из FeЇ52+Ї0 в FeЇ53+Ї0.
При больших скоплениях сидерит служит железной рудой  и  является
полезным ископаемым.
   Для Москвы и ее окрестностей  главными  полезными  ископаемыми
были  строительные  материалы,  в том числе прекрасные мячковские
известняки, сортированные пески зандровых равнин на западе и мно-
гие  другие.  Но непосредственно на территории округа из полезных
ископаемых трудно что-либо отметить,  тем более, что добыча в го-
роде немыслима.
   Важным полезным ископаемым являются подземные  воды.  Основной
чертой гидрогеологического строения местности является региональ-
ный водоупор - толща келловей-оксфордских юрских глин, отделяющая
грунтовые  воды и воды мезозойско-кайнозойского водоносного комп-
лекса (меловые пески и четвертичные рыхлые отложения) от  артези-
анских горизонтов в карбонатах палеозоя. В Москве под юрскими во-
доупорными глинами имеется несколько напорных (артезианских)  го-
ризонтов  в известняках карбона и в доломитах девона.  Чем глубже
залегает горизонт,  тем более минерализована  вода.  На  глубинах
333-350  м имеются запасы лечебно-питьевой воды "Московская мине-
ральная". На еще больших глубинах минерализация возрастает до со-
держания 50 г солей/литр раствора,  и такие воды считаются рассо-
лами.

                             - 29 -

   Необходимо упомянуть  о  таком важном виде минерального сырья,
каким являются фосфориты.  Тем более, что имеется прекрасная воз-
можность  ознакомиться  с залежами верхнеюрских фосфоритов непос-
редственно в Южном округе,  в окрестностях  Коломенского  или  по
улице Воронежской в Зябликове. Но сначала - о фосфорите как тако-
вом. Фосфорит - это  полиминеральная  смесь,  богатая  минералами
группы апатита - фосфатами кальция с фтор-,  хлор-,  гидроксил- и
карбонат-ионами. Остальную долю в фосфоритах составляют глинистые
минералы,  углистое вещество, кремнезем в различных формах и гид-
роксиды железа.  В черных юрских глинах оксфордского и нижневолж-
ского ярусов имеются включения фосфоритов, довольно редкие и рас-
сеянные.  А на размытой кровле нижневолжских глин, в особых пони-
жениях,  в  низах  верхневолжского  яруса  верхнеюрского  отдела,
встречаются целые линзы и скопления перемешанных с глауконитовыми
и  слюдистыми  песками желвакообразных конкреций фосфорита,  бук-
вально нашпигованных фауной преимущественно  нижневолжского  воз-
раста. Это - перемытые и переотложенные фосфориты из оксфордского
и нижневолжского ярусов.  Обычно конкреции фосфорита - это произ-
вольной формы слабоокатанные стяжения,  нередко ноздреватого сло-
жения, напоминающие картофелины, но только различных оттенков се-
рых  цветов  до  черного и коричневого.  Потерев друг о друга два
куска фосфорита и принюхавшись,  можно уловить заметный запах па-
леной  кости.  Таков самый простой и доступный способ диагностики
этих образований.  В глубокой долине вдоль Воронежской улицы про-
текает  быстрая речка Шмелевка.  Ее долина замусорена,  но это не
мешает пробраться к обнажающимся в бортах долины  от  уреза  воды
выходам оксфордских и волжских отложений средней юры и произвести
сбор  образцов  фауны,  представленной  прекрасно  сохранившимися
рострами белемнитов и несколько менее сохранными раковинами аммо-
ноидей, обычно фрагментарными. В плотных жирных глинах близ уреза
воды часто попадаются расплющенные раковины аммонитов с перелива-
ющимися всеми цветами радуги пластинками перламутра. Видимая мощ-
ность вскрытых отложений юры достигает 2 м. В нижней части разре-

                             - 30 -

за преобладают крупноплитчатые наклонно залегающие черные  с  се-
ребристым  отливом  плотные  глины оксфордского яруса с обильными
рострами белемнитов,  замещенных  желтоватым  кальцитом,  которые
расположены в виде скоплений по несколько особей. Попадаются при-
чудливой формы удлиненные, узнаваемые по высокому удельному весу,
зернистые конкреции сульфида железа,  по всей вероятности - пири-
та.  Над крупноплитчатыми глинами  обнаруживаются  мелкоплитчатые
более песчанистые глины, почти суглинки нижневолжского яруса. Вы-
ше таких глин в основании разреза верхневолжского яруса  встреча-
ются линзы темного с гравием и гальками фосфоритового песка с зе-
леными крупитчатыми выделениями минерала глауконита - железистого
предствителя  группы гидрослюд.  На этой поверхности попадаются и
линзы  переотложенных  фосфоритов,  замещающих  нередко  раковины
пластинчатожаберных и брахиопод.  Над глауконитовыми песками сле-
дует слой коричневатых песчанистых глин,  вверху  слоя  -  тонкие
пропластинки белых кварцевых песков. Это отложения верхневолжско-
го яруса.  Обширные выходы аналогичных юрских осадков на  поверх-
ность  наблюдаются  и в Братееве,  непосредственно у Братеевского
моста через Москву-реку.  Интересно, что черные глины и сероватые
до желтых пески с фауной аммонитов и брахиопод,  с остатками дре-
весины, с комлпексом фауны, жившей 180 млн. лет назад, обнажаются
прямо у подъездов домов,  где играют дети и прогуливаются пенсио-
неры. Получается "Братеевский парк юрского периода"!
   Еще один объект на территории округа является естественным по-
лигоном для отработки навыков полевой геологии. Это - нижние час-
ти  крутых  уступов  высокого  берега Москвы-реки в Коломенском и
бывшем селе Дьякове.  Выходы пород юрского периода  находятся  на
высотах  3-10 м над урезом воды,  приблизительно за зданием МИФИ.
Здесь,  под сенью нависающих деревьев,  можно изучать  еще  более
мощный,  чем на Воронежской улице, разрез верхнеюрских отложений.
На границе глин оксфордского и песков волжского ярусов также  вы-
деляется слой с гальками и конкрециями фосфоритов,  нередко с ос-
татками фауны.  В довоенное время фосфориты даже добывались  кус-

                             - 31 -

тарным  путем,  но добыча прекратилась из-за малости запасов.  На
склонах часто встречаются небольшие закопушки - объект посещается
студентами-геологами  и педагогами.  Надъюрские (надкелловейские)
подземные воды,  продвигаясь через пески  верхневолжского  яруса,
выходят из склонов на высоте кровли плотных глин келловей-оксфор-
да и, не имея силы прорезать их или просочиться, образуют неболь-
шие водопады.
   Несколько выше по течению р.Москвы, ближе к храмам Коломенско-
го,  имеются  выходы  нижнемеловых пород - песков аптского и глин
альбского ярусов.  Эти выходы в стенах Голосова оврага известны с
дореволюционных времен, здесь, как и в Дьякове, работали А.П.Пав-
лов, С.Н.Никитин и другие видные естествоиспытатели.
   Можно предложить  осмотреть выходы аптских песков нижнего мела
на границе Южного и Юго-Западного округов - в долине Дубинкинской
речки (Усков овраг,  правый приток Чертановки в Битцевском лесу).
Здесь река протекает среди моренно-аллювиальных отложений Теплос-
танской  возвышенности,  где прорезает себе глубокую щель,  почти
каньон с очень крутыми склонами.  Примерно в 1 км выше  устья  на
правом берегу, начинаясь от уреза воды, имеются прерывистые выхо-
ды поражающего своей белизной косослоистого песка, очень мелкого,
с пропластками буроватых глин.  Приглядевшись внимательно,  видим
тонкие (первые миллиметры) и нерезкие сероватые  слойки,  волнис-
тые, темнее общего фона. Это скопления тяжелых минералов, которые
в процессе перемещения и отложения песков в волно-прибойной  зоне
мелового моря претерпели сортировку по удельному весу и образова-
ли так называемый естественный шлих. При попадании песков в ручей
заметно,  что  под  действием завихрений песок образует маленькие
песчаные косы размером до 15 см в длину,  как бы подводные  дюны,
гребни которых заметно обогащены темной фракцией.  В июне 1997 г.
было проведено шлиховое опробование аптских песков, то есть полу-
чен искусственный шлих. Было промыто 50 литров исходного материа-
ла.  Получено около 200 г. концентрата. Это не менее 1 кг на тон-
ну. На промывочном лотке видно, как минералы шлиха образуют поло-

                             - 32 -

совые зоны: тяжелые минералы - у срединного шва, а более легкие -
последовательно  ближе к краю.  Внешний светлый слой - это легкий
кварц,  от которого пытаются избавиться, далее - коричневатая зо-
на,  состоящая  из  смеси  минералов  ильменита (FeTiOЇ43Ї0) и рутила
(TiOЇ42Ї0). Неопределенного цвета, но светлее кварца, полоска в попе-
речном  шве  лотка  является скоплением циркона Zr[SiOЇ44Ї0].  Уже по
формулам видно,  что концентрат может служить рудой на редкие ме-
таллы  - титан и цирконий.  Да и содержание в принципе промышлен-
ное. Теплостанская погребенная титано-циркониевая россыпь извест-
на  давно  наряду  с Рогачевской россыпью в Дмитровском районе на
севере Московской области. Однако геологи Ю.А.Бурмин и В.Л.Зверев
сообщают,  что в пределах Теплостанской возвышенности титаноносны
альбские пески.  В правильности этого утверждения  еще  предстоит
убедиться.  Разрабатываться  Теплостанская россыпь конечно не бу-
дет,  малы запасы,  и разрешения никто не даст. Но все-таки инте-
ресно, что за минералы, откуда принесены? Зерна шлиха были изуче-
ны под микроскопом,  удалось определить циркон и рутил. Кристаллы
не имеют острых ребер и вершин,  в процессе переноса они в разной
степени окатывались.  Маленькие пузырьки в кристаллах  циркона  -
включения апатита, того самого минерала, который делает фосфориты
полезным ископаемым. Очень красив циркон при рассматривании его в
микроскоп в поляризованном свете с анализатором. Источником выно-
са рудных минералов могли служить или размываемые  аптским  морем
граниты  и  гнейсы  Воронежского выступа,  или аналогичные породы
Балтийского щита.

                          РЕКИ И РУЧЬИ

   Речная сеть во многом обусловлена особенностями рельефа.  Поэ-
тому в разделе о рельефе уже говорилось о том, что правые притоки
р.Москвы пересекают Южный округ в  восточном  и  северо-восточном
направлении, что основные из них начинаются в Юго-Западном округе
на водоразделе с Сетунью, что они протекают в глубоко врезанных и

                             - 33 -

живописных  долинах,  что некоторые из них в низовьях долго текут
параллельно р.Москве и что вообще речная сеть округа  очень  гус-
тая.  В геологическом разделе говорилось, что в долинах в зависи-
мости от их глубины последовательно (сверху вниз) обнажаются лед-
никовые и водно-ледниковые отложения, меловые пески, юрские глины
и, по некоторым сведениям, даже известняки каменноугольного пери-
ода.  Говорилось  также,  что водоупором в данной местности,  как
правило, являются юрские глины.  Остается сделать только ряд  до-
полнений.
   Южный округ,  в отличие от левобережных округов,  богат сохра-
нившимися реками. Застраивать глубокие речные долины экономически
менее выгодно,  чем строить на водоразделах. Кроме того, правобе-
режье р.Москвы застраивалось позднее,  в основном,  после 1960-го
года, когда градостроители начали осознавать важность малых рек в
городе, их ценность - эстетическую, природоохранную. Речки Южного
округа,  даже без учета р.Москвы, в среднем крупнее, чем в сосед-
нем Юго-Западном округе, где находятся только самые верховья этих
и других речек.  Кровянка,  Чура,  Котловка, Чертановка и Городня
приходят  в  Южный округ уже прошедшими многокилометровый путь от
истока.
   Перечислим основные  реки  и ручьи - сохранившиеся и исчезнув-
шие,  заключенные в подземные коллекторы [19,  20]. Река Москва -
это  естественная северо-восточная граница округа,  отсекающая от
него небольшую левобережную часть у метро Автозаводская. Выше Пе-
рервинского гидроузла (выше Коломенского) вода в ней искусственно
поднята со 114 до 120 м над уровнем моря.  В результате этого за-
топлена часть Нагатинской поймы с многочисленными озерками-стари-
цами.  Вода течет близ бывшей деревни Новинки по  новому  искусс-
твенному руслу - Нагатинскому рукаву.  Старое русло частично сох-
ранилось в виде двух заливов и пруда-отстойника.  Между  новым  и
старым руслом возник полуостров с парком "Нагатинская пойма". Ни-
же плотины, в Коломенском, по обоим берегам сохранились небольшие
озерки-старицы.  Уровень воды в реке регулируется на этом участке

                             - 34 -

Бесединской плотиной.
   Левый приток р.Москвы - ручей Подон близ Дубровского проезда -
давно заключен в подземный коллектор.  Правых притоков у р.Москвы
было значительно больше:  Даниловка, Чура, Котловка, Растань, Жу-
жа,  Садовнический ручей в Голосовом  овраге,  Дьяковский  ручей,
ручьи Зараз,  Городня. Из них полностью не сохранились на поверх-
ности города только Даниловка  и  Растань.  Даниловка  (Худеница)
текла в бывшей Даниловской слободе. Короткая Растань устремлялась
к р.Москве от развилки Каширского и Варшавского шоссе - от места,
где расставались (дороги здесь были и раньше).
   Чура сохранилась на поверхности только  севернее  Даниловского
кладбища. Если пройти вверх по ее течению по левому берегу, можно
увидеть р.Кровянку, левый приток. Кровянка - маленькая речка. Чу-
ра в прошлом была только чуть-чуть многоводней, но теперь ее мощ-
ность в несколько раз возросла за счет  сброса  загрязненных  го-
родских вод.  Такое увеличение речного стока характерно почти для
всех городских речек.
   Чуть лучше в пределах округа сохранилась Котловка.  Ее зеленая
долина глубока и живописна.
   От р.Жужи  остался участок западнее улицы Академика Миллионщи-
кова (Большой овраг) и приустьевый участок  в  Коломенском  (близ
пересечения улиц Новинки и Коломенская). К Большому оврагу справа
подходит Савкин овраг с небольшим  ручейком  (уцелело  самое  ни-
зовье).
   Садовнический ручей протекает между Коломенским  и  Дьяковским
холмами  в  Голосовом  овраге.  Он  начинается от родника Кадочка
(когда-то на месте выхода грунтовых вод была  закопана  кадочка).
Есть ручейки в низовьях Колотушкина и Дьяковского оврагов, а так-
же в многочисленных овражках Зараз.
   По-настоящему хорошо  из крупных речек в Южном округе сохрани-
лись только Городня и ее правые притоки - Шмелевка  и  Язвенка  с
притоком Черепишкой.  Левые притоки заключены в подземные коллек-
торы полностью (Котляковка) или частично  (Чертановка).  Шмелевка

                             - 35 -

(иначе  -  Хмелевка,  Крупенка,  Крупань)  обладает разветвленной
сетью притоков,  какую в прошлом имели почти  все  речки  округа.
Слева к ней подходит овраг Лыхина (от Кустанайской улицы), справа
- Садковский овраг (от Тамбовской улицы),  Кузнецовка (с подходя-
щим  к ней слева вдоль Гурьевского проезда сухим Горбутанским ов-
рагом) и Соровской овраг (на самом юго-востоке  округа).  Притоки
Шмелевки не пересыхают летом и обладают собственными долинами, то
есть это маленькие речки, хотя они и называются "оврагами".
   Все ценные природные объекты округа (геологические, ботаничес-
кие, зоологические) буквально нанизаны на речную сеть, прижимают-
ся к речкам.  Это означает, что реки в городе имеют не только эс-
тетическое,  но и большое природоохранное значение.  К сожалению,
сами  они сильно загрязнены.  Чисты только некоторые короткие ру-
чейки Москворецкого склона, берущие начало от родников.

                   РАЗВИТИЕ ОРГАНИЧЕСКОГО МИРА

   Всякий любознательный человек,  путешествуя по  Южному  округу
столицы  наверняка  обращал  внимание  на его характерную особен-
ность.  Очень часто под тонким слоем почвы по берегам рек и речу-
шек,  в  оврагах,  строительных котлованах и рытвинах (называемых
геологическими обнажениями) бывают видны самые  разнообразные  по
цвету,  плотности и минеральному составу слои земной коры: пески,
песчаники, глины и даже известняки. Заинтересовавшись, энтузиасты
ищут и часто встречают (Братеево,  Орехово-Борисово и др.) в этих
породах остатки животных и растений,  иногда совершенно необычных
для нашего времени. Все эти находки - немые свидетели многомилли-
оннолетней и драматической истории (эволюции) живого прошлого на-
шей планеты.
   К сожалению,  в геологических обнажениях и даже в отвалах мет-
рополитена на территории Южного округа мы сможем  обнаружить  ос-
татки  лишь  тех  существ,  которые обитали здесь в последние 300
млн.  лет.  Следы всей предыдущей истории скрыты от наших глаз  в

                             - 36 -

глубоких недрах Земли,  доступных только для буровых скважин, как
например в Бирюлеве.
   Последовательно изучая кусочки горных пород (керны), поднимае-
мые с различных глубин буровых скважин, мы можем получить некото-
рую информацию о природе эпох, отстоящих от нашей на сотни милли-
онов  и даже миллиарды лет.  Используя эти данные и (с учетом не-
полноты геологической и палеонтологической летописей) дополняя их
сведениями,  добытыми  при изучении соседних регионов [28 и др.],
попытаемся образно воскресить наиболее яркие картины прошлого на-
шего округа.
   В архейскую эру,  около 4-х млрд.  лет назад,  при недоступных
человеческому  воображению условиях,  в титанической схватке волн
древнего океана,  потоков огненной магмы и газов атмосферы, прон-
заемых молниями,  на нашей планете возникали сложные органические
соединения.  Последующая длительная химико-биологическая эволюция
привела (около 3,8 млрд.  лет назад) к появлению первых микроско-
пических живых существ, напоминавших бактерии.
   Более 2,5 млрд.  лет назад на территории, где сейчас находится
столица России,  еще "бушевали волны земной  коры".  Неоднократно
воздымались и вновь разрушались грандиозные горные системы.  Суша
сменялась морем, море - сушей. Грохотали вулканы, выбрасывая тучи
пепла, бурлили пылающие озера вырывавшейся из недр  лавы,  шипели
фонтаны гейзеров, и земля содрогалась от катастрофических землет-
рясений.  Но эти казалось бы "неблагоприятные" условия во  многом
лишь способствовали дальнейшей эволюции органического мира.
   По мере  остывания  планеты тектоническая активность затухала.
Уже достаточно мощная и отвердевшая земная кора, в которой извер-
женные  породы  перемешались  с осадочными,  утратила способность
сминаться в горные складки. Рельеф поверхности выровнялся, и нас-
тупил период относительного покоя, первоначально нередко нарушае-
мый вулканическими процессами и глыбовыми  (вдоль  образовавшихся
трещин) вертикальными подвижками земной коры. Таким образом, око-
ло 1,6 млрд. лет назад сформировался жесткий и отчасти кристалли-

                             - 37 -

ческий фундамент Русской платформы,  границы которой простираются
от Урала до Прибалтики,  от Баренцева моря до Черного.  Однако  и
после  отдельные части платформы продолжали медленно вспучиваться
(образуя купола и валы) или прогибаться, формируя глубокие котло-
вины наподобие Московской синеклизы (см. геологический очерк), на
юго-западной окраине которой и расположен наш город.  К тому же и
вся платформа (как жесткая геологическая структура),  отвечая го-
рообразовательным процессам по ее окраинам,  могла накреняться  в
ту или иную сторону,  вследствие чего отдельные регионы осушались
или вновь заливались  морем.  Горные  породы  фундамента  Русской
платформы  вскрыты  буровой скважиной в Бирюлеве на глубине более
полутора километров. Выше залегает мощный чехол осадочных пород.
   К концу протерозойской эры (около 700 млн. лет назад) террито-
рия нынешней Москвы находилась под гигантской толщей льда так на-
зываемого Лапландского покровного оледенения. По мере таяния лед-
ника,  в мелких прохладных морях,  лагунах и озерах, разбросанных
среди  скалистых  утесов  разрушенных горных хребтов,  продолжали
развиваться уже целые сообщества одноклеточных водорослей и  циа-
нобактерий.  Местами  встречались  даже  своеобразные студенистые
"болота", образованные скоплениями этих удивительных существ. Та-
кое  тесное  сожительство (симбиоз) одноклеточных форм в конечном
итоге привело к появлению многоклеточных организмов.
   Цианобактерии (иногда  называемые сине-зелеными водорослями) -
фотосинтетики и в процессе жизнедеятельности могут выделять  сво-
бодный  кислород.  Последствия этого явления неоценимы.  Кислород
стал играть ведущую роль в дыхании животных и растений и, образо-
вав озоновый слой в атмосфере, защитил поверхность планеты от гу-
бительного ультрафиолетового излучения Солнца.  Жизнь  из  глубин
океанов и морей поднялась к поверхности,  на мелководье,  а затем
стала осваивать и сушу.
   В морях  последнего  периода  протерозойской  эры  - вендского
(650-570 млн.  лет назад) появляется совершенно необычный фаунис-
тический комплекс, который носит название эдиокарского, или венд-

                             - 38 -

ского. Для этого комплекса в целом характерно обилие самых разно-
образных  донных  и плавающих мягкотелых (бесскелетных) многокле-
точных организмов,  многие из которых были предшественниками  ос-
новных групп беспозвоночных животных, развитие которых приходится
на последующие эпохи.  В море,  которое располагалось в  вендский
период на территории нынешней Москвы, обитали загадочные червеоб-
разные формы, жившие в хитиноидных или кремневых трубочках, напо-
добие тех, в которых живут многие современные морские черви.
   С исчезновением вендского фаунистического комплекса начинается
новая  эра  - палеозойская - эра древней жизни (570-250 млн.  лет
назад). Палеозойская эра, на протяжении которой море неоднократно
покидало территорию Москвы и возвращалось,  подразделяется на пе-
риоды: кембрийский, ордовикский, силурийский, девонский, каменно-
угольный и пермский.
   К сожалению,  недра Южного округа столицы сохранили не все  и,
чтобы не прерывать эволюционную нить рассказа, мы будем совершать
небольшие  экскурсы  в  пределах  территории  Русской   платформы
(570-505 млн.лет назад).
   В мелководном море начала кембрийского периода, осадки которо-
го сохранились лишь частично,  обитали мелкие трилобиты и брахио-
поды. Трилобиты - это представители вымершей группы членистоногих
животных,  которых за внешний вид образно называют "морскими мок-
рицами".  Ползая по илистому дну, они питались разложившимися ор-
ганическими остатками (детритом).  Брахиоподы - раковинные живот-
ные,  прикреплявшиеся ко дну толстой мускулистой  ножкой.  Обычно
они встречались группами.  При помощи особых спиральных органов -
"рук" -  они  фильтровали морскую воду,  захватывая живущие в ней
мелкие организмы. По данным из других регионов, в морях кембрийс-
кого периода обитали также губки, коралловые полипы, медузы, раз-
нообразные моллюски, граптолиты и конодонты.
   Осадки последующих    ордовикского   (505-440),   силурийского
(440-410 млн.  лет назад) и начала девонского (410-360  млн.  лет
назад) периодов на территории округа, вследствие размыва, не сох-

                             - 39 -

ранились.  В ордовике временами здесь было мелкое море.  В  силу-
рийский период и в начале девонского на нашей территории, в усло-
виях жаркого сухого климата,  более 40  млн.  лет  господствовала
глинисто-каменистая пустыня,  испещренная руслами временных пото-
ков,  впадавших в бессточные котловины соленых озер. В других ре-
гионах  Русской  платформы  в  морях ордовикского периода обитали
губки,  медузы, кораллы, черви, моллюски (в том числе - наутилои-
деи),  трилобиты,  остракоды, брахиоподы, граптолиты, конодонты и
самые разнообразные иглокожие: морские ежи, морские звезды, морс-
кие  лилии и морские пузыри.  Наутилиды - отдаленные родственники
кальмаров - носились в толще воды в поисках мелкой добычи. Остра-
коды - мелкие ракушковые рачки (до 2 см) - лежали на дне или пла-
вали, захватывая мелкие планктонные организмы. Граптолиты образо-
вывали целые колонии,  прикрепленные ко дну,  или, напоминая вет-
вистые кустики,  колыхались на волнах моря.  Конодонты - хордовые
животные,  которые, по-видимому, имели лентовидное тело до 10 см.
длины. Это возможные предшественники круглоротых, из которых сей-
час  известны  миноги  и миксины.  Морские пузыри и морские лилии
прикреплялись ко дну тонкими членистыми  стебельками,  и  внешний
вид их полностью отражается названием.  В это время в морях появ-
ляются лопатоногие моллюски и первые морские ракоскорпионы.
   В морях силурийского периода появляются мшанки -  своеобразные
колониальные животные,  внешне часто напоминавшие кустики мха или
лишайника. Гигантских размеров в силуре достигли наутилоидеи, вы-
тянутые конические раковины которых достигали 2-х метров в длину.
По дну в это время ползали,  наводя ужас на всех морских обитате-
лей, также двухметровые морские ракоскорпионы.
   В силурийских морях обитали панцирные бесчелюстные рыбы, а за-
тем  появились и "настоящие хищники" - рыбы,  имеющие челюсти,  -
акулы и акантоды.  По-видимому, в конце силурийского периода рас-
тения делают первые попытки выбраться на сушу:  на мелководье по-
являются хилые заросли безлистных стебельков риний (псилофитов) и
куксоний.

                             - 40 -

   К середине девонского периода (410-360 млн.  лет  назад)  море
вновь  вторгается на территорию Подмосковья,  и в водах девонских
морей неуклонно растет разнообразие рыб,  среди которых в  первую
очередь  следует отметить кистеперых.  Единственный сохранившийся
представитель этой группы - целакант,  или латимерия - до сих пор
обитает  в Индийском океане близ берегов Африки.  Зубы кистеперых
рыб изредка встречаются в кернах буровых скважин нашего округа.
   Древние кистеперые  рыбы  имели  своеобразное  строение парных
плавников,  которые при охоте на мелководье, по-видимому, отчасти
могли выполнять опорную функцию.  В ходе эволюции плавники кисте-
перых рыб постепенно преобразовались  в  конечности  полуназемных
четвероногих - амфибий,  или земноводных. Части скелета одного из
древнейших земноводных - тулерпетона были найдены недавно  в  ли-
манных отложениях позднего девона Тульской области (вторая наход-
ка в мире!). Вероятно, тулерпетон мог обитать и на территории Юж-
ного округа, где в конце девонского периода имелись сходные усло-
вия: мелководье, лиманы и лагуны. К сожалению, геологические тол-
щи этого времени залегают здесь на глубине около 350 м, и обнару-
жение  остатков  этого  животного  в кернах буровых скважин может
явиться лишь чистой  случайностью.  Тулерпетон  был  сравнительно
большим  (до 1 м) хвостатым земноводным,  имевшим по 6 пальцев на
каждой лапе,  соединенных плавательной перепонкой. Таким образом,
девонский период - весьма важное время в эволюции позвоночных жи-
вотных,  осуществлявших первые попытки перейти к наземному образу
жизни.  И  когда  Вы пьете "Московскую минеральную" воду (она как
раз и добывается из толщ девонского периода), мысленно представь-
те себе тех кистеперых рыб и тулерпетона, дальнейшая эволюция ко-
торых привела к  появлению  наземных  пресмыкающихся  (рептилий),
давших затем начало млекопитающим,  одной из ветвей которых явля-
емся мы сами. Морские толщи девонского периода также очень богаты
остатками самых разнообразных беспозвоночных животных.
   Геологическая история  каменноугольного  периода (360-286 млн.
лет назад) необычайно пестра событиями.  Море неоднократно сменя-

                             - 41 -

лось сушей. В первой половине каменноугольного периода в условиях
влажного тропического климата южнее нынешней Москвы  располагался
южный  берег морского бассейна.  На прибрежных болотистых низмен-
ностях и дельтах господствовали ландшафты вечнозеленых  тропичес-
ких лесов, в которых произрастали гигантские хвощи-каламиты, дре-
вовидные папоротники,  плауны-лепидодендроны и сигиллярии,  часто
имевшие вид деревьев до 40 м высоты. Уже встречались и голосемен-
ные растения из группы кордаитов. Предположительно, по топким бе-
регам бродили земноводные и древние,  еще мелкие,  пресмыкающиеся
(ящеры);  в зарослях ползали скорпионы,  пауки, тараканы и много-
ножки.  Насекомые  осуществляли первые попытки взлететь.  Остатки
этих влажных лесов дали начало залежам бурого угля  Подмосковного
бассейна.
   Ветвистые дельты гигантских рек, текущих с юга, временами дос-
тигали  даже  территории Москвы.  Сюда сносились остатки погибших
растений. Местами из воды близ морских берегов поднимались низко-
рослые заросли мангрового типа,  среди которых возвышались редкие
стволы гигантских хвощей и плаунов. Следы этого прибрежно-морско-
го  ландшафта  сохранились  в Южном округе в виде тонких прослоев
угля среди толщ морских известняков и песков на глубине более 200
м.
   В середине  каменноугольного  периода  территория  Подмосковья
вновь  испытала  поднятие,  сменившееся  длительным  погружением.
Морской бассейн несколько углубился,  далеко отступили прибрежные
низменности и лагуны,  появились мощные морские течения.  Морские
отложения этого времени (с основном известняки,  мергели и глины)
широко выходят на поверхность в окрестностях Москвы, и в них мож-
но найти и непосредственно ознакомиться с остатками  представите-
лей разнообразнейшей фауны теплого субтропического моря.  В наших
морях обитали,  помимо одноклеточных раковинных корненожек, также
губки,  кораллы, мшанки, брахиоподы, головоногие, брюхоногие, то-
пороногие и лопатоногие моллюски,  морские  лилии,  морские  ежи,
редко встречались мелкие поздние трилобиты.  Среди зарослей водо-

                             - 42 -

рослей плавали самые разнообразные рыбы,  в том числе и акулы. Из
остатков  отмерших морских животных образовались известняки.  Эти
светлые известняки и доломиты  каменноугольного  периода  издавна
использовались в строительстве, откуда собственно, и пошло назва-
ние Москва-белокаменная.
   В позднекаменноугольную  эпоху  подмосковный  морской  бассейн
расширяется и с севера получает свободный обмен с океаном,  оста-
ваясь в целом теплым и относительно мелководным.  В морских отло-
жениях появляются мощные прослои глин и песков,  смытых с близле-
жащей  суши.  Осадки позднекаменноугольного моря уже можно наблю-
дать на территории Южного округа в глубоких котлованах  и  рытви-
нах,  а также в отвалах метрополитена, но в целом они практически
не выходят на поверхность.
   Фаунистический комплекс    позднекаменноугольного     времени,
вследствие перемыва,  мелководных условий, своеобразного фациаль-
ного состава пород,  выглядит значительно беднее  среднекаменноу-
гольного, однако и в нем встречены остатки представителей практи-
чески всех групп животных,  отмеченных для  среднекаменноугольной
эпохи.
   С наступлением последнего периода палеозойской эры - пермского
(286-250 млн.  лет назад) - море почти на 100 млн.  лет  покидает
район Москвы.  Осадочные породы этого времени вследствие маломощ-
ности и последующего размыва не сохранились.  По косвенным данным
из  близлежащих регионов можно лишь предположить,  что в условиях
жаркого и сухого климата и на территории Подмосковья существовали
все-таки  отдельные  оазисы  с  засухоустойчивой растительностью,
представленной древними хвойными,  а также  -  по  более  влажным
участкам - папоротниками и хвощами.
   На севере и востоке Русской платформы, ближе к побережью морей
и  лагун,  в позднепермское время отмечены богатые фаунистические
комплексы,  включавшие лабиринтодонтов, парарептилий-скутозавров,
хищных  протерозухий  (ящеров,  родственных  предкам динозавров),
крокодилов и летающих ящеров, а также зверообразных пресмыкающих-

                             - 43 -

ся - предков млекопитающих.
   С началом мезозойской эры (250-65 млн.  лет назад), включающей
триасовый,  юрский  и меловой периоды,  в Подмосковье сохраняется
континентальный режим,  и осадки триасового (250-215 млн. лет на-
зад) и ранней половины юрского периода здесь не сохранились.
   С середины юрского периода (215-145 млн. лет назад) по гигант-
ской  долине (Московской ложбине),  выработанной водными потоками
за десятки миллионов лет существования здесь суши,  на территорию
Подмосковья вторгается море.
   Но еще задолго до его прихода, в связи с увеличением влажности
климата,  оживают  юго-восточные  окраины материка Фенно-Скандия,
прибрежные области которого располагались на территории  нынешней
Москвы.
   В среднеюрскую эпоху на территории Москвы существовали озера и
реки с богатейшей прибрежной фауной и флорой.  К сожалению,  при-
шедшее впоследствии море в значительной степени размыло и переот-
ложило осадки этого времени,  почему они сохранились лишь неболь-
шими пятнами в глубоких ложбинах и карманах, промытых в известня-
ках  каменноугольного периода.  В условиях тропического и относи-
тельно влажного климата здесь произрастали  хвощи,  разнообразные
папоротники,  а на более возвышенных и сухих участках - саговники
(их современных представителей ошибочно называют саговыми пальма-
ми).  В водоемах обитали пресноводные акулы, мелкие костные рыбы,
двоякодышащие рыбы,  земноводные - лабиринтодонты.  По  предвари-
тельным результатам раскопок, ведущихся сейчас на уникальном мес-
тонахождении "пески" в  Коломенском  районе  Московской  области,
можно  отметить присутствие пресноводных черепах (массовые наход-
ки),  а также фрагментарных и пока проблематичных остатков хищных
динозавров,  крокодилов и даже мелких млекопитающих. Примерно та-
кой же фаунистический и  флористический  комплекс  был  в  начале
среднеюрского времени и на территории Южного округа, однако следы
его здесь практически не изучены.
   Позднеюрское время  в целом - время господства неглубокого мо-

                             - 44 -

ря, в котором обитали самые разнообразные морские организмы. Час-
то  в  морских  отложениях  поздней юры встречаются и окаменевшие
куски стволов древних хвойных деревьев,  что может  указывать  на
некоторую близость берега.
   Морские и прибрежно-морские отложения поздней  юры  непосредс-
твенно  выходят  на поверхность в Южном округе.  В частности весь
правый берег р.Москвы от Нагатина до Братеева от уреза воды  сло-
жен глинами (часто темными) и песками позднеюрской эпохи. Пятнами
эти отложения вскрываются в  многочисленных  рытвинах,  береговых
уступах и руслах рек Чертановки, Городни, Битцы и их многочислен-
ных мелких оврагоподобных притоков.
   Наиболее ярко  характеризуется морской фаунистический комплекс
позднеюрского времени  по  находкам  из  глинисто-песчаной  толщи
волжского века (яруса в геологии).  Здесь встречены следы (в виде
извилистых ходов) многочисленных червей-илоедов, питавшихся гнию-
щими растительными остатками. Черви-фильтраторы (серпулы) остави-
ли в придонных отложениях клубочки известковых трубочек,  в кото-
рых они жили. Судя по находкам, дно моря украшали ребристые бока-
лы губок,  небольшие подушковидные  колонии  коралловых  полипов,
среди  которых  в  своих норках обитали десятиногие морские раки.
Плавали,  ползали по дну или в зарослях водорослей  разнообразные
брюхоногие моллюски, оставившие после себя башенковидные раковины
с витиеватым рельефом.  Спрятавшись под колпачками своих раковин,
ползали по мелководью морские блюдечки,  тоже моллюски, "сгрызая"
с камней слизистые пленочки водорослей.  Величаво покачивались на
длинных стебельках венчики морских лилий, фильтруя из воды мелкую
живность с помощью длинных ветвистых отростков -  так  называемых
"рук".  Группами сидели на дне, прикрепившись к нему мускулистыми
"ножками",  брахиоподы - теребратулиды и обладавшие  красивейшими
ребристыми раковинами - ринхонеллиды. Медленно ползали по илисто-
му дну морские ежи и морские звезды.  Повсюду лежали или,  зарыв-
шись в грунт, сидели двустворчатые моллюски. Здесь же в илу сиде-
ли "морские зубы" - лопатоногие моллюски в узких конических рако-

                             - 45 -

винах.
   В толще воды "висели" катушковидные раковины головоногих  мол-
люсков-аммонитов. Аммониты своими длинными щупальцами захватывали
мелких беспозвоночных, нападая иногда на червей, других моллюсков
и мелкую рыбу.  Стаями носились торпедки белемнитов - головоногих
моллюсков, родственных современным кальмарам. Ископаемые внутрен-
ние  раковины белемнитов (ростры) в народе часто называют "черто-
выми пальцами".  В кусках древесины,  носившихся по волнам  моря,
устраивали  свои  ходы-гнезда  моллюски-сверлильщики.  Охотясь за
редкими косяками небольших костных рыб,  на мелководье  временами
заходили  и акулы,  от которых в ископаемом состоянии сохраняются
обычно только зубы.
   Но самыми интересными для нас морскими животными юрского пери-
ода были морские ящеры плезиозавры и ихтиозавры,  известные здесь
по  редким  находкам  зубов и фрагментов костей.  Ихтиозавры были
крупными (до нескольких метров длины) ящерами с  веретенообразным
телом.  Внешне они отдаленно напоминали дельфинов и передвигались
в воде при помощи мощной вертикальной хвостовой лопасти,  а  роль
стабилизаторов или подводных рулей выполняли небольшие парные ко-
нечности,  преобразованные в ласты.  Вытянутые в виде пинцета че-
люсти,  усаженные  многочисленными острыми коническими зубами,  -
превосходное орудие для охоты за рыбой и головоногими  моллюсками
(аммонитами  и  белемнитами).  Ихтиозавры рождали живых детенышей
прямо в воде (иногда встречались даже двойни) и на сушу, наверня-
ка, не выходили.
   Значительно более грозными морскими хищниками были  плезиозав-
ры.  Упрощенно  эту  группу животных можно делить на относительно
короткошеих - плиозавров и,  длинношеих - собственно плезиозавров
(внешне  напоминавших  пресловутую Несси).  Основным движителем у
плезиозавров был не хвост,  а хорошо развитые парные  ластовидные
плавники, с помощью которых они, по-видимому, иногда могли выпол-
зать на отлогие берега.
   В конце  позднеюрской  эпохи  подмосковное море становится еще

                             - 46 -

более мелководным,  часто распадается на отдельные бассейны. Суша
нередко сменяется морем,  в которое гигантские реки выносят массы
песка.  В этих условиях остатки органического мира  перерабатыва-
лись и не отличаются хорошей сохранностью.
   В последний период мезозойской эры - меловой (145-65 млн.  лет
назад) - море снова неоднократно приходило и неоднократно покида-
ло территорию Москвы. Морские отложения этого времени часто пере-
межаются с континентальными: речными, дельтовыми и озерными. Кли-
мат становится более сухим,  неся еще многие черты субтропическо-
го.  На равнинах произрастают хвойно-широколиственные леса,  воз-
можно с присутствием секвойи.  По более низким и влажным участкам
развивались сообщества хвощей и разнообразных папоротников.  Вре-
менами приходящее море еще было богато морскими обитателями, сре-
ди  которых можно отметить из беспозвоночных различных моллюсков,
а среди позвоночных - ихтиозавров,  доживших в подмосковных морях
до  конца раннемелового времени,  и акул,  отдельные зубы которых
изредка встречаются даже в морских песках  начала  позднемелового
времени.
   В первой половине позднего  мела  море  окончательно  покидает
территорию Подмосковья,  и до конца мезозойской эры (по данным из
сопредельных регионов) здесь  господствуют  лесные  и  саванновые
ландшафты  с  засухоустойчивой вечнозеленой субтропической расти-
тельностью.  В меловом периоде на планете появляются первые цвет-
ковые растения.
   Конец мезозойской эры - время "великого вымирания". Повсемест-
но исчезают динозавры,  летающие ящеры,  морские ящеры, некоторые
головоногие моллюски (аммониты) и многие другие  группы  организ-
мов. Происходит перестройка органического мира Земли, и наступает
новая эра - кайнозойская - эра млекопитающих,  птиц  и  цветковых
растений.
   Кайнозойская эра делится на периоды:  палеогеновый, неогеновый
и четвертичный. В палеогеновый период (65-25 млн. лет назад) тер-
ритория Подмосковья вновь испытывает поднятие,  что привело к но-

                             - 47 -

вому расчленению рельефа суши.  Отложения этого возраста в Москве
не сохранились,  но анализируя данные палеогеографии,  можно ска-
зать,  что в Москве в палеогене господствовали вечнозеленые хвой-
но-широколиственные  леса  в условиях умеренно-влажного субтропи-
ческого климата.
   Ко второй  половине неогенового периода (25-2 млн.  лет назад)
на планете уже ощущаются первые дуновения великого  четвертичного
оледенения. Климат постепенно становится теплоумеренным, что ярко
отразилось на характере растительного и животного мира. В Подмос-
ковье в конце неогена произрастали хвойно-широколиственные леса с
довольно богатым флористическим составом: кипарисы, тиссы, сосны,
ели, а также вязы, липы, березы и лещина - листопадные лиственные
деревья и кустарники.  Открытые пространства  были  заняты  очень
разнообразным по составу травостоем.  Возможно, здесь обитали не-
большие слоны и бродили стада древних  копытных  (по  находкам  в
иных регионах Русской платформы).
   В начале четвертичного периода (2-0 млн.  лет назад) с наступ-
лением периода оледенений климат Подмосковья становится более су-
ровым:  смешанные леса сменяются тайгой,  а затем  лесотундрой  и
впоследствии кустарниковой тундрой.
   Москва испытала  влияние  нескольких  ледниковых  эпох.  Самые
древние из них:  Сетуньское (700 тыс.  лет назад) и Донское  (600
тыс.  лет назад) оледенения.  Во время них вся территория Подмос-
ковья была покрыты мощным пластовым  ледником.  Ледниковые  эпохи
сменялись межледниковыми, при наступлении которых наблюдались пе-
риоды потепления климата.
   Одно из  древнейших  оледенений,  оставившее свои следы в виде
морен и флювиогляциальных отложений,  называется  Окским  (ледник
достиг  долины  Оки).  Следы Окского оледенения известны (500-400
тыс.  лет назад) в виде так называемой нижней  морены.  Вслед  за
Окским оледенением следует длительный период потепления,  так на-
зываемая Лихвинская межледниковая эпоха (400-250 тыс. лет назад).
   В лихвинских межледниковых отложениях (озерных, болотных, реч-

                             - 48 -

ных и флювиогляциальных) на территории Подмосковья найдены остат-
ки лесного слона, а из растений известны ель, лиственница, сосна,
береза, липа и очень редко дуб и предположительно граб. В болотах
еще обитали тропические папоротники рода Азолла.  В целом,  в это
время господствовали лесостепные  ландшафты  в  условиях  умерен-
но-теплого и относительно влажного климата.
   За Окским оледенением следует Днепровское  (250-170  тыс.  лет
назад),  в  котором различают две фазы:  собственно Днепровское и
Московское.  Во время максимального оледенения ледниковый  покров
достиг среднего течения Дона и Днепра.  Москва находилась под ле-
дяным панцирем,  испещренным руслами водных потоков,  несущихся в
ледяных берегах. В промежутке между двумя фазами этого оледенения
наступил краткий период потепления  -  Одинцовская  межледниковая
эпоха. Для этого времени характерно присутствие хазарского слона,
бизона, мамонта, овцебыка, шерстистого носорога, лошади и различ-
ных оленей - обитателей теплых и влажных лесостепных ландшафтов.
   Наступившее Валдайское оледенение (70-11 тыс. лет назад) также
оказало  свое  влияние на территорию Москвы,  хотя передовой край
ледяного языка достиг только Валдайской возвышенности.  Похолода-
ло;  для верхнепалеолитического времени характерно развитие ланд-
шафтов холодных тундр с карликовой березой и полярной ивой. Фауна
- мамонт,  овцебык,  северный олень,  большерогий олень,  лошадь,
шерстистый носорог, волк, лиса.
   С отступлением ледника климат становится теплее, тундра сменя-
ется таежными ландшафтами, исчезают многие представители мамонто-
вой фауны.  Во время так называемой атлантической фазы потепления
(7-5 тыс.  лет назад),  уже  в  условиях  широколиственно-хвойных
ландшафтов, в Подмосковье появляется человек, активно развиваются
поселения человека,  так называемый льяловской культуры. Это были
в основном охотники и рыболовы, использовавшие каменные и костные
орудия.
   Многовековые колебания  средней температуры воздуха на планете
и в том числе на "нашей" территории были и в послеледниковое вре-

                             - 49 -

мя.  Они продолжаются и сейчас. "Малый ледниковый период", начав-
шийся в середине последнего тысячелетия,  сменился в конце  19-го
века некоторым потеплением.  Похолодание в нашей местности приво-
дило к увеличению доли хвойных,  потепление - к  увеличению  доли
широколиственных  деревьев,  что  и  наблюдается в Южном округе в
настоящее время.  Однако, наряду с глобальными причинами, у этого
явления теперь есть и местные причины,  связанные с деятельностью
человека: загрязненность и прогретость городского воздуха, непос-
редственное влияние человека на лес.
   Четвертичный период, называемый иначе антропогеном, характери-
зуется  все возрастающим воздействием человека на природу.  Среди
монолитных лесных просторов появляются пашни и луга,  а  потом  -
сады и парки.  Луговая растительность воспринимается нами как ес-
тественная,  но,  тем не менее, луга обязаны своим существованием
человеку. Если их долго не косить, они зарастают лесом. То же са-
мое происходит с заброшенными пашнями.  Сперва на  них  вырастает
березняк  (вторичный лес),  а потом под его пологом развиваются в
зависимости от почвенных,  климатических и прочих условий ель или
широколиственные деревья. Исконных лесов на территории Южного ок-
руга давно нет.  Лес везде  многократно  уничтожался  и  вырастал
вновь. Конфигурация лесных массивов постоянно менялась. В периоды
войн и смут лесистость резко увеличивалась,  так как пашни зарас-
тали лесом.  Такое увеличение лесистости характерно, в частности,
для эпохи Ивана Грозного и последующего Смутного  времени,  когда
многие населенные местности будущего Южного округа стали пустоша-
ми.  От этих лет и по настоящее время лесистость, в основном, па-
дает, хотя велись посадки леса.
   На картах прошлого века мы видим в Южном  округе  конфигурацию
лесных массивов, сходную с современной, но вместо жилых кварталов
и промзон - пашни и сельские поселения. Безлесыми были пространс-
тва,  по углам которых располагались, во-первых, Верхние и Нижние
Котлы,  Нагатино,  Коломенское; во-вторых, Дьяково, Беляево Ближ-
нее, Шадрово и Котляково; в-третьих, Царицыно, Шипиловка, Братее-

                             - 50 -

во, Зябликово и Орехово. Конечно, лесные массивы были больше, чем
сейчас. Город "откусил кусочек" от Царицынских лесов. Исчезли или
сильно уменьшились "зеленые пятна" в междуречье Чуры и  Кровянки,
в Бирюлеве,  на левом берегу Нижнего Царицынского пруда, близ Бо-
рисова.  Давно исчезла Тюфелева роща на левом берегу р.Москвы  за
Симоновым монастырем.
   Большие изменения с прошлого века произошли и в составе флоры.
Типичные  полевые  сорняки  (сегетальные растения) уступили место
типичным городским сорнякам (рудеральным растениям), хотя граница
между этими двумя группами часто условна. В связи со строительст-
вом железных и шоссейных дорог в Южный округ хлынул  поток  новых
сорных заносных растений с юга, из степей. Пошла и американизация
флоры.  Добавились деревья и кустарники,  используемые в озелене-
нии.  Некоторые из них одичали (например, американский клен). Что
же касается местных лесных,  луговых, болотных и водных растений,
то их стало меньше.
   Эти изменения интересно проследить на примере  так  называемых
особо охраняемых видов.  К этой категории в 1984 г. были отнесены
108 видов редких или особенно  декоративных  растений  Московской
области,  в основном, трав. Из них в Москве за всю историю изуче-
ния ее флоры (за два века) были зарегистрированы 64 вида, полови-
на.  В Южном округе в прошлом веке из этого числа отмечены ковыль
перистый (по высоким местам за  Симоновым  монастырем),  башмачок
настоящий  (Зюзино),  бровник  одноклубневый (по р.Городне,  если
имеется ввиду московская, а не подмосковная река с таким названи-
ем),  ветреница  лесная (Нижние Котлы),  сон-трава (Тюфелева роща
близ Симонова монастыря),  хохлатка плотная (Коломенское),  неза-
будка  лесная (Нижние Котлы,  Симонов монастырь),  шалфей луговой
(Черемушки,  близ границы округа),  колокольчики персиколистный и
крапиволистный (Царицыно). Конечно, были также ландыш, гнездовка,
пальчатокоренники пятнистый и Фукса,  горец змеиный, купальница и
колокольчик  широколистный.  Эти виды были обычными,  и на них не
обращали внимание. Итого, 16-17 видов.

                             - 51 -

   В нашем веке,  притом в относительно недавнее время, зарегист-
рированы ландыш (много мест), гнездовка (Царицыно, Битцевский лес
в пределах округа), пальчатокоренник пятнистый, хохлатка плотная,
колокольчики персиколистный и крапиволистный (все четыре вида - в
Коломенском),  колокольчик широколистный (Коломенское,  Царицыно,
Шмелевка).  Конечно, сохранилась купальница. Вероятно, где-нибудь
остались единичные экземпляры горца змеиного.  Итого,  8-9 видов.
Таким образом, в настоящее время в Южном округе произрастает при-
мерно в 2 раза меньше редких и особо декоративных видов трав, чем
в прошлом веке.  Эта тенденция характерна для всей местной  флоры
округа, хотя многие группы растений пострадали не так сильно.
   Есть и положительные изменения.  Так, в частности, прекращение
выпаса скота привело к восстановлению суходольных лугов Коломенс-
кого, к улучшению состояния Бирюлевского леса.

                  СОВРЕМЕННЫЙ РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР

   Флора Южного округа,  как и всей Москвы, сильно видоизменена в
результате деятельности человека. В озеленении используется около
100 видов деревьев и около 150 видов кустарников,  большинство из
которых здесь раньше не росли. Из местных деревьев чаще всего вы-
саживаются береза плакучая, клен остролистный, липа мелколистная,
чуть менее массово - рябина обыкновенная,  черемуха обыкновенная,
ива  ломкая  (ракита),  ива белая (ветла),  два вида вяза,  ясень
обыкновенный.  Из чужеземных деревьев наиболее обычны на улицах и
во дворах ель колючая, лиственницы (два близких вида), туя запад-
ная (с чешуевидной хвоей),  конский каштан обыкновенный,  робиния
(белая акация),  яблоня ягодная (с крошечными яблочками - величи-
ной с вишню), несколько видов тополей, ясень пенсильванский, кле-
ны американский и татарский.  Из этих "пришлых" деревьев москвичи
хуже всего разбираются в ясенях и кленах.
   Местные кустарники мало используются в озеленении.  Зато "при-
езжие" кустарники окружают нас везде.  Наиболее известны нам  две

                             - 52 -

сирени  (обыкновенная  и  венгерская),  карагана (желтая акация),
барбарис обыкновенный и боярышники, если не пытаться различать их
многочисленные  виды.  Очень распространены в посадках,  но менее
известны пузыреплодник калинолистный (с сухими  плодами-листовка-
ми,  которые  при  надавливании  со щелчком лопаются),  кизильник
блестящий (с черными безвкусными ягодами),  смородина  альпийская
(с красными безвкусными ягодами),  снежноягодник белый (с зимними
белоснежными плодами), свидина белая (тоже с белыми, но не белос-
нежными  плодами),  жимолость  татарская  (с  розовыми цветками и
двойными красными  плодами),  барбарис  Тунберга  (отличается  от
обыкновенного барбариса цельнокрайними листьями),  роза морщинис-
тая (с маленькими кожистыми морщинистыми листьями), несколько ви-
дов спирей (японская,  иволистная,  дубровколистная, Вангутта). В
виде куста,  как правило,  растет также клен гиннала  с  Дальнего
Востока.
   Культурная флора округа - это также плодовые деревья  (яблоня,
груша, слива, вишня) и ягодные кустарники (смородина, крыжовник),
растущие на месте поглощенных городом селений:  Коломенского, Дь-
якова и других. Культурная флора - это и все то, что выращивается
на огородах по Городне, Язвенке, Шмелевке.
   Помимо культурных растений, в округе обычны городские сорняки,
или рудеральные растения (от слова "рудерис" - щебень). Это обще-
известные лебеда раскидистая,  марь белая,  белый и лекарственный
(желтый) донники,  полынь настоящая (чернобыльник),  пижма, бодяк
полевой,  одуванчик,  мать-и-мачеха...  Здесь  же можно встретить
несколько видов клеверов и васильков с  пурпурными  цветками.  На
самых вытоптанных местах растут подорожник большой,  горец птичий
(спорыш,  трава-мурава), мятлик однолетний, лапчатка гусиная (гу-
синая лапка).  Культурная и особенно рудеральная флора почти оди-
наковы во всей Москве. Только по видовому богатству сорных занос-
ных видов Южный округ несколько превосходит остальные. Ведь здесь
особенно много железных и шоссейных дорог. Притом идут они с юга,
откуда и заносятся эти,  в основном, степные растения. Обилие се-

                             - 53 -

вероамериканских сорняков и одичавших  декоративных  североамери-
канских растений позволяет также говорить об американизации флоры
(недотрога мелкоцветковая, астра ланцетная, золотые розги канадс-
кая и гигантская, многолетние подсолнечники и др.).
   Что же касается прежней естественной  растительности,  то  она
сохранилась лишь на так называемых природных территориях: в Коло-
менском,  в Царицыне, в Бирюлевском лесу и т.п. местах. Разумеет-
ся, "природными" эти территории являются только в сравнении с жи-
лыми кварталами и промзонами.  Здесь тоже много культивируемых  и
рудеральных растений,  но есть островки прежней лесной,  луговой,
болотной и водной растительности.  Именно по характеру своей  ес-
тественной растительности Южный округ до некоторой степени специ-
фичен,  но рассказать об этом можно,  лишь познакомив читателя  с
геоботаническим районированием Москвы и Подмосковья.
   В Москву из Дальнего Подмосковья с разных сторон клиньями  за-
ходят  три  ботанико-географических  района  Московской  области:
Клинско-Дмитровский - с ельниками с примесью сосны и дуба на гли-
нах;  Восточный - с сосновыми борами и болотами Мещерской низмен-
ности;  Южный - с широколиственными лесами и  примесью  ели,  без
сфагновых (верховых и переходных) болот на водоразделах.  Разуме-
ется, что Южный округ Москвы расположен в пределах Южного ботани-
ко-географического района,  который на юг тянется почти до Оки. И
действительно, верховых и переходных болот (с характерным белесым
болотным мхом сфагнумом) в Южном округе совершенно нет. В левобе-
режной же части города кое-где они сохранились до сих  пор,  а  в
прошлом  веке  их  там  было очень много.  Таких больших низинных
(приречных) болот,  как в Измайловском лесу и Лосином Острове,  в
Южном округе тоже нет, но все-таки низинные болота есть - в Коло-
менском у реки Москвы, в низовьях Городни и Шмелевки. На низинных
болотах обычны тростник обыкновенный,  камыш лесной и рогоз широ-
колистный. Эти крупные узколистные травы резко отличаются по соц-
ветиям, но,  тем не менее,  москвичи их путают. На болотах обычны
смертельно ядовитая цикута (вех), паслен сладко-горький с малень-

                             - 54 -

кими красными несъедобными ягодками-помидорчиками, лабазник вязо-
листный с белыми соцветиями-облачками и  другие  интересные  виды
местной флоры.
   Что же касается широколиственных лесов  -  другой  особенности
Южного ботанико-географического района - то они на нашей террито-
рии тоже есть (часть Битцевского леса в пределах  Южного  округа,
Царицыно, остатки лесной растительности в Коломенском, на Шмелев-
ке и Кузнецовке). Здесь преобладают липа, дуб, клен. Но во многих
местах  мы  видим леса вторичные - березняки,  выросшие на бывших
пашнях.  Береза повислая - пионер леса,  одно из первых деревьев,
заселяющих безлесные места. Потом могут появиться липа, дуб, клен
и вытеснить березу.  Ведь все эти деревья,  в отличие от  березы,
могут расти в затенении  под пологом леса.
   Хвойных лесов в округе практически нет, если не брать в расчет
эффектных сосен Аршиновского парка, примеси ели в Битцевском лесу
да фрагментов хвойных посадок еще в ряде  мест.  Почва  в  округе
суглинистая,  богатая,  и  хвойные породы (особенно сосна) быстро
вытесняются широколиственными деревьями.
   Очень интересны черноольшаники Соровского оврага, Коломенского
и еще ряда мест на Городне и Чертановке. Черная ольха разрастает-
ся  на  черных  юрских глинах у выхода минерализованных грунтовых
вод (родников),  где почва особенно богатая и влажная,  на топких
местах.  Это  дерево  узнается  по  шероховатому черному стволу и
листьям с тупой вершиной. Иногда на вершине листа даже есть выем-
ка.  Таких листьев нет ни у одного нашего дерева, кроме нее. Диа-
метр ствола черной ольхи иногда достигает метра. Это мощное, хотя
и  не  очень  высокое дерево.  Черную ольху сопровождают болотные
травы, которые хорошо переносят затенение.
   В сырых местах на более бедной почве обычны древесные (ракита,
ветла) и кустарниковые виды ив, а также серая ольха. У серой оль-
хи гладкий серый ствол и заостренные листья. Шишечки у той и дру-
гой ольхи почти одинаковые.  Ракита (ива ломкая) и серая ольха  -
обычные приречные деревья,  могут расти на песках. Особенно боль-

                             - 55 -

шой ивняк (с разными видами ив и примесью других древесных пород)
имеется в Нагатинской пойме.
   Почти все,  сказанное о лесах Южного округа,  верно и для  ос-
тальной Москвы.  Но для северной ее части характерней леса с при-
месью ели,  для долины р.Москвы в левобережных округах -  сосняки
(Серебряный Бор,  Покровское-Стрешнево,  Кузьминки), то есть леса
там разнообразнее. И вообще другие округа Москвы (кроме Централь-
ного) более лесисты.
   А вот что является достопримечательностью Южного  округа,  так
это обширные открытые пространства - луга, пустыри. В Москве отк-
рытые пространства,  в отличие от лесов, традиционно рассматрива-
лись только как места для застройки,  и поэтому во многих округах
их почти не осталось.  А это означает, что каким-то чудом уцелев-
шие подобные участки особенно ценны.  В Южном округе сильно пере-
сеченный рельеф препятствовал сплошной  застройке.  Не  поднялась
рука у строителей и на памятные места вроде Коломенского. Поэтому
здесь есть не только лесопарки, но и лугопарки. Даже, если откры-
тые  участки заняты огородами и рудеральной растительностью (пус-
тыри),  это хорошо для птиц и насекомых, резко увеличивает их ви-
довое разнообразие. Поэтому долины Котловки, Чертановки, Городни,
Язвенки,  Шмелевки,  Кузнецовки должны оставаться незастроенными.
Но в Южном округе есть и настоящие мало нарушенные луга - поймен-
ные и суходольные.  Их фрагменты есть вдоль Городни и  ее  правых
притоков.  Особенно хороши пойменные и суходольные луга Коломенс-
кого.  Некоторые участки суходольных лугов на склонах балок в Ко-
ломенском остепнены, совсем сухие. Остепненных лугов за пределами
Коломенского в Москве практически нет. На сырых лугах Коломенско-
го  и  в  пойменных  болотцах находили орхидею - пальчатокоренник
пятнистый.  На суходольных лугах произрастают  земляника  зеленая
(луговая клубника,  полуница),  чернокорень, чабрец, пупавка кра-
сильная (желтая "ромашка"), козлобородник, синеголовник, несколь-
ко видов дикого лука...  Все эти растения очень редки в Москве, а
синеголовник сохранился только здесь.  Пожалуйста, обойдитесь без

                             - 56 -

зимних букетов с участием этого растения!

                    СОВРЕМЕННЫЙ ЖИВОТНЫЙ МИР

   В литературе  имеются  только  отрывочные сведения о специфике
фауны тех или иных частей Москвы.  Поэтому ограничимся лишь неко-
торыми  замечаниями  по этому поводу,  обратив особое внимание на
птиц - самый заметный элемент городской фауны.  Известно,  что на
Царицынских и Борисовских прудах,  на р.  Городне напротив Орехо-
ва-Борисова, а также на р.Москве ниже плотины близ Коломенского в
большом количестве зимуют утки-кряквы. Встречаются здесь и многие
другие виды водоплавающих птиц. В этом отношении Южный округ пре-
восходит  все  остальные  округа Москвы - даже те,  где тоже есть
большие водоемы и водотоки [1]. Сказывается в Южном округе и бли-
зость  Люблинских полей фильтрации - птичьего "рая" (озерные чай-
ки,  речные крачки). Животное население лесов округа многочислен-
но, хотя после реконструкции Московской кольцевой автодороги сюда
трудно зайти крупным млекопитающим вроде лося или кабана.  Но жи-
тели  округа  по-прежнему могут встретить ежа,  покормить белок и
послушать певчих птиц.  Тем не менее, лесная фауна округа вряд ли
специфична.  Островки широколиственных лесов и березняков, притом
даже большей площади,  есть почти по всей Москве. В некоторых ок-
ругах леса разнообразнее - добавляются сосняки и ельники, которых
здесь почти нет. Зато в Южном округе есть большие по площади отк-
рытые пространства, которые для Москвы, в целом, не характерны. В
левобережных округах их меньше.  Это означает наличие здесь луго-
вой  фауны,  городу  не  особенно свойственной.  Все эти открытые
пространства - приречные,  а такие участки редко бывают чисто лу-
говыми:  здесь и перелески, и кусты, и болотца, и водоемы. Есть и
места кормежки, и укрытия для гнезд. Разнообразие фауны в пестрых
по природным характеристикам участках резко возрастает (опушечный
эффект).  Вот, например, описание птичьего населения Коломенского
в  книге  К.В.Авиловой  и  М.С.Орлова "Экологические экскурсии по

                             - 57 -

Москве" (1994 г.):  "Для зарослей по склонам  оврагов  характерны
птицы славка-черноголовка,  садовая камышовка,  зарянка,  зеленая
пеночка,  соловей,  зеленушка,  зяблик,   пересмешка,   чечевица,
дрозд-рябинник;  неоднократно здесь была отмечена редкая для Мос-
ковского региона ястребиная славка.  По  опушкам  и  на  открытых
участках обитают луговой чекан,  пеночка-весничка,  серая славка,
белая трясогузка.  В луговой пойме и по берегам стариц  гнездятся
болотная камышовка, желтая трясогузка, речной сверчок, варакушка,
отмечены такие редкие птицы,  как вертлявая камышовка  и  луговой
конек.  Весной и в начале лета разноголосый хор певчих птиц рази-
тельно контрастирует с транспортным  и  индустриальным  городским
звуковым  фоном,  а  осенью  склоны звенят от переклички выводков
больших синиц,  наполняются предотлетным пением и свистом  сквор-
цов... ...На реке напротив этой территории зимой собирается самая
крупная в Москве зимовка водоплавающих птиц: до 12 тысяч кряковых
уток и всегда несколько редких: то пара гоголей, то несколько пе-
ганок,  то лысуха. В последние годы на реке зимуют чайки трех ви-
дов: сизые, озерные и серебристые, недавно появившиеся на зимовке
и никогда раньше не остававшиеся в средней полосе." Открытые  лу-
говые пространства нужны и многим видам насекомых.  Специфической
фауной должны обладать остепненные луга на склонах балок в  Коло-
менском,  так как других таких нет. Вероятно, здесь можно увидеть
редких для города бабочек, жуков (например, скакунов), перепонча-
токрылых (например, одиночных пчел и ос). Таким образом, специфи-
ку фауны округа можно "вывести" из его холмистого рельефа,  боль-
шой  обводненности,  наличия открытых пространств,  специфической
луговой растительности. Однако, на застроенных территориях живот-
ный мир беден и сходен с таковым по всей Москве. Здесь преоблада-
ют сопутствующие человеку виды зверей и птиц -  такие  как  серая
крыса,  серая ворона, сизый голубь, домовый воробей. Разнообразие
животных резко увеличивается вблизи даже самых  маленьких  пруди-
ков, овражков, сырых понижений, перелесков, пустырей, парков.


                             - 58 -

                      ПРИРОДНЫЕ ТЕРРИТОРИИ

   Теперь, когда у читателя есть целостное представление о приро-
де округа,  целесообразно в конспективной форме перечислить  при-
родные территории и основные их достопримечательности. Природными
мы будем называть территории, где сохранились многочисленные эле-
менты  естественной природы,  пусть даже среди столь же многочис-
ленных элементов,  привнесенных человеком. Так как все эти терри-
тории нанизаны на речную сеть,  их удобно перечислять сверху вниз
по течению р.Москвы,  переходя от бассейна одного  ее  притока  к
другому.
   БЕКЕТОВА ДАЧА.  Участок вдоль Загородного шоссе близ  больницы
N1.  Озеленение.  Пруд Бекет.  Южнее - уступ третьей надпойменной
террасы.  Севернее - р.Чура, выходящая из подземного коллектора и
тут  же принимающая слева р.Кровянку.  Вдоль речек - естественный
перелесок из ивы ломкой (ракиты).
   ДОЛИНА КОТЛОВКИ.  На  границе округа и близ Нагорного проезда.
Живописна,  местами залесена, есть охраняемые виды крупных лесных
колокольчиков,  но преобладает рудеральная растительность. Наибо-
лее интересны участки с прудами на притоках,  но они вне  округа,
выше  по  течению Котловки.  Левый приток - Коршуниха (впадает на
границе округа). Памятник природы с 1991 г.
   НАГАТИНСКАЯ ПОЙМА, парк между старым и новым руслом р.Москвы -
Нагатинским рукавом.  Песчаная почва,  есть старые свалки мусора.
Ивняк  из  нескольких видов ив с примесью других древесных пород.
Из трав интересны астрагалы - солодколистый,  датский  (обитатели
песков). На востоке - акватория Южного порта на месте бывших ста-
ричных озер и Сукина болота. В застроенной части Нагатина находи-
ли зубы мамонта.
   БОЛЬШОЙ ОВРАГ - долина р.Жужи западнее улицы Академика  Милли-
онщикова. Правый приток - Савкин овраг, сохранилось низовье. Пре-
обладает рудеральная растительность.
   КОЛОМЕНСКОЕ (Государственный  художественный историко-архитек-

                             - 59 -

турный и природно-ландшафтный музей-заповедник  "Коломенское")  -
обширная территория по обеим берегам р.Москвы в ее пойме, на кру-
том правом склоне долины (обрыве Теплостанской  возвышенности)  и
на правом коренном берегу,  прорезанном долинами небольших речек,
балками и оврагами [12].  К р.Москве справа подходят р.Жужа (близ
пересечения улиц Новинки и Коломенская),  Голосов (Дворцовый, Ка-
зенный) овраг с Садовническим ручьем (разделяет Коломенский и Дь-
яковский полухолмы),  Колотушкин овраг,  Дьяковский овраг, много-
численные овражки Зараз.  Все овраги в низовьях  -  с  маленькими
ручьями.  В пойме - остатки старичных озерков и болот,  фрагменты
ивняков,  серо- и черноольшаников,  сырые  луга.  Склоны  местами
оползающие,  в их основании - выходы черных юрских глин, родники,
черная ольха.  Особенно характерен оползневой  рельеф  для  Зараз
(зарослей).  Уникальное  разнообразие  грунтовых вод:  водоносные
слои - четвертичные речные,  меловые и каменноугольные отложения;
водоупорные - юрские и другие глины [2]. Родник "Кадочка" в Голо-
совом овраге.  Родник под храмом Вознесения - лучший по  качеству
воды. На правом склоне Голосова оврага - Девий (Девичий) камень и
Камень-гусь,  глыбы песчаника [2,  12]. На этом же склоне ближе к
р.Москве  -  остатки  широколиственных насаждений,  есть хохлатка
плотная (охраняемый в Москве и области  весенний  первоцвет).  Не
рвите ее, пожалуйста! В этом же овраге - выходы песков аптского и
глин альбского ярусов мела.  На склоне холма с Дьяковским городи-
щем и рядом - тоже обнажения белых аптских слюдистых песков мело-
вого периода.  Под Дьяковским городищем - оползневая ступень Чер-
тов городок с обнажением юрских глин. Склоны городища, Колотушки-
на и Дьяковского оврагов - с остепненными лугами.  На  Дьяковском
холме в прошлом веке находили зубы молодого мамонта. Дубам на Ко-
ломенском холме от 400 до 600 лет - самые старые деревья города!
   ДОЛИНА ЧЕРТАНОВКИ.  Река Чертановка сохранилась фрагментами от
Битцевского леса до Пролетарского  проспекта.  Преобладает  руде-
ральная растительность.  Близ Битцевского леса - черноольшаник. В
долине находили ископаемые остатки лошади,  шерстистого носорога.

                             - 60 -

Были находки красноватого сидерита.
   АРШИНОВСКИЙ ПАРК от Бакинской улицы спускается в долину Котля-
ковки, к каскаду прудов. Живописный рельеф, городище, старые сос-
ны (в том числе завезенные с Кавказа и других мест). Котляковка -
в коллекторе и выходит на поверхность перед самым впадением в Го-
родню чуть ниже парка.  Парк посажен купцом Василием  Федоровичем
Аршиновым  в  предреволюционные годы [27].  В гражданскую войну в
парке разместили институт пчеловодства, была пасека. Три четверти
парка теперь застроены. Оставшееся - памятник природы с 1987 г.
   СРЕДНЕЕ ТЕЧЕНИЕ ГОРОДНИ.  Река Городня сохранилась на  поверх-
ности фрагментарно между Битцевским лесом и Царицынскими прудами.
Преобладает рудеральная растительность. Много огородов. Есть пру-
дики с богатой фауной птиц. Памятник природы с 1991 г.
   НИЖНИЙ ЦАРИЦЫНСКИЙ ПРУД. На слиянии Городни и Чертановки. Одно
из  крупнейших в Москве мест зимовки водоплавающих птиц [1].  Па-
мятник природы с 1991 г.
   БОРИСОВСКИЙ ПРУД сходен с предыдущим, но в природном отношении
чуть менее интересен.
   НИЗОВЬЕ ГОРОДНИ  (КРАСНЫЙ  ЛУГ,  БРАТЕЕВСКАЯ  ПОЙМА р.МОСКВЫ).
Между Братеевом и Орехово-Борисовом. Преобладает рудеральная рас-
тительность, но есть заросли кустарников, низинные болота, водое-
мы.  На склонах долины Городни - фрагменты суходольных лугов, пе-
релески, родники. Справа в Городню впадает Шмелевка; в ее низовье
- большое низинное болото.  На нем и вблизи него отмечены  редкие
для  города виды птиц:  болотный лунь,  чибис,  утка-широконоска,
лесной конек, обыкновенный сверчок [2]. В 1991 г. все низовье Го-
родни от Братеевской улицы и родник на склоне к Городне у Задонс-
кого проезда объявлены памятниками природы.
   ЦАРИЦЫНСКАЯ ПРИРОДНАЯ  ТЕРРИТОРИЯ  пока не имеет общепринятого
единого названия и состоит из трех описанных ниже участков. ЦАРИ-
ЦЫНО.  (Государственный историко-архитектурный,  художественный и
ландшафтный музей-заповедник "Царицыно"). На берегах Верхнего Ца-
рицынского пруда. Пруд - на слиянии Черепишки, Язвенки и Городни.

                             - 61 -

Но грязная вода Городни  теперь  сбрасывается  непосредственно  в
Нижний Царицынский пруд, а ее старое русло превратилось в малень-
кий непроточный залив.  Две другие речки образуют большие заливы.
К  пруду  подходят также несколько живописных залесенных оврагов.
Правобережная часть парка - Царицынская,  левобережная - Покровс-
кая  [5].  Преобладают широколиственные насаждения с естественным
обликом (лес),  в основном, липняки; но есть фрагменты с преобла-
данием  других древесных пород,  в том числе чуждых местной флоре
(например, лиственницы). Сильно разросся клен остролистный (мест-
ный),  заполонив лес своим подростом. Всего можно насчитать около
20 местных и около 15 "пришлых" видов деревьев,  а также не менее
7 местных и не менее 17 "пришлых" видов кустарников.  Много мест-
ных лесных видов трав. Весной красочно цветут ветреница лютиковая
(низкая,  с 5-конечными желтыми цветками-звездочками), чистяк ве-
сенний (многоконечные желтые звездочки),  медуница неясная. В ов-
раге  близ южной границы парка - черная ольха,  родники,  широко-
листный колокольчик.
   БИРЮЛЕВСКИЙ ДЕНДРОПАРК с прилегающим к нему лесом.  Расположен
на холме между долиной р.Язвенки и правым притоком Черепишки (са-
ма  Черепишка  -  в коллекторе,  на поверхность выходит чуть ниже
дендропарка;  иногда приток Черепишки и саму Черепишку в низовьях
считают  одним водотоком и называют Бирюлевским ручьем).  Дендро-
парк создан под руководством  лесовода  Всеволода  Константиновча
Порозова  в 1938 г.  для отбора устойчивых в условиях Москвы дре-
весных пород и размножения их в целях озеленения города [5].  По-
садки велись в нарушенном березняке, где до этого выпасался скот.
Для улучшения почвы высаживался люпин,  который потом запахивался
в землю. Деревья высаживались группами, между которыми были газо-
ны.  По мере разрастания часть деревьев отсаживалась,  удалялась.
Каждая дорожка обсаживалась "своими" деревьями и кустарниками.  В
дендропарке насчитывается примерно 220 видов деревьев и кустарни-
ков,  причем  многие  из них в Москве высажены только здесь [32].
Одних только хвойных деревьев тут 24 вида:  3 вида пихты, гинкго,

                             - 62 -

3 можжевельника,  3 лиственницы, 4 ели, 8 сосен, тисс, туя. Пере-
числение лиственных пород заняло бы слишком  много  места.  Чтобы
читатель  ощутил это многообразие,  перечислим виды только одного
рода - клена:  полевой, гиннала, маньчжурский, ясенелистный, пен-
сильванский,  остролистный (3 формы),  ложноплатановый,  ложнози-
больдов,  серебристый, Зибольда, колосистый, татарский, зеленоко-
рый...  Растения  завезены  со всех концов света,  но преобладают
дальневосточные и североамериканские,  которые лучше растут в на-
шем  климате.  В примыкающем к дендропарку лесу в настоящее время
идет постепенная смена березы липой - естественный процесс.
   ДОЛИНА ЯЗВЕНКИ ВЫШЕ ЦАРИЦЫНА.  Перелески и открытые пространс-
тва с огородами,  пустырями,  приречными болотцами,  пойменными и
суходольными лугами. Интересен участок суходольного луга близ Ца-
рицынского парка.  Памятник природы с 1991 г.  Иногда Язвенку (от
"яза" - запруды для лова рыбы) называют Царицынским ручьем.  Отк-
рытые пространства и перелески имеются  также  вдоль  МКАД  южнее
дендропарка.
   ДОЛИНА ШМЕЛЕВКИ.  Между  Воронежской улицей и Ореховым бульва-
ром.  Преобладают рудеральная растительность и огороды,  но  есть
луга  и лесные участки.  Ниже улицы Мусы Джалиля есть выходы окс-
фордских и волжских отложений средней юры (белемниты и  аммониты,
сульфид железа и фосфорит). Синонимы Шмелевки - Хмелевка, Крупен-
ка,  Крупань, Зябликовский ручей [19, 29]. Обладает разветвленной
сетью притоков.  От Кустанайской улицы слева подходит овраг Лыхи-
на,  сырой и залесенный.  Рядом - дубрава и березняк  (охраняемые
виды колокольчиков,  ландыш). От Тамбовской улицы справа подходит
залесенный Садковский овраг;  ниже жилого  массива  -  Кузнецовка
(перелески, суходольные луга на склоне); еще ниже - Соровской ов-
раг (выходы юрских глин,  черная ольха). Долина Шмелевки - памят-
ник природы с 1991 г.
   ЗЯБЛИКОВСКИЙ ЛЕСНОЙ  МАССИВ  отсечен  от загородного леса Мос-
ковской кольцевой автодорогой и отделен от застройки по  Гурьевс-
кому проезду Горбутанским оврагом, подходящим слева к р.Кузнецов-

                             - 63 -

ке. Фрагменты дубняков, липняков и березняков.
   АННИНСКИЙ ЛЕСНОЙ  МАССИВ  - лесок на окраине Москвы между Вар-
шавским шоссе и Дорожной улицей.  Пересекается  верховьем  Михай-
ловского оврага (бассейн р.Битцы - притока Пахры). Фрагменты ель-
ников, дубняков, саженых вязовников.
   ЗАГОРЬЕ - маленькая живописная природная территория, состоящая
из нескольких разных участков.  В 18 в. и 1 половине 19 в. - вла-
дение князей Хованских.  Вдоль Загорьевского проезда - приусадеб-
ный парк,  по другую сторону пруда - лес (сосняк,  липняк, берез-
няк). В пруд раньше впадал Попов ручей (в коллекторе), а вытекала
из пруда р.Журавенка (приток Битцы, бассейн Пахры), сохранившаяся
вне Москвы.  Справа к Журавенке со  стороны  Михневского  проезда
подходит  Никольский овраг,  в котором сохранились еще два пруда.
Между прудами - перелесок из ивы ломкой (ракиты).  Восточнее этих
прудов  -  плантации  Всероссийского селекционно-технологического
института садоводства и питомниководства. Усадьба "Загорье" - па-
мятник природы с 1987 г.
   БИТЦЕВСКИЙ ЛЕС - одна из важнейших природных территорий  Моск-
вы.  В основном, за пределами округа, но часть южнее улицы Акаде-
мика Янгеля и участки  южнее  и  чуть  западнее  Конноспортивного
комплекса - в округе.  Часто считается парком или лесопарком,  но
по сути - естественный лес. Имеются участки с преобладанием самых
разных древесных пород (сосны,  ели,  березы, осины и даже вяза),
но больше всего липняков и дубняков.  В травяном покрове преобла-
дают лесные травы - осока волосистая, зеленчук, сныть. Место про-
израстания большого  числа  охраняемых  в  Москве и области видов
трав - хохлаток плотной,  полой,  Маршалла и промежуточной, коло-
кольчиков широколистного и крапиволистного,  гнездовки,  ландыша,
купальницы и других. Лес пересекается с востока на запад четырьмя
значительными речками: левым притоком Чертановки (у Конноспортив-
ного комплекса,  на одной из старых карт назван Водянкой), Черта-
новкой,  ее правым притоком (Усков овраг, или Дубинкинская речка,
каньонообразная долина,  обнажения меловых песков  с  ильменитом,

                             - 64 -

рутилом и цирконом, памятник природы с 1991 г.) и Городней (выхо-
дит из леса близ улицы Красного Маяка).  В южной части леса начи-
наются Ясеневский (Попов) и Комаровский (Ярцевской) овраги,  ухо-
дящие на юг к р.Битце.  Сеньковский овраг (правый приток Городни)
выходит из леса на улицу Академика Янгеля.  Только он один из пе-
речисленных оврагов - в Южном округе. "Овраги" Битцевского леса -
это долины маленьких речек, а их верховья - балки.

                           ЛИТЕРАТУРА

   1. Авилова К.В.,  Корбут В.В., Фокин С.Ю. Урбанизированная по-
пуляция водоплавающих (Anas platyrhynchos) г.Москвы. М., 1994.
   2. Авилова К.В., Орлов М.С. Экологические экскурсии по Москве.
М., 1994.
   3. Апродов В.А., Апродова А.А. Движения земной коры и геологи-
ческое прошлое Подмосковья. М., 1963.
   4. Барс А.П. Изучение новейших движений на территории Москвы и
Подмосковья.  - В кн.: Дистанционные методы при изучении геологии
центральных районов европейской части СССР. М., 1985.
   5. Бердникова Т.Е., Докучаева О.В., Полякова Г.А., Швецов А.Н.
Царицыно. М., 1996.
   6. Бурмин Ю.А.,  Зверев В.Л.  Подземные кладовые  Подмосковья.
М., 1982.
   7. Геологический словарь.  М., 1973.
   8. Герасимов П.А.  Геологическое строение теплостанской возвы-
шенности  в  Москве./ Материалы по геологии и полезным ископаемым
центральных районов Европейской части СССР. Вып. 5. М., 1962.
   9. Даньшин  Б.М.  Геологическое строение и полезные ископаемые
Москвы и ее окрестностей. М., 1947.
   10. Дейстфельдт Л.А.,  Насимович Ю.А. Распространение охраняе-
мых видов сосудистых растений на  территории  Москвы.  М.,  1995.
Деп. в ВИНИТИ N 1637-В95.
   11. Дик Н.Е., Соловьев А.И. Рельеф и геологическое строение. -

                             - 65 -

в кн.: Природа города Москвы и Подмосковья. М.-Л., 1947.
   12. Ильина М.Н., Полякова Г.А., Рысин Л.П., Швецов А.Н., Наси-
мович Ю.А. Заповедное Коломенское. М., 1996.
   13. Котлов Ф.В. Антропогенные процессы и явления на территории
города. М., 1977.
   14. Коф М.И.  Доюрскй и дочетвертичный рельеф г.Москвы. - Бюл-
летень комиссии по изучению четвертичного периода. N 22. М, 1958.
   15. Кузьменко Ю.Т.  Тектоника осадочного чехла и кристалличес-
кого основания района Москвы. - Бюллетень МОИП, отдел геол. Т.69,
вып. 4. 1994.
   16. Кузьменко Ю.Т.  и др. Геологическое строение и перспективы
нефтегазоносности верхнего протерозоя района г.Москвы.  - Литоло-
гия и полезные ископаемые. N 1. М., 1994.
   17. Лихачева Э.А. О семи холмах Москвы. М., 1990.
   18. Муратов М.В.  Основные этапы тектонического развития Русс-
кой плиты./ Муратов М.В.  Тектоника и  история  развития  древних
платформ и складчатых геосинклинальных поясов. - в кн.: Избранные
труды. М., 1986.
   19. Насимович Ю.А.  Аннотированный список названий рек, ручьев
и оврагов Москвы.  М., 1996. Деп. в ВИНИТИ N 1454-В96. Есть в от-
деле картографии РГБ (шифр Ко Биб1/III-35).
   20. Насимович Ю.А.  Сколько рек было и сохранилось в Москве? -
Экология и жизнь. Весна-лето 1997. [N 2-3].
   21. Нефедова Е.С.  Микротопонимы села Дьяково и его окрестнос-
тей.  - в кн.:  Коломенское. Материалы и исследования. Вып.4. М.,
1993.
   22. Олейников А.Н. Геологические часы. Л., 1987.
   23. Осипов В.И.  Зоны геологического риска на территории Моск-
вы. - Вестник РАН. Т. 64, N 1. 1994,
   24. Островский М.И. Структура и разрез верхнего докембрия Мос-
ковского грабена. - Известия высших учебных заведений. Геология и
разведка. N 5, 1970.
   25. Павлов А.П.  Геологический очерк окрестностей Москвы.  М.,

                             - 66 -

1946. (Есть другие издания).
   26. Петренко С.И.,  Кофф Г.Л. Инженерно-геологическое строение
и инженерно-геологическая типизация Москвы.  - в кн.:  Инженерная
геология и гидрогеология Москвы. М., 1989.
   27. Сергеев И.Н.  В защиту Аршиновского парка.  - Ленинец.  28
мая 1991.
   28. Синицын В.М. Введение в палеоклиматологию. Л., 1967.
   29. Чусов С.Ю.  Зябликово. - в кн.: Материалы для изучения се-
лений Москвы и Подмосковья. М., 1996.
   30. Хаин  В.Е.,  Сеславинский К.Б.  Историческая геотектоника.
Палеозой. М., 1991.
   31. Хаин В.Е.,  Божко Н.А.  Историческая геотектоника. Докемб-
рий. М., 1988.
   32. Якушина Э.И.  Древесные растения в озеленении Москвы.  М.,
1982.



















                             - 67 -





                           ОГЛАВЛЕНИЕ

   Введение ................................................... 2
   Географическое положение ................................... 2
   Современный рельеф ......................................... 3
   Геологическое строение ..................................... 8
      Геологическая позиция юга Москвы ........................ 9
      Краткая характеристика и история формирования кристалли-
      ческого фундамента ..................................... 12
      Строение и история формирования осадочного чехла ....... 14
      Доюрский и дочетвертичный рельеф ....................... 18
      История формирования четвертичных отложений ............ 20
      Новейшие движения земной коры .......................... 25
      Полезные ископаемые Южного округа ...................... 27
   Реки и ручьи .............................................. 32
   Развитие органического мира ............................... 35
   Современный растительный мир .............................. 51
   Современный животный мир .................................. 56
   Природные территории ...................................... 58
   Литература ................................................ 64






 

ПОДЕЛИТЬСЯ: